Церковь

— Ничего, дочка, всё пройдёт! Малышку только береги… — сказала мама во сне

Рабочий день подходил к концу. Валя с тревогой посмотрела на часы и нервно вздохнула – скоро должен подъехать Андрей. Он обещал сегодня забрать её из парикмахерской. Здесь Валентина работала уже больше года. Парикмахерская небольшая, клиентов не так много, но другого места Валя пока не могла найти. В дорогие салоны не устроиться – там опыт требуется. А откуда он у неё после окончания курсов? Только ведь и смогла их окончить. А ведь какие у девушки мечты были!

В школе она хотела стать юристом! Училась хорошо, мама на дочкино образование последние деньги тратила – репетиторов нанимала, в лучшую школу города устроила. А когда Валя училась в одиннадцатом классе, заболела мама. Очень серьёзно заболела. И в июне, как раз перед экзаменами, умерла…

Не до экзаменов стало Вале, враз всё из головы вылетело. Боль от потери единственного родного человека затмило всё. Ничего ей больше в жизни не надо было. От отчаяния девушка, казалось, сама готова умереть. Сдала она кое-как базовые предметы, чтобы получить аттестат и всё…

Так случилось, что помочь, поддержать Валю было некому. Анна, её мама, сама из детского дома была, родных никого. Одна подруга только – Ирина. С ней Анна вместе в больнице медсестрами работали. Но Ирина после похорон дежурно посочувствовала Вале, да и исчезла из её жизни.

А Валю через месяц попросили из квартиры – служебной она была, от работы мамы. Куда идти?

На последние сбережения, что смогла накопить Анна, Валя сняла облезлую однушку в старом доме на краю города, поступила на курсы парикмахеров. Понемногу после смерти мамы она пришла в себя, поняла, что надо дальше жить! Ведь мама точно такой доли ей не хотела. Она справится, она сможет!

Курсы Валя закончила, а вот работу нормальной найти не могла. Вот только и устроилась в эту парикмахерскую, где в основном стриглись старушки да студентки. А потому зарплата у Вали была небольшая – хватало только чтобы за квартиру заплатить и на еду немного.

А однажды она познакомилась с замечательным молодым человеком. Андрей…

Валя в него влюбилась с первого взгляда. Впервые в жизни у неё такое было! Андрей в их парикмахерскую случайно забрёл.

— Подстрижете без записи? – спросил он, — а то завтра надо быть при всем параде, а я вот не попадаю к своему парикмахеру. Запись у него на неделю вперёд.

— Сделаем по высшему разряду! – улыбнулась тогда Валя.

Пока Валя работала, Андрей рассказал, что завтра у мамы юбилей, в ресторане праздновать будут, гости и всё такое. А мама у него очень щепетильная в вопросах внешности. А он уже два месяца как не ходил в парикмахерскую – работа у него такая, что не выйти лишний раз. Программистом в крупной фирме работает. Так вот не хочется маму огорчать.

— Все на празднике с иголочки, а сын не стриженный, — смеялся Андрей, — нельзя так.

Рыжая девушка

- Мама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

- Мама!!! Голова женщины метнулась по подушке вправо, влево, будто бы женщина...

Читать

— Теперь всё будет в порядке! – улыбнулась вновь Валя, орудуя ножницами.

И сделала Андрею такую стрижку, какую не в каждом салоне могут!

— У вас золотые ручки! – восхитился Андрей, разглядывая себя в зеркало.

— Рада, что вам понравилась, — ответила Валя и почему-то слегка покраснела.

А вечером после работы Андрей её ждал у парикмахерской, предложил подвезти. Валя согласилась – понравился ей этот словоохотливый молодой человек. Видно же, что он очень хороший. И простой…

Так Вале казалось Они начали встречаться. Нередко Андрей ночевал у Вали. А она была счастлива! Взрослый, умный…

Андрею было двадцать пять лет, а ей всего девятнадцать. Он казался ей таким надёжным…

Первой тревожной ласточкой стала встреча с его родителями. Нет, Андрей не приглашал её на званый ужин, не представлял как свою невесту. Они просто шли по улице, когда их кто-то окликнул. В двух метрах стояла крупная дама в дорогом костюме и представительный мужчина.

