Истории из жизни Убийство на свадьбе

Убийство на свадьбе

Свадьба

Роман Кипелкин был на курсе самым завидным женихом. Красивый, остроумный, высокий, с могучим торсом, как богатырь…

Девушки за ним бегали стайками, красотки сплошь модельной внешности, а он выбрал Лилю. Она и похожа была на нежную лилию. Она в него влюбилась без памяти. Но Роман был парнем эгоистичным и легкомысленным, ни кого не любил. Жил для себя, он признавал единственную ценность в этой жизни: собственную драгоценную персону! По окончании университета его пригласили работать в крупную частную фирму, которая находилась в другом городе. И он… уехал. Устроился на работу, снял квартиру, и думать забыл о Лиле и о том, что обещал её забрать к себе, как только на новом месте более-менее устроится…

Лиля его ждала, тем временем работая в том же городе, где они учились, а Рома уже вовсю крутил роман с дочкой шефа Дашей. Кто такая Лиля, ни кола, ни двора? А Даша — тоже внешне хороша, так еще у нее и всемогущий папа…

Роман сошёлся с Дашей, и стали они жить семьёй. Точнее сказать, Рома перебрался к Даше, в её квартиру, которую купил ей отец. Отец Даши был недоволен их скоропалительным союзом. Он хотел чтобы дочка вышла замуж официально, а не болталась в жизни не пойми кем: не то любовница, не то гражданская жена…

Даша его успокаивала, уговаривая что они с Ромочкой обязательно поженятся. Но не сейчас. Ромочка хочет сначала стать на ноги, чтобы жене было что предложить. А поскольку они любят друг друга, и не хотят быть друг без друга, то время пока он будет становиться на ноги, они будут вместе…

Убедила отца, одним словом…

На некоторое время. Сначала жили неплохо. Потом страсть чуть поостыла, особенно со стороны Ромы, и романтика повыветрилась. А ещё ведь у Романа был на стороне роман. Ведь никуда не делась его Лиля. Они так и продолжали встречаться. Она приезжала на выходные к нему. Он часто ездил к ней «в командировки», оставляя Дашу на несколько дней одну.

Даша была утомительной для него. Капризная, избалованная, и невероятно ревнивая, она изводила Романа придирками и контролем. Пока он отлучался в ванную, она копалась у него в телефоне, прочитывая смс-ки, выискивая компромат. Прежде чем повесить его пиджак в гардеробную, тщательно его осматривала на предмет наличия следов помады, женских волос…

Даже обнюхивала, не пахнет ли его одежда посторонними парфюмами! Трезвонила без конца, даже на важные совещания и на переговоры.

— Ну и где ты? Я весь день тебе звоню, а ты не отвечаешь!

— Я же тебе уже столько раз повторял: нечего звонить, если я не отвечаю. Раз не ответил, значит, я занят!

— Чем ты настолько занят, что уже шесть часов подряд не можешь оторваться!? Или перезвонить?

— У нас тут переговоры, по работе. Заключаем важную для фирмы сделку.

— Угу. И музыка гремит. Вы в клубе, я же слышу!

— Ну, правильно! Мы в боулинг приехали. А где, по-твоему, такую сделку надо заключать? У нас в офисе, что ли? Подписали и разошлись? Так дела не делаются, чтоб ты знала. Всё, давай, пока. Я занят!

Когда Лиля сказала ему, что беременна, он не отнёсся к этому с должным вниманием. Просто отмахнулся, как от досадной мелочи. Дал ей приличную сумму на «решение проблемы», и «на шпильки». Шопинг для женщины – отличный антидепрессант, пусть купит себе что-нибудь, порадует себя…

Убедил её, что им ещё рано обзаводиться потомством. Чуть позже, но никак не сейчас! Лиля хотела оставить ребёнка, но боялась потерять Романа, и потому не посмела его ослушаться. Ведь Лиля его любила! И уже шесть лет покорно ждала, когда они наконец поженятся официально…

Она к тому времени уже купила небольшую квартиру в его городе и устроилась на работу. И… узнала, что Роман живёт с другой женщиной. Случайно. Почему она считала, что она у него единственная? Лиля тогда проревела всю ночь до самого утра! Думала, не сможет простить его предательства. Но простила…

Рома даже не особо заботился, что его тайна раскрыта – подумаешь, что ли он первый завёл отношения на стороне! Он убеждал Лилю потерпеть, пока он ту женщину бросит, потому что пока это никак невозможно!

