Дедушка грустный одинокий в очках

— Знаешь, дед, а ведь ты прав… Может, я и не прав был… Да нет, точно не прав

Вдоль берега реки бегал странный парень, одетый в явно недешёвую одежду, топал ногами, махал руками и ругался благим матом на суровую жизнь, повернувшуюся к нему отчего-то пятой точкой. Люди косились на него, но боялись подойти, думая, что он либо пьян, либо сошёл с ума. Кто-то ворчал, что не помешало бы полицию вызвать, но не спешили этого делать.

«Чтобы ноги твоей больше в этом доме не было!» – слова отца звучали в голове и разрывали мозг осколками гранаты на тысячи мельчайших кусочков.

Всё рухнуло в одно мгновение. Он просто попросил денег, в очередной раз. Ну да, чуть больше чем обычно, но почему это отцу вдруг стало жалко каких-то денег, которых у него и так много, для единственного сына? Не обеднеет же!

Это оставалось загадкой, тайной века, на которую сложно было найти ответ в голове, заполненной яростью, ненавистью и жгучей обидой.

Продрогнув от промозглого ветра так сильно, что пальцы едва сжимались, Влад кричал и ругался, будто бы напротив него стоял его отец. Он высказывал всё то, что мог бы сказать отцу, но не успел это сделать, потому что охрана буквально вышвырнула его за ворота. Забрали ключи от машины, от дома, забрали все карточки… Лишили всего…

И куда ему теперь податься? Кто его приютит и поможет? Да никто…

— Парень, а ну перестань мутюгаться! Женщины ведь вокруг, дети ходят! – внезапно послышался наставляющий голос из-за спины.

— Шёл бы ты отсю… — Влад медленно обернулся и попытался подобрать подходящие слова, но они вдруг растаяли на кончике языка, превратившись в какую-то до одури омерзительную горечь.

Старый дедушка стоял напротив парня и грозно смотрел на него из-под густых седых бровей. Не смог парень договорить то, что хотел, потому что вдруг вспомнил своего дедушку, который умер двенадцать лет назад, и в сердце ёкнуло что-то. Было в этом взгляде что-то таинственное из прошлого, когда у Влада и его отца ещё не было таких огромных денег.

Та жизнь казалась теперь уже такой далёкой и ненастоящей, что порой парню казалось, что он видел всё это в кошмарном сне. Но вот теперь снова этот взгляд, в котором таилась, как казалось Владу, какая-то жизненная мудрость.

— Пусть не ходят вокруг! – буркнул Влад и далеко забросил в воду камень, который схватил с берега.

— Так лучше ты не ходи! Шёл бы домой, да орал там, сколько тебе влезет, раз горло так чешется и проораться хочется. А те, кто гуляет у реки, не виновны в твоих бедах, — спокойно ответил старичок.

— Нету у меня больше дома! – с горечью бросил Влад.

Обида стучалась в висках, а замёрзшие пальцы всё равно продолжали сжиматься в кулаки. Влад злился на своего отца, но одно он знал точно – он не поползёт домой и не будет кланяться в ножки, вымаливая прощения.

— Дома нет? Ты же не похож на бездомного, одет хорошо! Ухоженный весь! Как же так, нет дома? – чуть склонил голову набок дедушка и принялся рассматривать Влада.

— Выгнал меня отец. Так что эта одежда ничего не значит. Бомжи снимут, когда замёрзну окончательно. А я замёрзну, потому что мне некуда пойти. Даже ночку одну негде переночевать, чтобы это… Ну, осознать всё и придумать, как быть дальше.

Влад горько усмехнулся и подумал о своих друзьях. Он надеялся, что сможет пожить у кого-то из них, но…

Как говорится, друзья познаются в беде. Вот и он познал своих, о чём буквально кричал валяющийся под ногами вдребезги разбитый смартфон. Влад успел обзвонить всех и каждого. Начал он, конечно же, с тех, кого считал лучшими друзьями, братьями, корешами…

Вот только у каждого нашлось оправдание: один вдруг уехал в незапланированный отпуск, у второго тусовка несколько дней будет, и уже все комнаты заняты, у третьего денег нет, четвёртый вообще сделал вид, что у него начала пропадать связь, когда услышал просьбу Влада.

Помогать никто не желал. Дружили они, только пока у парня были деньги его отца, а когда их не стало, эта крепкая дружба в мгновение ока лопнула. И не осталось ничего. Пустота…

Дедушка тяжело вздохнул и покачал головой. Он с жалостью посмотрел на Влада, перевёл взгляд на разбитый телефон и снова покачал головой.

— Одну ночку говоришь? – спросил он глухим голосом.

— Одну ночку! А вам-то что до этого? – фыркнул Влад.

— А ты бы не грубил старику, который помощь предложить хочет! Пойдём ко мне. На одну ночку! А утром завтра воды натаскаешь мне несколько бочек, огород полить надо!

Влад внимательно посмотрел на дедушку. Вроде бы на маньяка он похож не был. Было в его взгляде что-то отеческое, доброе, хоть старик и хмурился.

— Старик, ты серьёзно? Я воду таскать буду? На полив огорода? Хочешь, я вот тебе часы отдам? – Влад оживился, глядя на свои ещё целые наручные часы, которые охранники отца почему-то не сняли с него.

— По что мне часы твои? Не хочешь воду таскать, думай дальше!

Старик развернулся и пошёл восвояси, а Влад вдруг забеспокоился. На небе уже сгущались тучи, того и гляди дождь ливануть может. А сидеть ночью под дождём на улице…

Перспектива была так себе…

— Дед, ты это, погоди! Я согласен! Натаскаю я тебе воды! Чего уж…

— Так-то лучше! Обмануть надумаешь, так и знай, я тебе по хребту-то пройдусь, мало не покажется! – погрозился дедушка, а Влад почувствовал, как по коже пробежал табун мурашек.

Только спустя минут тридцать, если не больше, когда ноги уже начали ныть от ходьбы, Влад поинтересовался, далеко ли им ещё идти.

— Да не так далеко… Километра полтора-два осталось. А что, ты устал уже, аль замерз? Согреться должен был в движении!

Влад негромко простонал себе под нос, потому что уже не один раз успел подумать, что зря на всё это согласился. Мог бы вернуться домой, наверное. Ну не оставил бы его отец умирать на улице? Или оставил бы?

Внутри закипело от возмущения. Снова. Влад смотрел под ноги и уже начал считать шаги, в надежде, что так время пролетит быстрее, но этот процесс ещё сильнее нагнетал тоску.

Добравшись до старой покосившейся халупы, стаявшей на отшибе – никак иначе назвать дом старика, язык не поворачивался, Влад широко распахнул глаза. Однако он очень замёрз, да и ноги ныли так сильно, что хотелось просто рухнуть на что-то, желательно помягче, и не вставать. И как интересно дедушка мог проходить такое расстояние? Неужели сил хватало?

— Я специально доезжаю до реки на автобусе, уточек покормлю, посижу немного в парке, а потом иду домой пешком, чтобы размять старые косточки так сказать, — словно прочитав мысли парня произнёс старик.

«Вот и разминал бы, таская воду», — с обидой подумал Влад, но попридержал эти мысли при себе.

Разобравшись со скрипящей калиткой, старик вошёл во двор, поднялся по полуразваленному крыльцу и принялся открывать замок. Что-то у него не получалось, и он выругался себе под нос.

— Дед, давай я открою? – предложил Влад.

Старик отрицательно помотал головой, но, наконец, справился с замком и пригласил гостя внутрь. Влад вошёл и обомлел. Он принялся рассматривать хижину, больше похожую на сарай, а дедушка, заметив его ступор, неодобрительно покашлял.

— Что смотришь? Не по царю хоромы? – спросил дедушка и прошёл к газовой плите, чтобы поставить чайник.

— Да нет… Ну… Нормально! – Влад опустил голову.

Согревшись горячим чаем, Влад смог немного расслабиться. Старик не допытывал его, почему отец прогнал из дома, а парень не готов был ответить на этот вопрос.

Спать на небольшом скрипящем диванчике было крайне неудобно, но хоть какая-то крыша над головой была. Влад и не знал, куда бы он пошёл, если бы не этот дедушка.

Утром он долго не решался подняться на ноги. Андрей Никифорович уже давно проснулся и чем-то гремел во дворе. Влад даже не представлял, что будет делать, если его припашут копать огород. Боязно было выходить, но и отсиживаться нельзя, ведь ему обещали суровое наказание, если воды не натаскает.

Выйдя на улицу, он зажмурился от яркого солнца, которого он даже и не помнил, когда видел в последний раз. Больше всего времени парень проводил в ночных клубах, куда никогда не проникал солнечный свет. Его манила в свои объятия ночная жизнь.

После смерти дедушки у Влада, по сути, и не сталось никого. Мама умерла при родах, а про бабушку он и не знал ничего, дед говорил, что её не стало задолго до рождения парня. Отец постоянно находился на работе. Сыну он много времени не уделял, да и не просил Влад внимания отца, потому что практически не знал того. Они мало общались, мало виделись, и добрую часть времени после смерти деда, мальчик проводил с гувернантками, когда отец открыл своё дело и с головой окунулся в него. Отец стал стараться уделять сыну больше внимания, когда тот учился в классе седьмом, вот только тогда стало поздно налаживать контакт, потому что характер у Влада уже сформировался.

— Выспался? А я вёдра вот уже подготовил!

— У вас воды в доме нет, что ли? – удивился Влад.

— Была бы, разве я бы таскал? Колонка недалеко!

Андрей Никифорович рассказал Владу, как пройти до колонки и как правильно включить её. Парень удивлялся тому, как много сложностей вокруг. Раньше ему казалось, что жизнь куда проще, но теперь он понимал, что не всё даётся просто так.

Этим вечером он не стал никуда уходить, а дедушка не стал его прогонять…

За неделю жизни у Андрея Никифоровича Влад сильно изменился. Если поначалу он пытался избегать работы, то потом, напротив, стал активно принимать участие в жизни дедушки, хотел хоть как-то отблагодарить за приют, помочь ему. Внутри парня проснулось какое-то непонятное чувство, которое он никогда не испытывал раньше. Кажется, люди называют это совестью.

Спустя неделю он проснулся уже в другом настроении, с улыбкой вышел на улицу, подставляя лицо под ласковые солнечные лучи и зажмурился. Теперь ему нравился яркий свет, а новая жизнь казалась не такой уж плохой. Одышка пропала, потому что кальянами и сигаретами баловаться Влад перестал. Не было тошноты по утрам от похмелья. Он чувствовал себя теперь уже человеком.

Сходив на колонку, Влад поставил чистую воду в доме на кухне и посмотрел на Андрея Никифоровича.

— А не загостился ли ты у меня? – вдруг спросил дедушка. – Я ничего против не имею, помогаешь ты, конечно, неплохо, но мне бы бабу в дом привести, а не могу, стеснительно как-то!..

Влад покраснел, а дедушка негромко засмеялся.

— В шахматы играть! Любим мы с соседкой это дело… А тут она всё заглядывает, а мне отмазки придумывать приходится, почему пригласить её к себе не могу.

Влад негромко покашлял. Конечно, он подумал совсем не про шахматы, но не стал продолжать тему дальше и сильнее смущать себя.

— Почему отец выгнал? Ты не рассказывал, но… Может я помочь смогу? У меня жизненный опыт за плечами большой.

Влад присел за стол, почесал затылок и тяжело вздохнул. Эту неделю он не пытался понять причины столь резких изменений в поведении отца…

Поначалу он злился, а потом будто бы свыкся с мыслью, что его прогнали из дома. Андрей Никифорович до этого дня не задавал лишних вопросов, а теперь Владу захотелось выговориться.

— Да я у него денег попросил, как обычно, а он давать отказался. А на что я денег просил? А-а-а! Хотел на тусовочку пойти! Там столько цыпоч… девушек должно было прийти красивых. У нас с батей отношения никогда нормальными не были… Сначала он избегал меня и утопал в своей работе, а потом я стал сторониться его, проводя время с друзьями. В общем, отношения изначально были ужасными. Отец начал обвинять меня во всём, ну а я высказал всё, что о нём думаю…

Влад задумался. Он вспомнил, как разговаривал с отцом, и ему стало не по себе. Он ведь на самом деле был не прав.

— Я зарабатывал, жертвуя общением с сыном, чтобы у тебя всё было, чтобы ты ни в чём не нуждался, а не для того, чтобы ты спускал всё на дешёвых баб и выпивку! – закричал отец во время скандала.

— Я не просил тебя зарабатывать ради меня! – ответил Влад.

И была в его словах доля правды. Лучше бы отец больше времени проводил с ним, лучше бы дал должное воспитание, чем откупался дорогими подарками. Вот только того, что сделано, уже не вернуть, а Влад на самом деле не заслуживал денег, которые буквально выцарапывал у отца каждый раз с боем. Влад сливал деньги, которые зарабатывал его отец и обижался на то, что тот не даёт больше.

Осознав всё, он взялся голову.

— Знаешь, дед, а ведь ты прав… Может, я и не прав был… Да нет, точно не прав. Мне на самом деле стоит поговорить с отцом.

— Молодец, сам до всего дошёл! А я думал, догадаешься, али нет…

— Мне нужно воздухом подышать!

Дедушка кивнул, а Влад вышел на крыльцо и застыл на месте, увидев своего отца. Мужчина стоял во дворе и озирался по сторонам, негромко прицыкивая языком.

— И как тебе живётся тут? – спросил отец, глядя на сына.

— Батя, а я только о тебе думал!

— Денег не дам! – оборвал мужчина и покачал головой.

— Не надо. Я буду сам теперь зарабатывать себе на жизнь. Я здесь многое осознал и понял, что я не прав был!

Отец почесал затылок и с недоумением посмотрел на Влада.

— Я тоже был не прав, когда не уделял тебе внимание, — начал он. — Мы оба были не правы.

Влад спустился и обнял отца. Похлопав сына по плечу, мужчина шмыгнул носом.

— А прав был Михалыч, когда сказал, что не надо тебя отсюда вызволять в первую ночь! Что я вижу? Передо мной совсем другой человек. Тот, которым непременно гордилась бы мать!

— Михалыч?

— Ну, глава охраны моей. Я же не мог выгнать тебя просто так, отправил за тобой охранника, чтобы как совсем невмоготу станет, домой притащил тебя.

Влад улыбнулся. Когда Андрей Никифорович вышел из дома, парень познакомил его со своим отцом…

Через месяц в доме Андрея Никифоровича начался ремонт. Ему уже провели воду, поставили новый забор, чтобы бродячие псы не портили посевы, а так же решили сделать капитальный ремонт дома и завезти новую мебель, чтобы женщин было не стыдно приводить… поиграть в шахматы.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивые девочки в деревянном доме
Закрыла детей в погребе и убежала к любовнику

Молодая женщина с очень печальным лицом и бледной кожей сидела за небольшим деревянным столом, напоминающим школьную парту, и смотрела в...

Молодая женщина с очень печальным лицом и бледной кожей сидела...

Читать

Вы сейчас не в сети