— Андрюша? – с удивлением спросила женщина, — ты почему здесь? А Аллочка?

— Мама, папа, познакомьтесь, это Валя, — немного смутившись, ответил Андрей.

— Валя? – приподнял брови мужчина, — ну-ну.

Больше они ни слова не сказали и прошли мимо, сели в автомобиль, припаркованный рядом.

Валя была растеряна и подавлена – родителям Андрея она точно не понравилась. И кто такая Алла?

— Не бери в голову, — отмахнулся тогда Андрей, — Алла – это дочь маминой подруги, все хотят меня на ней женить. А мне она совсем не нужна. А вот ты…

— Что я?

— Ты для меня самая лучшая на свете!

Сказав это, Андрей поднял Валю на руки и закружил. Девушка счастливо засмеялась. Да, он её любит! И всё у них будет хорошо! А родители? Ну, что же…

Время всё расставит на свои места. Примут они выбор сына…

И вот уже прошло полгода, как Валя с Андреем встречаются. А недавно она почувствовала что-то неладное. Хозяйка парикмахерской, старая и ворчливая тётка, видя, как Валя только и бегает в туалет – мутит её, первая догадалась.

— Бледная как моль стала и тошнит тебя постоянно. Работница… Свалилась на мою голову. Иди в больницу, аборт делай, пока не поздно.

— Какой аборт? — пробормотала Валя.

— Обычный! – усмехнулась хозяйка.

Валя понимала, что вперёд всего хозяйка права – беременна она…

Врач в женской консультации все подтвердила.

— Сохраняем? – спокойно спросил пожилой доктор растерянную Валю.

— Да, — еле слышно прошептала она.

По-другому она и не мыслила.

— Вот и умница! – улыбнулся врач и, внимательно посмотрев на девушку, добавил, — хотите небольшой совет?

Валя едва кивнула.

— В жизни всё бывает. Но для женщины ничего важнее ребёнка быть не может. Вы меня поняли?

Валя вновь кивнула…

И вот сегодня вечером она хотела сообщить Андрею, что у них скоро родится малыш. На часах уже было без пяти семь. Валя убрала рабочее место. Хозяйка Елена Дмитриевна подсчитывала выручку.

— Совсем ничего! – ворчала она, — руки у тебя косые! Никто к нам не идёт!

— К нам не идут, Елена Дмитриевна, потому что у нас ценник как в салоне, а выглядим мы как забегаловка, — вздохнула Валя, — только по социальным скидкам бабуси и ходят. И те экономят.

— Порассуждай у меня! – прикрикнула хозяйка, — аборт, когда делать будешь? Учти, мне пузатая работница не нужна! Я не собираюсь тебе декретные платить!

Валя ничего ей не сказала, только головой покачала и пошла к выходу – как раз подъехал Андрей…

Девушка впорхнула к нему машину и поцеловала, Андрей протянул ей розочку.

— Ну, что к тебе? – улыбнулся он.

— Да, поехали! Милый мне тебе кое-что сказать надо, — Валя загадочно улыбнулась в ответ, немного помолчала и выпалила, — Андрей, я беременная! Срок шесть недель.

— Шесть недель? – озадачено переспросил Андрей, — и чего ты тянешь?

— То есть тяну? Я сама только сегодня узнала, — растерялась Валя, — милый, ты не рад?

— А чему тут радоваться? – резко ответил ей Андрей, — шесть недель! Это ещё немного и всё! Ты записалась на аборт?

— Я не буду его делать, — губы у Вали задрожали, на глазах выступили слезы.

Не такой реакции она ждала от любимого.

— Будешь! – зло ответил ей Андрей и завел двигатель.

Всю дорогу они молчали. Валя тихо плакала, Андрей только иногда кидал на неё раздражительные взгляды. