Барак Обама дом

Барак

С вечера зарядил дождь, лил как из ведра. Жители микрорайона укрылись в своих домах и наблюдали, как небо всё чернеет и чернеет, а лужи на асфальте всё растут и растут.

Осень — что тут поделать, сезон дождей. На улице холод, слякоть, а в домах уютно и тепло. И только жильцы старого, ветхого строения, прислушивались к усиливающемуся потоку дождя, с особой тревогой. Их дом пережил много, его построили в начале двадцатого века, как временное жилище для рабочих. Рабочие те, давно уже отошли в мир иной, так и не дождавшись квартир в новых домах. На их месте жили другие люди, и все они, так же ждали обещанной жилплощади. Одни жильцы уходили, другие приходили, а барак всё стоял. Это было деревянное, двухэтажное здание, с ветхими перекрытиями, по десять квартир на каждом этаже, с огромным пыльным чердаком, который венчала, давно прохудившаяся крыша. К жителям регулярно приходили различные инспекции, что-то записывали в свои блокноты, сотрудники вежливо беседовали с людьми, говорили, что скоро все изменится. Особенно, такие инспекции активизировались, в период различных выборов. Очередной народный избранник, обещал расселить аварийный барак и осчастливить страждущих. Поначалу люди верили, подписывали какие-то бумаги и с нетерпением ждали заветного решения. Но проходил год, два, пять лет…

Барак стоял на прежнем месте и никуда не отпускал своих верных жильцов. А им и идти было некуда, потому как большая часть была пенсионерами, а остальным, эти стены достались по наследству от родителей, отработавших по четыре десятка лет на заводе, к которому и относился раньше барак, как ведомственное жильё. Но завода давно нет, а барак на месте. А люди ждут решения сверху, потому как денег на новое жильё, у них просто-напросто нет.

Баба Зина жила на втором этаже, и в период дождей, она уже привычно расставляла тазики по квартире. Капель не заставила себя ждать и в этот раз — дырявый шифер на крыше, просто не мог справиться, с обрушившимся ливнем. Баба Зина, с сомнением посмотрела на потолок над телевизором, вздохнула и пошаркала в соседнюю квартиру.

— Женя, помоги мне телевизор убрать, — попросила она мужчину, лет сорока пяти, который выглянул из двери, на её стук, — а то боюсь я за него.

— Что, опять в том месте капает? – Евгений, был уже в курсе судьбы телевизора.

— Да пока нет, но мне кажется, там мокреет, — вздохнула старушка.

Женя, нигде не работающий последний десяток лет, перебивающийся случайными заработками, тут же направился в квартиру бабы Зины. За две минуты, он переместил телевизор под стол, поставил тазик на тумбочку — всё, дело сделано! Получив, свои честно заработанные пятьдесят рублей, он удалился к себе.

— Тоже надо холодильник клеенкой накрыть, — вздохнул он на прощание.

Баба Зина понятливо кивнула. Перемещение бытовой техники в укромное место и укрытие её клеенкой — обычное дело в их бараке, в дождливую погоду.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Первому этажу, было полегче в этом плане. Зато здесь было, настоящее царство грибов. Нет, не тех, что в лесу собирают, а тех, что цветут на стенах от сырости, притом круглый год. А зимой, нещадно тянуло холодом — из подвала, из прогнивших стен. На втором этаже было теплее. Хоть какой-то плюс…

— Главное, чтобы не коротнуло нигде, — крикнул Женька, уже из коридора.

И как накаркал — через полчаса, что-то щелкнуло в общем счётчике у лестницы, и весь барак накрыла темнота. Люди уверенно потянулись к свечкам, которые у всех лежали в шаговой доступности. Но вскоре в окошках погасли и эти огоньки — людей сморил сон.

На утро после дождя, народ из барака высыпал на улицу, обсудить пережитую ночь и вместе дождаться электриков. Те приехали к обеду. Отчитав людей за безответственность, два электрика ловко начали орудовать инструментами. Проводку починили, но жителям сказали, что так жить нельзя.

— Вы как на пороховой бочке живёте, — сказал один из электриков, — коротнет, мало никому не покажется.

— Да всё мы понимаем, молодой человек, — вздохнул Павел Иванович, пожилой мужчина, полжизни отдавший родному заводу, но ничего кроме гнилых стен не заработавший, — но что мы можем?

