Красивая родная милая девушка умница простая добрая стройная родная любимая сирота

Как тепло и радостно, когда близкие рядом

В здании вокзала было очень многолюдно. Народ, возмущённый долгим ожиданием, томился в очереди за билетами. Кассы работали настолько медленно, что казалось, чтобы получить заветный билет, нужно провести на вокзале вечность.

Молодой полицейский Антон, дежуривший рядом, часами не мог оторваться от телефона. Хотя по инструкции не должен этого делать. Но работает он без году неделя и ещё не успел получить серьёзных нагоняев от начальства. Антон лишь изредка поднимал голову и лениво поглядывал на страждущих пассажиров полусонными глазами. Он не понимал, куда каждый день едут эти толпы людей. Бабушки в стареньких платочках, командировочные в рабочей одежде, нервные молодые мамаши с орущими детьми. Кругом усталые, раздражённые серые лица. Да и что может быть интересного в помещении обычного вокзала в провинциальном городке? Конечно, ничего. И Антон с чувством выполненного долга опять уткнулся в телефон.

Вдруг, случайно, взгляд полицейского остановился на высокой, широкоплечей фигуре немолодого мужчины в старой изношенной до предела одежде. Застиранная куртка когда-то зелёного цвета была отдалённо похожа на армейскую. Под ней виднелась еле различимая тельняшка. Может быть военный? Нет. Не похож этот нищеброд на бравых военных. Они славятся шиком и лоском и отлично сидящей формой. А этот напоминал бомжа с ближайшей помойки. Мало того, что мужчина одет почти в лохмотья, так он ещё и страшный как чёрт. Его лицо отталкивало каждого, кто на него взглянет. Половину лица занимали рубцы от ожогов. Зрелище не для слабонервных. Люди то и дело неодобрительно косились на него. Оборванец возвышался среди народа как небоскрёб и выглядел растерянным. Он переживал и постоянно поглядывал на часы. Очередь не уменьшалась, зато время неумолимо приближалось к полудню. А это значит, что скоро касса, в которую стоял мужчина закроется на перерыв. В соседней кассе перерыв тоже не заставит себя долго ждать.

«Да, старичок…Не успеть тебе билеты купить. Ульяна с Тамарой не минуту лишнюю здесь не останутся,» — ухмыльнувшись, подумал Антон и сладко зевнул.

Ульяна и Тамара – дамы среднего возраста «50 +» и плотной комплекции. Они уж и сами не помнят, когда пришли работать на вокзал. Им давно опротивели эти многолетние бесконечные очереди из «разношёрстных» людей. Взгляды женщин были по-королевски надменны, но слегка теплели перед приятными мужскими лицами, время от времени появлявшимися в окошке кассы.

— Ура! Скоро обед, хоть отдохнём немного от этих бабских и старушечьих рож. Как они мне надоели, — сказала Тамара.

Ульяна кивнула в ответ и тут же брезгливо поморщилась.

— Фу, какой противный запах исходит из толпы. Гадость какая.

Тамара бросила беглый взгляд на стоящих в очереди людей и воскликнула:

— Конечно, гадость, если зашёл бомж. Нет, ты посмотри на него. Зачем он припёрся сюда? Куда он собрался ехать, на новую помойку что ли? Представляешь с ним ночь проехать в поезде? Век не отмыться. А знаешь, что Ульяна, почему мы должны терпеть этого бомжа? Спорим, я его в два счёта на улицу выгоню. Подыграешь мне немного?

Ульяна дружелюбно кивнула головой, она обожала розыгрыши и приколы. Тамара была мастерицей в этих делах. До обеденного перерыва оставалось ещё 15 минут. Но Тамара и Ульяна задёрнули окна обоих касс, схватили свои дорогие сумки и с равнодушными, непроницаемыми лицами пошли на улицу. Мужчина с ожогами подошёл к ним и умолял остаться:

— Девушки, пожалуйста, не уходите. Ведь я тут давно очереди жду.

Тамара и Ульяна не удостоили просителя даже взглядом. Для пущего неуважения к человеку Тамара демонстративно закрыла нос рукой. Якобы не вдыхать неприятные запахи. Мужчина не сдавался, а в его голосе слышалось отчаяние.

