Истории из жизни Сбежавшая жена

Сбежавшая жена

Мужчина один в квартире грустный

Володя проснулся от неясного шума. Показалось, что тихонько стукнула входная дверь. Мужчина прислушался: в квартире царила тишина, только часы мерно отстукивали время. Владимир посмотрел на светящийся циферблат: половина четвертого ночи.

Да ну, какая дверь? Наверное, показалось…Володя повернулся к жене и тут понял, что ее нет.

– Алиса?!

Он поднялся и прошел в детскую: полуторагодовалые близнецы-сыновья спали в своих кроватках, в соседней комнате вздыхал и ворочался Иван, отец Алисы. Володя заглянул в ванную, прошел на кухню, ничего не понимая: жены в квартире не было. И тут он увидел белевший на темной скатерти листок бумаги.

Володя, прости меня, но я полюбила другого. И уезжаю с ним. Вадим богатый и мне с ним спокойно и хорошо. Мы вместе уже пол года. И только с ним я счастлива по-настоящему. Конечно, мои дети ему не нужны. Поэтому я оставляю их тебе. И вообще, я устала жить с тобой. Устала от памперсов, распашонок, вечных простуд мальчишек. Я уже стала забывать, что я молодая и красивая женщина. Ты превратил меня в какую-то тетку с вечно орущими детьми и половником в руках. не хочу такую жизнь. Я достойна самого лучшего. И не ищи меня, я не вернусь. Отца оставляю тебе. Делай что хочешь, но надеюсь, позволишь ему дожить с вами. А может ему в приюте и лучше будет. Решай сам. Алиса.

Володя сначала не понял, что произошло и еще раз перечитал письмо, медленно проговаривая каждое слово. И вдруг смысл написанного стал для него ясен: жена сбежала от него среди ночи, ушла к любовнику. Оставила ему и детей, и своего отца…

Володя громко рассмеялся, понимая всю нелепость, всю абсурдность ситуации, потом всхлипнул и как-то странно застонал, почти завыл, чувствуя, как боль раздирает его душу.

Спохватившись, он оделся и выбежал на улицу. Начинало светать, но город еще крепко спал и только голые осенние ветки облетевших кленов качались на ветру. Собираясь с мыслями и желая остудить разгоряченную голову, Володя обошел свой квартал, потом медленно, словно нехотя вернулся домой. Надо было учиться жить заново, в новой реальности, которая вот так внезапно обрушилась на него этой неприглядной ноябрьской ночью.

Когда отец Алисы узнал о случившемся, он побледнел и схватился за сердце. Испугавшись, Володя усадил его в кресло:

– Ну что вы, Иван Алексеевич, не надо так. Она сделала свой выбор и нам остается только смириться с ним.

– Прости, меня, прости меня, сынок, прости, Володенька, – задыхаясь, рыдал старик, словно не слыша слов зятя.

Но сколько бы ни было у человека слез, когда-нибудь они заканчиваются и Иван, спрятав обиду на дочь глубоко внутри, стал по мере сил помогать Володе управляться с детьми.

Первые полгода показались обоим мужчинам бесконечными. Володя торопился на работу и бегом бежал обратно, потому что просто боялся оставлять старого и малых наедине друг с другом. Тем более, что Иван Алексеевич после поступка дочери сдал лет на десять. А еще Володя чувствовал, как старику стыдно перед ним и пытался хоть как-то успокоить его, говорил, что он ни в чем не виноват, но легче от этого не становилось.

– Эх, Алиса, дочка, – говорил в пустоту Иван, когда оставался один. – Что-то упустили мы с Татьяной, когда воспитывали тебя. Хорошо хоть мать не узнала, какой ты стала, что натворила… Эх ты, бессовестная…

Да, Алиса росла избалованной девочкой. Она была поздним ребенком и мать с отцом души в ней не чаяли, холили и лелеяли как могли. Когда ей пришло время поступать в школу, Иван и Татьяна решили переехать в город и там снимать жилье, а свой деревенский домик оставить под присмотром соседей.

Девочке в городе понравилось, она была красивой, пользовалась вниманием мальчишек и видела, с каким восхищением смотрят на нее взрослые, умиляясь ее пухлыми щечками с ямочками и небесно-голубыми глазами. И она очень быстро почувствовала вкус хорошей жизни.

В ее классе были дети из богатых семей и девочка завидовала их достатку, а когда подросла, стала покупать модные журналы и мечтать о жизни, которая дразнила ее с глянцевых картинок. Заневестившись, Алиса встречалась то с одним мажором, то с другим, но им быстро надоедала эта простушка и они бросали ее, оставляя на ее сердце не только глубокие шрамы, но и дорогие подарки: украшения, одежду, косметику.

Родители, уже вернувшиеся в свой деревенский дом, не узнавали своей дочери, она совсем не думала о них, заботясь только о себе.

– Откуда у тебя все это? – спрашивали они свою дочь, увидев ее в новой блузке или с красивой сумочкой, которую они ей не покупали.

– Друзья подарили. А что, мне отказываться надо было? Да оно копейки стоит. Ну хотите, выброшу.

– Ну ладно, не обижайся… Носи, тебе идет. Только пообещай, что больше не будешь ничего принимать от своих друзей, – просили родители, даже не представляя, сколько стоит эта сумка и блузка.

Однажды девятнадцатилетняя Алиса познакомилась с Петром, приезжим бизнесменом, и очень быстро закрутила с ним роман. Он водил ее в дорогие рестораны и клубы, а ночи она проводила с ним в лучшей гостинице города. Но не прошло и трех недель, как красивая жизнь Алисы закончилась: она забеременела и Петр, испугавшись ответственности, оставил ей денег на аборт и сбежал.

Наревевшись, Алиса сходила к врачу, а потом, на оставшиеся деньги поехала к морю, надеясь на курорте развеять свою печаль. Там она и встретила Володю. Он отдыхал с друзьями и единственный был без пары. Заметив одинокую грустную девушку, он познакомился с ней и вскоре она вошла в их компанию, быстро став для всех своей. Потому никто не удивился, когда после отдыха Володя сделал девушке предложение, и увез в свой город.

Вскоре умерла мать Алисы, и Иван остался один. Какое-то время он жил в своем стареньком деревенском домике, но потом Володя настоял, чтобы он переехал к ним. Тем более, что Алиса забеременела и ей было тяжело постоянно навещать старика.

– Боже мой, Марина, – жаловалась Алиса подруге, – представляешь, опять залет…Ну что же это такое! Я просто не успеваю жить!

– Да ты что? Дети – это же счастье! – Да о чем ты говоришь? Какое там счастье. Сколько лет можно просто из жизни вычеркнуть. Блин, что за напасть такая…

Когда же Алиса узнала, что ждет двойню, даже расплакалась, и Володя принялся утешать ее, говорил, что он всегда будет рядом, и она может во всем на него рассчитывать. Девушка вздохнула: ну хоть с этим ей повезло…

Когда родились мальчишки, Володя был счастлив без меры и только поведение Алисы тревожило его. Она неохотно занималась сыновьями, часто и подолгу плакала, жаловалась на жизнь.

– Давай ей отдохнуть, – говорили друзья. – Пусть пройдется по магазинам, в кафешке посидит, в кино сходит…

– Я не против, – вздыхал Володя. – Но ей не угодишь. Иногда мне кажется, что я вообще перестал понимать ее…

И вот она ушла. Сбежала среди ночи, бросила их всех…

– Надо смириться и жить, – сказал он тогда Ивану Алексеевичу. Но как теперь жить он сам просто не представлял.

Однажды Иван Алексеевич сказал зятю, что хочет поехать в свою деревню.

– Может дом продам? – вздохнул он. – Ты вон уже в струнку вытянулся, похудел как, а денег даже с моей пенсией ни на что не хватает. Внуков сейчас в детский сад приняли, хоть полдня у тебя свободные. Поеду я, Володя…

– Да что вы, зачем? Как я вас одного отпущу? Давайте дождемся выходных и все вместе поедем.

– Ну-ну, не переживай. Я ведь хоть и старый, но не немощный. Как-нибудь доберусь, ты не волнуйся.

– Нет, Иван Алексеевич. Вы меня дождитесь, я сам вас отвезу, если хотите ехать. И вообще, давайте это все обсудим, когда я вернусь с работы.

С работы Володя не вернулся. В его старенькую десятку влетел джип и Володю с переломами и без сознания отвезли в больницу. Едва он пришел в себя как стал метаться на кровати:

– Сыновья мои, тесть-старик… Они одни остались, как же так? Как он с ними справится, они же такие маленькие? Боже мой, что делать? Что делать???

А Иван Алексеевич, узнав о беде с зятем, забрал обоих внуков из садика, и поехал с ними в свою деревню. Ему нужны были деньги, чтобы вылечить Володю. Дорога с малышами показалась Ивану бесконечной, электричка утомила их и остаток пути от станции до деревни он решил проехать на такси.

Когда машина подошла к дому, старик вздохнул с облегчением: Мишутка засыпал, а Сашок капризничал и мешал брату. Да и следовало их давно покормить.

– Ох ты, батюшки, галчата вы мои. Вот уж беда мне с вами…– приговаривал он, с трудом удерживая за руку рыдающего Сашу.

Миша тихо плакал, прижимаясь к деду. А он торопливо открывал калитку, чтобы быстрее войти в дом и хоть что-то приготовить малышам поесть. Вдруг Иван настороженно замер: в доме явно кто-то был. Старик осмотрелся. Везде идеальный порядок, а из кухни слышались звуки гремящей посуды.

– Эй, кто тут? – крикнул Иван от двери и через секунду увидел перед собой смущенную молодую женщину.

– Здравствуйте… – сказала она. – Простите, пожалуйста, вы, наверное, хозяин дома. А я Даша, Дарья. Я сейчас уйду, вы не сердитесь. Мне негде было жить, а ваш дом пустовал… Я спросила у соседей, а они сказали, что вы уехали навсегда… Я с прошлой зимы тут у вас живу… – торопливо и виновато объясняла она.

– Вы не подумайте, я не воровка и ничего не украла. Просто…просто…– женщина глубоко вздохнула и заплакала…

– Вот так новости, – проговорил старик. – Не ожидал, честно. Но, смотрю, порядок у тебя тут. А куда же ты пойдешь?

– Не знаю. Мне некуда идти…

– Ладно, Даша. Меня Иваном зовут. Вот что, помоги-ка мне с этими архаровцами, вымотали они меня.

– Как? Вы один с ними приехали? Да они же крошечки совсем…

– Устал очень. Беда у нас в семье, Даша. И галчат этих оставить не с кем. Мать у них сбежала с полюбовников, отец в больнице лежит, в аварию попал. Я и приехал сюда в надежде дом продать, да зятю помочь. А внучат оставить не с кем. Вот и пришлось с собой взять. Всю дорогу они капризничали. Есть хотят.

– Ой, так проходите на кухню. У меня борщ свежий, котлетки, молочко. можно кашку сварить.

Даша ловко приняла у старика малышей, усадила за стол и Ивана. Пока он ел, накормила мальчишек, а потом сама уложила их спать. Старик только к небу глаза поднял, благодарил за такую помощницу. А наевшись и напившись чаю, прилег на диван и сам уснул. Сколько Иван спал, он не знал, но проснулся, когда солнце было уже высоко. Даша играла во дворе с мальчишками и улыбнулась старику:

– Я уже волноваться начала. Ну как вы? Выспались?

– Это что же? Я весь вечер и всю ночь проспал?! Вот это да! Умотали меня детушки. Как мне вас благодарить, Дашенька? – спросил он, разглядывая сытые и довольные лица внуков.

– Ну что вы! Это я вам должна! А с вашими внуками заниматься одно удовольствие, они такие умнички… Иван улыбнулся ей, а потом позвонил Володе:

– Как ты, сынок?!

– Иван Алексеевич! Ну что же вы! Я тут с ума от беспокойства схожу. Дозвониться вам не могу. Как вы? Как мальчишки?

– Не волнуйся, Володя. Мы в деревне…

– Что??? Иван Алексеевич…

– Да ты выслушай. Тут такое случилось, я и сам не ожидал… – и Иван рассказал Володе про свою квартирантку.

Удивленный Володя даже не нашелся, что ответить. Несколько дней Иван прожил с Дарьей, присматриваясь к ней, а потом сказал:

– Дашенька, я вот тебя что хочу попросить. Поезжай с мальчиками к нам домой. Им в садик ходить нужно. Да и за Володей присмотреть бы надо. Навещать его, супчик там какой отнести или еще что… А я тут останусь, дом продам и сразу к вам приеду.

– Хорошо, Иван Алексеевич, я согласна.

– Только вот что, Дашенька. Платить нам тебе нечем, нету денег у нас.

– Ох, Иван Алексеевич…Да разве в деньгах счастье? Я помогу вам просто так, от души, да еще за то, что столько времени вашим домом пользовалась. Так что вы за это даже не переживайте.

На следующий день Дарья, приготовив старику еды на несколько дней уехала в город и в тот же вечер привела мальчишек в больницу к Володе, чтобы он убедился, что с ними все в порядке. Володя и в самом деле очень обрадовался, увидев, что у сыновей все хорошо. И заодно познакомился с Дашей, о которой знал только по словам тестя.

Молодая женщина ему понравилась. Даша не была красавицей, но ее приятное открытое лицо располагало к себе и чем дольше он на нее смотрел, тем привлекательнее она ему казалась.

– Даша, мне очень неловко вас обременять моими парнями, – проговорил Володя, – но я очень прошу вас побыть с ними до моего возвращения.

– Ничего, Володя, вы только поправляйтесь, – улыбнулась она в ответ.

Дни шли за днями. Даша часто навещала Володю. Приходила к нему и с детьми, и без них. Володя был рад ей и охотно общался с этой доброй, немного грустной женщиной. А Иван в это время искал покупателей на свой дом.

Как-то, осматривая сад, Иван заметил, что пень от старой, давно срубленной яблони, превратился совсем в труху и решил убрать его. Он взял в сарае ломик и стал поддевать корни пня, стараясь выкорчевать его. Это было не трудно, но вдруг ломик стукнул о железо. Иван постучал еще, потом лопатой кое-как разгреб землю и обомлел, достав из земли старинную жестяную банку.

Старик отнес ее в дом и там с большим трудом открыл: банка была едва ли не доверху наполнена монетами, золотыми украшениями и жемчугом. Ахнув, старик засобирался домой. Теперь он знал, что может помочь Володе и торопился поделиться с ним этой радостью.

Узнав, что теперь они богаты, Володя просто потерял дар речи, а потом счастливо засмеялся: больше они ни в чем не будут нуждаться, и он сможет начать свой бизнес, о котором давно мечтал. А еще Володя сделал предложение Даше.

– Даша, это звучит нелепо, пока я на больничной койке, но меня уже скоро выпишут. К счастью, я не сильно пострадал и легко вернусь к привычной жизни. И я не хочу начинать ее без тебя. Даша, ты согласишься стать моей женой? Благодаря Ивану Алексеевичу мы богаты, и я сделаю все, чтобы ты была счастлива.

Он ожидал, что Даша просто запрыгает от радости, но она вдруг грустно улыбалась и сказала:

– Нет, Володя. Я не хочу. Ты не подумай, ты очень хороший. Но я не буду твоей женой.

– Но почему? Из-за детей?!

– Не говори глупостей. Я полюбила твоих сыновей и была счастлива рядом с ними. Нет, тут другое.

– Но что? Ты была с нами в бедности, а теперь мы богаты… ты ни в чем не будешь нуждаться, Даша…

– Выслушай меня, Володя, и ты все поймешь. – Женщина вздохнула и начала свой рассказ.

– Я родилась в бедной семье. Мой отец был простым трактористом, мать работала на ферме дояркой. Но мы были вполне счастливы. Все закончилось в тот день, когда умерла мама. Ей стало плохо прямо на работе. Она упала и уже не поднялась. Скорая приехать не успела. С того дня отец стал пить и в первую же зиму после смерти мамы замерз пьяный в сугробе, у ее могилы. Он очень ее любил и не захотел без нее жить.

Я осталась с бабушкой. А было мне всего восемь лет. Как нам жилось, рассказывать не буду. Ты и сам понимаешь, что мы едва сводили концы с концами. Едва мне исполнилось шестнадцать – бабули не стало. и я осталась одна на всем белом свете. Конечно, где-то и у меня есть родственники, но мы никогда не общались и искать я их не стала, осталась в родном селе.

Чтобы выжить, бросила школу и стала наниматься к односельчанам, помогая им по хозяйству. Кто-то давал деньги, кто-то еду или ненужную одежду, всякое бывало… Так прошло два года.

Есть у нас в селе семья фермеров. На них я тоже часто работала, а они, хоть и богатые, всегда платили немного и только то, что обещали, ни разу рубля больше не дали. Так вот, у них есть сын, Никита. Он старше меня лет на пять. и этот самый Никита стал ухаживать за мной. А я вниманием мужчин совсем не была избалована. Да и до них ли мне было? Впрочем, на меня и не смотрел никто. А вот Никита… И цветы дарил, и подарки всякие, слова хорошие говорил, вот как ты сейчас… тоже счастье обещал…

В конце концов я вышла за него замуж. Свадьбы не было. Мы просто расписались. И я думала, что теперь в моей жизни все будет по-другому. Так и вышло. Месяца не прошло, как Никита показал себя во всей красе. Заставлял меня выполнять самую грязную работу, ругал, если не успевала всего сделать. А потом и бить стал. Просто так…– вспомнив о таких обидах Даша не сдержалась и на ее глаза навернулись слезы.

– Никита мог ударить за то, что не так посмотрела, не тем тоном ответила, не поспешила выполнить то, что он сказал… Я спрашивала его, за что он так со мной. и знаешь, Володя, что он мне отвечал? Ты, говорит, нищенка, а жить пришла на все готовое. Я подобрал тебя как шавку подзаборную. Значит я твой хозяин. А ты должна молчать и терпеть. И я терпела, он же был моим мужем…

Однажды я пришла домой рано, чувствовала себя плохо. Уже несколько дней меня тошнило по утрам, и я стала догадываться, что забеременела. Вот и вернулась, хотела попросить Никиту отвести меня к врачу. Вот только ему было не до меня. Он развлекался с одной девицей из нашего села. Я так и застала их в постели.

Думаешь, он стал извиняться? Нет, он накинулся на меня с оскорблениями и избил на глазах у своей любовницы. Я потеряла ребенка, Володя… Никита испугался и приезжал ко мне в больницу, и его родители приезжали, умоляли не писать на него заявление. Просили спасти его. Никита плакал и раскаивался, и я потребовала, чтобы он дал мне развод, а иначе пообещала посадить в тюрьму. Его родители заплатили и развод я получила очень быстро.

Жить вернулась в свой домишко. Но Никита стал преследовать меня, несколько раз приходил ночами, пытался взять меня силой, и тогда я сбежала… Так попала в деревню, где был дом Ивана Алексеевича. Случайно нанялась к его соседям, им нужно было прополоть огород. Они-то мне и сказали, что ваш дом пустует. Так я там и осталась… Что было потом, ты знаешь. Вот потому я откликнулась на твою беду, Володя, пока ты был беден… А богатства я больше не хочу. Губит оно людей, портит. А еще после того случая, я не могу иметь детей. Врачи мне так сказали, – вздохнула Даша и замолчала.

Ошеломленный ее исповедью, Володя покачал головой:

– Если бы я мог, я встал бы перед тобой на колени, Дашенька… Но я так хочу, чтобы ты мне поверила…я ведь люблю тебя, а теперь, узнав про тебя все…люблю еще больше…

Даша расплакалась и прижалась к плечу Володи. А он поднял ее лицо и покрыл горячими поцелуями, умоляя поверить ему.

Прошло десять лет. Дарья и Володя жили большой дружной семьей в просторном загородном коттедже. Мальчишки, Миша и Саша, учились в кадетском училище, но в их доме по-прежнему звенели детские голоса: Дарья родила Володе еще сына и дочь.

Володя был директором компании по транспортным перевозкам, а Даша хлопотала по дому, но муж настоял, чтобы у нее были помощницы: кухарка Нина, домработница Валя и садовник Палыч.

Совсем одряхлевший Иван целыми днями просиживал в мягком кресле-качалке, наслаждаясь теплыми деньками.

Как-то Володя, возвращаясь из командировки, остановился у придорожного кафе, выпить чашку кофе и отдохнуть с полчаса. За прилавком стояла грузная немолодая женщина с вульгарно накрашенным лицом и выцветшими волосами. Она ахнула, взглянув на него, а он с недоумением рассматривал это пугало. И только когда она заговорила, невольно отступил назад: перед ним стояла Алиса.

– Володя…– ласково заговорила она, – какая неожиданность…Прекрасно выглядишь… Смотрю, ты в шоколаде… А я вот видишь…вытянула не тот билет… Как дети, отец? Я приезжала, но вы продали квартиру и дом…Вот вас и не нашла… Отец-то живой? Ну что ты молчишь?! Я так рада тебя видеть…

– Да отец жив и у детей все в порядке…

– Ну надо же…Подожди, я сейчас позову сменщицу, потом посидим, поговорим…

Алиса скрылась в подсобке, а ошеломленный Володя вернулся к машине, завел ее и уехал. Теперь он не боялся уснуть и всю дорогу вздрагивал от отвращения, вспоминая о бывшей жене.

А Алиса вышла и разочарованно посмотрела ему вслед, но потом подумала, что он обязательно вернется, ведь он ее так любит. И у них дети, а значит, у нее все еще будет хорошо…

Женщина самодовольно посмотрелась в грязное, засиженное мухами зеркало, и вернулась к прилавку.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети