Грустный мальчик задумался

— Я хочу маму спасти, если надо я и в детский дом пойду, и в тюрьму за маму, — сказал мальчик

Птицы напевающие с самого утра свои глупые трели порядком надоели. Хотелось встать и разогнать их всех, включить музыку погромче, лишь бы не слышать их пение. Константин злился, потому что в коем-то веке он решил поспать на час дольше, но его разбудили и не просто разбудили, разберидили внутри неистовую ярость эти птицы. Он ненавидел птиц, потому что с ними были связаны лучшие дни бизнесмена Боярцева. Ненавидел он и себя за то, что не нашёл в себе силы поступить правильно. Да и кто скажет, как было правильно на тот момент. Тогда ему казалось, что так и должно быть, а теперь он считал иначе. Тогда он был моложе, многого не понимал, а теперь стал мудрее и точно знал, что ошибки прошлого очень сложно исправить. Лучше даже не пытаться сделать это наверное.

Заставив себя встать на ноги мужчина по привычке принял душ, приготовил себе стаканчик эспрессо и пока кофе остывал успел переодеться. Константин всё делал по привычке. Все его действия были уже настолько повторяющимися, что жизнь напоминала череду серых будней, которые повторяли друг друга снова и снова. Это больше было похоже на день сурка. Словно ты застрял во временной петле и все события в твоей жизни до боли знакомы. Мужчина точно знал, как будет протекать его день. Но то, что случилось дальше выбила его из колеи и хорошенько встряхнула.

Привычно оставив машину на парковке Константин расправил пиджак и медленно побрёл к офисному зданию, около которого ему навстречу вылетел грязный мальчишка. Никогда раньше попрошайки так близко не приближались к этому месту, ведь бизнес центр находился под охраной. Константин стал смотреть по сторонам, ведь ребёнок лет десяти не должен был просить милостыню в одиночку. Хотя, кто поймёт эти хитро выдуманные схемы, согласно которым действуют попрошайки. И ведь каждый раз они придумывают новый способ вытянуть из людей побольше денег.

Мужчина уже хотел обойти мальчика, но тот не позволил этого сделать, чуть ли не в ноги бросаясь Константину. И тогда Константин решил, что если подаст ребёнку немного, то тот непременно оставит его в покое. Он сунул руки в карманы, но мелочи там не оказалось, вообще никакой налички, так как мужчина привык расплачиваться за всё картами и деньги снимал только в самом крайнем случае.

— Нету у меня денег, иди поищи себе другую жертву, — нахмурился Константин в попытке отмахнуться от мальчишки.

Но сдаваться тот не собирался. Он с надеждой смотрел на Константина голодным взглядом и не решался ничего сказать. Мужчина начал терять терпение. С одной стороны хотелось помочь ребёнку, видно ведь было, что тот голоден. Да и не ел нормально судя по всему давно, потому что это обветшавшая одежонка висела на нём как на скелете, а с другой не благотворительный фонд ведь Константин. Он и так каждый месяц сливал приличную сумму на помощь нуждающимся, а куда всё тратилось перед ним никто не отчитывался. Да и как можно верить этому мальчику, вдруг дашь ему деньги на еду, а он отнесёт их тому, кто крышует его.

— Ты мой папа, помоги… — растерянно прошептал мальчик.

Мужчина на мгновение обомлел, потерял дар речи и не знал, как ему поступить. Но прокрутив слова мальчика в голове ещё раз Константин засмеялся.

— Папа? Ты наверное спутал меня с кем-то малец.

Если честно, то Боярцев уже успел привыкнуть к тому, что ему пытались навязать чужих детей. Ведь каждый хотел нажиться на чужом. И Константин относился к таким высказыванием с иронией. Вероятно ребёнка научили, как попытаться надавить на жалость миллионеру и не только на жалость надавить. Наступить на хвост, вот как это называлось. Малец ведь угрожал имени Константина Боярцева, потому что всюду сновали журналисты, которых хлебом не корми, главное дай сплетёнку посвежее. Вот и сейчас наверняка находились где-то рядом, грели уши держа наготове свои фотоаппараты и диктофоны.

Как же сильно Константин не любил прессу. Ладно бы писали новости по факту, так нет же, перебирали всё и выдавали ложь за истину настолько искусно, что люди начинали верить им.

— Так пацан, ты похоже уже все границы переходишь.

Константин схватил мальчонку под руку и потащил его в сторону. Страшно было сломать ему что-то, ведь кости там буквально бренчали друг о дружку. Однако мальчик оказался жилистым и когда потянул руку, чтобы вырвать её, то оказал неплохое сопротивление.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

На них с Константином сосредоточились любопытные взгляды и мужчине всё это не нравилось. Того и гляди сейчас выскочит из кустов мамаша и начнёт вопить, что её ребенка обижают, а это уже статья, придётся отвалить немало денег, чтобы закрыть им рты. Голова начала болеть, то ли давление подпрыгнула, то ли просто перенервничал. Глядя на паренька Константин готов был испепелить того взглядом.

— Какой я тебе папа? Нет у меня детей и никогда не было.

Конечно, если учесть какую бурную жизнь была у мужчины в своё время, ребёнок у него вполне мог родиться, но вряд ли этот мальчишка и есть тот самый внебрачный сын, который мог бы быть.

— Мама сказала, — заикаясь пролепетал мальчик и стал шарить руками своих исхудалых карманах, — что ты мой папа.

— А больше тебе ничего мама не сказала? Что в космосе инопланетяне живут например.

— Вот посмотри, вот, — мальчик достал из кармана кольцо с нефритом и протянул его шокированному Константину.

Это украшение тот узнал бы даже с закрытыми глазами на ощупь, потому что сделал его сам и подарил любимой девушке когда-то. Он сам создавал ювелирные украшения, потому что научился этому у деда в юности. А попав в дом отца Константин пустился во все тяжкие, почувствовал вкус денег и у него просто снесло крышу. Это кольцо он подарил Юле перед разлукой, которая должна была продлиться недолго, но затянулась на всю жизнь.

— Пойдём со мной, — сглотнув ком вставший в горле процедил Константин сквозь зубы, и сжал в руке кольцо, которое ему дал мальчишка.

Конечно мужчина легко мог сделать вид, что ничего необычного не заметил, что это просто украшение, коих немало продают в подземных переходах, но он узнал его и если это действительно его сын…

Сердце неровно ударялась о рёбра.

— Аритмия это очень плохой знак в вашем возрасте, — непременно сказал бы врач Константина.

Лучше бы наверное в эту секунду была та самая аритмия, чем такой выброс адреналина в кровь.

Константин смотрел на мальчишку идущего рядом с ним и не понимал, разве можно получить привет из прошлого спустя столько лет. Он расстался с Юлией почти 12 лет назад. Конечно он часто вспоминал её, но никогда бы не посмел вернуться в её жизни снова после того, как пошёл на поводу своего отца, стремление к деньгам и решил предать свою любовь. В то время он выбрал деньги и теперь мне было прощения. Именно из-за расставание с ней, из-за самой большой потери в своей жизни, как теперь думал Константин. Мужчина ненавидел пение птиц, потому что она напоминала ему о ней, о прекрасной Юле, красивой девушки со светлой душой и большим, добрым сердцем.

Они часто проводили время на природе, на берегу озера, на крыльце дома, прогуливаясь по лесу и слушали там пение птиц. И когда Юлии не стало в жизни Константина он возненавидел чириканье, ранящие глубоко в душу. Туда, где были зарыты все чувства и воспоминания.

По пути в кабинет на Константина постоянно косились с раскрытыми ртами, словно диво дивное увидали, а мужчина злился и готов был всем глаза заклеить скотчем. Он сам не понимал зачем связался с мальчишкой, но было в этой ситуации что-то заставляющая поступить так, а не иначе.

— Ты уверяешь, что ты мой сын? — чуть сощурившись спросил Константин, когда они с мальчиком оказались в его кабинете.

— Всё так. Мама показала твои фотографии. Она сказала, что только ты помочь сможешь.

— А что же мама твоя? Допустим это правда и ты мой сын… Ты уже взрослый мальчик, скажи мне, почему мама твоя молчала все эти годы и ничего не говорила мне?

— Она боялась наверное, не хотела лезть в твою жизнь. Но теперь случилось кое-что плохое. Маму в тюрьму посадили. Мне нужна помощь. Я не прошу у тебя денег, помоги вытащить маму. Она сказала, что я могу попросить у тебя убежище, чтобы меня не забрали в детский дом, но мне это не нужно, если надо я и в детский дом пойду, и в тюрьму за маму… Я хочу её спасти, трудно ей приходилось все эти годы.

Константин рухнул в кресло, волосы дыбом встали на голове от услышанного…

Юлию посадили. Всегда примерная девочка не могла оказаться в тюрьме. Неужели она так сильно изменилось за эти годы? Вроде бы мальчик и взрослый находился перед ним. Хотя… Какой там взрослый? Пусть и речи задвигал умные, а ребёнком был ещё пацан. Ребёнком в глазах которого плескался сильнейший страх.

— Как тебя зовут малец? — поинтересовался Константин.

— Артём… Мама сказала, что так папа меня назвать хотел. Раньше она мне про тебя ничего не рассказывала, не говорила куда ты подевался, а когда приехали полицейские… у неё выхода другого не было. Сунула мне кольцо в руки и сказала попытаться у тебя помощи найти, ведь у нас никого нет, а в детский дом я идти не хотел, худо там будет…. Да и мамку никто не поможет тогда.

— Ааа, маму твою как зовут?

Константин всё ещё пытался убедить себя в том, что это не его сын несмотря на множество частей единого пазла, которые готовы были сложиться в общую картину.

— Юля. Ты ведь знаешь, как её зовут, — нахмурился мальчик. — У мамы вырезки из газет хранились в которых твоим интервью публиковали. Раньше я не понимал зачем она их все собирает, а потом до меня дошло. Не знаю уж почему она боялась мне про тебя рассказывать. Я бы не пришёл без дела, если нужда не заставила бы, как вот сейчас.

— И за что же посадили твою маму? — не переставал заваливать мальчика вопросами Константин, хоть и понимал, что должен подумать, как он может помочь.

— У нас соседка, баба Валя болела сильно. В своё время она нам помогала, как никто другой. Со мной сидела пока мама на работе была. Как бабушка мне стала. Мама работала в больнице, у неё был доступ к лекарствам, которые очень сложно достать…. В общем, мама украла необходимые для бабы Вали лекарства и её осудили. Ну, как украла… Она говорила, что договорилась, а полицейские…. ну сами понимаете, сказали что очередь нужно было ждать. Что дали бы бесплатно. А сколько ждать, если бедная старушка умирала от болей. Бабу Валю в больницу увезли, взяли её теперь под особый контроль, но вот только помрёт она уже скоро. А маму как вытаскивать не знаю. Были бы у меня деньги, чтобы взятку кому нужно дать…

— Ишь как заговариваешь, взятки, — хмыкнул Константин. — Маленький ты ещё, чтобы взятки кому-то давать.

— Зато я мужик настоящий! — возмутился Артём. — Вы не смотрите, что я мелкий. Я за маму свою, что угодно сделаю.

Мужчине вдруг показалось, что в данную минуту он общается не с ребёнком, а с состоявшимся взрослой личностью. Мальчик говорил совсем как взрослый, несмотря на то, что по примерным расчётам Константина ему было 11 полных лет.

— Ладно, давай придумаем с тобой что-нибудь, как вытащить маму твою из тюрьмы. За такое её посадить не должны. Ну, а надо будет, так взятку дадим.

— У меня денег нет, — встрепенулся Артём. — И кольцо… Его мама строго-настрого запретила продавать просто так, сказала, что только если моей жизни угрожают что-то будет и ты помогать откажешься, а в ином случае просил уберечь дорогую её сердцу вещицу.

Сердце Константина сжалось, горло снова сдавил этот противный удушливый ком. Мужчине тяжело было думать о прошлом, в котором он был так счастлив, но оставил всё. Как бы сложилась его жизнь теперь, если бы тогда он выбрал любимую женщины, а не деньги. Наверное он работал бы где-нибудь в фирме, а может стал фермером. Кто его знает, теперь уж и не угадаешь, как бы могло быть если…

Это ключевое если…

А Юля не забывала про него, берегла кольцо. Значит любила, не возненавидела. А может наоборот…

Может она хотела однажды бросить ему это кольцо в лицо и обвинить во всём, высказать всё, что копила внутри себя долгие годы…

Вызвав секретаршу Константин приказал ей заказать одежду для мальчика, а также поскорее накормить его чем-нибудь сытным и полезным пока сам мужчина будет находиться на совещании.

Константин настойчиво рекомендовал Артёму никуда не уходить из офиса, если не хочет угодить в неприятности, а секретарше заявил, что она теперь за пацана головой отвечает и если он исчезнет, то наказание окажется суровым.

Во время совещания Константин не мог думать ни о ком и ни о чём, кроме Юлии. Она всегда была слишком доброй и самоотверженной, всегда делала для других гораздо больше, чем кто-либо для неё. Она была настоящим ангелом, им и осталась…

Решив, что вытащит женщину любой ценой, но Константин боялся думать, что станет с ними дальше. Он и не рассчитывал, что Юлия примет его с распростёртыми объятьями. Хотелось спросить у мальчонки, разве не было у него за всё это время папы. Разве Юлия все эти годы жила и поднимала сына одна. Вот только стыдно было задавать такие вопросы ребёнку. Мал он ещё, хоть и пытается показаться взрослым и самостоятельным.

После совещания Константин вернулся в кабинет, где его ждал уже сытый мальчик. Вот только улыбки на его лице не было, лишь горесть, потому что Артём тосковал по матери, ведь они были одни друг у друга. Пусть мама всегда считала его ребёнком, но Артём старался помогать ей. И в небольшом дачном посёлке, где они жили всегда находил подработку. То мальчик цветы маме принесёт, то шоколадку купит. Любил Артём хоть немного побаловать мать, чтобы увидеть улыбку озаряющую её лицо. Конечно она отчитывала сына и говорила, что мал тот ещё, чтобы деньги зарабатывать, но и хвалила за самостоятельность, так как родных у Юлии не было. Больше всего на свете она боялась, что сына у неё отнимут и заберут в детский дом. Поэтому старалась зарабатывать как можно больше денег, чтобы поскорее рассчитаться с долгами в которые залезла пока Артём был маленький и часто болел. Юлия старалась ради сына, а баба Валя была единственным человеком, который помогал. Артём понимал, как сложно было матери решиться на тот шаг. Она долго мучилась, терзала себя сомнениями. А ещё он знал, что её подставили. Видел по искажённому лицу матери, как сильно она удивилась, когда полицейские сказали, что много ампул с препаратом она украла.

— Я всего одну взяла, чтобы человеку помочь. Вы с ума сошли, зачем мне столько? — рыдала Юлия.

— А кто тебя знает, может наркодиллером сплавляешь. В общем сидеть теперь тебе очень долго и света белого не видать.

Артём в это время прятался, трясся и боялся, что его заметят. А мама перед тем как открыть дверь полицейским заранее дала сыну инструкцию, как и что делать, если её уведут…

И вот теперь мальчик сильно переживал, боялся даже думать, что станет с мамочкой. Она конечно же боялась идти на этот шаг из-за сына. Опасалась, что его в детский дом заберут, но и бросить бабушку умирать в муках не могла. Хотела хоть немного помочь той, облегчить страдания.

Каково теперь было Юле, которая даже не знала, что стало с её сыном. Успел ли Артём сбежать и добрался ли до отца. Наверняка мама сходила с ума и Артём желал поскорее утешить её.

Константин позвонил своему хорошему знакомому и попросил того пробить информацию, куда отвезли Юлю и насколько всё плохо. Пока он попытался отвлечься на делах, полностью игнорируя присутствие собственного сына в кабинете. Да и с чего ему быть уверенным, что он на самом деле его ребёнок. Вдруг Юлька родила от кого-то другого…

Вот только теперь искоса поглядывая на мальчика Константин замечал определенное сходство с собой в детстве. Словно смотрел старые фото в альбоме…

Знакомый перезвонил скоро и назвал круглую сумму, которая перебьёт то, что уже была оплачена за фабрикацию дела. Удалось выяснить что главный врач больницы в которой работала Юлия уже давно точил на девушку зуб и воспользовался её маленькой оплошностью, чтобы надолго избавиться от этой слишком правильной девушки, которая всегда и во всём пыталась добиться справедливости.

Ни секунды не раздумывая Константин перевёл нужную сумму и засобирался. К тому времени для Артёма успели привести одежду и мужчина велел тому переодеваться. На косые взгляды своих подчинённых мужчина не обращал никакого внимания. Он решил, что сейчас заберёт Юлию из следственного изолятора, отвезёт их с Артёмом домой и на этом история с новоиспечённым сыном завершится…

Однако стоило ему увидеть девочку из прошлого и голова пошла кругом. События которые принесли немало приятных и запоминающихся минут оттоком нахлынули и сложно было как-то совладать с ними. Юлия не смело посмотрела на Константина и поблагодарила его за помощь. Она сказала, что непременно отблагодарит его, но мужчина не нуждался в благодарностях. Единственное чего он неистово желал, поговорить с Юлей, об этом он и упросил её. Всего один разговор…

Привезя их с мальчиком домой Константин решил, что жить Юля с ребёнком в этом месте точно не будет. Он хотел взять всё на себя и купить им новое жильё. Оставалось только убедить Юлию принять столь скромный подарок и не посчитать, что он пытается таким образом искупить свои грехи. Константин был уверен, что сможет сделать это, пусть и не сразу.