— Требуйте переселения! — ответил второй электрик, — а будете молчать, так и до беды недалеко.

— Да мы разве молчим? — возразила Екатерина, бойкая бабенка, работающая в магазине напротив, — только кто нас слушает… Вот только на прошлой неделе, были в приёмной мэра. Нам опять обещали.

— На телевидение надо идти! — крикнул Женька, — пусть покажут на всю страну, как мы живём!

— А ведь дело говорит, — согласились остальные жильцы.

Правда, кто пойдёт на телевидение, они не смогли договориться, так и разошлись, по своим неуютным квартирам. На этом стихийном собрании были все жильцы, кроме одной семьи.

Светлана жила с дочкой, на первом этаже. Настя, в это время ушла в школу, а у женщины не было сил выйти во двор. Болела она очень. В последнее время замучил хронический бронхит, температура держалась с утра. Врачи в один голос говорили: меняйте место жительство, иначе ещё большую болячку заработаете. Но как поменяешь? На работе постоянно больничные приходится брать. Да и не заработает она, на новое жильё, с зарплатой библиотекаря. Притом Настю, одной приходится поднимать. Отец дочки сбежал, как услышал о ребёнке. Вот и крутится женщина, как может. Днём — в библиотеке, вечерами курсовые и дипломные лодырям-студентам пишет…

И ладно бы хоть так, но вот обострившийся бронхит, совсем измучил Светлану. А Настя у неё красавица и умница. Девочке уже четырнадцать. Кроме обычной школы, она ходит еще в школу искусств, на отделение хореографии. Радует Светлану, что дополнительное образование дочка, бесплатно получает. Пригодится ли оно? Света не уверена, но Насте так нравится танцевать! А потому пусть ходит! … Постепенно жизнь в бараке вернулась в обычное русло — все жили в ожидании новой непогоды. А идти еще куда-то…

В общем плюнули люди, на это неблагодарное дело. Уж как-нибудь и дальше будут прятать телевизоры под столы, укрывать клеенкой, другую бытовую технику, чистить стены от плесени и грибка, и закрывать стены и полы, коврами потолще… А по ночам прислушивались: не идет ли дождь на улице…

Одной такой ночью, Женька проснулся от непонятного звука – просто что-то вдруг встряхнуло и буквально подняло за шиворот. Он прислушался и от ужаса буквально похолодел: где-то сверху, на чердаке выл волк! Жалобно, протяжно, страшно…

Женька в первую секунду подумал, что ему это снится и ущипнул себя за мочку уха. Вой не прекратился. Тогда он растолкал Анну – жена мирно спала рядом, ни о чём не подозревая.

— Аня, ты слышишь? Слышишь? – возбужденно прошептал он, дёргая женщину плечо.

— Чего тебе? – сквозь сон спросила Аня, — имей совесть я сплю!

— Да ты не поняла! – Женька с досады, аж поперхнулся, — там волк воет! На крыше!

— Совсем допился, алкаш чертов! – пробурчала жена, повернулась на другой бок, натянула подушку на голову и сладко засопела.

Может и правда, с бодуна кажется? Женька, вчера во дворе с ребятами, отметил небольшой калым. Мужчина потряс головой…

И тут вой прекратился. Точно, показалось!

«Видно, водка палёная!» — решил он и завалился рядом с женой.

Зато в соседней квартире, усиленно отдавала поклоны и усердно крестилась Валентина – раньше она была секретарём комсомольской ячейки, но с годами кардинально поменяла свое мировоззрение. Ей тоже вроде, послышался волчий вой. Но она проснулась где-то за несколько секунд, как всё закончилось. Решила, что это боженька её наказывает за то, что согрешила недавно – на воскресную службу в храм не пошла, дала волю лени. Другие жители мирно спали – кто из-за возраста ничего не слышал, а кто просто крепко привык спать. По понятным причинам Женька и Валентина никому о страшных звуках не сказали – чтобы на смех не подняли. Ну откуда, в их захудалом бараке волк? Они ведь практически, в центре города живут! Да, это всё неизученный мир, человеческого сознания – показалось им…

А на следующую ночь, услышала завывания волка, баба Зина. Так она глуховата, но что-то ей не спалось, сидела она в кресле, жизнь свою вспоминала, ходики второй час ночи показывали…

Как вдруг прямо с потолка, донесся волчий вой, почти плач. Старушка побледнела от страха – что это? По стеночке, по стеночке, она выглянула в коридор. Все спали, коридор в бараке погрузился в кромешную тьму, и только откуда-то сверху, доносились тоскливые завывания. Баба Зина, хотела было привычно побежать, за помощью к соседу, но потом одумалась: ага, сейчас выйдет в коридор, а тут волк её и схватит – неизвестно, сколько их. Решила старушка позвонить в полицию. Дежурный спокойно её выслушал, расспросил сколько лет бабе Зине, почему она не спит в это время.

— Молодой человек, вы что, считаете меня сумасшедшей! – догадалась старушка, — да мне не кажется! Он правда воет!

— Женщина, выпейте валерьянки и покрепче закройте двери! – посоветовал сотрудник полиции, — Утром приедем, разберёмся.

— Почему утром? – вскричала баба Зина, — а если он потолок вскроет и ко мне в квартиру сиганет?

— Бабушка, ну он же волк, а не акробат, — усмехнулся дежурный, — кстати, он ещё воет? Дайте послушать. Трубку повыше поднимите!

Но волк уже молчал…

— Вот видите, тишина, — успокоил участковый, — ложитесь спать и ни о чем не переживайте!

Но как не переживать? Баба Зина до утра глаз не сомкнула, но потом, её все же сморил сон. И она проспала до обеда. А в это время, в доме уже побывал участковый, он поднялся на чердак, проверил его на предмет присутствия дикого животного. Опросил жителей: так получилось, что пообщался он только с теми, кто сладко спит по ночам. Женька в это время был на очередном калыме, жена его на работе, Валентина в храм ушла, а баба Зина сладко спала – кстати, участковый стучался к ней настойчиво, но старушка, уставшая за ночь от переживаний, ничего не слышала.

«Вот чудики бывают!» — усмехнулся участковый и доложил начальству, что вой волка – это лишь фантазии выжившей, из ума старухи.

Но приход участкового, взволновал жителей барака: новость активно обсуждали, и когда Женька вернулся домой, он сообразил, что все же вой- это не побочный эффект, дешевого алкоголя.

— Я тоже слышал как-то вой, — уверенно сказал он соседям, — воет волк, это точно! Прямо на чердаке! Мне кажется, я даже шаги слышал и прыжки какие-то.

— Ну тогда, надо опять в полицию звонить! – решил кто-то, — пусть засаду устраивают.

— Ага, сейчас они только бабу Зину сумасшедшей считают, а будут думать, что мы все тут того,- опроверг это предложение, Павел Иванович, — давайте сами дежурство установим. И изловим его.

— Волка? – усмехнулся Женька, — голыми руками?

— Ой, мамочки! –ахнула Анна, его жена, — это же он, где-то тут прячется… А вдруг кинется?

До всех вдруг дошло осознание реальной угрозы, и все как по команде, разбежались по квартирам. И уже по телефону продолжили строить планы, как изловить зубатого.

На первом этаже жил Петр Геннадьевич, старый охотник. Крупнее зайца он в своей жизни зверя не ловил, но оружие у него имелось. Решили, что следующей ночью мужики все же выйдут на серого. Все стали ждать ночи…

Так случилось, что про планы соседей, Светлана с дочкой не знали: женщина с утра была в больнице, потом на работу заехала, дочка весь день училась: школа, потом хореография…

Встретились мама с дочкой уже дома, часов в восемь вечера. Немного пообщались, поужинали. Настя села за домашнее задание, а Светлана выпила лекарства и вскоре ее сморил сон. Вскоре погас свет, во всех квартирах барака…

Наступила ночь…

Она была особенно тихой, лунной…

И вдруг с чердака донеслось протяжное завывание, волк не то что плакал, он рыдал…

И как-то, громче обычного. От этого звука, проснулись даже жители, на первом этаже. Из двадцати квартир, половина, точно была разбужена. Люди высыпали в коридор. Выглянула и Светлана. Тут она и узнала, об охоте на непрошенного гостя – Петр Геннадьевич уже стоял с ружьем, рядом Женька и еще пара мужиков, все настроены решительно.

— Вы там осторожнее! – женщины и старики переживали за них.

Дело-то сложное! Кто его знает – что там за волк. Светлана решила посмотреть, не проснулась ли Настя от шума, глянула в комнату — а постель дочки пустая…

— У меня дочь пропала! – женщина со слезами выскочила в коридор.

— О, господи, сожрал! – вырвалось у Валентины.

— Да чего ты мелешь, дура-баба, — цыкнул на неё Павел Иванович и постарался успокоить Светлану, — может, она просто вышла прогуляться?

— Ночью? – Светлану била мелкая дрожь, — там же волк…

Медлить было нельзя, тем более пропал ребёнок. И вот мужики решили подниматься на чердак, тихо, без шума они добрались до лаза на чердак. Лестница была приставлена…

Первым полез Петр с ружьём, потом и другие..

Они сгрудились в кучку и застыли от неожиданности: в лунном свете, пробивавшемся сквозь дырявую крышу, танцевала девочка. Её движения точные, тело как струна. Вот она летит, кружится, падает, вновь встает…

Весь танец- это боль, страдание, одиночество…

Девочка танцует под волчий вой – его звук идёт, из дешевенького смартфона, лежащего практически у ног, растерянных мужиков. И тут девочка повернулась, лунный свет коснулся её лица.

— Настя, — ахнул Женька, — ты чего тут творишь?

Девочка от неожиданности прикрыла лицо руками, потом заплакала.

— Ты чего хулиганишь по ночам? – строго спросил Петр Геннадьевич, — все ведь решили, что тут волк завёлся, я вот с ружьем полез! А неровен час, пальнул бы в тебя, ты соображаешь, что творишь?

— Неужели так слышно? – наконец произнесла девочка, голос её дрожал, — я уже больше месяца тренируюсь по ночам, вроде нормально было.

— А ты люк закрывала раньше? – догадался Женька.

— Да, — кивнула Настя, — закрывала, но он с петель сорвался, я не могу его теперь подвинуть, потому и открыто сейчас.

— Ну это понятно всё, — вздохнул Петр Геннадьевич, — пошли вниз, будешь объяснять людям, зачем ты всех пугала по ночам.

— Я не пугала! Я не хотела! – плакала Настя.

— Вот это и объяснишь! – твердо ответил Петр Геннадьевич.

У чердака уже сгрудились жильцы, которые поняли, что на чердаке вовсе не зверь завёлся.

— Настя, дочка! – увидев девочку, зарыдала Светлана, — что ты там делала?

— Это она запись волчьего воя включала и прыгала при этом, — усмехнулся Женька, — оборотня из себя, что ли изображала.

— Выпороть её надо! – заметила баба Зина, — и участкового вызвать, чтобы на учёт поставил. Ишь, удумала, людей пугать!

— Да не прыгала я и никого не изображала. И тем более никого пугать не хотела! — в слезах воскликнула Настя, — я танцевала, у нас скоро конкурс, в школе искусств – его победитель, поедет в Москву.

— Что за конкурс? Ты почему молчала? – Светлана не могла поверить, что её дочь, могла от нее что-то скрывать, и ещё учудила такое.

— За победу в этом конкурсе, обещано 1 миллион рублей! Нам педагоги сказали, что если кто хочет участвовать – пожалуйста. Только на победу, слишком не стоит надеяться. Там профессионалы, со всей страны будут. А нам? Нам хоть диплом участника достанется – тоже неплохо. – Настя немного помолчала, а потом с отчаянием вскричала, — а я победить в нём хочу! Понимаете? Победить! Мне эта победа очень нужна!

— Ну да, кому миллион рублей не хочется получить! – ехидно улыбнулась Анна, — я бы тоже не прочь поскакать.

— Мне эти деньги нужны, чтобы мама купила себе, в нормальном доме, хотя бы комнату! – Настя обвела взглядом, всех стоящих в коридоре, — вот вы, столько лет здесь живёте и надеетесь, что кто-то вам поможет получить нормальное жильё. Да никто не поможет, если вы сами не захотите! А я, я… — девочка заплакала, — я маму спасти хочу. Она ведь не может жить в этой сырости. Она кашляет по ночам, а я подушкой голову закрываю, чтобы не слышать, как ей плохо. И плачу, потому что помочь ничем не могу! Этот конкурс – мой шанс вытащить нас с мамой из этой конуры.

Жители барака слушали признание Насти молча, у многих навернулись слёзы на глаза, от искренних слов девочки, от ее неудержимого желания, спасти родного человека.

— Детонька, — наконец прервала, общее молчание, баба Зина, — а почему ты выбрала такой странный танец, где волк воет?

— Это и есть танец волка, волчицы, загнанной в угол, когда всему миру, всё равно на твою боль, твои слёзы, понимаете? – голос у Насти дрожал, — простите меня, что я вас напугала. Я больше не буду репетировать….

— Ну чего ты сразу так, — Петр Григорьевич подошел к Насте и взял её за руку, — ты не отступай от своей цели! Она у тебя благородная! А мы… Теперь хоть знать будем, кто там на чердаке… Только не надо так поздно репетировать, тут ведь много пожилых людей. Да и холодно на чердаке ведь – осень уже…

— Нет, нормально. Не холодно пока… Тем более конкурс, через две недели. Я специально ночами репетировала, чтобы никому не мешать. – вымолвила Настя, — не слышно было, пока люк не сломался.

— Люк мы починим, — пообещал Женька, — но ты все равно там сильно не скачи, а то потолок старый…

Все закивали, согласились…

А Светлана, стояла все это время молча, она была потрясена: женщина думала, что ее дочь — еще маленькая девочка, а тут такое серьезное решение…

В ту ночь все разошлись успокоенные и умиротворенные – нет у них никакого волка! С того времени, Настя репетировала вечерами, когда еще никто не спал.

А через две недели, состоялся городской конкурс, на котором Настя, стала победительницей.

В Москву её собирали, всем бараком – деньги на билеты, на проживание, жильцы искренне верили, в свою маленькую звёздочку! И она оправдала их надежды! Настя блистала на сцене! Её танец, одновременно всех шокировал и очаровал. Это танцевала не девочка, а её душа! И Настя победила! Светлана, которая сидела в зале, плакала: какая же дочка талантливая, а она все время считала, что она занимается своей хореографией так, для настроения…

А когда было награждение и девочку спросили, на что бы она хотела потратить деньги, Настя сказала, как есть.

— Мы с мамой живём просто в ужасных условиях. Это квартира в сыром бараке, в котором раньше ещё жили, бабушка с дедушкой. У нас по стенам растёт грибок, а зимой из стен дует так, что куртку снимать не хочется. Мама очень болеет. Из-за холода и сырости, постоянно кашляет. Она растит меня одна, и не может позволить себе купить, даже простенькую комнату в общежитии, нормальном общежитии. Я давно решила… Что если выиграю этот конкурс, все деньги отдам маме – она знает, что делать с ними!

Все в зале онемели от услышанного, а потом взорвались громкими аплодисментами. И вроде бы Настя, исполнила свою мечту…

Вместе со Светланой, они вернулись в родной город, с намерением подобрать, подходящее жильё, как вдруг на них свалилась, новое, радостное известие: их барак, всё-таки расселяют! И все жильцы, вскоре получат ордеры на квартиры, в новенькой высотке, в центре города!

— Настя, ты у нас герой! – жильцы дома, радостно встретили девочку, прямо у порога барака, когда она приехала, — твоё выступление, показали по центральному телевидению, и твою речь тоже…. И нашим бараком, заинтересовалась прокуратура. Тут так забегали чиновники, пока вас не было. Оказывается, по бумагам нас давно уже расселили…. Проверка из Москвы приехала…. Говорят, кого-то из местного руководства, даже посадят, за махинации с нашим домом. А мы… мы уже на чемоданах!

И, действительно, к зиме барак опустел – всех жильцов расселили…

Теперь в этом строении, гуляет только ветер, который иногда завывает так, как будто, где-то продолжает свой танец, одинокая волчица.

А Настя?

Настя живёт вместе с мамой, в уютной, новой квартире. Светлана выздоровела. А деньги от выигранного конкурса, ждут своего часа: после школы, Настя планирует поступать в хореографическое училище, в столице, деньги ей еще пригодятся…

Оставьте свой голос

11 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.