Девочка рыжая собака

Судьба

— Убирайся, видеть тебя не могу! — Дима вытолкнул Лизу из квартиры, кинул в след куртку и захлопнул дверь.

«Надо немного погулять по парку, он сейчас успокоиться и можно будет вернуться домой,» — думала Лиза, медленно и тяжело спускаясь с 5 этажа по крутой лестнице.

— Как же, домой…

На самом деле дома у неё не было. Квартира в которой она жила последние семь месяцев принадлежала Диме. Она досталась ему в наследство после смерти в матери, два года назад. А Лизу он только терпел, и то не всегда. В пьяном виде вечер обычно заканчивался именно так, как сегодня. Дима выгонял её на улицу и она могла вернуться только, когда он засыпал и это не раньше чем через час, а то и два. В подъезде, в тайном месте у неё лежал запасной ключ от входной дверью. Она тихонько открывала замок, на цыпочках шла к дивану и ложилась на него стараюсь, чтобы не заскрипел. Утром вставала пораньше, готовила завтрак и уходила из кухни, чтобы не мозолить Диме глаза.

Он никогда не извинялся. Хорошим знаком было, если разговаривал, как ни в чём не бывало, а потом шёл на работу. Хуже, если молчал и смотрел со злостью: значит вечером снова явится пьяный и опять надо будет уходить гулять в парк. В тёплую погоду было даже приятно подышать свежим воздухом, посидеть на скамейке.

Но в конце октября стало холодать и живот у Лизы уже вырос такой, что ходить было тяжело. Врачи ставят срок родов через две недели.

Лиза не чувствовала холода, ей было душно, жарко. Она не захотела одевать куртку, даже когда вышла из подъезда. Так и осталась в свитере и растянутых, спортивных штанах. Хорошо что ботинки успела надеть, а то бывало, что и в тапочках гуляла. Лиза сильно вспотела и очень устала, голова гудела, а ноги не слушались. Предел её сил похоже исчерпан. С большим трудом она дошла до своей любимой скамейки в парке, как будто спрятанный от людских глаз за кустами самшита, тут как всегда она сможет спокойно отдохнуть.

Подул холодный, сильный ветер, но и он показался очень приятным и свежим. Она закрыла глаза и предательские слёзы поползли по её щекам. Всё, о чём она когда-то мечтала уже давно разбилась в пух и прах…

***

Чуть больше года назад, после окончания колледжа, да ещё с отличием, она устроилась на работу поваром в столовую воинской части. северного городка, где родилась и выросла. Дима тут проходил срочную службу. Хрупкая 19-летняя девушка сразу приметила долговязого, худощавого парня, которого почему-то хотелось накормить. И накладывала порции ему всегда побольше, выбирая лучшие кусочки. Подавала с улыбкой, но он не проявлял к ней никакого интереса в отличие от других военнослужащих не выпускавших шанса пообщаться с приятной девушкой. Но Лизу как будто тянуло именно к Диме и часто украдкой она смотрела на него в столовой и на плацу, когда проходила мимо. Почему ей понравился этот замкнутый парень она и сама не понимала.

Однажды он застал её на кухне одну, подошёл с суровой решимостью, поцеловал в губы чуть не до крови, а потом потянул за руку в кладовую. Подперев дверь шваброй церемониться не стал, сразу приступил к делу грубовато и нагло. Девушка испугалась и слово вымолвить не смогла, когда он шарил по телу.  Бросил на мешки с мукой, сам навалился сверху. Лиза беззвучно плакала от боли и обиды: не так она представляла себе свой первый раз…

Хорошо, что это быстро закончилось. Дима встал, застегнул штаны, отряхнулся и вышел…

Он потом стал приходить снова и снова, когда знал, что Лиза на кухне одна. Она не противилась, покорно шла в кладовую, думала что может так и должно быть, может вот такая есть любовь. Это в книжках, да в фильмах прекрасные принцы и галантные кавалеры, а в реальности Дима.., как продолжение и без того нелёгкой судьбы…

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Лиза сколько себя помнила жила с бабушкой, мамой отца. Пока была маленькой не знала, почему так получилось, что при живых родителях дочке места рядом с ними не нашлось. Когда подросла, бабушка и рассказала, что семья её родителей считается неблагополучной. Мать лишили родительских прав в отношении двух старших сыновей. Лиза с ними даже не была знакома. Когда отец мальчиков попал в тюрьму, мама нашла утешение в алкоголе, а когда он там умер то вино в доме не переводилось, в отличие от еды. Бывало, что братья часто голодали. Кто их потом усоновил бабушка не рассказывала, да она и не знала.

А папа Лизы, второй муж мамы…

Все думали, что с ним она возьмётся за ум. Поначалу так и было: оба работали, обустроили дом, завели кур и коз. Мама три года вообще не пила, а когда родилась Лиза что-то пошло не так. Отца уволили с работы и как-то бабушка застала их обоих за бутылкой самогона. В доме грязно, еды никакой, годовалая Лиза плачет в кроватке. Тогда и забрала её бабушка к себе. Родители редко приезжали, но Лиза по ним и не скучала, с бабушкой ей было хорошо и спокойно…

Девушка кончила 9 классов, поступила в колледж, выучилась на повара. Бабушка мечтала выдать замуж за хорошего парня, да не успела, скоропостижно умерла, когда Лиза только диплом получила. Бабушкин дом по наследству перешёл отцу и он решил его продать, не заботило его то, что дочь останется без жилья. Отец сказал, что Лиза может и с родителями жить, а ему деньги нужны, чтобы с долгами расквитаться…

Обрадовалась Лиза, когда сосед помог ей устроиться в воинскую часть поварам, как только появилось место. Там и койку в комнате ей выдали в общежитии для гражданских. Когда Лиза увидела Диму, мечта уехать с ним плотно засела в голове. Казалось, что это может стать счастливым поворотом в её судьбе. Наверное ещё и поэтому покорно приняла его грубоватые отношения. Надеялась, что увезёт с собой, женится. Говорила она ему об этом, а он только отмалчивался…

Когда служить ему оставалось полмесяца он пришел к Лизе и просто сказал:

— Если хочешь ехать со мной, собирайся.

Девушка не верила своему счастью, тем более, что уже знала о своей беременности. Надеялась, что Дима обрадуется, что станут они законным мужем и женой. Только получилось всё по-другому.

Когда она поселилась в квартире Димы, его сосед рассказал неприятную историю. Диму в армию провожала девушка Таня. Все называли её невестой, она обещала ждать. Только вот не прошло и полгода, как она уехала в другой город. Пошли слухи, что появился у неё новый ухажёр, что приезжала на машине с каким-то парнем. Диме об этом сообщили. И когда оставалось ему служить последний месяц, Таня вышла замуж. Вероятно Дима пережив такое предательство озлобился на весь мир, особенно на девушек. После этого разговора Лизе стало понятнее его отношение к ней. Похоже любви от него пока ждать не придётся. Она всё равно надеялась, что когда нибудь жизнь изменится в лучшую сторону.

Дима разговора о женитьбе не заводил, Лиза решила сама и получила первый скандал. Он прямо сказал, что не любит её и скрывать не намерен. Что сам не знает зачем её привёз. Наверное хотел отомстить Тане. Да, только она счастлива с другим, а ему мучатся с Лизой и ребёнок ему не нужен.

— Хочешь аборт делай, хочешь рожай, дело твоё! Хочешь живи, хочешь уезжай! Я не держу, но и жениться на тебе не буду!

Делать аборт уже было поздно, да и не хотела этого Лиза. И куда ей уезжать? Может лучше было бы поехать к родителям, так денег на билет не было. Дима на расходы ничего не давал, а самой немного выдавалась работать. На работу официально устроиться не получилось, беременность не скроешь при её фигуре. Хорошо, что взяли в цех по пошиву постельного белья по договору, но денег на билет собрать не успела…

***

Лиза открыла глаза и уставилась в чёрное звездное небо. Она поняла, что уснула на скамейке в парке. Вдруг низ живота пронзила сильная, как будто разрывающая всё внутри боль. Во рту пересохло. Когда боль поутихла, она смогла сесть и немного отдышаться, облизала потрескавшиеся губы.

«Наверное Дима уже спит и можно пойти в квартиру, но нет сил…даже встать…»

Так плохо ей ещё не было. Подумать об этом она не успела, новая волна боли накрыла её с головой. Лиза заскулила, как раненный зверёк. Через время опять стало легче. Боль то накатывала, то на время уходила, чтобы прийти снова и снова…

Сомнений не осталось — это схватки. Роды начались на две недели раньше срока. Надо как-то попасть в больницу, но встать со скамейки не получалось. Голова кружилась, а ноги отказывались двигаться. После очередного приступа боли Лиза открыла глаза и увидела рядом большую, рыжую собаку с густой, длинной шерстью. Она смотрела, как показалось Лизе с жалостью и пониманием.

— Привет подруга, — горько улыбнулась ей девушка.

Собака подошла поближе и лизнула её руку, словно утешая и подбадривая.

Лиза заплакала горько и безутешно. Ей было так одиноко, словно она осталась одна на всём белом свете. Она думала о том, что больше в её жизни нет надежды на что-то хорошее.

С очередной порцией разрывающей боли она решила, что умирает. Просто перестала сопротивляться, её сознание отключилось…

Какой-то писк настойчиво проникал в мозг, который не желал возвращаться в реальность. Лиза видела бабушку, единственного человека, чья забота всегда давала ей утешения. Бабушка улыбалась и звала её к себе. Лизе так хотелось бежать в ту сторону, где была её вечная помощница и спасительница, но невыносимый писк усилился, проникая в каждый уголок сознания.

— Бабушка, — прошептала Лиза и открыла глаза.

Снова небо. Немного светлее, но звёзды ещё видны. Те же кусты самшита, тот же парк. И та же скамейка, на которой в ногах Лизы теперь лежала дворняга уютно устроившись на её куртке. Девушка попыталась встать, удивлённо отметила, что ноги её голые, а спортивные штаны и ботинки лежат под лавкой. Она не могла вспомнить, когда всё это сняла и ей по-прежнему было жарко. Но что-то изменилось, исчезла раздирающая боль уступив место ноющей, но терпимой. Лиза тронула свой обвисший живот и изумилась его пустоте. Она надела штаны и обувь разглядывая собаку. Ей показалось, что дворняга своим телом и густой шерстью что-то прикрывает. Но у Лизы не получалось думать ни о чём кроме того, что ей надо срочно ехать к бабушке. Мозг уцепился за эта мысль, как за спасительную соломинку и не мог с ней расстаться: бабушка её ждёт, она приласкает и успокоит…

Как же ей не хватало все эти месяцы тепла и заботы…

Девушка с трудом встала со скамейки и побрела в струну железнодорожного вокзала…

***

— Пётр Викторович, неизвестную привезли. Без верхней одежды в электричке нашли, температура больше 40, бред и похоже, что маточное кровотечение, — произнесла взволнованная медсестра.

— Ангелина Николаевна скажите, чтобы её переодели и в смотровую пожалуйста, — быстро ответил врач.

Молодой доктор только заступил в ночную смену в отделение скорой помощи и ещё был полон энергии. Пока он проводил необходимые манипуляции, опытная пожилая медсестра подавала инструменты.

— Родила несколько часов назад. Очень юная. Ребёнка с ней не было? — спросил у медсестры мужчина.

— Нет. Наверное как-то избавилась от новорожденного… Полиции придётся с этим разбираться, а нам надо вылечить.

— Сейчас напишу назначение, ещё нужно срочно сделать анализы.

— Хорошо Пётр Викторович…

Медсестра выполнив поручение врача позвала санитарку:

— Вероника надо отвезти её в отдельную палату пока не будет результатов анализов.

— Вип палату что ли? — крепкая, рослая девушка удивлённо вскинула вытатуированные, широкие, чёрные брови.

— Нет конечно. В карантинную. Она же свободна?

— Да, сегодня освободилась. А то я уже подумала, что бомжиху к випам отправите, — фыркнула санитарка.

— Вероника, личность девушки не установлено и только поэтому мы не знаем, кто она и давай-ка обойдёмся без предвзятого отношения к пациентам! — разозлилась медсестра.

— Да как скажете, — пожала плечами санитарка.

Она с легкостью переложила хрупкую девушку с каталки на кровать, но та застонала и открыла глаза.

— О привет дорогая, — язвительно поздоровалась Вероника, — и как ты?

— Где я? — с трудом вороча языком спросила девушка.

— В больнице. В электричке тебя нашли. Куда ехала, где живёшь? Как зовут-то тебя? — устроила допрос Вероника.

— Лиза, — чуть слышно ответила больная.

В палату быстро вошёл Пётр Викторович и слегка отстранил санитарку:

— Вероника, не вам расспрашивать пациентку. Вы можете идти.

Когда недовольная девушка вышла из палаты, доктор проверил основные рефлексы больной, всё было в норме.

— Лиза говорите вас зовут?

— Да.

— Где ваш ребёнок? — с осторожностью спросил он.

— У меня нет ребёнка…

— Вы несколько часов назад родили ребёнка. Где это было?

— Родила ребёнка?..

— Ладно, пусть разбирается полиция. Вам сейчас поставят капельницу. Антибиотики будете принимать два раза в сутки.

Он перечислил всё, чем собирался её лечить. Молодой врач в отличие от своих коллег предпочитал держать в курсе предстоящего лечения своих больных и рассказывал им о том, что назначил и с какой целью. Обычно это успокаивало людей, а значит лечение и выздоровление шло более успешно. Но девушка равнодушно закрыла глаза…

Лиза лежала в маленькой палате с одной кроватью у окна притворяюсь, что спит. Сердце её бешено колотилось. Она только теперь поняла, что оставила своего ребёнка, там в парке на скамейке, что рядом с кустами самшита.