— Ну, понимаешь, Лилёк… там – папа! Шею мне свернёт и кислород перекроет. Нужен тебе жених со свёрнутой шеей? Вот, то-то же… Потому мне надо постараться сделать так, чтобы Даша сама от меня отказалась! И когда она меня выгонит, тогда я буду свободен, и в безопасности! И без мести папаши.

Да Рома, честно говоря, привык, его всё устраивало. Да и квартира у Даши большая, но опять же — папина. А уходить из комфорта ему… в общем, не хотелось. Пока это ему было неудобно. Большую снимать – он не потянет по зарплате, а маленькая Лилина его угнетала. Как там ютиться? Сидеть, как два чижа в тесной клетке? У неё же двоим с двумя чашками кофе даже не развернуться, чтобы этот кофе друг на друга не расплескать! Когда Лиля пыталась объяснять, что и она ведь работает, и тоже будет вносить свою лепту в семейный бюджет, и они вдвоем справятся, Роман только отмахивался:

– Да брось ты, Лиль! Какая там твоя лепта… Копейки считать и с хлеба на воду перебиваться? Надо подождать пока я встану на ноги! Скоро меня повысят…

Старая Ромина песня про ноги… И Лиля снова ждала… Забеременела Даша. И это окончательно перевесило чашу весов в её сторону. Роман Кипелкин понял, что теперь он попал на крючок, как говорится, в полный рост. Он всегда обещал, что они тут же распишутся, как только она забеременеет. И вот этот момент настал. Но теперь он Романа пугал, казался лишними оковами, из которых теперь никак не выпутаться…

Он всё думал, что Дашу бросит, а тут всё обернулось, что теперь не бросит. К тому же, забрезжили хорошие перспективы, возможность партнёрства в бизнесе с Дашиным отцом. Он наконец принял будущего зятя… И Роман сделал Даше официальное предложение, как она и хотела: пав на одно колено, с кольцом, музыкантами вокруг стола в ресторане, и все такое. Ну, не Лиле же его делать – у той нет такого папы, и таких бонусов…

Лиля узнала, что Роман собирается жениться официально. Уже и пригласительные разосланы. Проплакала неделю, не в силах справиться с болью…

Столько лет она надеялась стать его женой, столько лет ждала, и вот теперь осталась у разбитого корыта. И даже ребёнка у неё нет от любимого человека! Когда-то она избавилась от беременности – когда Роман убедил её, что им ещё рано обзаводиться потомством… и так больше и не забеременела. Были у неё потом какие-то осложнения, которые она периодически лечила, да так и не долечила.

Дарья видела, что любимый отдалился и слегка охладел, но надеялась, что после свадьбы и с рождением ребёнка он изменится. И хотя остыл к ней, но он непременно привяжется к малышу, и будет у них всё снова хорошо. Ведь было же хорошо раньше! Они подали заявление, назначили день свадьбы. Следовало заняться её подготовкой, но Роман всё сбросил на Дашу и не принимал никакого участия в планировании торжественного события. Он сказал, что не собирается тратить много денег впустую, и приказал Даше организовать как можно менее затратную свадьбу.

— Мы же с тобой – не обычные молодожены, юные, свободные, и безмерно влюбленные! У нас с тобой стаж супружеской жизни – чуть ли не пять лет! И наша свадьба – просто отложенная регистрация давнего брака. Зачем она вообще нужна по большому счету, кому? Тебе, Дашка! Потому что не мне, точно.

— Да какая разница? – кипятилась Даша. – Отложенная, или нет! Свадьба есть свадьба! Торжество есть торжество! Традиция! Дань!

— Ой, я тебя умоляю! Какая нафиг дань?! Все эти украшенные цветами автомобили, пупсы-шмупсы, голуби-шмолуби… Избавь меня от этого! И я тебя прошу – никакого тамады, который будет нести всякий бред за мои деньги! А то я его самолично из зала вышвырну.

