Красивая девушка милая скромная симпатичная студентка

Ах, ты дрянь! Воронка! А деньги где? — кричал парень

Лена едва не плакала, выходя из института – вот и всё, стипендии ей в следующем семестре не видать, как своих ушей. Сдала на тройку психологию. Обидно так! И ладно бы, если преподаватель её валил, так нет! Сама виновата! Не доучила, впервые в жизни понадеялась на авось. Но нет! Не вышло. Билет был простой, а она его просто не учила – что помнила из лекции, то и рассказала. А помнила она мало. Преподавателю даже спасибо, что на пересдачу не отправил. Нет, но Лене так бы не помешала стипендия…

В последнее время с деньгами вообще туго стало. Мама заболела и ушла с работы. Теперь из дома занималась тем, что проверяла задания ребят по математике в какой-то онлайн-школе. Брала немного работ – сколько могла. Почти все заработанное уходило на лекарства. Инвалидность не дают, до пенсии ещё далеко. Коммуналка и еда – полностью лежали на плечах Лены. Она, как мама заболела, тут же нашла подработку – устроилась техничкой в кафе. Туда и спешила каждый вечер из института. А по ночам зубрила предметы. Уставала Лена сильно, поэтому и к экзаменам в этот раз, не смогла достойно подготовиться. Понадеялась, что повезет, но не повезло…

Лена тихонько вошла в квартиру и замерла в прихожей – похоже, мама спит…

Это и хорошо, не надо было, чтобы она сейчас видела её расстроенное лицо. Девушка быстро собралась у себя в комнате на работу, проскользнула на кухню, чтобы выпить чаю…

— Доченька! – услышала она слабый голос своей мамы Анны Сергеевны, — ты вернулась?

— Ага, мамочка, но я уже ухожу! – бодро ответила ей Лена, вытерла слёзы и даже попыталась улыбнуться.

И вовремя…

В кухню заглянула Анна Сергеевна. Лена с болью отметила, как похудела мама, синяки эти чёрные под глазами появились. Сердце…

Нужны дорогие лекарства, а ещё лучше – операция. Но где на них взять денег?

— Как экзамен, милая? – спросила Анна Сергеевна и тревожно скользнула взглядом по лицу дочери, заметила красные глаза, — сдала?

— Сдала, нормально всё, мамочка! – Лена вновь попыталась улыбнуться, но губы дрогнули. – На тройку, правда.

— Ну, ничего! Ничего… Сдала и слава богу! Главное хвоста на осень осталось, — выдохнула Анна Сергеевна.

— Стипендия вот только накрылась…

— Да и ладно. Доченька, ты не расстраивайся! Проживём как-нибудь. Я, дай Бог, за лето поправлюсь. Может, и в школу выйду на работу. А ты тогда бросишь полы мыть. Не дело это разрываться между институтом и этой забегаловкой. Тебе учиться надо.

— Мамочка, милая моя, — Лена обняла женщину и прижалась головой к её плечу, — я не разрываюсь. Я уже привыкла.

— Но в учёбе-то съехала. И это всё из-за меня.

— Не говори так! Просто не повезло в этот раз! Мне совсем не тяжело совмещать учёбу и работу. Ладно, я побежала, а то опять опоздаю. Хозяин ругаться будет!

Лена чмокнула мать в щеку и побежала к выходу. А Анна Сергеевна потом, глядя на неё через окно, только горько вздыхала – взвалила на себя девчонка в девятнадцать лет слишком много: и учёба, и работа, и она еще на шее ее сидит. Как помочь дочке? Анна Сергеевна и рада бы вернуться в школу, но медкомиссия её не допустит к работе – а что, если приступ прямо на уроке случится? Вот только и остается довольствоваться тремя-пятью тысячами в месяц, которые она получает за проверку домашних работ в онлайн-школе…

А Лена торопилась в кафе. Про экзамен она уже не думала. Мама права: сдала и ладно. Лену беспокоили другие мысли. Маме нужна операция. Она уже год стоит на очереди на бесплатную операцию, и будет еще долго стоять. А болезнь прогрессирует. И врач говорит, что затягивать нельзя. Да там и сумма-то не такая и великая — около трехсот тысяч рублей. Но их нет. И кредит никто им не даст. Лена ведь работает неофициально, а мама больна. Неплатежеспособные они. И так обидно! Были бы какие лентяи. Но ведь нет! Анна Сергеевна столько лет в школе работала, дочку почти с рождения одна растила, отец Лены погиб, когда той и двух месяцев не было. И Лена всю жизнь старается. В школе хорошо училась, на бюджет смогла поступить в педагогический университет – пошла по стопам мамы. Но только нищета эта словно прилипла к ним, по пятам всю жизнь идет. И помочь им некому…

