Зима грустная девушка на улице

Интересно порой складываются судьбы людей

Таня выросла в детском доме и, в отличие от своих соседок по комнате, никогда не видела родителей. К другим приходили мамы, папы, бабушки, старшие сёстры или братья. Кто-то не мог их забрать из-за денег, а кто-то из-за возраста. Бывало приходили пьяными, неопрятными,  но приходили. Сидели в отдельном кабинете или во дворе, передавали через забор конфеты и яблоки, обещая исправиться и забрать домой. А к Тане никто не приходил. На её вопросы воспитатели отвечали:

«Не знаю, я здесь не работала, когда тебя привезли, а в личном деле сведений нет.»

Её действительно привезли неожиданно, поздним вечером. Если она могла бы спросить нянечку, которая работала в тот день, тогда узнали бы, что мать оставила её на улице, оставила и ушла, а девочка сидела и ждала, пока совсем не замёрзла и не заплакала. Её заметили прохожие, и после нескольких перемещений по кабинетам и разговоров с людьми в форме, она вдруг оказалась в невзрачной комнате с множеством детских кроваток, из которых на неё смотрели несколько десятков таких же грустных и растерянных глаз.

Детский дом – это мальчишки, которые отнимают апельсин по дороге из столовой, это сердитая воспитательница, со словами «Как вы мне все надоели», несущая сырой матрас на улицу, обрекая его обладателя на позор и шутки. Но, всё-таки на 16 лет детский дом стал для девочки единственным пристанищем, казённым, не родным, но тёплым и сытым. Ужасы, которые часто видно в фильмах и книгах, её обошли, так же как и любовь и человеческое тепло.

В 18 лет она поступила в педагогический институт, где познакомилась с Сашей. Они встречались год. И вот что интересно: вместе они разговаривали, смеялись, и Тане казалось, что парень любит её, а когда она встречала его с компанией, тот проходил мимо, даже не смотря в её сторону. Она часто оставалась одна слыша его смех в комнате, они жили на одном этаже. Его друзья почему-то смотрели на неё с сожалением, а может, ей просто казалось.

Зимой, во время каникул, Таню ждало потрясение: две полоски на тесте.

— Ну нет, у тебя не прокатит. Жениться я не собираюсь, дети мне не нужны. Мне свобода дороже.

— И, как же быть?

— Ну иди, делай прерывание. Давай, удачи!

И он ушёл, а Таня осталась одна в комнате…

В это время в общежитии было пусто и тихо, потому что большая часть студентов разъезжалась по домам на время праздников и подготовки к сессии. Как же тяжело было находиться там, не зная что делать дальше. С этого момента Саша больше к ней не приходил. Нехотя и не сразу отвечал на звонки, и в какой-то момент перестал совсем. Её последнее сообщение так и осталось непрочитанным.

Что делать? Поехать некуда. Когда появится положенная квартира, появится ли вообще неизвестно. А тут ребёнок…

Конечно прерывание было разумным решением в этой ситуации, но тут вспомнилось детство, когда Таня сидела у окна и смотрела на дорогу, где в зимних сумерках родители вели детей из школ и садиков домой. Так хотелось, чтобы кто-нибудь из них пришёл и забрал её тоже, отвёл домой, а там ужин, чай с конфетами, своя кровать и целая комната игрушек. А потом Новый год, ёлка в огоньках с красной звездой на макушке и подарками…

Она пролежала на кровати почти 2 недели, мало ела и почти не выходила на улицу, пропустила все экзамены. А потом, в один миг к ней пришло облегчение, и она решила, что родит, несмотря ни на что. И, как ни странно, эта мысль была самой счастливой в её жизни.

Таня стала ходить по микрорайону, искать работу, любую, лишь бы с жильём и официальной зарплатой. Спустя несколько дней ей повезло: в кафе-столовой при заводе требовалась уборщица, а жить могли заселить в заводское общежитие, и это было то, что ей нужно.

Взяв академический отпуск, она приступила к работе. Скромную зарплату приходилось беречь, как зеницу ока, покупать только самое необходимое выбирая продукты подешевле. С одеждой вопрос тоже решился, неподалёку находился благотворительный магазин, куда люди приносили ненужные, но ещё вполне хорошие вещи. Она уже взяла там несколько вещичек для ребёнка: комбинезон, сапожки, несколько игрушек.

Однажды вечером, вернувшись с работы, Таня увидела, что дверь была открыта. Она тут же бросилась к полке на стене, где за книгами был спрятан свёрток с деньгами. Вытащив все книги, она уселась на пол и заплакала. Всё, что ей удалось накопить за несколько месяцев, пропало, а всего через полгода ей предстоит родить и остаться с младенцем на руках без возможности работать. Она поднялась и выглянула в коридор, там стояла тишина, даже на кухне было темно. Вспомнился случай, как недавно кто-то вынес из комнат на втором этаже несколько ноутбуков и телефонов. Вора нашли, но он всё успел продать, и ничего не вернули.

Таня оделась и пошла на улицу.

«Брошусь под машину…» — мелькнула в голове страшная мысль.

Было холодно и морозно, под ногами хрустел снег. Она прошла по освещённой дороге, свернула в переулок и побрела мимо серых зданий и детских площадок. В одном из дворов навстречу ей вышла женщина с коляской. Она была красиво одета. На фоне окружающей обстановки выглядела просто шикарно: в пальто с меховым воротником, чёрных бархатных перчатках, сапожках на каблуке, с блестящими длинными волосами и маленькой сияющей сумочкой через плечо. Она везла перед собой чёрно-коричневую коляску с закрытым верхом, маленькими колёсиками и муфточкой на ручке.

«Да уж, мне такой коляски никогда не купить, даже с рук,» — подумала Таня.

Незнакомка прошла мимо, и Таня обернулась. В сумерках она увидела, как женщина дошла до мусорных баков и скрылась за бетонными ограждениями. Через минуту она вышла одна.

«Оставила коляску!» — обрадовалась девушка.

Даже мысли о пропавших деньгах отступили, ведь если сейчас она успеет забрать коляску этой богачки, то одна дорогая вещь для ребёнка у неё уже будет. А гулять с коляской и ходить в больницу будет намного удобнее, чем без неё. Таня медленно пошла обратно, в сторону мусорки. Коляска действительно осталась стоять там, за большим зелёным баком, почти незаметная с дороги. Она подошла, открыла округлую крышу, чтобы осмотреть, всё ли с ней в порядке изнутри, ведь не могла же она её просто так выбросить и обомлела…

Постояв рядом минут 15-20, она покатила коляску к общежитию по пустынной улице, оглядываясь в разные стороны, будто пытаясь кого-то разглядеть в темноте. Сердце бешено колотилось, и ей было тяжело дышать.

Зайдя внутрь здания, она остановилась перед окошком, из которого на неё её смотрела женщина-вахтёр.

— Тань, ночь на дворе дом, где коляска то успела взять?

— Нина Павловна, вызовите полицию пожалуйста, — задыхаясь сказала девушка.

— А что случилось?

— Тут ребёнок в коляске.

Бабуля так изумилась, что быстро вышла из своего кабинетика и взглянула внутрь. Там действительно лежала маленькая девочка в розовом комбинезоне и белой шапочке. На её личико упал свет, она зашевелилась, выронила изо рта пустышку и заплакала.

Пока Нина Павловна вызывала полицию, Таня качала малышку на руках в своей комнате. Потом они вдвоём искали кормящую маму в общежитии и по счастью нашли, потому что где-то купить смесь и смесь в это время в ближайших магазинах невозможно, либо всё закрыто, либо нет таких товаров.

Полночи прошло в разбирательствах, объяснениях, опросах, поиске свидетелей. Тяжело, долго и мучительно, а завтра ещё идти на работу. Как она себя будет чувствовать с утра? Просто ужасно.

Когда Таня осталась вдвоём с соседкой, та достала из мягкой игрушки белый свёрток и протянула его.

— Нашла, где прятать, — улыбнулась она. — А если кто-то придёт, первое, куда полезет. Вот лисица моя, что надо место, старая, шитая, перешитая. Никогда никто не догадается. Хочешь, дам тебе её в аренду?

Таня засмеялась и выдохнула. Всё хорошо, она спасена и умереть голодной смертью ни ей, ни её малышу пока не грозит.

Через 2 дня она пошла в больницу, чтобы навестить найденную девочку. Шестимесячная кроха лежала в кровати и всхлипывала во сне. Таня посидела с ней, покачала на руках. Совсем скоро у неё тоже будет малыш, мальчишка, и хоть впереди трудные времена, всё же она этому рада. Была бы возможность, она взяла бы и девочку тоже… Но куда? На что жить?

Когда Таня в следующий раз пришла в больницу, малышки там уже не было. Медсестра сказала, что её забрала какая-то очень солидная женщина на дорогом автомобиле.

— Видимо, бабушка.

— Бабушка? Откуда ж она взялась?

— Не знаю, но вся такая в золоте, в костюме, на чёрном авто. Я подумала, что жена какого-то дипломата к нам заглянула. Спрашиваю, вы кому? А она за девочкой говорит, бабушка.

— Странно… Ну, может быть и хорошо, что бы с ней было, если бы никто не забрал.