— Поймите, я из посёлка приехал. У меня поезд через 10 минут отходит, это последний сегодня. Да мне и нужно то совсем немного, лишь купить один билет. Пожалуйста, останьтесь!

Ульяна раздражённо ответила:

— Мужчина, вас тут много, а мы одни! Там ещё одна касса работает. Туда и занимайте очередь.

— Девушка, я не могу в ту кассу стоять. Долго ждать, я там последним буду. А в Вашей кассе мне чуть-чуть оставалось. Дома жена одна. У неё сердце больное и она плохо ходит. Ей нужно лекарства давать и уколы вовремя делать. Ну, поймите, же Вы, наконец. Посочувствуйте чужому горю.

Но, напрасно взывал он к сочувствию. У этих двух кассирш вместо сердца – камень. И совести, похоже, давно не имеется. А отчаянные просьбы мужчины вызывали у женщин крайнее отвращение. Тамара даже взвизгнула и, осмелев, прикрикнула на полицейского:

— Полиция, выведите этого бомжа отсюда немедленно!

Антон вздрогнул, очнувшись от дремоты и кинулся к кассиршам. Он хоть и молодой, но подглуповатый и не любил задумываться над правильностью своих поступков. А больше всего он боялся увольнения с тёплого местечка в полиции. Зарплата уж больно хороша. Жена не простит, если выгонят. Танька, она такая, и к другому сбежать может. И, конечно, дружеские отношения с кассиршами были для Антона гораздо важнее, чем какой-то бомж. Антон так разошёлся, что в два счёта вытолкал на улицу бомжа.

— Давай, давай, иди отсюда. Здесь место для приличных людей, а не для таких как ты!

Выгнанный восвояси мужчина опустился на крыльцо вокзала и обхватил голову руками. Он затрясся от такой жесточайшей несправедливости.

«А мы за них кровь на войне проливали…»

И скупая слеза скатилась по его щеке. Но мужчине было невдомёк, что здесь работала ещё одна кассир – Алёна. Тамара и Ульяна с ней не общались.

— Не ровня она нам. Безродная нищебродка, — со злостью говорили женщины.

Алёна в два раза моложе своих коллег и поступила на работу совсем недавно. Она выглядела гораздо скромнее, чем увешанные золотыми серьгами и кольцами Тамара и Ульяна. Да и откуда им взяться – украшениям этим? Ведь Алёна выпускница детского дома. Она не рассчитывала ни на какие блага, а честно, на совесть трудилась. Так её в своё время учила любимая воспитательница в детдоме, заменившая ей маму – Ольга Александровна.

Алёна снимала небольшую комнатку в коммунальной квартире. На это уходила почти вся её мизерная зарплата. Тамара и Ульяна втайне радовались, что в их полку прибыло — появилась нищая сиротка. Они тут же смекнули и скинули на безотказную девушку большую часть работы. Наконец-то, смогли себе позволить бездельничать, то и дело закрывая окно кассы и разглядывая на работе модные журналы. А ещё привыкли ходить во время обеденного перерыва в магазины и постоянно опаздывать с обеда.

Алёна не сразу увидела перепалку с мужчиной, которую устроили её коллеги. Она в свою свободную обеденную «десятиминутку» общалась с пассажиром, подсказывала маршрут поезда. Заметила неладное, только когда полицейский стал грубо выталкивать мужчину за дверь. Алёна была человеком неравнодушным к чужим проблемам. Всегда вставала на защиту незаслуженно обиженных людей. И этот случай – не исключение. Она выбежала на крики, но было поздно.

— Антон, почему Вы так грубо обошлись с мужчиной? – подбежав, спросила Алёна.

— Вот у тебя разрешения забыл попросить. Иди работай и не лезь ко мне со своими нравоучениями. А то сдам тебя в полицию, мало не покажется, — ответил наглый полицейский.

— Человеку срочно нужна помощь, а Вы выпихнули его, — пыталась взывать к совести Алёна.

— Да, конечно, нужна помощь. Также как и остальным людям, кошкам, собакам, кому там ещё. И мне нужна, может, окажешь?

Алёна поняла, что Антон над ней просто издевается и закричала на глазах у посетителей:

— Открой мне дверь! Немедленно! Открой. Пусти!

— Ненормальная! – сказал Антон и освободил ей дорогу к дверям.

— Ну ты чего, Антон? Зачем разрешаешь этого бомжа опять сюда тащить? – спросила подошедшая к дверям Ульяна.

— Да я тут не при чём. Это всё она, Алёна. Чуть дверь не снесла, так хотела помочь этому бомжу, — ответил Антон.

Ульяна высунулась на улицу и крикнула ей вслед:

— Ну и дура! Тебе нужно в ночлежке с бездомными работать. Можешь и сама там жить.

Но Алёна никого не слушала. Она взглядом искала мужчину, с которым подло поступили её коллеги.

Тот, ссутулившись от постигшей неудачи, брёл по направлению к дороге. Алёна окликнула его, и мужчина обернулся на зов, взглянув на девушку полными тоски глазами. Алёна увидела страшные следы от ожогов на его лице и неприглядную одежду, но не отпрянула, а предложила:

— Извините, пойдёмте со мной. Моя касса как раз сейчас уже откроется, и Вы успеете на поезд.

— Спасибо, дочка, — ответил мужчина…

— Ну, вот и всё, Анатолий Иванович. Держите билет.

Девушка прочитала имя мужчины в паспорте и захотела извиниться за хамское поведение коллег.

— Вот, возьмите, пожалуйста. Вы простите женщин. Работа нервная, перегорели. Такое, к сожалению, с людьми бывает.

Мужчина улыбнулся и сказал:

— Спасибо тебе, родная, что помогла. Как тебя звать, величать?

— Алёна, Алёна Викторовна.

— Счастья тебе Алёнушка.

Девушка вернулась на своё рабочее место. Ей стоило большого труда сосредоточиться на работе. Перед глазами стояло умоляющее лицо мужчины и чудовищное поведение коллег. Ей по-прежнему стыдно за Тамару и Ульяну.

А женщины даже не думали переживать по этому поводу и весело посмеивались над Алёной.

Рабочий день подошёл к завершению. Алёнка спешила в свою маленькую комнатушку в коммунальной квартире, где её ждал любимый кот Василёк.

«Соскучился, наверное, хулиган,» — с улыбкой думала девушка, стуча каблучками по асфальту.

Вспомнив о Васильке, Алёну осенила мысль, что у кота закончились пакетики с мясными вкусностями. Она поспешила в ближайший гастроном. До зарплаты ещё два дня, а денег оставалось только на корм коту. Но она не удержалась и взяла ещё творог для себя. Вдруг хватит? На кассе её ждало разочарование:

— Девушка, так Вы будете оплачивать покупку? – строго спросила женщина – кассир.

— Не пробивайте, пожалуйста, творог, — смутившись, сказала Алёна.

В кошельке одиноко лежала одна купюра и её действительно хватало только на кошачий корм.

— Нет, пробивайте, — послышался за спиной Алёны мужской голос.

Он показался Алёне знакомым. Это же Анатолий Иванович, мужчина, которому она помогла сегодня, вовремя продав билет. Не успела Алёна и глазом моргнуть, как покупка оказалась у неё в руках.

— Анатолий Иванович? Вы как здесь? – только и смогла вымолвить девушка.

— Алёнушка, я сегодня на скорой жену отвёз в больницу в город, она у меня сердечница. Сильный приступ случился после обеда. Я очень испугался, ну, слава богу, врачи подоспели вовремя.

— А как она сейчас себя чувствует? – спросила Алёна.

— Лучше, Алёнушка. Я очень переживаю за неё.

— Я буду каждый день молиться за неё и за Вас.

Последние слова девушки очень растрогали Анатолия Ивановича. Как такая молоденькая девчонка может быть добрейшей души человеком, участливым к чужим бедам. Просто чудо!

— Алёнушка, спасибо тебе за всё. Ты для меня как ангел-хранитель, спустившийся с небес.

— Это Вам спасибо, Анатолий Иванович, что выручили в магазине. Я обязательно верну деньги.

— У тебя нет денег, девочка? Я могу дать, правда, тоже, к сожалению, не богат. Практически все деньги уходят на лечение жены. Знаю, что плохо выгляжу, на вокзале меня сегодня приняли за бомжа.

— Нет, нет, Анатолий Иванович, не беспокойтесь. У меня скоро зарплата. Небольшая, но на съём комнаты хватает, — тихо ответила Алёна.

Она не любила говорить о своём материальном положении, тем более, что оно оставляет желать лучшего.

— А знаешь, Алёна, — задумался на мгновение мужчина, — переезжай к нам и за съём жилья платить не придётся. И овощи со своего огорода. У нас просторный дом рядом с городом, живём вдвоём с женой, всем места хватит. А до города электричка часто ходит, будешь успевать на свою работу.

Девушка опешила, она никак не ожидала услышать такого предложения. И от неожиданности даже растерялась.

— Анатолий Иванович, это очень серьёзное предложение. Я…

— Ты должна всё обдумать. Я понимаю, конечно. До завтрашнего вечера тебе времени хватит?

— Да…, — пролепетала Алёна, как завороженная.

Она не могла поверить, что незнакомый человек может сделать для неё такое сказочное предложение. Если бы Анатолий Иванович знал, как она подобного предложения ждала в детдоме. Каждый день просыпалась с мыслью о том, что завтра у неё будет новая семья. Но не случилось. А может быть случится сейчас…

— Алёнушка, давай созвонимся завтра. Ты подумаешь и скажешь своё решение. Договорились? – сказал мужчина, черкнув на клочке бумаги номер телефона.

— Да, хорошо, — ответила Алёна.

— А теперь прости. Спешу на электричку.

Девушка вернулась домой в приподнятом настроении. На душе у неё было легко и светло. Дома Алёнку ждал её любимый кот Василёк. Он с большим удовольствием стал уплетать принесённое лакомство. Точно также девушка уплетала творог, купленный Анатолием Ивановичем. А к утру она уже приняла для себя решение – согласиться с предложением мужчины. Сама не зная почему, но её подкупила доброта, искренность и благородство этого человека.

На следующий рабочий день Алёна по-прежнему пребывала в хорошем настроении. И её нисколько не омрачили колкости Тамары и Ульяны. Она не обращала на них внимания и чётко как часы выполняла свою работу. День близился к концу, когда Алёна решилась позвонить Анатолию Ивановичу.

— Алёнушка, здравствуй. Как ты? Принимаешь моё предложение?

— Да, — коротко, но твёрдо ответила девушка.

— Тогда собирайся, милая, поедем домой.

Какое тёплое, приятное слово «Дом», подумала Алёна. Неужели и у неё будет счастье – домашнее, семейное, родное?

Вот и дом, деревенский, хороший, добротно выстроенный. Алёнка увидела его ещё издалека. Было заметно, что хозяева за домом следят. Есть небольшой огород, всё чистенько, ухожено. Зазвенели ключи и вот Алёна очутилась в доме. Как же уютно, по сравнению с мрачными стенами детдома и её маленькой комнатушкой в коммуналке. Боже мой, печка, она про неё только в сказках читала. Лики святых в уголке, старые фотографии родных на стенах, аккуратно заправленная кровать, потёртый диван, шкаф, табуретки. Вроде бы обычная обстановка, подёрнутого паутинкой времени, деревенского дома. Но нет. От каждой вещи, даже от стен веяло историей, благодатью и добротой. Ощущалось, что здесь счастливо прожило свой век не одно поколение.

— Давай, Алёнка, располагайся, чувствуй себя как дома. Сейчас ужинать будем, — с радостью предложил Анатолий Иванович.

За ужином девушка разоткровенничалась. Собеседник и обстановка к этому располагали.

— Я – сирота. Родители попали в аварию, когда мне было шесть. Я в детском доме жила. Когда стукнуло 18 лет, нужно было отправляться во взрослую жизнь. Только вот как? Должны были дать комнату, но какие-то документы оказались не в порядке, так и осталась я без жилья. Временно в городе проживала у подружек. Жила за счёт не постоянных заработков. Но я сумела закончить техникум. А потом случайно наткнулась на объявление о работе кассиром. Обратилась на удачу и удивительно, но мне не отказали. Правда, с самой низкой зарплатой, но я всё равно была несказанно рада…

После рассказа Алёнки у Анатолия Ивановича навернулись слёзы. Сколько проблем и бед пришлось пережить этой хрупкой девочке. Но она мужественно шла вперёд и добилась своего.

— Ну что, теперь моя очередь откровенничать? Мы с женой Ниной Андреевной прожили вместе больше 30 лет. Судьба посылала нам суровые испытания, после которых и жить не каждый захочет. Но мы выдержали, выстояли. Я прошёл Афган, с тяжёлым ранением, но вернулся. А вот сына единственного, Коленьку, от пули не уберёг. Погиб он, неся службу в милиции. Мы с женой думали, что сойдём с ума от горя. После стольких страданий у Ниночки начались серьёзные проблемы с сердцем и продолжаются по сей день. Вот такая вот грустная история, дочка.

Алёнка не стеснялась слёз, которые не заставили себя ждать. Солёный комок подступил к горлу. Безумно жаль таких прекрасных людей.

— Алёнушка, я очень надеюсь, что ты не передумаешь и останешься с нами. Ты ведь нам как дочка будешь. Спасёшь стариков.

— Нет, не передумаю, Анатолий Иванович.

С этого момента у Алёнки началась новая семейная жизнь. Правда, хлопот прибавилось. Но это были приятные хлопоты. Она взяла на себя приготовление еды и уборку.

Когда Нину Андреевну выписали домой, она изумилась чистоте и порядку, царившим в доме. Все вещи превращались в красоту после рук Алёны.

— Алёнка, у тебя золотые руки и доброе сердце. Мы с Анатолием Ивановичем счастливы, что ты с нами.

Эти слова были наивысшей похвалой для девушки. Так в спокойствии и в любви трёх близких людей шли дни, месяцы. Лишь одно расстраивало Анатолия Ивановича, работа Алёны. Зачастую девушка возвращалась домой расстроенная, с грустью в глазах. Но тем не менее на предложение мужчины – поменять работу, отвечала отказом.

— Мне нравится общаться с людьми. Всё будет хорошо.

Но грусть в глазах Алёны никуда не уходила.

Однажды ночью, проходя мимо комнаты девушки, мужчина услышал едва различимые рыдания.

«Ну это уж слишком!» — решил Анатолий Иванович и постучал в дверь.

— Можно? Зайдя в комнату, мужчина увидел, что Алёнка рыдает в подушку. — Что случилось, Алёнушка? Опять что-то на работе?

Девушка кивнула.

— Меня мои коллеги ненавидят. Специально подстроили так, будто бы я своровала деньги в кассе. Нажаловались начальнику и теперь он грозится меня уволить, а ещё и уголовное дело на меня заведет, если деньги не верну. Но я ничего не воровала. Я к работе очень ответственно отношусь. А тут такое! — говорила Алёнка сквозь слёзы.

— Твои коллеги? Это те две обнаглевшие тётки, язык не поворачивается назвать их женщинами, и тупой охранник-полицейский, которые вытолкали меня за двери? Да, верно, они просто подставили тебя, дочка. Ненавидят лишь за то, что ты не такая как они.

Если бы знал Анатолий Иванович, как он прав. Тамара и Ульяна продолжали вести себя по-хамски по отношению к посетителям, нарочито это показывая. Алёна же работала, не поднимая головы. Поначалу женщинам это очень нравилось – свалить работу на молодую, а самим валять дурака. Но потом эйфория сменилась раздражением и вскоре переросла в неприкрытую ненависть. Ведь посетителям не закроешь рот и на улицу каждого не вытолкаешь. Сначала дело ограничивалось выкриками из толпы:

— Совсем обнаглели! Одна девчонка молодая работает, а сами заплыли жиром от безделья. Только кассы закрывают, да на обеды ходят.

— Что за скотское отношение к людям? Уволить их надо! А потом выкрики перешли в жалобы, которыми люди щедро осыпали стол начальника вокзала.

В результате Тамара и Ульяна получили по выговору и лишились квартальной премии. Во всех своих бедах винили Алёну. И совместно решили её подставить, вытащив из её кассы несколько купюр. Анатолий Иванович, на своей шкуре испытавший все «прелести» поведения этих двух особ, нисколько не сомневался, что Алёнка ни в чём не виновата. Он решился пойти к начальнику вокзала «бороться за правду».

Через два дня после ухода Алёны на работу мужчина гладко побрился. Одел военную форму, на которой в ряд расположились медали, полученные за участие в войне в Афганистане.

«На войне умереть не боялся, людей защищал от бандитов. Что ж я Алёнку, дочку свою, не защищу?».

Так, в раздумьях Анатолий Иванович ехал в электричке. Войдя в здание вокзала, мужчина увидел всё те же людские очереди из недовольных людей. Анатолий Иванович поднялся на второй этаж, в приёмную начальника.

— Здравствуйте, я вчера записывался на приём, — сказал Анатолий Иванович молодой девушке – секретарю.

— Да, да, подождите минуту. — Михаил Борисович, к Вам посетитель по записи…

— Проходите, Вас ждут, — через мгновение сказала девушка.

За столом сидел мужчина лет сорока. Он удивлённо посмотрел на Анатолия Ивановича. Не ожидал увидеть здесь человека в военной форме. Мужчина удивился ещё больше, когда на лежащем перед ним листке прочёл фамилию посетителя.

— Вы ведь Анатолий Иванович Белов? Вы помните рядового Брянцева Бориса?

Анатолий Иванович кивнул. Он помнил всех ребят, служивших с ним. Сколько бы времени не прошло с тех пор.

— Это мой отец. Он всегда говорил, что Вы спасли его от лихой пули. Спасибо за отца. Разрешите пожать Вам руку.

— Не стоит благодарности. Это была война и там без взаимовыручки не выжить, — сказал Анатолий Иванович.

— Что Вас привело ко мне? – спросил Михаил Борисович.

— Я по поводу Алёны Кравцовой. Знаю, что решается вопрос о её увольнении и даже уголовном деле. Не делайте этого, прошу. Она ни в чём не виновата, добросовестно выполняет свои обязанности. Обратите внимание на двух других кассиров. На их хамское отношение к посетителям и рабочим делам. Я лично на себе испытал их нелицеприятное поведение. Девчонку просто подставили. Я не знаю… Ну разберитесь с этими особами. Я уверен, они вытащили эти деньги из кассы.

Анатолия Ивановича перехлестнули эмоции, от возмущения он не мог их обуздать.

— Да, Вы не беспокойтесь так. Я наслышан про поведение этих кассиров. У меня половина стола занята жалобами на них. А по поводу увольнения и уголовного дела… Да, не говорил я такого. Просто, когда случается происшествие, необходимо проводить служебную проверку. Уверяю Вас, решение будет принято справедливое и в соответствии с законом.

Анатолий Иванович не знает, что повлияло на Михаила Борисовича – справедливость или спасение им отца, а только через несколько дней Алёнка прибежала домой радостная и счастливая.

— Анатолий Иванович, представляете, меня не станут увольнять и даже в должности повысят. А вот Тамара и Ульяна уволились в один день. Вместо них две новые девочки придут.

Мужчина подошёл к Алёнке, улыбнулся и обнял за плечи.

— Всё будет хорошо, родная. Всё хорошо…

Как тепло и радостно, когда близкие рядом. Наша надежда и опора. Берегите друг друга, чтобы не случилось.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая милая деловая уверенная шикарная женщина
Удачно вышла замуж, но муж на глазах мне изменяет

Катя собиралась на работу, нанося заключительные штрихи туши на глазах. Как всегда, она должна была выглядеть идеально, хотя она и...

Катя собиралась на работу, нанося заключительные штрихи туши на глазах....

Читать

Вы сейчас не в сети