Сами, как могут, болтыхаются в этой жизни. В тот вечер в кафе было шумно: гуляла подвыпившая компания каких-то мажоров. Сынки и дочки богатеньких родителей – это сразу понятно. Одеты дорого, деньгами сорят, на работников кафе смотрят свысока. И шутки у них всё сводятся к тому, чтобы высмеять всех вокруг и показать, какие они успешные и богатые. Девчонки-официантки терпеливо выполняли их заказы, делая вид, что не замечают усмешек. Бармен равнодушно взирал на происходящее, прикидывая, чего эта золотая молодежь еще такого закажет. А охранник поглядывал на часы – пора бы уже и сворачиваться…

Лена, убирая у стойки, тоже посматривала на время – здесь действовало правило, что кафе работает до последнего клиента. И когда эти клиенты на выход соберутся? Ей ведь ещё весь зал драить. Так можно и до утра тут задержаться. Но тут компания зашевелилась, обсуждая какой-то ночной клуб, туда засобирались.

— Без меня не уходите! – крикнул один из них, долговязый парень лет двадцати с длинными волосами.

Под скользкие шутки своих приятелей он скрылся за дверью санузла, сжимая в руках небольшой портфель…

Вскоре появился вновь, и вся компания ринулась к выходу. Наконец-то все ушли…

— Они ещё и машины поведут, — качая головой, сказала официантка Катя, глядя в окно, как усаживается подвыпившая компания в два импортных автомобиля.

— Им всё позволено, — вздохнул охранник Костя, — думаешь, если гаишники их остановят, то права отберут?

— Были бы они, права эти, — усмехнулся Борис, тот самый бармен, — их ещё и по домам с почестями развезут. Знаете, чьи это детки? Там была дочка прокурора, потом сын депутата, ещё у одного отец в стройотделе мэрии работает. А этот длинноволосый знаете, кто?

— Кто? – отозвалась Лена.

— Это сынок крупного бизнесмена. Как говорится, владелец заводов и пароходов.

— Того самого Колыванова, владельца порта? — ахнула Катя.

— Он самый, — фыркнул Борис, — что, понравился?

— Да ну его, — покраснела Катя, — сразу видать скользкий тип.

Работники кафе ещё обсуждали золотую молодежь, а Лена зашла в санитарную комнату, чтобы набрать воды для того, чтобы мыть пол. И тут она заметила на тумбе у раковины небольшой чёрный кожаный портфель – тот самый, который сжимал в руках длинноволосый сынок местного олигарха…

Первым желанием было окликнуть ребят из зала и сказать о находке…

Но вдруг Лена замерла…

Она вспомнила про вечное безденежье… а у мамы опять кончаются таблетки. На них около пяти тысяч надо. А денег нет! Что если…

Лена осторожно заглянула в портфель. Там была какая-то бухгалтерская отчётность, договор…

Девушка даже облегчённо вздохнула – словно черт её попутал. Нет, она бы не взяла чужое. Но какое-то секундное помрачение было – вот почему всем все, другим — ничего…

И тут вновь червячок сомнения шевельнулся в душе… а что если потребовать у хозяина портфеля вознаграждение за то, что она нашла бумаги – ведь понятно, что это важные документы. И тут же вновь отмела эту идею. Нет, она так не сможет. Не так её мама воспитывала.

Лена открыла портфель и заметила небольшой картонный листочек – визитка. «Алексей Колыванов» – было написано на ней и номер телефона. Девушка решила всё же не сообщать в кафе о находке. А завтра утром позвонит этому Алексею Колыванову и скажет ему о портфеле. Ничего она требовать не будет, может быть, он сам догадается о вознаграждении. Оно бы было сейчас так кстати…

Лена вновь вспомнила про таблетки для мамы…

Девушка спрятала портфель в ведро, унесла его в раздевалку и там засунула в свой рюкзак. Потом спокойно принялась убирать кафе. Нет, она не надеялась на то, что ей с неба упадут миллионы. Но тот, кто за вечер спускает столько, сколько она получает за месяц, может быть, догадается хоть немного отблагодарить. Сам догадается…

Утром она позвонила по номеру, указанному в визитке. Ей ответил сонный голос:

— Слушаю…

— Алексей? – немного волнуясь, сказала Лена, — здравствуйте. Я вчера в кафе нашла ваш портфель.

— Портфель? – голос парня оживился, — Точно! В кафе! А я думал, где же я его оставил! И что вы хотите?

— Вернуть его вам хочу, — робко ответила Лена.

— А, ну понятно, куда ехать, говорите?

Лена назвала свой адрес…

Через час у её подъезда остановилась новенький лексус. Лена уже стояла на улице и ждала, прижимая портфель к груди.

— Ты звонила? – в машине со стороны водителя опустилось стекло, и выглянул вчерашний длинноволосый парень.

— Я, — кивнула Лена и подошла к машине, протянула портфель, — вот, вы забыли вчера.

— Спасибо, — усмехнулся парень и, не выходя из машины, высунул руку, — надеюсь, там всё на месте.

— Что вы! Я ничего не брала, — покраснела девушка, — я понимаю, что эти документы важны…

— Документы? – вскинул брови парень и расстегнул портфель, заглянул внутрь.

На секунду замер, потом аж побелел от злости:

— Ах, ты дрянь! А деньги где?

— Какие деньги? – растерялась Лена, — там были только бумаги…

— Значит, ты там шарилась?

— Но как бы я узнала ваш адрес? Там же визитка была.

— Всё ясно! Деньги украла и решила честной прикинуться! – злобно прошипел парень, — Ну нет! Тебе это с рук не сойдёт!

Напрасно Лена убеждала его, что она ничего не брала, умоляла ей поверить. Этот Алексей и слушать её не стал – вызвал полицию…

И уже через полчаса Лена давала объяснения в полиции. Следователь долго и скрупулезно её допрашивал – мол, почему в кафе не сообщила о находке. Вначале Лена мялась, стыдно было признаться. А потом разрыдалась и выложила всё – о больной маме, о её операции, о дорогих лекарствах.

— Вы поймите, — вытирая слёзы, говорила она следователю, — я ничего не брала. А портфель решила лично отдать, надеясь хоть на небольшое вознаграждение. Но я не требовала ничего. Думала, сам догадается. Для него тысяча-другая – это копейки, а для меня… Даже не для меня, а для мамы…

Девушка залилась слезами. По-детски, наивно…

Да она, по сути, и была ещё ребёнком. Только девятнадцать лет…

Не ожидала Лена, что люди бывают такими подлыми.

— Ой, девочка! — вздохнул пожилой следователь, — по-человечески я тебе верю. И даже понимаю. А вот по фактам… Твои отпечатки обнаружены внутри портфеля. Там среди бумаг даже упаковка от денег была. И там тоже твои отпечатки. Вот как объяснишь?

— Я, наверное, когда бумаги доставала посмотреть, задела их, — всхлипнула Лена, — да, там были какие-то бумажки на дне, я даже не обратила на них внимание.

— Плохо, — покачал головой следователь, — Алексей Колыванов утверждает, что в портфеле было пятьсот тысяч рублей. Денежная упаковка из банка говорит о том же…

— Что же теперь будет? – в страхе прошептала девушка.

— Будем разбираться. Но сразу предупреждаю: если деньги не найдутся, то тебе грозит реальный срок. Так что если брала – лучше отдай.

— Я не брала…

— Разберёмся, — сухо кивнул следователь, — вот тебе подписка о невыезде. Пока свободна.

Лена вышла из отделения. Слова следователя: «Пока свободна» — били в голове набатом. Пока…

Надо что-то делать. Но что?

Дома в прихожей ей в нос ударил резкий запах сердечных капель. Мама лежала на диване, бледная, как мел.

— Доченька, — тихо проговорила Анна Сергеевна, — у нас полиция была, обыск делали. Понятые… Стыд какой. Леночка, говорят, ты деньги украла?

— Мамочка, я ничего не брала! – разрыдалась Лена и упала перед матерью на колени, — я клянусь тебе!

И она рассказала Анне Сергеевне все, как было.

— Зря ты понадеялась на его порядочность, — вздохнула женщина, — это такой сорт людей, которая себя выше других ставит. Мы для них как прислуга… Думала, отблагодарит… Ага, отблагодарил. Эх, милая моя! Какая ты у меня ещё маленькая! Маленькая, наивная девочка… Он же специально этот портфель в кафе оставил, чтобы потом обвинить сотрудников кафе в воровстве. А тут вон как вышло – ещё лучше! Зря ты портфель из кафе взяла.

— Это я теперь понимаю, — всхлипнула Лена, — но что делать?

— Надо идти к нему и просить его забрать заявление, — подумав, ответила Анна Сергеевна. – дай мне его номер телефона.

— Что ты! – Лена даже отшатнулась, — я сама! Я сама буду с ним разговаривать!

— Да что ты сама? – Анна Сергеевна села на диване, — ты уже наворотила дел.

— Нет, мама! Я сама заварила кашу, сама и расхлебывать буду! Я смогу! Вот увидишь! А тебе нельзя волноваться!

Анна Сергеевна только вздохнула в ответ. Наверное, Лена права. Знает она эту породу – детей богачей, зарвавшиеся молодчики, которые считают, что весь мир им принадлежит. В школе в последние годы приходилось сталкиваться, и немало сил уходило, чтобы разговаривать с ними ровно и спокойно. А сейчас она просто физически не справится с волнением. А сердце вон как колотится.

— Ты поговори с ним, детка, по-хорошему поговори, — гладя по голове Лену, сказала наконец Анна Сергеевна, — будем надеяться, что всё разрешится.

Но ничего не разрешилось…

Лена несколько раз звонила по тому самому номеру – Алексей сбрасывал её звонки. А потом позвонил хозяин кафе и сказал девушке, что уволил ее. Мол, воры в его заведении работать не будут.

На следующий день Лену вызвали в полицию и объявили, что открыли уголовное дело по факту кражи. И никто не слушал девушку, в полиции лишь глаза отводили и говорили, что если не хочет сесть, то надо вернуть деньги и решить всё с Алексеем мирно.

И тут в Лене пробудилась какая-то злость! Она не преступница! Ничего чужого она не брала! Да, хотела схитрить, но не более того! А её уже все воришкой считают. Нет, она всем докажет, что она не виновата! Лена решила во что бы то ни стало встретиться с этим Алексеем. В социальных сетях она нашла о нём кое-какую информацию и выяснила, где он бывает чаще всего, где работает. Оказывается, он трудился в офисе своего отца – бизнесмена Дмитрия Колыванова. Вот туда Лена и пошла…

Но на входе в здание её задержал охранник – нет пропуска, значит, не зайдёшь…

И тогда Лена стала караулить Алексея рядом с офисом. Где-то ближе к обеду к зданию подъехал уже знакомый ей «Лексус», из него вышел Алексей. Девушка окликнула его.

— Чего тебе? – небрежно кинул ей через плечо парень и направился к входу.

— Пожалуйста, давайте поговорим! – Лена догнала его и перегородила дорогу, — выслушайте меня…

— Да? – с усмешкой спросил Алексей, — за минуту справишься? Ну, давай, мне даже интересно.

Лена, волнуясь, начала вновь объяснять, что денег в портфеле не было. Алексей слушал, прищурив глаза.

— Заберите заявление, — сказала Лена, — поймите, у меня больная мама. Она так переживает.

— А наплевать! – резко сказал Алексей, потом он наклонился к девушке и тихо проговорил, — ты что думаешь, нищебродка, на жалость можешь давить? Не получится! Ты должна мне пятьсот тысяч!

— Я же их не брала. И вы знаете это…

— Знаю, — вдруг усмехнулся Алексей, — но этого не докажешь. Все верят мне, а не тебе. Почему? Да потому что я — уважаемый человек! Мой отец известный бизнесмен. А ты кто? Поломойка, насколько я знаю? Вот и получай! Так вас дур учить надо!

— Учить? – бледнея, прошептала Лена.

— Да, — Алексей довольно хохотнул, — чтобы ручонки свои поганые куда не следует не тянули.

— Но я же всё отдала! Денег там не было.

— Не было, — с усмешкой согласился Алексей, — какая жалость, да? Открою тебе секрет: я их сам потратил! А портфель специально оставил. В тот вечер была отличная туса! Классная девица мне попалась! И очень кстати оказалась наличность, которую отец попросил положить в ячейку. Но вот незадача… Деньги украла поломойка!

Он довольно засмеялся и пошёл к офису. Лена кинулась за ним.

— То есть, вы не скрываете, что сами потратили? Тогда зачем на меня наговариваете?

— Ты совсем глупая? Думаешь, я в этом отцу признаюсь, — раздраженно ответила Алексей, — дай пройти!

— Я об этом расскажу следователю!

— Да кто тебе поверит! – засмеялся Алексей, — наивная дурочка!

— Но вы же сами мне это сказали!

— Я? Тебе показалось! – довольно ухмыльнулся Алексей и пошёл дальше.

А Лена осталась стоять у офиса…

Сердце её бешено колотилось…

Неужели у неё всё получилось? Даже не верилось!

Девушка отошла от офиса и осторожно достала телефон из кармана. Диктофон работал. Запись была довольно чёткой…

Да, это и был план Лены. Она и сама не верила, что Алексей так легко расколется. Видимо, безнаказанность затмила его чувство самосохранения. Но что же делать дальше? Идти в полицию? Девушка знала, что в суде подобные записи не учитываются. А может быть, зайти с другой стороны?

Накануне она всю ночь штудировала соцсети, интернет. Прочитала не только про этого Алексея, но и про его отца. И там много хорошего писали про Дмитрия Колыванова. Вроде как человек порядочный, честный…

Лена решила идти ва-банк. Ему-то она и предоставит эту запись. Только как прорваться к бизнесмену? В офис просто так не пустят…

И тут она увидела, как из здания вышел мужчина средних лет, а рядом с ним – Алексей. Елена поняла, что это и есть Дмитрий Колыванов. Он был явно чем-то не доволен.

— Ты совсем от рук отбился! – выговаривал мужчина сыну, — на работе появляешься, когда вздумается. Проект завалил. Ты вообще, чем думаешь? Ты же будущий глава этой фирмы. Как я тебе могу все оставить? Нет, ты у меня точно в армию пойдёшь, там тебя перевоспитают!

Алексей что-то бормотал, оправдывался. Они подошли к темному внедорожнику…

И тут Лена решила: была – не была!

— Дмитрий Николаевич, можно вас не секундочку! – девушка смело шагнула вперёд.

Мужчина с недоумением повернулся в ее сторону. Алексей, увидев её, аж покраснел от злости.

— Это та самая воришка, — сказал он отцу, — сейчас тебе будет клясться, что не брала денег. Но, отец, больше некому! Поехали, не слушай её!

— Девушка, мы встретимся с вами в суде! – сказал бизнесмен и отвернулся.

— Дмитрий Николаевич, ваш сын лгун! — с отчаянием проговорила Лена, — Это он украл деньги. Как понимаю, ваши!

— Что вы говорите? – Дмитрий Николаевич с удивлением обернулся вновь, — вы понимаете, что это серьёзное обвинение?

— Понимаю, мне терять нечего! – вскинув голову, ответила Лена.

— Папа, да поехали, не слушай эту сумасшедшую. – Алексей заметно занервничал и пошёл красными пятнами.

— Почему же? – ответил ему мужчина, задумчиво посмотрел на девушку, на сына… — Я хочу послушать. Пройдёмте в офис!

И вскоре они втроем сидели в кабинете Дмитрия Николаевича. Алексей думал, что Лена сейчас начнет пересказывать их разговор, и уже подготовился – он сможет убедить отца в лживости этой девицы. Но Лена достала телефон…

— Может быть, денег у меня и немного, — смело посмотрев на Алексея, сказала девушка, — И телефон у меня не дорогой… Но в нём хороший диктофон. Часто на лекциях пользуюсь. Дмитрий Николаевич, послушайте этот разговор.

И Лена включила запись, где Алексей признавался в краже денег…

Дмитрий Николаевич слушал и всё более мрачнел.

— Ну, ты и подлец! – наконец проговорил он и грозно посмотрел на сына, — завтра же пойдёшь в военкомат! Больше отмазывать от армии я тебя не буду. И никакие уговоры твоей матери не помогут! Ты совсем с катушек слетел. За ночь потратил полмиллиона на какую-то… Прости господи… И обвинил в краже девчонку, почти ребёнка. Тебе не стыдно?

— Папа, но я растерялся, — забормотал Алексей что-то в своё оправдание.

Но Дмитрий Николаевич его не слушал, а набирал уже номер знакомого военного комиссара…

Словом, история эта для Лены закончилась вполне благополучно. Её дело закрыли, все обвинения сняли. Более того, Дмитрий Николаевич, узнав о проблемах девушки, оплатил операцию Анне Сергеевне – в качестве моральной компенсации за непутевого сына. А ещё он взял Лену на работу – делопроизводителем. Три дня в неделю, на неполный рабочий день – и это удачно совмещалось с учебой девушки. Зарплата была выше в разы. Плюс в будущем был возможен карьерный рост.

А Алексей ушёл служить. Через год он вернулся другим человеком — перевоспитала его армия. И теперь он стал настоящим помощником своего отца, от прежнего легкомыслия не осталось и следа. Он попросил у Лены прощения за свой поступок. И сейчас они общаются. Как друзья… а как дальше – время покажет.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Девушка красивая с цветами
С милым рай и в шалаше

- Иди-иди, чего ты на меня уставилась, - нахмурился Валерий, глядя на падчерицу. - Мамки твоей больше нет, жалеть тебя...

- Иди-иди, чего ты на меня уставилась, - нахмурился Валерий,...

Читать

Вы сейчас не в сети