— В дом малютки бы отправили, уж точно…

Осенью Таня родила, соседка к тому времени уволилась и переехала. Так что молодая мама осталась в комнате одна с сыном. Однажды во время прогулки в парке, она встретилась с Сашей лицом к лицу. Он быстро шагал вперёд, потом резко остановился, взглянул на неё, а затем на коляску, и, не поздоровавшись, прошёл мимо. Одногруппница потом написала Тане, что он бросил институт и уехал куда-то. Таня же продолжала заниматься сыном: укачивала, стирала пелёнки, страдала от одиночества и часто плакала по ночам. Федя же рос крепким и здоровым ребёнком, очень заразительно смеялся, чем веселил не только свою маму, но и соседей через стенку.

Через три месяца его рождения в общежитие пришла седая, но всё ещё красивая женщина и спросила, где живёт Таня Берестова, фамилия подарок директора Детского Дома. Поднялась на третий этаж и постучала в комнату.

— Здравствуйте Татьяна, я вас давно ищу.

— Меня? Зачем?

— Вы спасли мою внучку.

— Которую оставили в коляске?

— Да.

— А что тогда случилось?

Гостья рассказала, что малышку бросила её дочь, а сама уехала за границу и больше ей не звонила.

— Она карьеристка, построила свой бизнес, купила всё, что хотела. А тут, встретила этого… Влюбилась и совсем себя потеряла. Он манипулировал ей, пропадал на некоторое время, потом снова появлялся. Просил купить ему всякие вещи, машину. А он.., ревновал, даже бил. Сколько бы я её не просила оставить его, она не слушала меня, истерила, уходила и не отвечала на звонки.

Женщина замолчала, посмотрела на Федю, который лежал в кроватке и внимательно рассматривал собственные пятки сняв с них носочки.

— Хорошенький малыш. Моя Вика уже пробует ходить. А дочь.., так и не позвонила ни разу. Ну да ладно, не за этим я пришла… — Анна Павловна увидев, как Таня живёт, неожиданно предложила:

— А знаете что, мы ведь с внучкой совсем одни в большом доме, может, переедете к нам. Все бытовые расходы беру на себя. Муж оставил после себя такое состояние, что на много поколений вперёд хватит. Заодно и помогать друг другу с малышами будем, всё ж вдвоём-то сподручнее.

У Тани перехватило дыхание.

— Ну, я особенного-то ничего и не сделала, каждый поступил бы также.

На что гостья заметила:

— Каждый, да не каждый. Кое-кто оказывается и собственных детей бросает, что уж говорить о чужих…

Переезжать долго не пришлось. Через пару дней Таня уже укладывала Федю в комнате, которую она выбрала сама, в действительно просторном коттедже Анны Павловны, где даже была отдельная примыкающая ванная.

Мало-помалу в общих заботах и разговорах, Анна Павловна и Татьяна настолько сблизились, будто всегда были семьёй друг для друга. Иначе как мама и дочка в какой-то момент уже и не называли друг друга.

Когда Феде исполнилось полтора года, Таня сообщила Анне Павловне хорошую, как ей казалось, новость:

— Мам, я возвращаюсь на работу. На следующей неделе уже выхожу, готовы взять.

— Какую работу? — Анна Павловна встрепенулась.

— Ну, я же тебе рассказывала, помнишь? На заводе работала. Не век же мне на твоей шее сидеть, — Таня улыбалась.

— А ещё я помню, что ты мне рассказывала о том, кем мечтала раньше стать, и уж точно не уборщицей. Давай лучше обсудим твоё возвращение к учёбе, а потом уж о работе подходящей будешь думать.

Спустя неделю Таня шла по территории знакомого университета с трудом скрывая волнение и нахлынувшие приятные воспоминания о студенческих годах. Она только что получила документы для восстановления после академического отпуска и решила отметить это событие. Она свернула к знакомому магазинчику и замерла.

— Саша?..

Небритый, с трясущимися руками, он не узнал её и попросил 20 рублей на хлеб.

— Нет, извините, — быстро ответила Таня, и прошла мимо.

Остановившись за углом, она несколько минут наблюдала за тем, как он просит деньги и она думала о том, как интересно порой складываются судьбы людей. Ведь он так уверенно говорил ей, что однажды станет богатым и известным, а в итоге стоит здесь, побирается.

«Подойти, демонстративно дать 100 рублей, как бы с пометкой «за прошлое»? Нет, пусть живёт и дальше в неведении, что у неё и его сына всё хорошо.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Милая бабушка родная любимая красивая
Бедная бабушка сидела на морозе и плакала, прижимая к себе внучку

Пушистые хлопья белоснежного снега медленно оседали на землю, но они были совсем не волшебными. Задевая кожу они больно кололи её...

Пушистые хлопья белоснежного снега медленно оседали на землю, но они...

Читать

Вы сейчас не в сети