Роман не надеялся, что шеф на свадьбу раскошелится. Но шеф раскошелился. Правда, не на Рому, а на дочку, разумеется. Самое шикарное платье от дорогого дизайнера, новые украшения из белого золота с бриллиантами, длинный белый лимузин, горы цветов, и многоярусный торт размером с Эверест – он сказал, что оплатит всё. И голубей! Непременно! А как же без голубей! Для его драгоценной дочурки папе ничего не жалко – одна ведь кровиночка!

Воодушевлённая отцовским обещанием, подкреплённым золотой картой, Даша носилась по городу, примеряя платья, покупая туфли, выясняя, где ей выгоднее заказать спиртное, мясо, морепродукты. В каком ресторане они будут делать банкет – чтобы и красиво, как хочет она, и не слишком дорого, как велел Роман…

А тут ещё токсикоз этот, замучил совсем! Иногда прямо посреди обсуждения меню и стоимости блюд с менеджером ресторана Даше приходилось спешно убегать в туалет! А теперь ещё одна проблема: скандал у любящей пары из-за того, что накануне свадьбы Роман не приехал домой после работы…

Лиля упросила его подарить ей типа прощальную ночь любви. Ну, мог он ей отказать? Разве она так много просила? А как объяснить все Даше? Зная Дашку! Роман, короче говоря, просто выключил телефон, чтобы она не трезвонила. Лучше уж утром оптом за все повиниться и одним махом оправдаться, чем оправдываться каждый час. Дашка же не слезет! Все нервы вымотает! Даша бушевала от едва сдерживаемой ярости. Видите ли, у Романа сделка за сделкой в боулинге, под выпивку и музыку…

Как обычно! А она сидит дома одна со своим токсикозом, и повеселиться не может – и не с кем, и пить нельзя, и тошнота эта измучила совсем… и даже есть нельзя, чуть что – сразу рвота! Вот опять – Даша слопала одну единственную виноградинку, а потом корчилась над белым братом полчаса — ее выворачивало наизнанку…

Роман приехал домой только утром. Сказал, что сильно перебрал и поспал на диване на работе, чтобы не огорчать жену токсичным алкогольным выхлопом.

— Ты же сама говоришь, что тебя все время тошнит! А тут я, с диким перегаром… Решил тебя поберечь.

— Мммм… поберечь решил. Бережливый ты мой, – холодно процедила Даша.

Она принюхалась: не такой уж перегар ощущался от Романа, но зато хорошо слышны были тонкие женские духи! Даша хотела влепить ему пощечину, но он перехватил и крепко сжал её руку:

— Ты никогда меня не ударишь. Понятно?!

Он отшвырнул её. Даша споткнулась и чуть не упала. А потом стала орать на него, зло высказывая ему всё, что накопилось и накипело у неё внутри за эти последние пару лет, когда у них все пошло особенно наперекосяк. Он попытался её обнять и успокоить. Она рыдала, била кулачками его в грудь… Наконец его терпение лопнуло.

— В общем так. Я вижу, не надо было мне и утром приезжать – ты не в себе. Может, до вечера придёшь в себя…

Роман раздраженно надел пиджак и вышел из квартиры, хлопнув дверью. Даша села прямо на пол в прихожей и долго плакала. Наконец всё накопленное прорвалось слезами, и она с удовольствием хлюпала носом, в голос ревела, даже с подвываниями и поскуливаниями. А когда проревелась, стало легче. Это у них психоз перед свадьбой, сказала она себе. У обоих. Им обоим нелегко. Но ничего. Сыграют наконец эту свадьбу, будь она неладна, она родит, и все у них наладится. Даша насухо вытерла слёзы, посмотрела на часы. Через полтора часа ещё одна встреча с менеджером в ресторане. У неё один был уже на примете, но если этот ресторан окажется выгоднее, то Даша выберет этот. Он удобнее расположен, и интерьер в нем красивее – мраморные залы, балконы…

С балкона красиво выпускать голубей…

Даша перед отъездом в ресторан позвонила ещё и Роману. На удивление, он сразу ответил на её звонок, не сбил, как обычно. Она попросила прощения у него за свою истерику. Рома попросил прощения, что был несдержан. Они помирились. По телефону… Даша поехала в ресторан в приподнятом настроении – ничего, все у них наладится!

Но и торжественный день свадьбы пошёл наперекосяк – молодые умудрились несколько раз поссориться. В ресторане, между выкриками «Горько», голубочки продолжали собачиться. Даша обозвала Рому, а выпивший Роман начал оскорблять ее в ответ. Когда Даша снова попыталась его ударить, он ее молча отшвырнул прочь, и отвернулся глядя с балкона на улицу, продолжая тихонько материться сквозь зубы. И тут её терпение лопнуло.

— Ах, так… Да ты достал меня!!! Достал!

Она фурией влетела в зал, где пировали и веселились гости, выхватила из запечённой индейки с черносливом острый нож и побежала обратно на балкон…

Некоторые из мужчин заметили неладное, и кинулись ее догонять, чтобы остановить, но не успели. Невеста словно обезумела. Кто-то завизжал. Гости и внизу и наверху онемели. Потом стихла гремящая музыка, кто-то наконец додумался выдернуть штекер из розетки. Наступила гнетущая тишина. У кого-то со звоном упала вилка…

Вдали послышался приближающийся вой полицейской сирены: кто-то из гостей вызвал полицию. Так невеста в фате, и уже не в белом платье, в наручниках поехала со свадебного пира не в свадебное путешествие с мужем, а прямиком в следственный изолятор…

День свадьбы превратился в день траура. Романа похоронили. Пока шло следствие, которое всё затягивалось, Даша сидела в СИЗО. Пытался вмешаться отец с его деньгами, вытащить Дашу, но у него ничего не получалось, несмотря на баснословные суммы которые он сулил. Ребёнок родился в тюрьме, и его отвезли в дом малютки. Дашу убедили написать отказ, чтобы его могли хотя бы усыновить хорошие люди. Даша подумала, и написала. Ромки нет, гореть ему в аду! И его ребенку – тоже, жаль, что он выжил. Даша категорически отказывалась от любых контактов с отцом, и даже встреч с адвокатом. Наконец состоялся суд. На суде обвинение задало ей вопрос:

— За что вы убили гражданина Кипелкина?

— Я его ненавидела. Он меня достал. Он мне все время непрерывно врал, изменял! Он меня унижал.

— Настолько ненавидели, чтобы даже лишить жизни человека, отца Вашего ребёнка, с которым час назад расписались, чтобы жить в браке всю жизнь?

Даша пожала плечами:

— Он заслужил. Точка.

По заключению медэксперта, все три удара, нанесенных Дашей Роману, оказались смертельны – он умер от ее руки считай трижды. Никаких смягчающих обстоятельств в таком случае просто не могло быть…

Подсудимая сидела в зале суда за решеткой, и глаза ее были такие страшные, что казалось, и правильно, что она отгорожена решёткой от зала, от присутствующих. Она словно помешалась.

— Если бы я успела, я бы убила его и четвертый раз. Жаль, не успела! – процедила Даша.

Все ахнули. Судья зачитал приговор. Дашу увели. Ее посадили на 15 лет. Последней из зала суда выходила Лиля, утирая зарёванные глаза мокрым насквозь платком. Она сидела на самом заднем ряду в уголке. Даша её не заметила. И так и не узнала, кто была таинственная вторая жена Романа, к кому она так его ревновала…

Лиля активизировала сбор и оформление документов для усыновления мальчика. Конечно, она хотела назвать его Романом. Но для этого нужно было поторопиться, пока его ещё не назвали. В отделе опеки строгая дама с очками на кончике носа посмотрела на неё поверх линз:

— Знаете, люди годами ждут очереди, а Вам тут подай готового здорового младенца и чтобы без очереди.

— Какая очередь? При чём тут очередь? Я же не колбасу покупаю! – растерялась Лиля, – Это сын моего любимого человека. Мы собирались пожениться!

— Угу. Собирались-собирались, а женился-то он на другой, и ребёнка родила ему другая.

Тут в их разговор вмешалась заведующая. Строго приструнила сотрудницу, чтобы та не позволяла себе подобных вольных высказываний. Пообещала, что всячески посодействует, чтобы решение опекунского совета было вынесено в пользу Лили, несмотря на то, что она не замужем. Сказала, что к ней в дом придет комиссия, осматривать в каких условиях будет проживать малыш. Лиля немедленно наняла троих мастеровитых теток, и те в кратчайшие сроки отремонтировали ее спальню – более просторную и светлую из двух комнат в квартире. Ее переделали под детскую. Лиля заказала туда детскую кроватку, повесила нежные голубые шторы и светильник-бра с тропическими рыбками. Купила и поставила переносную коляску-корзинку для младенцев, и детское креслице для езды в автомобиле. А для себя Лиля устроила спальню в другой комнате, поменьше, и не на солнечной стороне дома. Когда увидела, как быстро и аккуратно строители сделали ремонт в детской, Лиля попросила их еще и кухню обновить, и прихожую. Хоть и дорого, но потом выкрутится. А то вдруг потом не удастся нанять таких толковых мастеров…

Квартира стала радовать её свежим ремонтом и светлыми тонами, стала казаться новой и даже более просторной. Даже дышалось в ней теперь иначе! Теперь Лиля была готова к встрече придирчивой комиссии. Комиссия не заставила себя долго ждать. Пришли три суровые дамы, странно одинаковые, как клоны: все дородные, дынеобразные, с двумя подбородками, толстыми руками, и с высоко закрученными тугими пучками. Служебные тетки долго и придирчиво оглядывались в квартире, даже носами водили, словно принюхивались. Даже в холодильник зачем-то залезли! Потом стали придираться, что Лиля не замужем, а ребенку нужна полноценная семья.

– А с кем будет младенец пока Вы на работе?

– Со мной. Я могу работать дистанционно.

– А если в магазин придётся выйти? За продуктами, например.

– Думаю, я смогу донести с собой в магазин грудного младенца, или довезти в коляске, – теряя терпение, чуть резче чем требовалось, ответила Лиля.

Но потом подумала, что надо все же быть сдержаннее, и взяла себя в руки.

– Вы что такая раздражительная? Это Вы всегда такая? – продолжала досаждать ей служебная тетка.

– Нет, что Вы. Просто я очень переживаю за результат… Это ребёнок моего любимого мужчины, которого я любила много лет. Я бы хотела отдать ему всю свою любовь, раз он остался без родителей… И я очень боюсь, чтобы его не забрали чужие люди. Поэтому нервничаю.

– Но Вы же тоже чужая?

– Я – нет! Говорю же, я много лет знала его отца… его родителей, и я уже его люблю!

Женщина хмыкнула и сделала несколько пометок в своих записях.

– Вас скоро вызовут в отдел опеки. До свидания.

Вскоре Лилю действительно вызвали в инстанцию. И огорошили новостью. Оказывается, есть человек, который тоже претендует на опекунство, и имеет для этого все законные основания. Это отец Даши. Дедушка малыша. Человек достойный, очень обеспеченный, хотя и тоже одинокий, не состоящий в браке. Но у него условия куда лучше, и он – кровный родственник! Так что извините-простите, закон на его стороне. Лиля стояла в кабинете, ни жива, ни мертва. Действительно, в хлопотах по оформлению бумаг она и не подумала, что Ромку (она уже его называла Ромой) могут забрать родственники.

– Что же делать?! – она отчаянно вцепилась в рукав сотрудницы, но опомнилась, отпустила и извинилась.

– Простите, пожалуйста.

– Что делать, что делать… Попробуйте с ним пообщаться. Уговорить. Может, откажется… Хотя, думаю, вряд ли… Он настроен решительно, – пожала плечами сотрудница опеки.

Константин Петрович действительно был настроен решительно. Он немедленно собрал требуемые документы, и внука передали ему. Лиля второй раз потеряла Рому – и его самого, и его ребенка…

Как посоветовала сотрудница опеки, Лиля встретилась с дедушкой Ромки. Она попыталась уговорить мужчину отдать младенца ей. Безрезультатно!

– Вы не в своем уме, дамочка? С какой стати я отдам своего внука не пойми кому?! Абсурд!

И он захлопнул перед ней дверь. Потом Лиля приехала ещё раз – с тем же результатом. Более того – Константин Петрович сказал, что если эта дамочка заявится ещё раз, то он вызовет полицию, и неприятности ей гарантированы. Потом Лиля придумала другой выход. Она стала уговаривать его принять её на работу няней.

– У Вас что, есть опыт работы няней?

– Ннет… извините… – растерялась Лиля.

– Тогда по какой причине, Вы думаете, я Вас няней найму? А не квалифицированного сотрудника со специальным образованием и соответствующим опытом?

– По той причине, что я много лет люблю,… любила Вашего зятя. И уже заочно люблю ребёнка от моего любимого мужчины.

Константин Петрович даже растерялся. Он помолчал.

– Ясно… Значит, Вы и есть та его тайная люб… возлюбленная, на которой он чуть было не женился вместо Дарьи. Простите за нескромный вопрос – сколько времени вы были вместе?

– Семь лет.

– Хм… Довольно приличный срок. Это стаж, конечно. Такое постоянство… Ну что ж. Я подумаю. Оставьте мне Ваши координаты. Я позвоню, когда приму решение. Простите, забыл – Лена?

– Лиля. Вот моя визитка. Я буду ждать Вашего звонка!

Лиля добилась своего. Она стала для Ромки няней. Она и пылинке не давала упасть на мальчика. Сама пеленала, купала, кормила, вывозила на прогулку…

Подпускала к нему только Константина. Сначала дед был недоверчив, присматривался к новой няне, но потом согласился – лучшей няни малышу не найти! Это Мэри Поппинс в квадрате. В кубе! Лиля читала ему сказки, хотя малышу по сути рановато было слушать сказки – он еще не говорил, но узнавал лица и беззубо улыбался. Но она на замечание Константина Петровича только улыбнулась:

– Хорошая музыка и литература всем только на пользу – даже зародышу. А тут – полноценный человек! Не находите? Да, тут не поспоришь. Как у них так получилось, что они сблизились? Ну, настолько, что стали жить вместе. Разница в возрасте, разные интересы… Кроме одного общего интереса – Ромочки.

Константин уже даже не думал никогда, что может ощущать любовь, дарить цветы, жениться, в конце концов. Как говорится, нужно посадить дерево – так он посадил, целый парк. И не один. Разумеется, не собственноручно – его компания высаживала, облагораживая город. Родил, правда, дочь, а не сына… А потом дочь потерял. Даша так и не оправилась после того что натворила. Она словно стала полоумной. И погибла в тюрьме от перитонита, не отсидев и двух лет. Но он обрел внука – смысл всей своей жизни. И – любимую женщину. Тоже смысл всей своей жизни. А потом они расписались. Некоторые шушукались и сплетничали – ну и пусть. На чужой роток не накинешь платок! Лиля после смерти Ромы даже не представляла, что сможет снова полюбить. Это как лишиться сердца – вот оно билось, а тут его разом не стало…

У неё с её нынешним избранником почти не было точек соприкосновения, в смысле совпадения общих интересов, да ещё и разница в возрасте. А потом они создали семью, и поняли, что другого просто не может быть! Они – муж и жена, а их Ромочка – душа их семьи… Их солнце, вокруг которого вращается их мир. Константин, как и раньше, занимался своим бизнесом. Лиля занималась домом, Ромочкой и Константином. Они часто вместе выбирались на пикники, на природу, в лес…

Вот и на завтра у них запланирован пикник. Лиля хлопотала, собирая на завтра их в поездку, и в очередной раз обратила внимание на головокружение и подташнивание. Она собрала в корзинку посуду, и вспомнила, что оставила в ванной тест для определения беременности. Положенные пять минут прошли уже раз десять. Вряд ли – но вдруг? Лиля с изумлением уставилась на две полосочки на тесте. Так вот она, причина ее недомоганий! Она не в болезни, а вовсе даже наоборот! Костик, конечно, обрадуется. Она улыбнулась и положила руку на плоский живот. Жизнь продолжается. У нее есть ребенок от любимого мужчины. И у нее будет ребенок от любимого мужчины…

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети