Мальчик у окна бедный

— Дедушка Мороз! Подари мне папу, — маленький мальчик стоял у ёлки и что-то держал в руках

– Иван Борисович, с наступающим! – обратился к директору компании охранник Николай.

– Аааа, Николай Семёнович, приветствую! Вас тоже с наступающим. Как дети? Всё в порядке? А жена? Выписалась из больницы?

– Да, я и подошёл поблагодарить вас. Если бы не ваша помощь, я не знаю, что и было бы…

– Ну брось, что ты, Семёнович. Это же наши семьи. Как же им не помогать?

Иван легонько похлопал пожилого мужчину по плечу и пошёл дальше, а Семёнович благодарно посмотрел ему вслед, а потом повернулся к стоявшей неподалеку уборщице Татьяне:

– Вот ведь человек какой! С большой буквы человек! А ведь такой молодой. И надо же, какая душа… Моей Свете операция понадобилась, у неё онкологию обнаружили, я сразу пошёл по банкам, хотел кредит взять. Не дали. Сижу, чуть не рыдаю. А тут Иван Борисович идёт. Сам подошёл, спросил, в чём дело. А потом без лишних слов оплатил лечение Светы. Вот так-то.

– Да, это он в отца. Борис Львович тоже всем помогал. Жаль теперь его не стало, зато вот сын вместо него.

Нина Васильевна, бухгалтер компании, услышав слова Татьяны улыбнулась:

– Иван не всегда такой был. Несколько лет назад вы бы его не узнали. Наглый, самовлюблённый, избалованный.

– Кто??? Иван Борисович? – изумился Николай. – Не может быть!

– Вот вам и не может быть, – вздохнула Нина.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

– А потом жизнь его стеганула, вот он и одумался.

– А что случилось? – Татьяна опёрлась на швабру и внимательно посмотрела на Нину, но та только покачала головой:

– Да я толком и не знаю. Но, видно, что-то серьёзное, раз так уж вышло. Сейчас Иван Борисович и в самом деле и человек хороший, и начальник замечательный. В одном ему не повезло, с женой.

– Так он же не женат! – воскликнул Николай. – Вы, Нина Васильевна, что-то путаете!

– Ничего не путаю. Раз уж Лариска вцепилась в него, то уже не отпустит. Да и Наталья из экономического сказала, что он в новогоднюю ночь собирается сделать Ларке предложение. В общем, через недельку она станет хозяйкой всей империи. Будет тут ходить, умничать. Так что готовьтесь!

Николай и Татьяна переглянулись, покачав головами: Нина была права, с тех пор как в компании появилась Лариса, менеджер по персоналу, никому не стало покоя. Эффектная длинноногая красавица была своенравной и высокомерной, но сумела покорить сердце Ивана и уже спустя полгода после знакомства он собирался на ней жениться…

Рассказывая об Иване Николаю, Нина нисколько не преувеличивала, много хлопот доставил он своему отцу Борису Львовичу. Клубы, дискотеки, постоянно меняющиеся подружки – через всё это Иван прошёл, когда ему не было и двадцати лет. Дальше было только хуже. Девушки в жизни Ивана менялись так быстро, что он не запоминал ни их лиц, ни имён. И много раз Борис Львович заставал у сына очередную красавицу, бесстыдно развалившуюся на постели, а рядом бутылки с крепким спиртным и смятые пачки из-под сигарет…

– Ты что себе позволяешь??? – гремел на сына Борис. Как ты можешь так вести себя??? Ты понимаешь, что позоришь не только себя, но и меня??? Нашу фамилию! Мать плачет…

– Пап, вы что не понимаете, что я вырос? Меня не надо больше опекать. Я сам принимаю все решения.

– Боже мой! О каких решениях ты говоришь??? Решения он принимает… ты же не умеешь ничего кроме как пить и с девками кувыркаться! Остолоп великовозрастный! В общем, так. Неделю назад к Владимиру Ильичу, надеюсь ты помнишь моего старого друга, приехала внучка. Очень хорошая девушка. Завтра ты с ней познакомишься. И не дай тебе бог выкинуть какую-нибудь штуку. У девчонки кроме деда и мачехи нет никого. Но с мачехой у Юли очень сложные отношения, гадина просто извела уже несчастную девочку, вот Юля и уехала от неё к деду. Отец Юли умер два года назад, и мачеха вроде бы уже нашла себе нового мужа…

– Пап, я запутался в этой Санта-Барбаре. Хорошо. Если ты так хочешь, я встречусь с ней. Только скажи где и зачем.

– Ты женишься на этой девушке, мой дорогой. Я уже успел с ней познакомиться и уверяю тебя, она будет очень хорошей женой.

– Жениться нужно завтра?

Этот вопрос вывел из себя Бориса Львовича, и он вышел из квартиры сына, громко хлопнув дверью.

Как ни странно, совместный ужин на следующий день прошёл очень хорошо. Иван пришёл на встречу с родителями, а Юля с дедом. Борис быстро понял, что девушка понравилась его сыну. Кроме того, что у неё была привлекательная внешность, её отличал ещё и незаурядный ум. Она вела себя просто и естественно, охотно отвечала на вопросы, что-то спрашивала сама и весело посматривала на Ивана большими черными глазами. А его просто поразило то, что лица девушки явно не касались пластические хирурги, а ведь Иван уже привык к ненастоящей красоте и считал её вполне себе эталоном современных гламурных девиц. И вдруг эта Юля – с огромными глазами, аккуратным носиком и не раздутыми губами. А ещё с минимумом косметики…

Иван так увлёкся разглядыванием её лица, что она покраснела и только теперь он понял, что ведёт себя несколько бестактно.

– Простите, я не хотел вас поставить в неловкое положение, – извинился он. – Просто у вас такие глаза, что в них хочется смотреть и смотреть.

Юля улыбнулась, но покраснела ещё больше. Иван и сам не понял, что в этой девушке так его тянуло, но он и в самом деле забыл ради неё всех своих подруг.

Целый месяц они не расставались, а потом вдруг ему стало скучно. Он добился всего, чего хотел и потерял к Юле интерес. Иван вернулся в свою компанию и продолжил прожигать жизнь так, как ему хотелось. Как-то ему позвонила Юля и сказала, что им нужно поговорить.

– Ну давай где-нибудь встретимся, – согласился Иван и сказал, что будет ждать её в ресторанчике, где они часто обедали.

– Нет. Лучше увидимся в парке, – ответила Юля и назвала время…

В назначенный час Иван шёл по тенистой аллее и ещё издалека увидел девушку. Она стояла у фонтана спиной к нему и была похожа на хрупкую статую античной богини. Поднимавшийся ветерок трепал белый сарафан Юли и мягкие пряди, выбившиеся из затянутых в узел волос. Подойдя ближе, Иван взял девушку за руку и улыбнулся ей, но уже через мгновение улыбка на его лице сменилась удивлением и даже испугом: Юля была бледной как мел.

– Что с тобой, ты больна? – спросил Иван, тревожно наклонившись к ней.

– Нет. Здорова, но чувствую себя не очень, – ответила Юля.

Она немного помолчала, а потом сказала, глядя ему прямо в глаза:

– Я жду от тебя ребёнка, Ваня. И хочу, чтоб ты знал об этом.

– Не может быть!

– Может, Ваня. Скажи, что мне делать?

– Юль, ну ты же понимаешь, что мы не можем с тобой пожениться только из-за ребёнка. Уже через месяц мы просто возненавидим друг друга. Я люблю свободу, а ты…

– А я?

– А тебе, как я понимаю, нужна семья. Я не готов стать твоим мужем. Это слишком рано, понимаешь.

– Понимаю. Значит… – Юля закусила губу и побледнела ещё больше.

– Значит делай аборт. А я дам тебе за это денег.

Юля как-то странно рассмеялась, развернулась и пошла прочь. А Иван посмотрел ей вслед, а потом завалился в клуб и там напился, чувствуя себя просто ужасно…

Как-то, примерно через две недели, Иван приехал домой к родителям и увидел отца, который сидел за столом, обхватив голову. Почувствовав неладное, парень шагнул к отцу и спросил, что случилось.

– Володя умер.

– Дед Юли??? Как? Когда? – Несколько дней назад. После того как поссорился с внучкой. Она забеременела от кого-то, а имя не назвала. Он, в сердцах, выгнал её из дома, потом позвонил мне… Мы только начали разговор, когда я услышал в трубке его хрипы… Вызвал скорую, поехал туда сам, но все было поздно… Володи не стало. Вчера были похороны…

Услышав такое Иван похолодел.

– А Юля?

– Я не знаю, где она. Её не было на похоронах, не пришла даже проститься с дедом. Вот какая дрянь. А я ещё хотел, чтобы ты на ней женился.

Иван опустил глаза, наклонил голову и промолчал…

У родителей в тот день он пробыл не больше получаса, а едва ушёл от них, бросился разыскивать Юлю. Вот только её нигде не было…

Прошёл месяц, второй, третий, Юля пропала навсегда. С тех самых пор Иван стал меняться. Он больше времени стал проводить с отцом, и Борис не мог поверить в преображение сына. А Иван полностью погрузился в семейный бизнес и хоть далось ему это с трудом, очень скоро стал правой рукой отца. Когда же Бориса не стало, Иван принял на себя все руководство компанией и хотя очень тяжело переживал утрату, смог не опустить руки и даже поднял компанию на новый уровень. Теперь все знали Ивана Борисовича как серьёзного бизнесмена и не было в городе деловых мероприятий, на которые он не был бы приглашен в качестве почётного гостя и участника…

Поговорив с Николаем, Иван Борисович отправился к Дому Правительства, на площади перед которым была установлена огромная новогодняя ёлка. В этом году было принято решение сделать её Ёлкой желаний и все, кто хотел, могли поучаствовать в добрых делах и исполнить чьи-то мечты. Ивану тоже предстояло снять с еловых лап несколько ярких красивых открыток, и он торопился, не желая опаздывать.

Журналисты были уже на месте и ему пришлось ответить на несколько вопросов, а потом выбрать и прочитать на камеру несколько детских пожеланий. Они были самыми разными, но такими наивными и вызывали улыбку Ивана. Какой-то Олежка просил самокат, Артему хотелось получить билет в цирк, семилетняя Танечка мечтала о наборе художника. Один мальчик спросил у деда Мороза может ли он подарить маме новый телефон, тогда старый она отдаст ему, Саше.

Вдруг взгляд Ивана упал на маленькую грязную бумажку, вырванную из тетрадного листа. Все открытки были привязаны красивыми лентами, а она лежала на еловой лапе низко и как-то боком, словно её пытались прикрепить, но не знали, как это сделать. Иван протянул к ней руку, взял и развернул листок. Крупным неровным детским почерком там было печатными буквами всего несколько слов:

«Дедушка Мороз! Подари мне папу. Пожалуйста. Егор. 5 лет.»

Иван несколько раз прочитал эти строки и вдруг что-то странно защемило у него в груди. У него тоже мог быть вот такой сын или дочь, но он отказался от своего ребёнка, приказав избавиться от него. Иван машинально сложил бумажку и положил в карман своего пальто, а потом махнув журналистам и попросив закончить съёмку, поспешил к своей машине.

Ближе к вечеру, сидя за столиком в ресторане с Ларисой и слушая её щебетание, он вдруг взял её за руку, заставив удивлённо замолчать. А потом сказал тихо:

– Лара, роди мне ребёнка.

Девушка изумлённо взглянула на него, а потом рассмеялась:

– Ваня… Ну ты что??? Какие дети??? Ты же знаешь о наших планах, сам сколько раз говорил об этом. Давай поживём для себя.

– Лариса, я хочу, чтобы у меня был сын, Егор.

– Ваня, – глаза девушки расширились, – какой Егор? Ты разыгрываешь меня? И что это за имя, Егор? Нет уж, спасибо!

Лариса презрительно фыркнула, но заметив, что Иван нахмурился, постаралась сгладить ситуацию:

– Конечно, я рожу тебе ребёнка. Только потом. А сейчас я не хочу портить фигуру. Тебе ведь нравится, что я такая худенькая и стройная? А представь меня круглым бегемотом, смешно, правда? И кожа испортится… А потом все эти памперсы…няньки…болезни детские… Ой, всё!

– Да, смешно… – проговорил Иван и больше за вечер не проронил ни слова.

Лариса обиделась на Ивана. Надо же, ему в голову пришла такая блажь, а она должна соглашаться с ним. Ну уж нет. Пусть знает, что она тоже имеет свое мнение и не собирается уступать ему во всём.

– Вызови мне такси, – потребовала она капризным тоном. – У меня разболелась голова.

– Давай отвезу тебя домой.

– Не надо! – Лариса вздёрнула свой красивый носик, встала и направилась к выходу.

Иван расплатился за ужин и вышел за ней. А когда она уехала, позвонил своему водителю, которого отпустил на сегодняшний вечер и попросил утром забрать его машину от ресторана.

– Иван Борисович, что-то случилось? Может мне сейчас приехать?

– Нет, Сева, отдыхай. Я просто хочу немного погулять по городу, подышать воздухом. Тут так хорошо, на улице…

Иван шёл долго, сворачивая то на одну улицу, то на другую, пока не оказался на площади у той самой ёлки, где был утром.

– Как же мне найти тебя, Егор? – проговорил вслух Иван. – Как помочь тебе? Порадовать хоть чем-то?

Вдруг его взгляд привлекла какая-то шевелящаяся куча, мелькавшая руками и ногами между кустов . Присмотревшись, Иван понял, что там дерутся мальчишки и, громко свистнув, поспешил туда. Четверо пацанов бросились в рассыпную, а пятый остался сидеть на земле, вытирая разбитый нос и пытаясь приладить на место оторванный рукав старенькой, затертой куртки. Мальчишка был совсем мал, но не плакал и не испугался, когда Егор наклонился к нему.

– Ну что ты, брат, живой?

– Живой, – кивнул головой мальчик. – За что они тебя?

– Я им не понравился.

– Это я уже понял, – сочувственно усмехнулся Иван, помогая мальчику подняться и отряхивая его от снега.

Потом достал платок и осторожно вытер лицо ребёнка.

– Так за что же тебя всё-таки били?

– Ну я просто хотел посмотреть, забрал дед Мороз мое письмо или нет… А они сказали, что я грязный и испачкаю ёлку. И вообще, что от меня плохо пахнет. А это неправда. Я всегда моюсь. А они так говорят просто потому что мы с мамой бедные.

– А где твоя мама?

– Вон там. Она убирает снег, а я ей помогаю. Мы с ней дворники, – стал охотно пояснять забавный и очень трогательный малыш.

– Мама отошла на минутку, а я попросился сбегать сюда…

– А-а-а. Вот оно что…– протянул Иван, улыбнувшись. – А можешь сказать мне, что ты написал в письме?

– Нет, не могу, а то не сбудется.

– Ну давай вместе посмотрим, на месте ли оно.

Иван взял мальчика на руки, и он показался ему таким лёгким, что мужчина даже удивился. Только не по размеру большая, громоздкая куртка была очень жёсткой и неудобной.

– Слушай, а мама ругать тебя будет за оторванный рукав?

– Нет! Она не умеет ругаться. Моя мама очень добрая. Только я не люблю, когда она плачет.

– А почему плачет твоя мама?

– Я не знаю. Она не говорит. Наверное, у неё что-нибудь болит. А может просто ударяется обо что-нибудь. Я иногда плачу, если ударюсь. Вот только мама плачет ночью. Я иногда слышу это. Просыпаюсь и иду к ней, а она говорит, что мне показалось или приснилось. Но я же слышу…

Иван шел, прижимая к себе мальчика и думал о том, что женщина, наверное, очень несчастная. Может быть даже пьющая.

– А где же твой папа?

– Не знаю. Я никогда его не видел. Мама сказала, что он давно потерялся и никак не может нас найти.

Вдруг ребёнок рванулся с рук Ивана и подбежал к ёлке, а потом громко закричал, приплясывая от радости:

– Нет, нет письма! Ура! У меня будет папа! Мой настоящий папа!!!

– Подожди, – сказал ему Иван, пораженный внезапной догадкой. – Ты Егор и ты просил у деда Мороза найти его папу???

– Да! – воскликнул восхищённый малыш и тут же послышался женский голос:

– Сынок! Ну куда же ты пропал?! Я тебя ищу, ищу! Егорушка, пойдём домой…

Медленно Иван повернулся на звук этого голоса и замер от изумления: в свете фонарей перед ним стояла Юля. Иван ни за что не узнал бы её в этом пуховом платке, старенькой стёганной куртке, бесформенных штанах и нелепых сапогах. Но голос…

Это был её голос…

А Юля уже взяла сына за руку и пошла с ним прочь, расспрашивая о чём-то. Она совсем не обратила внимания на стоявшего рядом мужчину, её никто не интересовал, кроме сына.

– Юля! – не выдержал Иван и шагнул за ними. – Юля, подожди, это я, Ваня. Ты что, не узнала меня?

Женщина вздрогнула как от удара, но остановилась и, обернувшись, смотрела как он приближается к ней.

– Юля! Я так рад что мы встретились, я искал тебя!

– Зачем? – она отступила назад и крепко прижала к себе Егорку.

– Ну как… Хотел помочь… Как ты живёшь, Юля?

– Как видишь.

– Юля…ну зачем ты…

– Что зачем, Ваня?! – рассердилась женщина. – Что ты хочешь от меня услышать? Что ты сломал мне жизнь? Что я обо всем жалею? Что я несчастна??? Так вот: нет, нет и нет. Но я не рада видеть тебя. А потому не удерживай нас, нам пора.

– Ты была замужем? – задал нелепый вопрос Иван.

Она не ответила. Просто окинула его презрительным взглядом, снова взяла за руку стоявшего рядом и ничего не понимающего сына и ушла быстрым шагом.

Прошло два дня.

Всё это время Иван был сам не свой. Он не мог забыть странную неожиданную встречу с Юлей, не мог понять, что его так тревожит. А ещё его страшно раздражала Лара, которая догадалась о том, что он собирается сделать ей предложение. Вот только он уже передумал. Его мысли возвращались к Юле и её сыну. Он чувствовал, что нужен им и почему-то очень хотел к ним. Садясь в машину, Иван сунул руку в карман пальто и нащупал там что-то странное. Это была записка Егорки. Мужчина поднёс её к глазам и вдруг строчки заплясали перед ним.

«Дедушка Мороз! Подари мне папу. Пожалуйста. Егор. 5 лет.»

– Боже мой! – закричал он, рванув воротник и галстук, которые душили его. – Какой я осёл! Егорка! Неужели Егор мой сын! Его глаза… У него мои глаза… Господи, ну почему я был так слеп??? Как я мог подумать, что она сделает аборт??? Идиот!!!! Ах, Юля, Юля!

Вернувшись домой, Иван не мог найти себе места и когда в дверь позвонили, бросился открывать, решив с чего-то, что это пришла Юля с их сыном. Но на пороге стояла улыбающаяся Лариса.

– Мы так плохо расстались. Я хочу помириться. Завтра уже Новый год и я не хочу встречать его без тебя. Ну, ты пустишь меня или будешь держать на пороге?

– Прости, Лара… Но не сегодня… Мне надо побыть одному…

– А-а-а, поняла. Ты готовишь мне сюрприз! Хорошо-хорошо, я не спорю! Где мы завтра встретимся? В клубе или ты приедешь за мной?

– Нет. Мы расстаёмся. Я люблю другую. У нас с ней сын. И я нужен им, а они нужны мне… Прости, Лара, прости…

– Ну уж нет! Не прощу! Ты ещё приползёшь ко мне! Ты будешь умалять, чтобы я тебя простила! А я не прощу!

Уходя, Лариса кричала ещё что-то, но Иван её уже не слышал, он набирал номер своего друга Антона.

– Тоха, ты говорил, что у тебя есть костюм деда Мороза? Слушай, дружище, мне нужна твоя помощь…

Когда в комнату общежития, где жила Юля с сыном, постучали, она удивленно взглянула на время: восемь часов вечера, кто мог прийти к ним в праздничный вечер?

Егорка, помогавший ей накрывать на стол, подбежал к двери, открыл её и ахнул: на пороге стоял самый настоящий Дед Мороз. У него в руках был большой мешок с подарками и глаза мальчишки загорелись, когда он увидел игрушки, которые стал дарить ему добрый волшебник. Юля, ничего не понимая, стояла рядом.

– Послушайте, мы не заказывали подарков, вы что-то путаете, – проговорила она, но Дед Мороз покачал головой.

– Это подарки от меня. А теперь, малыш, скажи маме, что ты написал в письме, которое повесил на ёлку?

– Я просил у тебя папу.

– Вот он. Принимай. Егорка вскрикнул, а Юля вскинула глаза и увидела Ивана, который стоял с огромным букетом алых роз.

– Прости меня, Юля… Прости за всё…  Только не гони… Я хочу жить с тобой и нашим сыном. Ведь Егорка – мой сын?

Юля прижала ладошку к губам и кивнула.

– Я забираю вас отсюда. Теперь мы будем жить вместе. Я куплю для нас дом… Юля, родная, я только сейчас понял, как сильно вас люблю…

Поздно ночью, когда счастливый Егорка, наигравшись с отцом, уснул, Иван взял Юлю за руку и посадил рядом с собой на диван.

– Мне так жаль, что отец не видит нас. Он был бы счастлив.

– Как и мой дед, – отозвалась Юля. – Мы поссорились, и я уехала. Хотела вернуться уже с ребёнком, думала, тогда он меня простит, но не успела. Дедушка умер, так и не увидев правнука. К мачехе я не поехала, она всё равно не пустила бы меня к себе. Впрочем, богатство отца не пошло ей на пользу, я слышала, что новый муж обобрал её до нитки. Теперь она живёт в квартире деда. Я не стала выгонять её… Решила, что проживу без всех, сама справлюсь… Устроилась дворником…

– Юля… Забудь всё… Ты никогда больше не будешь нуждаться… Я не отпущу тебя… Ты моя… Я тебя люблю. Ты моё счастье… Ты и Егорка… – сказал Иван и поцеловал Юлю.

Женщина вздохнула и прижалась к Ивану. Она верила, что теперь всё будет хорошо. И это было правда.

Предыдущий пост

Вы сейчас не в сети