Юлия поведала Константину, что главный врач её уже давненько ухлёстывал за ней, пытался склонить к постельным отношениям, несмотря на то, что у него уже есть жена и дети. Конечно же Юлия отказывала, за что мужчина пообещал жестоко отомстить и однажды ударить, когда она даже не будет этого ждать.

— Я не украла лекарства. Я долго добивалась разрешения и в итоге мне позволили взять одну ампулу, но всё это оказалось ловушкой. Не знаю, чтобы я делала если не ты… Ты выручил меня и Артёмку.

— Почему ты не сказала мне раньше, что у меня есть ребёнок? — с обидой в голосе спросил Константин, хоть и одёрнул себя.

Ведь кому-кому, ему точно не имело смысла обижаться на Юлию. Потому что он сам во многом виновен перед ней, в том числе и в том, что она не рассказала ему правду о сыне.

Какое-то время Юлия молчала словно пыталась собраться с мыслями, подобрать правильные слова, а затем посмотрела на Константина с грустью.

— Я пыталась… Нашла твой городской адрес и пришла чтобы рассказать о беременности, но твой отец выгнал меня. Сообщил, что ты женишься, а потом прогремела новость о свадьбе… Что я должна была делать? Ты на связь выходить не желал. Ничего не сказал мне. Даже о том, что жениться на другой собрался, а я ждала тебя…

— Это был договорной брак. Мы развелись через несколько месяцев после слияния компаний, — постарался оправдаться Константин. — Знаю, что мне нет прощения, но я очень бы хотел, чтобы ты нашла в себе силы подарить мне его. Отец ничего не сказал мне о ребёнке, я не знал… Но это ничуть не убавляет моей вины…

Константин поднялся на ноги, попрощался с юлией и уехал понимаешь то, что им обоим нужно время. Ему следовало свыкнуться с мыслью, что у него есть сын, а Юле просто обдумать всё, принять решение, готова ли она снова довериться тому, кто предал однажды. Константин знал, что теперь всё сделает, чтобы эта женщина была счастлива. Да вот только сомневался, что она поверит ему на снова.

Мужчина стал частенько заглядывать в гости к своей бывшей невесте и сыну с подарками и однажды мальчик позвал его на серьезный разговор.

— Ты маму мучить прекращай. Спасибо, что помог, но тебе определиться нужно. Или прощение у неё проси нормально и живите вместе, или перестань сюда просто так приезжать. Мама плачет каждый раз украдкой после твоих визитов, страдает до сих пор… Не могу я смотреть на её страдание. Не для того ведь за помощью к тебе обращался.

Константин гордился своим сыном, смышлёным и смелым не по годам.

Он всё-таки решился и поговорил с Юлей. Женщина нашла в себе силы, чтобы простить мужчину и отпустить все обиды шагнув из прошлого в настоящее, через огромную пропасть, которая когда-то разделила их. Юлия с сыном переехали в дом Константина. Артёма перевели в частную гимназию, где он мог бы неплохо реализоваться и развивать все свои способности. В газетах продолжали писать статьи о том, что миллионер подобрал бездомного мальчика и признал своим сыном. Журналисты пытались полить Константина грязью по заказам конкурентов, но никакой выгоды с этого не получали, потому что мужчина не вёлся на провокацию. Это для отца Константина имело значение мнения журналистов, но уже несколько лет того не было в живых.

Однажды Константин решился пойти на интервью. Хоть и честно рассказал о неверно принятых решениях в прошлом и о своих ошибках надеясь, что кто-то последует его совету и не наступит на грабли, которые хорошенько оглушили его в своё время. Главврач больницы в которой работала Юлия понёс наказание. Константин постарался сделать так, чтобы мужчина горько пожалел о содеянном и до конца дней своих запомнил, что поступать так бесчеловечно нельзя. Баба Валя дожила остаток своих дней в лучшем месте, где за ней ухаживали и облегчали болезненные ощущения. Юлия была благодарна Константину за то, что он позаботился о той женщине. Она видела, что мужчина изменился, именно поэтому она и простила его…

Следующий пост

Вы сейчас не в сети