«Собака. Это она скрыла малыша в своей шерсти… Я даже не знаю, кто у меня родился… Ребёнок наверное замёрз, он погиб. А меня будут судить и посадят в тюрьму.»

От этих мыслей ей стало совсем плохо.

— Что же делать?..

— Вероника, говорят вас тут бомжиху лечат, — услышала Лиза молодой женский голос.

— Да, прокапывают и подлечат. На самом деле будут ещё разбираться, что с ней делать дальше, — ответил другой женский голос. — Ребёнка выбросила стерва. Сейчас такое сплошь и рядом. Ну, а что ожидать от бомжихи?

— Ужас какой… Как можно, так с малышом? Ну, есть же боксы, где можно оставить… Ну, лучше же родить больничке, отказаться если не нужен… Сколько бездетных, найдутся усыновители.

— Так это нормальные люди так думают, а эта похоже неадекватная.

Голоса стихли.

Лиза сжалась в комок. Права ведь, она точно была не в себе, когда ушла из парка без ребёнка и она решила, ни за что не сознаваться в том, что понимает, какой страшный поступок совершила.

— Лизавета!

Лиза вздрогнула и открыла глаза, когда услышала рядом с собой мужской голос.

— Добрый день. Старший лейтенант полиции Капитонов, — представился молодой мужчина в форме. — Могу я вам задать несколько вопросов?

Лиза смотрела испуганными глазами. Она не могла вымолвить ни слова, только кивнула головой.

— Вас зовут Елизавета?

Лиза кивнула.

— Фамилия?

Она молчала.

— Не помните?

Снова молчание.

— Откуда вы приехали на электричке? Вы это помните? — неустанно сыпал вопросы лейтенант, а Лиза отрицательно мотала головой. — А где живёте помните?

И снова нет.

В палату вошёл врач, тот самый молодой врач, который тоже недавно задавал вопросы про ребёнка. Лизе хотелось исчезнуть, провалиться под землю, по её щекам покатились слёзы.

— Знаете, я думаю, что сейчас она вам ничего не сможет рассказать. Такое состояние иногда бывает после родов. Даже с женщинами в более стандартных ситуациях, а здесь сами видите, какая-то серьёзная проблема. Давайте мы её подлечим, а через день-другой попробуйте снова с ней поговорить, — произнёс доктор с жалостью глядя на свою пациентку.

Полицейский согласился и вышел из палаты.

— Ангелина Николаевна, — позвал медсестру врач, — вколите успокоительное.

После укола Лиза погрузилась в беспокойный сон. Она снова видела бабушку, то звала её, но Лиза не могла к ней подойти, а потом бабушка указала на скамейку, где лежал малыш. Но к нему Лизу не пускала неведомая сила…

Пётр Викторович вошёл в палату рано утром. Теперь он мог внимательно рассмотреть эту загадочную пациентку. Светлые волосы собраны в неопрятный пучок на макушке, а лицо почти детское с правильными чертами и красивая родинка на левой щеке даже во сне выражало какой-то вселенское страдание. Удивительно тёмные брови, глаза закрыты, но он помнит их тёмно-голубой цвет. Тонкая шея и тонкие запястья.

«Эта девочка при всём своём в целом неопрятном виде не похожа на бездомную. Возможно она жертва преступления, а новорожденного у неё могли украсть. Да что угодно могло случиться, надо просто проявить сочувствие к человеку и тогда она с большей вероятностью что-то расскажет.»

Дежурство Петра Викторовича подходила к концу, но он с тяжёлым сердцем покидал отделение. Именно из-за этой Лизы, незнакомой девушки, явно попавшую в беду и ему захотелось её хоть как-то помочь…

Молодого доктора сменила коллега, женщина средних лет с усталым лицом несмотря на начало рабочего дня.

— Маргарита Витальевна хочу обратить ваше внимание на одну из больных в карантинной палате. Девушка после родов без ребёнка. Личность пока не установлена. Сказала, что зовут Лиза и это пока всё, что мы про неё знаем.

— Что вы от меня-то хотите? — не очень любезно отозвалась коллега.

— Возможно, вы сможете больше о ней узнать. Вы же женщина…

— Зачем мне это? Моё дело лечить, а с остальным пусть полиция разбирается.

— Вы правы… Извините… — тихо произнёс доктор.

Но сам Пётр Викторович по дороге домой невольно мысленно возвращался к этой девушке. В отличие от коллеги ему всё сильнее хотелось делать больше, чем просто вылечить её…

Через день, когда молодой врач заступил на очередное, ночное дежурство в отделение скорой помощи он первым делом после рабочей планёрки заглянул в карантинную палату, но койка оказалась пустой.

— Ангелина Николаевна, а где эта девушка? Её перевели в терапию?

— Нет, Пётр Викторович. Она похожа сбежала. Даже вещи свои умудрилась найти: грязные спортивные штаны, свитер и ботинки. Ну и прихватила кое-что из спецодежды, куртку санитарки Вероники. Она жуть, как тут ругалась, когда обнаружила пропажу.

— Когда это случилось?

Новость доктора явно застала врасплох.

— Похоже… что совсем недавно. Наверное в пересменку, — безразлично ответила женщина.

— В полицию вы сообщили? — не унимался доктор.

— Ещё нет.

— Тогда я.., тогда я сам позвоню.

Пётр Викторович был обескуражен и разочарован. Только он задумал совершить доброе дело…

Правда, пока ещё не решил как, но намерение возникли самые благие и вот пожалуйста. Почему же она сбежала? Видно всё-таки слишком хорошо он подумал об этой девушке, а она возможно преступница или просто чего-то боится. Всё дежурство он чувствовал себя отвратительно, хотя сам не понимал, откуда такие чувства и что вообще теперь он может сделать.

Утром, когда на парковке он открывал дверь машины к нему неожиданно подошла сбежавшая пациентка.

— Умоляю, помогите… — жалобно обратилась она со слезами на глазах.

— Что вы тут делаете? Почему вы ушли из палаты?

— Прошу вас, увезите меня отсюда и я вам всё расскажу.

— Хорошо… Садитесь, — согласился доктор.

Она села на заднее сидение и он выехал с парковки, пока ещё не понимая куда её вести.

«Наверное она замерзла, всю ночь где-то пряталась. Хорошо бы ей попить что-то горячее, да и поесть не помешает.»

— Я слушаю вас Лиза, — строго сказал доктор, хотя на самом деле ему хотелось быть поласковее с этой испуганной девочкой.

— Мне нужно найти моего ребёнка. Я не бросала его, я его потеряла…

— Что значит потеряла? Ребёнок ведь не кошелёк. Где же вы его оставили?

Девушка рассказала всё, что пережила за последние месяцы: про Диму, про переезд из северного городка, про несостоявшуюся семейную жизнь, про беременность и преждевременные роды в парке. И честно призналась, что не помнит, как оказалось в электричке и потом в больнице.

Её история потрясла и возмутила Петра Викторовича до глубины души. Он старался не включать эмоции, но шкала праведного гнева достигло апогея. И гнев этот был направлен в сторону Димы. Именно этот человек по мнению доктора был виновен во всех бедах произошедших с Лизой. Но что толку злиться, ведь девушке действительно нужна помощь и он может о ней позаботиться, и даже навести справки о потерянном ребёнке. Он то ещё не звонил в полицию, чтобы сообщить об её исчезновении.

— Вы мне верите? — с надеждой в голосе спросила Лиза окончив свой рассказ.

— Да, верю, — всё ещё строго ответил Пётр Викторович. — Вот что… Сейчас мы поедем ко мне домой и там уже будем планировать дальнейшие шаги. Вы не против?

— Спасибо вам… — и девушка расплакалась.

Пётр подал ей бумажные платки и уверенно нажал на педаль газа…

Лиза вошла в квартиру доктора словно в другой неизвестный ранее мир. По меркам жителя мегаполиса у молодого доктора была самая обычная двухкомнатная квартира в новостройке. Пусть с хорошим ремонтом, новой мебелью и набором бытовой техники, но всё равно ничего особо выдающегося. Однако Лизе после бабушкиного скромного домика, комнатушки в общежитии воинской части и не уютной квартиры Димы казалось, что Пётр Викторович живёт в потрясающем комфорте. Он сразу предложил ей прилечь в его спальне, а сам ушёл на кухню и через несколько минут пригласил её за стол с горячим чаем и бутербродами с сыром и колбасой. Лиза только почувствовав запах простой еды поняла как она голодна. Она старалась есть неторопливо и аккуратно, как её учила бабушка ещё в детстве. Пётр Викторович молча пил кофе.

— Давай будем на ты, — неожиданно предложил он.

— Хорошо.

— Ты сможешь сама помыться под душем?

— Конечно, мне бы очень этого хотелось.

— Я подберу тебе что-нибудь из моих вещей, чтобы переодеться. Куртка, что ты взяла больнице, я завтра отвезу назад. Сейчас схожу в аптеку и куплю тебе лекарство, потому что надо продолжать лечение. Ты после душа постарайся поспать.

— А когда вы… ты позвонишь в полицию?

— Да прямо сейчас, — уверенно произнёс врач.

Он взял мобильный и нашёл номер.

— Добрый день. Это доктор Морозов из отделения скорой помощи. Старшего лейтенанта Капитонова можно услышать? Здравствуйте. Я по поводу девушки Лизы, которую нашли в электричке. Да. Нет. Она ушла из больницы вчера вечером, но мне кое-что удалось о ней узнать и возможно вам удастся выяснить по вашим каналом, где её ребенок. Она приехала из Владивостока. Ребёнка родила в привокзальном парке на скамейке. Да, мне удалось только это выяснить. Нет, фамилию не знаю. Свяжитесь с коллегами из Владивостока пожалуйста. Если вы узнаете что-то, прошу не сочтите за труд, сообщите мне. Да, да хотелось бы знать выжил ли ребёнок. Спасибо. Хорошего дня. — Пётр нажал отбой.

Лиза, пока он говорил ловила каждое его слово.

— Обещал сообщить всё, что узнает…

Тёплые струи воды бежали по её измученному телу, смешиваясь со слезами падали вниз. Чувства Лизы тоже перемешались: страх и стыд из-за потери ребёнка соседствовали с благодарностью неожиданному покровителю и радостью от счастливого поворота судьбы. Она не знала на сколько дней позволит у себя остаться Пётр и что она будет делать потом, а сейчас она могла отдохнуть не боясь, что кто-то внезапно обидет её или выгонит из дома. Лиза была уверена, что Пётр на такое просто не способен…

Девушка лежала свернувшись калачиком поверх покрывала укрывшись пледом. Она надела пижаму, которую он ей оставил. Её чистые волосы золотыми волнами лежали на подушке. Она спала…

Петру Викторовичу уже перезвонил старший лейтенант полиции Капитонов и сообщил, что в парке на днях нашли новорожденного и отвезли его в детское отделение местной больницы. Больше о ребёнке ничего неизвестно. На вопрос будет ли полиция искать сбежавшую мать, он ответил, что возможно в розыск её объявит, да только вряд ли удастся найти.

— Фото никто не сделал, фамилия неизвестно. Конечно она преступница с юридической точки зрения, но точные обстоятельства произошедшего неизвестны…

— Лиза проснись, надо сделать укол, — Пётр осторожно тронул её за плечо. — Антибиотик следует колоть по часам. Мы и так задержались.

Он даже через ткань пижамы почувствовал сильный жар от тела девушки.

— Ну вот, поднялась температура, что собственная ожидаемо…

Он так и не спросил у неё, где она провела ночь пока ждала, когда он выйдет к своей машине. Вероятно промёрзла, добавила это к общему и без того не простому своему состоянию.

Когда Лиза открыла глаза, она сказала, что ей очень холодно и Пётр достал тёплое одеяло из шкафа и укрыл её. Потом сделал ей укол антибиотика, растёр ноги согревающей мазью и надел шерстяные носки. Нашёл в аптечке электронный термометр.

— Почти 40 градусов…

Пришлось сделать ещё один укол жаропонижающим препаратом.

Лиза что-то бормотала, кого-то прогоняла, кого-то звала. Через время утихла и заснула.

Пётр прислушался к её дыханию, ничего патологического не услышал. Вышел на кухню и открыл ноутбук. Завтра с утра у него приём в поликлинике, а значит надо кого-то найти, кто мог бы побыть с Лизой пока он не вернётся домой и не станет задавать лишних вопросов. Оставлять её одну в таком состоянии он не мог и приём отменить тоже не получится.

С одноклассницей Верой его связывала долгая и крепкая дружба, которая развенчивала миф о том, что такое невозможно между мужчиной и женщиной. Вера всегда знакомила Петра со всеми своими потенциальными женихами, чтобы сразу узнать его непредвзятое мнение. В итоге уже два года она счастливо живёт в законном браке с молодым человеком Борисом, который так и не узнал, что его кандидатуру на роль мужа для Веры одобрил именно Пётр.

Подруга зарабатывала фрилансом в самых разных сферах: от юридических услуг до копирайтинга, включая рекламу и пиар. И чаще её можно было застать за ноутбуком, а пообщаться по видеосвязи.

— Верунь, привет. Нужна помощь, — сразу с главного начал он разговор. — Какие планы на завтра?

— Хочешь меня куда-нибудь пригласить? — весело рассмеялась Вера, но тут же осеклась увидев его сосредоточенный вид. — Прости, шучу. Время для тебя всегда найду. Что случилось?

— У меня дома девушка с температурой. С ней нужно побыть с утра до примерно трёх дня, пока я не вернусь из поликлиники. Не могу отменить приём. И прошу, ничего не спрашивай пожалуйста. Я позже тебе всё объясню.

— Ну, хорошо. Я приеду.

— Спасибо, — поблагодарил Пётр.

Вера не могла отказать Петру в его просьбе, слишком часто самой приходилось к нему обращаться за помощью, в том числе когда-то из-за финансовой. И она считала, что закон давать-брать работает в обе стороны. Если ты кому-то слишком много чего-то дал не получив взамен равнозначной отдачи, то от такого недобора страдают оба. Не всё измеряется деньгами, отдача может быть любой, но взаимо приемлемой. Услуга, доброе слово поддержки, физическая помощь, наконец просто уделённое время — это сегодня дорого стоит. Вера от Петра не раз получала полный комплект и старалась ответить, чем могла. Он как-то умел и заработать, и сохранить. А уж его медицинскими услугами пользовались не только сама Вера, но её многочисленные родственники. Конечно они и сами старались отблагодарить, поскольку не всегда помощь им Петя оказывал в больнице или поликлинике, где работал. Он по первому зову Веры мог выехать на дом, на дачу за город, да куда угодно. Однажды Борис, тогда ещё жених Веры неудачно упал во время охоты и сломал руку, и Петя несмотря на то, что он вообще противник убийство диких животных, без особой на то нужды сразу же выехал, чтобы оказать ему первую помощь. Он сопровождал Бориса до больницы и передал в надёжные руки своих коллег. Жених Веры тогда не понял, почему Петя всё бросил и примчался по просьбе его невесты. Он не сразу смог справиться со своей ревностью, считая друга детства будущей жены в некотором роде своим соперникам…

Вера приехала утром и она не стала спрашивать, что за девушка с высокой температурой вдруг оказалась в его квартире. Такое за время их знакомства и многолетней дружбы была впервые и любопытство конечно разрывала её на части, но обещание она старалась не нарушать. Однако надеялась, что девушка сама ей о себе расскажет, пока Петя будет принимать своих больных в поликлинике. Вера расположилась с ноутбуком на коленях рядом с кроватью, где спала Петина пациентка. Укол антибиотика он сделал сам рано утром, Вере же предстояло по быть сиделкой в ближайшие несколько часов, а пока она могла заняться своей работой. Статьи на юридические темы, которые отлично получались у Веры сами себя не напишут. Увлечённая работой она не сразу заметила, как девушка открыла глаза. Петя сказал, что её зовут Лиза.

— Привет, я Вера.

— Здравствуйте, Пётр говорил, что вы сегодня побудете со мной пока он не вернётся.

— Заботливый доктор. Давай на ты, — улыбнулась Вера.

Она хотела пошутить, но передумала. Украдкой, но предельно внимательно осмотрела эту Лизу и решила, что их с её другом не связывают романтические отношения, как она могла подумать с самого начала.

«Откровенно говоря, Лиза слишком хороша для него. Она чрезвычайно милая, хрупкая девушка с большими синими глазами и белой фарфоровой кожей. Светлые волосы даже в таком болезненном её состояние выглядят просто шикарно. А Петя слишком простоват для неё, внешне разумеется. Так-то у него широкая душа и большое сердце. »

Всё-таки Вере пришлось признаться, что не выдающаяся внешность Пети компенсируется другими его качествами.

«Может для этой девушки чаша весов с его достоинствами окажется гораздо более весомой, чем с внешними данными, так что романтику между ними в будущем исключать не стоит.»

Про Лизу же Вера могла бы сказать:

«Что расцвет её красоты ещё впереди. Видно, что она очень молода. Вообще странно, как они могли познакомиться?»

Поинтересовавшись не нужно ли что-то Лизе и получив отрицательный ответ, Вера решила осторожно выяснить волнующие её вопросы:

— Лиза, где ты познакомилась с Петей?

— В больнице, — ответила Лиза.

— Давно?

— Дня три назад или четыре…

— Ты там работаешь? — не унималась Вера.

— Нет. Пётр меня лечит.

Вера решила остановиться с расспросами, поскольку поняла, что ступает на тонкий лёд. Вряд ли Петю порадует допрос его пациентки, которую он в таком мягко говоря недолеченном виде зачем-то привёз домой.

«Что-то тут нечисто, но лучше сюда не лезть.»

— Лиза, кем ты работаешь?

— Поваром.

— Прекрасная профессия. Что ты больше всего любишь готовить?

— Мне всё равно, — неохотно ответила девушка.

Вера поняла, что и тут уперлась в тупик, беседа как-то не клеилась.

— Ладно, не буду тебя утомлять разговорами, отдыхай, а я поработаю.

Лиза закрыла глаза, а Вера уставилась в монитор, но мысли её были далеко от юридических вопросов и хотелось узнать, что связывает её друга с этой неразговорчивой девушкой…

Пётр сразу после приёма поспешил домой, только заехал в магазин за продуктами. Когда он открыл дверь своим ключом в квартире было очень тихо. Вера сидела за кухонным столом и стучала по клавишам ноутбука.

— Сейчас закончу, — в пол голоса сказала она, подставляя щеку для поцелуя и не отрывая пальцев от клавиатуры.

Пётр вымыл руки и заглянул в спальню. Лиза лежала с закрытыми глазами.

— Как она? — спросил он Веру, когда вернулся на кухню.

— Я конечно не врач, но у неё может быть даже пневмония. Она жаловалась на боль в груди.

— Да, я захватил фонендоскоп. Послушаю лёгкие, когда проснётся она.

— Почти ничего не ела, зато пила. Что для неё сейчас важнее. Чай с лимоном и мёдом, отвар калины, который ты оставил. Она очень слаба. Я обещала не спрашивать, но мне очень хочется спросить.

— Да, я знаю, но не представляю, как тебе всё это объяснить… — Пётр решил, что Вере можно доверить тайну Лизы и он рассказал обо всём, что ему самому было неизвестно.

Подруга явно не ожидала такой истории и сидела молча, вероятно переваривая то, что узнала.

— Что ты думаешь?

— Как друг или как юрист? — уточнила Вера.

— Меня интересует и то, и другое.

— По-дружески скажу, ты влип в какую-то мутную историю. Впрочем с юридической точки зрения твоё положение ещё хуже, ты нарушаешь закон, рискуешь своей врачебной репутацией. Впрочем я могу тебя понять…. Как бы это сказать по человечески, так будет вернее. Ты пожалел её и мне жаль эту девушку. Хочется верить, что она не врёт про ребёнка, которого родила в парке.

— Она не соврала. Это самая тяжёлая часть истории, — уверенно произнёс Пётр.

— Ребёнок жив?

— Полицейский сказал, что его увезли в больницу и больше ему ничего не известно. Лиза хотела ехать туда, чтобы узнать, что с ребёнком. Вероятно хочет его забрать, — объяснил Пётр.

— Это не просто будет сделать. Надо доказать, что ребёнок действительно её, — заметила Вера.

— Генетической экспертизы будет недостаточно? — спросил мужчина.

— Ребёнок сейчас попал в систему. Для генетической экспертизы нужны основания, как минимум решение суда, а Лиза пока даже поехать во Владивосток не может. Его сейчас либо отдадут на усыновление, либо в казённые учреждения для сирот. Обычно с установлением вопрос решается не так уж быстро, но в моей практике было такое, что этот процесс ускорили и за несколько дней всё оформили. Не исключено, что и для её ребёнка уже нашлись усыновители, а про тайного усыновления тебе известно я думаю. Ты во всём этом сильно лично заинтересован?

— Даже не знаю, — пытался уйти от ответа мужчина.

— Реально взгляни на всю эту ситуацию. У Лиза сейчас ничего нет, ни жилья, ни работы, ни денег. Её документы где-то там. Родители где-то на севере. Сожитель выгнал. Ты готов её оставить у себя?

— Я пока не думал над этим и не знаю, согласится ли она сама.

— Она то согласиться… Я думаю, это для неё был бы прекрасный шанс, а её ребёнок? Ты и его приютишь? Ты к такому готов? Впрочем, ребёнка просто так назад получить не получится, а вот на суды потратится придётся. Есть ещё вариант: отправить её к родителям. Кстати, а сколько ей лет? Она хоть совершеннолетняя? А то милый Петя всё для тебя окажется гораздо хуже.

— Сказала что ей 20.

Пётр сидел за столом обхватив голову руками. Вчера он представлял себя героем спасающим попавшую беду девушку, а Вера вон как иначе увидела, совсем другую картину.

— Хочешь, я поеду во Владивосток, всё разузнаю. Попробую забрать документы у сожителя, — предложила вдруг Вера.

— Борис тебя отпустит?

— А я скажу, что это командировка и думаю за день управлюсь. Вечером уже буду дома.

— Там тётя моя живёт, можешь у неё переночевать. Я договорюсь, — приободрился Пётр.

— Нет, не стоит, а то Борис действительно будет против… И мне уже пора, — Вера закрыла ноутбук и стала собираться.

Перед уходом Пётр её крепко обнял:

— Спасибо тебе большое! Я брошу денег на твою банковскую карту на дорожные расходы и будь на связи.

— Хорошо, — улыбнулась женщина…

***

Вера, как водитель с пятилетним стажем чувствовала себя за рулём автомобиля уверенно и бодро. Ей нравилось водить автомобиль, а поехать куда-то, на более значительное расстояние, чем обычно, так вообще сбывшиеся мечты. До Владивостока она добралась за три часа. У неё был адрес Димы, который дала Лиза. Она же сказала, где лежит запасной ключ от двери, если хозяина не будет дома. Знала Вера, где искать документы и вещи Лизы.

Пятиэтажный дом довольно старой постройки выглядел вполне презентабельно с новой крышей и отремонтированным фасадом. На площадке верхнего этажа Вера нашла нужную дверь и нажала кнопку звонка. Вопреки ожиданиям открылась соседняя дверь. Мужчина средних лет внимательно разглядел Веру.

— А где ваш сосед? — спросила она после пожелания доброго дня.

— Так увезли его вчера. Допился Димка, горячка белая и накрыла. Орал, как ненормальный. Крушил тут всё вокруг. Вызвали милицию и скорую. Они его и скрутили.

— А я подруга Лизы, — соврала женщина.

— Бедная девочка… Зачем она только связалась с Димкой? Сама такая умница, вежливая, старательная, хозяйственная, работящая. Я всё это заметил. И вот так попала, как кур во щи. А где она сейчас?

— В больнице.

— Ребёночка родила? — обрадовался мужчина.

— Нет пока, — снова соврала Вера. — Мне бы документы её забрать.

Вере не хотелось при соседе искать ключ в тайнике Лизы.

— Так у меня есть ключ. Я вчера квартиру запер, когда Димку увезли.

Он ушёл к себе. Через минуту вернулся с ключом и открыл соседскую дверь.

— А давайте вместе войдём, — попросила Вера.

Квартира требовала ремонта. Потрёпанные обои, облезшая краска. Мебель, как у бабушки на даче. Привет из 70-х годов прошлого века. Всё это дополнял полный кавардак.

Переступая через раскиданные и сломанные предметы быта Вера двинулась к нетронутому островку порядка среди царящего хаоса.

У окна стояла детская коляска, не новая, но вполне приличного вида, в которой лежали аккуратно сложенные вещи для новорожденного.

— Будешь это забирать? — спросил сосед.

— Нет, Лиза попросила только документы и кое-что из её личных вещей.

— Видишь, всё девочка приготовила для малыша и Димка не разгромил, когда буйствовал.

Вера под вещами в коляске нашла пакет с документами, открыла шкаф и достала дорожную сумку, в которую сложила женские вещи освободив одну из полок.

— А у Дмитрия есть родственники?

— Да, старшая сестра, но живёт далеко отсюда. Я ей вчера позвонил, собираются приехать… А когда Лиза вернётся? — спросил мужчина.

— Этого сказать не могу, не знаю, — пожала плечами Вера.

Она вышла из подъезда, положила сумку и документы в машину и двинулась в сторону парка. За деревьями хорошо проглядывался железнодорожный вокзал.

«Похоже, что Лиза ни в чём не обманула Петра.»

В парке пожилой мужчина в ярко оранжевом жилете увлечённо убирал опавшие листья с дорожек выложенных тротуарной плиткой.

— Красиво тут у вас, — сказала Вера вслух обращаюсь к нему.

— Это верно, — поддержал разговор мужчина.

— Я слышала, что тут ребёночка недавно нашли.

— Я и нашёл, — дворник бросил работу и посмотрел на Веру, — а вы кто?

— Я из газеты, — снова соврала Вера.

— Журналистка значит… Ну, могу рассказать, как дело было. А пойдёмте я вам скамейку покажу, — он провёл Веру в глубь парка и остановился у одной из широких скамеек за кустами самшита. — Вот, тут рыжая собака лежала, крупная такая дворняга, но доброе. Зря говорят, что собаки опасны для малышей, эта наоборот спасла ребёночка, грела своим телом. Да и шерсть у него густая… Не знаю сколько времени малыш тут пролежал. Я в 6 утра пришёл, только рассвело. Я сразу в полицию позвонил. Ждал пока приедут, а собака не уходила, тоже ждала.

— А женщину не видели? Ту, которая родила и бросила?

— Не видел никого…

Вера не планировала выдавать себя за журналиста, но раз уж так получилось…

Решила, что с такой же легендой можно и в детское отделение больницы наведаться, куда увезли ребёнка. А там у него спросили удостоверение.

— Ой, похоже в машине забыла. Да у меня всего пара вопросов.

— Ну ладно, говорите, — не стала настаивать медсестра.

— Я по поводу ребёночка, что в парке нашли…

— Повезло ему не сказано. Забрали его уже, в хорошую семью попал, — улыбнулась женщина.

— Так быстро? — не поверила Вера.

— Документы пока оформляют, но учитывая обстоятельства разрешили забрать домой. Вот только сегодня выписали, — объяснила медсестра.

— Кто забрал и почему так спешно?

— Ну, прямо фамилию это я вам в любом случае не могу сказать, а дело было так: мамочку молодую с новорожденным сыночком к нам из роддома перевели, вот как раз в тот день когда малышку из парка провезли. Девчёнки-санитарки помыли, одели. Ну и кормить стали. Она бутылочку не берёт и давай орать. Так это мамочка взяла её на руки и покормила своей грудью. Молока у него как раз много прибыло, а свой малыш всё не  съедал. Она сцеживала, намучилась этой процедурой. Так обрадовалась, что малышку накормит и свою проблему решит. И прямо потом ей захотелось не расставаться с ней.

— Так это мамочка и забрала девочку? — уточнила Вера.

— Да, она позвонила мужу, он приехал. Они посовещались и решили даже родственникам сказать, что двойня у них родилась. Диагноз, что их мальчику под вопросом поставили не подтвердился, так что у нас они не задержались. К тому же они иногородние, даже из другой страны, из ближнего зарубежья. Как дооформят документы, так и уедут. Очень хорошая семья. Состоятельный папа приехал на красивой, дорогой машине. Я так рада, что у этой малышки, так судьба устроилась…

Вера позвонила Петру и доложила о результатах своего расследования:

— Если хочешь, то я попытаюсь узнать, кто эти люди, что удочерили девочку.

— Спасибо Вера. Мне надо посоветоваться с самой Лизой. Я перезвоню….

Когда Пётр сообщил последние новости Лизе, она разрыдалась. Он дал ей возможность выплакать, всё что накопилось внутри. Терпеливо подождал пока она успокоится, принёс воды, подал бумажные платки.

— Я так рада, что моя девочка жива и здорова. Слова богу, я так боялась, что из-за меня она погибла, — причитала девушка сквозь слёзы.

— Лиза, сейчас у Веры возможно получится выяснить, кто удочерил твою дочь, чтобы потом через суд попытаться вернуть, если… Если ты этого захочешь.

— Пётр, я отлично понимаю насколько сейчас не в состоянии заботиться о своей девочки. Я не знаю, как мне позаботиться о себе. У меня ничего нет, совершенно ничего. Я мечтала растить этого ребёнка сама, но что я могу ей дать? У моей малышки появился шанс обрести хорошую семью, как я могу у неё это отнять? Не надо Вере ничего узнавать. Пусть… пусть всё останется так, как есть, — и Лиза снова залилось горькими слезами.

Пётр вышел из комнаты и взял телефон:

— Вера, спасибо больше ничего не надо. Возвращайся, мы тебя ждём.

***

Конец апреля выдался солнечным и теплым. Пётр зашёл цветочный магазин и забрал заказанный букет для Лизы. Её пригласили на работу в модное кафе шеф-поваром.

«Хороший повод расширить приятное событие и сделать официальное предложение.» — Так решил Пётр купив накануне изящное колечко без камня, чтобы можно было носить не снимая под перчатками и во время работы.

Он волновался даже зная, что девушка ему не откажет. За полтора года их знакомство они успели хорошо узнать друг друга. Совместная жизнь с Лизой ни разу не показалось Петру чем-то обременительным или неприятным. Потребовалось время, чтобы девушка пришла в себя после всего пережитого ею до их встречи. Он просто был рядом и поддерживал её после выздоровления. Она стала искать работу, пошла помощником в пиццерию, потом устроилась поваром в ресторан и вот сейчас новое предложение. Получив первую зарплату она хотела найти квартиру, чтобы больше не злоупотреблять гостеприимством Петра. Когда он предложил ей остаться, то боялся что она найдёт слова для вежливого отказа. Ведь всё это время он был просто надёжным и верным другом, и не решился на что-то большее, хотя очень этого хотел. Однако Лиза с радостью бросилась ему на шею со словами благодарности и они впервые поцеловались…

Сначала неуклюже, смущённо, а потом нахлынувшие чувства захватили их обоих…

Пётр увидел Лизу издали, когда она только вышла из кафе. Он залюбовался её стройной фигурой в длинном платье, а она приветливо махнула рукой заметив своего мужчину.

— Ты чудесно выглядишь, — Пётр обнял и поцеловал Лизу вручая букет.

— Спасибо любимый, как красиво.

— Я хотел бы с тобой выпить кофе, а потом нас ждут мои родственники. Двоюродная сестра с мужем и детьми на днях приехала, у неё все собрались. Хочу вас познакомить.

В кофейне Пётр или Лиза сели рядом на уютный диванчик в углу у окна. Он взял её за руку и надел на палец кольцо. Она немного опешила, а он глядя в глаза просто спросил:

— Ты согласна, чтобы в горе и радости только со мной.

Девушка не смогла сдержать слёз. Она смотрела на кольцо, потом на Петра, закрывала лицо руками, плакала и смеялась.

— Да любимый…

Она прижалась к нему и он её обнял.

Официант принёс кофе и вежливо удалился…

На зеленой лужайке перед красивым, трёхуровневый домом был накрыт стол за которым сидели самые близкие родственники. Сияющий Пётр с гордостью знакомил их с невестой, а абсолютно счастливая Лиза принимала в свой адрес многочисленные комплименты. Пётр объявил о помолвке и тут же посыпались поздравления.

Хозяйка дома вышла чуть позже с двумя малышами: мальчиком и девочкой, которым на вид не было и двух лет.

— Диана, — Пётр обнял двоюродную сестру и познакомил её с Лизой.

— Какие у вас чудесные детки, — Лиза присела, чтобы поздороваться с малышами.

— Это Тимофей и Полина, — улыбнулась Диана.

— Надо же, какие они хорошенькие и такие разные, — с восторгом вскрикнула Лиза.

Смуглый, кареглазый и темноволосый мальчик держал за руку голубоглазую, светлокожую девочку с русыми кудряшками.

— Вот такие уродились, — смеялась Диана. — Двойняшки, не близнецы. Они и по характеру разные: Тимофей шустрый мальчик, а Полина истинная леди. Как недавно выяснилось, она обожает собак. Нам пришлось у мамы во Владивостоке, когда мы у неё были неделю назад забрать её собаку. Потому что Поле не захотелось с ним расставаться. Мы их просто не смогли разлучить. Теперь она живёт у нас. Хорошо, что мы купили дом. Собака крупная, в квартире её невозможно было бы держать. Сейчас она в вольере, потому что гости, так-то оно даже детей не обидет. Но, всё-таки я всегда стараюсь с животными быть осторожнее.

Маленькая девочка взяла Лизу за руку и направилась к вольеру.

— Поля хочет тебя познакомить со своей любимицей! — крикнула им вслед Диана, но Лиза уже не слышала её.

Она увидела крупную, рыжую безпородную собаку и легкий холодок пробежал по её спине. Она взяла за руки малышку Полю и крепко обняла её. Девочка в ответ обвила его шею руками. Так они и подошли к вольеру.

— Привет подруга. Помнишь меня? — сквозь слёзы спросила Лиза.

