Грустная девушка

— Муж от тебя уходит, а ты даже по-человечески проводить не можешь… — сказал он и ушёл

Стоя перед швейной машиной, Алевтина размышляла над тем, что ей можно было сделать для расширения своего бизнеса.

Ателье, которое она открыла три года назад, работало вполне успешно, клиентов хватало, и женщина хотела набрать себе ещё швей и закройщиков. Её муж Олег не спешил помогать жене, хотя в финансовом плане его много чего устраивало. Например, что он мог тратить собственную зарплату госслужащего на маленькие радости жизни типа периодических походов налево.

Алевтине некогда было следить за мужем: она хотела поскорее закрыть ипотечный кредит и работала, не жалея своих сил. Из-за проблем со здоровьем она безуспешно пыталась родить, но выносить ребёнка дольше трех месяцев не получалось. После пяти попыток она смирилась со своей бездетностью и полностью посвятила себя работе.

Олег втайне радовался тому, что жена не сможет родить. Если бы это произошло, это означало бы конец его беспроблемной жизни, пришлось бы брать на себя решение многих вопросов, включая финансовые, а к этому Олег не был готов. С самого начала их семейной жизни получилось так, что доходы Алевтины были значительно выше. Вначале Олег этому возмущался, но затем оценил прелести своего положения. Постепенно все счета стала оплачивать супруга, а он только руками разводил:

— Пойми, я не предприниматель, деловой хватки или творческой жилки у меня нет. Я умею только считать и отчёты писать…

Жалея мужа, Алевтина решила, что не станет унижать его подсчётом вклада каждого из них в семейный бюджет. Она также ничего не говорила, если Олега иногда заносило при знакомых, и он с пафосом говорил:

— Нельзя женщине доверять финансы, мозгов ведь не хватит грамотно распоряжаться деньгами. Вот я своей не доверяю, но грамотно направляю её, а то проблем не оберешься…

Все глотали эту наживку или делали вид, что проглотили. Поэтому Олег жил в квартире Алевтины, как у Христа за пазухой: ел, пил и спал в своё удовольствие, ездил каждый год отдыхать за границу, периодически вспоминая про отсутствие детей. Каждый раз, когда он заводил такой разговор, Алевтина чувствовала себя виноватой перед мужем: он так мечтал о детях, а она оказалась неспособной родить хотя бы одного ребёнка…

Поэтому, чтобы загладить свою вину перед Олегом, женщина покупала ему дорогую одежду, на 35-летие подарила новую машину…

И Олег решил, что так будет всегда…

Первый бизнес Алевтина открыла, когда закончила курсы предпринимателей для женщин. Работа по специальности её не устраивала, ведь зарплаты едва хватало на коммунальные услуги и необходимые мелочи по дому. Однако идея начинающей предпринимательницы открыть заведение общепита оказалась неудачной: она неправильно выбрала место, посетителей было мало, и кафе пришлось закрыть. Вторая идея – открыть образовательные курсы – была более успешной, но пожар в здании, где Алевтина арендовала офис, полностью зарубил все начинание спустя каких-то полгода. Погоревав, Алевтина вспомнила, что в юности неплохо шила, и решила открыть ателье по пошиву и реставрации одежды. Место она выбрала удачно, и благодаря «сарафанному радио», быстро нашла первых клиентов.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Единственное, что её беспокоило, были сильные головные боли и неизвестно откуда взявшиеся приступы астмы. Первое обследование показало, что у Алевтины были проблемы с шейными сосудами и нервами, из-за чего женщину мучили не самые приятные ощущения после долгого сидения за рабочим столом. Мать ей как-то призналась:

— Роды неудачно прошли, тебя вперёд ногами вытаскивали, а ты застряла и чуть не задохнулась. Почти сутки под кислородом держали, я уже боялась, что потеряю тебя…

Олег, даже видя, что жене плохо, напевал весёлую песенку и говорил с Алевтиной так, словно ничего особенного не произошло:

— Алечка, налей мне чайку… и себе тоже, чего лежишь с кислым лицом?

Она не могла сказать ему, что не в состоянии поднять голову из-за страшной головной боли, и шла наливать ему чай. А он по дороге давал другие указания:

— Зайка, ты бы мне ещё бутеров нарезала, а? Я так устал за сегодняшний день, сил моих нет…

В том, что она позволяла мужу так обращаться с собой, Алевтина винила своё воспитание: родители у неё были с патриархальными взглядами на жизнь и требовали от дочери абсолютного уважения и подчинения мужу как к главе семьи.

— Запомни, — наставительно говорил отец, — будь ты семи пядей во лбу и умей управлять любой техникой, ты всё равно не мужчина. Ты должна быть хорошей, послушной женой, с мужем не пререкайся и всегда будь красива для него, а то уйдёт. Вон, твоя мама всегда за собой следила, и у меня не было желания смотреть на других женщин.

Вспоминая его слова, Алевтина чувствовала только злость – почему они решили, что она должна быть на побегушках у мужа? Видимо, от подавляемых эмоций у неё и пошли развиваться все болячки, которые вскоре заставили женщину забыть про свои планы по поводу расширения бизнеса. Куда там, если клиенты приходят к ней, а вместо неё видят зеленых неопытных учениц, работу которых некому проконтролировать? Постепенно клиентов становилось всё меньше и меньше, а Алевтине пришлось распустить штат одного цеха. Спустя год вместо большого ателье работал один мастер по шитью, а второй сидел на реставрации. Сама Алевтина из-за проблем со здоровьем и вовсе была вынуждена отказаться от идеи работать и засела дома…

Если первые пару месяцев Олег ещё не чувствовал, что его благополучию начинает угрожать нехватка финансов, то, когда на лечение жены потребовались деньги, он понял, чем это для него пахнет. Свою работу как бухгалтер он знал на отлично, и очень кстати его знакомый предложил ему место в своей компании. Олег ушёл на новую работу, зарплата на которой превосходила все его ожидания. Спеси у него прибавилось, особенно, когда Алевтина попросила у него деньги на очередную диагностику после пройденного лечения. Олег дал ей деньги, но столько всего наговорил, что Алевтина проплакала полдня, закрывшись в своей комнате. Это было очень обидно и унизительно, и она не могла понять, почему он так позволяет себе дурно обращаться с ней. Однако мужу и этого было мало. Убедившись, что от жены в этом году никаких привычных хороших подарков не будет, Олег стал искать запасной аэродром для хорошей жизни. Тут он вспомнил, что у Алевтины есть давняя знакомая, незамужняя женщина лет тридцати с небольшим, некая Светлана. У неё был собственный салон красоты, расположенный в центре города. По слухам, клиентами Светы были очень зажиточные дамы, и это вдохновило мужчину на поиск подходящей партии…

Олег пришёл в салон Светланы и попросил мастера педикюра – сделать массаж стоп и шлифовку ногтей. С тех пор, как жена отпустила его в вольное плавание, мужчина часто посещал спа-салоны и облюбовал себе именно эту процедуру. Светлана давно приметила мужа Алевтины: высокий, атлетичный, красивый, с белозубой улыбкой и игривым взглядом голубых глаз. Женщина не раз подкатывала к нему, намекая на более тесное и близкое знакомство, но Олег стоически сопротивлялся ее чарам. Теперь же, когда выяснилось, что Алевтина уже не в состоянии зарабатывать, как прежде, можно было обратить внимание на жаждавшую его Светлану…

Пока Олег наслаждался массажем, Света сама пришла к нему и стала болтать ни о чём. Ей нравилось, что тот, о ком она так долго думала, сам явился к ней, и гадала, чем это вызвано. Но, как истинный мастер соблазнения, Олег даже бровью не повел, держась более чем нейтрально. Когда процедура была закончена, он вытянулся в кресле:

— Благодать! Света, ты не представляешь, до чего я тебе благодарен за такое удовольствие…

— А как собираешься меня благодарить? –кокетливо спросила женщина.

— Всё, что захочешь, красавица, — томно ответил Олег, продолжая сидеть в кресле.

Он по-прежнему держал глаза полуприкрытыми, не глядя на Светлану. Поняв, что настал благоприятный момент, она подошла поближе к нему и уселась сверху…

Светлана понимала, что ей не удержать своенравного любовника таким способом, как банальная приятная услуга, и хотела использовать все козыри своих отношений с Олегом. Поэтому она сразу предложила ему переехать к ней, чтобы уделять друг другу как можно больше времени.

— Аля на тебя никакого внимания не обращает, — говорила она, прижимаясь к мужчине всем телом.

– Как же так? Ты просто шикарный мужик, бабы должны выстраиваться в очередь, чтобы любить тебя…Но первой и пока единственной буду я…

Олег не имел ничего против такой очереди, предоставив Свете почетный первый номер. Он считал, что пока у неё есть возможность обеспечивать его, грех этим не воспользоваться. Поэтому уже на следующий день Олег без всякого предупреждения собрал свои вещи и ушёл к Свете, не забыв отпустить издевательский комментарий в сторону больной жены:

— Вот что тебе дал твой бизнес? Ничего, кроме болезни… Ты всё бежала куда-то, бежала… вот и добегалась, дорогая моя. А я теперь должен свою жизнь на твой алтарь положить? Не дождёшься, я немало с тобой намучился. Ты получила, что хотела… ты перестала обращать на меня внимание, тебе больше был нужен бизнес, чем я сам. Даже ребёнка не захотела мне родить…

Алевтина закрыла лицо руками и прошептала:

— Олежек, если уходишь, просто уходи… я тебя держать не буду!

Муж свысока оглядел её измученное лицо, бледное и бескровное, с выраженными темными кругами под глазами. Ничего в ней от прежнего не осталось, с отвращением подумал мужчина. Куда-то пропал румянец на щеках, исчез блеск в глазах и широкая улыбка, полная уверенности в себе и завтрашнем дне. Нынешняя Алевтина выглядела как человек, который забыл про существование еды и сна. Щеки ввалились, нос заострился и выступал вперед. Олег только сейчас заметил, что у жены, оказывается, нос довольно приличных размеров. И куда я раньше смотрел, удивился он. Как можно было влюбиться в ЭТО?

— Ладно, я пошёл. Не поминайте лихом, как говорится, — Олег деловито перекинул через руку свой модный кожаный плащ, который жена покупала ему полгода назад.

Алевтина даже не повернула головы в его сторону. Женщину душили слёзы, но она, собрав волю в кулак, заставила себя сидеть спокойно и ничем не выдавать своих переживаний. Олег только усмехнулся:

— Муж от тебя уходит, а ты меня даже по-человечески проводить не можешь… Прощай.

И он спокойно ушёл, весело насвистывая знакомую до боли мелодию. Алевтина бросилась к двери, закрыла её на все замки и почти ползком направилась в спальню – оплакивать собственную жизнь…

Остальные несколько дней прошли в таком же режиме: женщина просыпалась в слезах и засыпала тоже в слезах, думать ни о чем не могла и не хотела. Какой был в этом смысл, если любимого мужа рядом нет? Какой смысл вставать по утрам и приводить себя в порядок, если Олег в это время наверняка проводит утро в объятиях очередной красавицы? Алевтина всегда смотрела на него снизу вверх и ей казалось, что все остальные женщины видят в ее муже настоящего небожителя, а как же иначе? Олег был потрясающе красив, и она все годы брака удивлялась, почему он все-таки решил жениться на ней?

Прорыдав так почти десять дней, Алевтина проснулась от сильнейших болей в сердце и макушке. Казалось, что в голове одновременно стучит по меньшей мере сотня молотков, а в сердце вонзаются десятки острых тонких клинков. Побледнев от ужаса, Алевтина приготовилась к худшему. Но тут перед ней мелькнули картины из её прошлого, когда она, здоровая и счастливая, купалась в море и беззаботно лазила по горам. Внезапно пришло осознание того, что она может все это вернуть или мгновенно потерять…

Алевтина выбрала первое:

— Я хочу стать такой, какой была до всего этого… Сильной и здоровой, уверенной в себе… красивой…успешной. И я буду такой!

Боль постепенно стала утихать, и Алевтина заставила себя подняться с постели. Подойдя к зеркалу, она увидела в нем изможденную бледную женщину, глаза которой почти потухли…Строго посмотрев на своё отражение, Алевтина приказала себе:

— Больше никаких соплей и слез, поняла? Соберись и приведи себя в порядок!

Женщина решила зачеркнуть свое прошлое и начать новую жизнь…

Зато Олег продолжал жить в своё удовольствие. Спустя пару месяцев с глаз влюбленной и пылающей страстью Светланы стала спадать пелена, и она начала намекать Олегу, что пора бы и ему сделать свой вклад в их совместное будущее. Не привыкший к такому мужчина обиделся и не разговаривал со Светланой несколько дней, но потом, подумав, решил сделать вид, что принимает её условия. Наутро после страстной ночи примирения женщина сразу напомнила ему о взятых на себя обязательствах:

— Олежек, помнишь, ты вчера обещал мне помочь? Я ведь не для себя одной стараюсь, хочу сделать так, чтобы нам обоим было на что жить…Давай возьмём кредит на расширение бизнеса, я хочу ещё открыть спа-салон для мам с маленькими детьми, у меня клиентки часто просят о такой услуге. У нас в городе этого ещё нет, есть возможность снять все сливки сразу.

Олег испугался этой просьбы. За годы брака ему никогда не приходилось брать на себя финансовые риски, и слова любовницы заставили его порядком понервничать. Решив, что будет дальше жить за счёт Светланы, Олег успел быстро завершить развод с женой. Когда он видел Алевтину в последний раз, она выглядела не лучшим образом, и мужчина порадовался, что вовремя ушёл от неё.

Но теперь Светлана, что называется, брала его за жабры, и Олегу было некуда деваться. Проклиная все на свете, он в сопровождении настырной Светланы пошёл в банк и подал заявку на кредит в размере 5 миллионов рублей. Светлана его уговаривала радужными перспективами:

— Да ты пойми, когда мы запустим эту услугу, к нам мамашки табунами побегут. Наймем аниматоров, будем платить им копейки, студентов ведь как собак нерезаных. Зато мамочек будем холить и лелеять, они последнюю рубашку продадут, чтобы снова прийти к нам. Эти 5 лимонов мы отобьём уже через полтора-два года…

Скрепя сердце, Олег согласился оформить кредит. В глубине души он надеялся, что его заявку отклонят, ведь он не выставлял залог в виде недвижимости, однако Светлана, как поручитель, предоставила собственные помещения – здание салона и свою квартиру. Кредит одобрили, и Светлана устроила ремонт в здании, которое успела заранее облюбовать – пустующий бывший продуктовый магазин. Ремонт и установка нового оборудования им обошлись в кругленькую сумму, но женщину нельзя было удержать. Она с таким размахом отметила открытие нового салона и запуск новой услуги, что на рекламу и промо-кампании ушла львиная доля оставшихся денег. На остатки кредита Светлана купила себе новую машину и путевки на двоих в Италию, откуда они с Олегом вернулись через две недели довольные и загорелые…

Первые полгода были как в сказке, Олег и Светлана успевали только деньги считать и щедро отмечались перед банком. Однако потом всё пошло не по плану. Одна из клиенток пожаловалась на плохое самочувствие после процедуры, и салоны подверглись жесткой санитарной проверке. У двоих сотрудниц нашли поддельные медицинские книжки, косметолог работал без медицинского диплома, а в маленьком бассейне для детей были обнаружены опасные бактерии. Конкуренты, воспользовавшись этим, подняли такой шум, что скандал дошёл до управления области. Светлане выписали огромный штраф, пригрозив еще и тюремным сроком. Как только бизнес Светланы встал, Олег понял, что надо что-то делать. Но что? Кредит ведь оформлен на его имя, платить ему, хотя…

Поручитель ведь Светлана, это она выставила свою недвижимость как залог. А если он скажет, что банкрот? Получится отвертеться от выплат или нет? В новой компании, где Олег работал уже год, на него стали косо посматривать из-за его дурной привычки делать безапелляционные заявления против женского пола. Кончилось всё тем, что начальство после нескольких предупреждений решило избавиться от сотрудника, который открыто игнорировал понятие корпоративной этики и культуры поведения. Так Олег остался без средств к существованию, ведь за все эти годы он так и не накопил мало-мальски приличной финансовой подушки безопасности. А тут ещё и кредит, будь он неладен…

Олег последними словами ругал Светлану за её неуёмную жажду наживы:

— Как будто тебе денег не хватало! Можно подумать, ты с двумя салонами на хлебе и воде сидела? А как мы все это будем отдавать? Из-за твоих авантюр вообще без ничего остались, идиотка ты этакая!

Кредиторы стали названивать каждый день, и Олег подпрыгивал всякий раз, видя ненавистное слово «банк» на дисплее своего мобильного телефона. Светлана извелась, пытаясь найти средства на погашение кредита, но желающих связываться с ней не находилось:

— Света, мы бы с радостью, но ты же в чёрных списках. Извини, не получится…

Когда она пробовала предъявить претензии Олегу, тот словно с цепи сорвался:

— Пошла ты знаешь куда! Я из-за тебя влез в огромные долги, сама плати свой кредит! Ты поручитель, ты и закрывай!

Скандалы между ними на почве денег приобрели такой размах, что соседи стали звонить в полицию:

— Опять эти ненормальные покою не дают! Уже третий час ночи, до сих пор орут и кидаются чем-то, спать не дают!

Олег, который себя раньше считал утонченным аристократом, не способным поднять руку на женщину, обнаружил, что поднимать руку на Светлану для него не представляет никакой сложности. Он обвинял её в своих злоключениях, ругал последними словами и временами даже угрожал убить. В ответ женщина язвила:

— Ты тогда почему ко мне прибежал? Бросил больную жену и прибежал с чемоданом в зубах и на купленной ею машине… Ты прав, я настоящая идиотка, потому что не увидела, что ты – обычный приспособленец и паразит, который привык жить за чужой счёт. Чем тебе Аля не угодила? Кормила, поила, одевала тебя… а ты захотел ещё лучше? За всё надо платить, милый, вот и плати!

Олег со всей ясностью понимал, что в словах Светланы крылась крайне неприятная для него истина. Он действительно ничего не хотел делать сам, но делегировал полномочия женщинам. Поэтому у него никогда голова не болела на сей счет. А тут…

Временами Олег чувствовал себя как цыплёнок, который запутался в ворохе соломы…

Его ухоженная внешность ушла в прошлое, и теперь каждое утро на Олега из зеркала смотрела небритая мрачная физиономия с ввалившимися глазами и черными кругами под ними. Одежда тоже выглядела так, словно её стирали в последний раз пару месяцев назад…

Когда пришли судебные приставы и опечатали квартиру, Света билась в истерике, обвиняя Олега в том, что он просрал всё, что было нажито непосильным трудом:

— Тебе, жалкий нищеброд, никогда не заработать того, сколько я смогла! Это всё ты виноват, что я осталась на улице!

Чтобы хоть как-то рассчитаться с долгами, Светлана продала обе машины – и свою, и Олега, не говоря про дорогую мебель, технику, одежду и украшения. Она еле-еле сумела уговорить руководство банка выступить гарантом сделки по продаже заложенной недвижимости. Поэтому её квартира была продана по вполне сходной цене, но почти все деньги ушли в оплату долгов. Гасить проценты пришлось с продажи салонов, и в конечном итоге пара в буквальном смысле слова осталась на улице…

Светлана, проклиная и Олега, и собственную глупость, что купилась на его внешний павлиний лоск, с остатками последних денег уехала в родной посёлок, откуда прибыла почти двадцать лет назад покорять большой город. Зато Олег пребывал в состоянии крайней растерянности: ни жилья, ни денег, ни доверительных дружеских отношений. Никто бы не стал пускать его к себе пожить даже на время, ведь, пока он был на коне, Олег испортил отношения со всеми родными и знакомыми…

Никто, кроме…

Алевтина удивилась, когда ей в домофон позвонили рано утром:

— Кто там? – она уже встала и успела позаниматься на беговой дорожке.

Внешне Алевтина уже ничего не имела общего с той жалкой болезненной особой, которой была каких-то полтора года назад. Теперь это была цветущая красивая женщина, излучавшая здоровье и уверенность в себе. Держа в руках бокал свежевыжатого апельсинового сока, Алевтина вышла на балкон и посмотрела вниз. Возле двери подъезда стоял мужчина неопределенного возраста, одетый как бездомный. Когда он поднял вверх голову, потрясенная Алевтина узнала в нем своего бывшего мужа- Олега…

— Алечка, это я… Открой, пожалуйста, — просящим тоном проговорил Олег в динамик.

В ответ послышался звук зуммера и равнодушный голос Алевтины:

— Проходи.

Олег поднялся на третий этаж и нажал на кнопку звонка. Дверь открыла Алевтина и оглядела его с головы до ног.

— Да уж… кого я вижу…

— Алечка, прости меня… я был неправ…прости… — Олег бухнулся на колени перед бывшей женой и попытался обнять её за ноги.

Она поспешила отстраниться от него:

— Это уже лишнее, дорогой. Что тебе надо?

— Я хочу к тебе, — нахальства Олегу было не занимать.

Он, видимо, до сих пор верил в собственную неотразимость и сладко улыбнулся Алевтине. Она с трудом сдержала отвращение при виде его самодовольной физиономии.

— Ты всё тот же самовлюбленный ублюдок, — проговорила Алевтина, и Олегу показалось, что он ослышался.

Аля никогда прежде не использовала подобных обращений по отношению к нему.

— Прости, что ты сказала? – Олег непонимающе уставился на Алевтину.

— Я сказала, что ты как был, так и остался самовлюбленным и самодовольным, эгоистичным ублюдком, — спокойно проговорила Алевтина. – Вставай и уходи туда, откуда пришёл. Тебя здесь никто не ждёт.

Она закрыла дверь перед носом Олега, а он продолжал стоять на коленях, тупо глядя перед собой. Как так? Неужели она забыла, что была готова ради него на всё? Алевтина не стала ни открывать, ни отвечать на звонки в дверь. Олег уже показал, на что способен, и ни о каком доверии и уважении к нему уже не могло быть и речи…

Оставьте свой голос

20 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.