Собака приветливо завиляла хвостом, подошла поближе и лизнула протянутую сквозь решётку вольера руку Лизы, прямо как в ту ночь в парке…

— Вот тебе уже и Ладушка любит, и Полина, — радовалась Диана, — а я как раз хотела тебя просить стать крёстной нашим деткам. Что скажешь?

— Да конечно, — согласилась Лиза.

Она прижалась к Полине, чтобы никто не заметил её слёзы.

— Петь, и вам определенно не стоит тянуть наследниками, — весело выдала Диана, когда к ней подошел брат. — Смотри, как гармонично выглядит твоя невеста с малышкой.

— Да, они даже чем-то похожи.

— А как эта собака появилась у твоей мамы? — неожиданно спросила Лиза.

— Сама пришла в тот день, когда папа нас с малышками из больницы привёз. Я же их во Владивостоке родила. Мама сказала, что если собака сама приходит, то это хорошая примета. Не стала её выгонять, оставила. Мы у мамы жили несколько дней, так Ладушка от коляски не отходила. Охраняла малышей, пока они спали на свежем воздухе…

— Сильно устала? — спросил Пётр свою невесту, когда они ехали в машине домой.

— Да, наверное слишком много впечатлений для одного дня, — улыбнулась Лиза сдерживая слёзы.

— С моими родственниками не соскучишься. Вот ещё и Диана попросила тебя стать крёстной малышам.

— Да… крестины в следующую субботу, — по инерции отвечала Лиза.

В эту минуту её мысли были где-то очень далеко.

— Ты всем понравилось, особенно малышке Поле.

— Потому что она моя дочь, — сдерживать слёзы Лиза больше не могла.

— Я знаю, — тихо произнёс Пётр.

— Что это значит? — Лиза удивлённо смотрела на Петра.

— Когда Вера ездила во Владивосток, чтобы забрать свои документы, она узнала о твоём ребёнке больше, чем рассказала нам.

— Почему она скрыла, что мою дочь забрала твоя сестра и когда ты сам об этом узнал?

— Я тогда попросил Веру не пытаться выяснить, кто удочерил твою девочку. Это было после разговора с тобой.

— Да, я помню. Мне тогда достаточно было знать, что дочь жива и с ней всё в порядке.

— Сам я узнал совсем недавно. Мы как-то столкнулись в торговом центре с Верой, а потом там же встретили Диану с мужем и детьми, когда они только приехали из Минска. Я так же, как и ты удивился тому, что двойняшки такие разные. Мы немного поболтали, Диана со своим семейством пошла дальше, а Вера мне и рассказала, почему Тимофей и Полина так не похожие друг на друга. Я не знал, как тебе сказать. Стоить ли вообще говорить. Но сегодня ты сама обо всем догадалась.

— Я бы наверное, не была так уверена, если бы не собака. Я узнал её. Это она была со мной, когда я родила дочь и она согревала мою малышку. Скорее всего собака даже пуповину сумела перегрызть, видимо сработал инстинкт…

Лиза снова заплакала.

— Ты хочешь об этом поговорить с Дианой? — голос Петра немного дрогнул.

— Нет. Я боюсь всё испортить. Видно, что твоя сестра хорошая мама, заботливая и любящая. И муж Дианы прекрасный отец. Я видела, как он играет с малышами. Полина часть их семьи и тут трудно предположить, как они отнесутся к такой новости, что я та самая горе мать, что бросила малышку в парке. Как вообще все твои родные будут на меня смотреть, когда узнают об этом. Нет, я лучше буду её крестной матерью. Это хороший предлог для частных встреч с ними. Так будет лучше для всех.

— Ты права… — тяжело вздохнул Пётр.

Он остановил машину и крепко обнял свою невесту…

***

Лиза не скрывая радостной улыбки шла по краевому больничному комплексу, результаты анализов и ультразвукового исследования подтверждали, что её беременность протекает идеально. Пётр был рядом, когда они узнали пол будущего малыша.

— Это мальчик! — муж Лизы был в восторге от переполнявших чувств.

Таким же счастливым он выглядел, когда Лиза показала ему тест на беременность с положительным результатом…

Она всё время вспоминала их свадьбу, как самый радостный день в своей жизни. Лиза тогда самой себе казалось принцессой в белом платье с волосами уложенными в чудесную причёску. И Петя в строгом и элегантном костюме был изумительно красив. Это все отметили.

— Счастье тебе к лицу дружище. Ты выглядишь потрясающе, подстать своей прекрасной невесте.

Не поскупилась на комплименты и  подруга Вера.

Лиза сдерживала слёзы радости, хотя визажист тогда сказал, что макияж у неё очень стойкий, но рисковать всё равно не хотелось. На свадьбу Лиза пригласила своих родителей, оплатила им дорогу, сняла гостиницу, купила маме платье, отцу костюм. Она немного волновалась не зная, как они будут себя вести, но стоит отдать должное, что родители не позволили себе ничего лишнего. Лизе показалось, что они к алкоголю не прикоснулись, за что она была им очень признательна.

Малышка Поля часто гостила у Лизы и Петра.

А сейчас Лиза ждала Петю, который должен был приехать с Полей.

В этот день они собирались в детское кафе. С самыми радужными мыслями Лиза шла через больничный сквер, когда её кто-то окликнул. С удивлением она остановилась, повернула голову и увидела Диму. Она его с трудом узнала. Так он изменился за прошлые два года. Осунулся и сильно похудел. Лицо отёкшее, глаза потухшие.

— Лиза, ты прекрасно выглядишь? Опять в положении? — безжизненным голосом спросил он.

— Да, — тихо ответила Лиза.

Лиза растерялась, она никак не была готова к такой встрече.

— А что с тем ребёнком? Кто родился? — спросил с грустью Дима.

— Девочка.

— Она порядке?

— Да.

— Это хорошо. Я рад тебя видеть. У меня есть, что тебе сказать, — обрадовался Дима. — Я рад тому, что оставил свой след на земле.

— Снова гадости? — теперь уже не смогла сдержаться Лиза.

— Нет, — не смутился Дима. — Я хотел попросить прощение.

— Что с тобой случилось? Откуда вдруг такое желание? — Лиза почувствовала, как в ней поднимается злость от воспоминаний связанных с этим человеком.

— У меня рак желудка… Думаю, что мне не долго осталось… Жизнь переосмыслил, тебя вспоминал. Прости меня пожалуйста. Лиза, я… Я очень перед тобой виноват….

Злость Лиза быстро сменилась жалостью, она сочувствием посмотрела на Диму. Наверное сейчас он впервые в жизни был искренен с ней.

— Прощаю Дима и от всего сердца желаю тебе поправиться, а сейчас прости, меня ждут. Выздоравливай, — искренне произнесла Лиза и направилась к выходу из больничного городка, где её уже ждали самые любимые и родные люди: Петя и доченька Полина…

Оставьте свой голос

6 голосов
Upvote Downvote

Напишите , пожалуйста ниже, что вы думаете об этой истории. 

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.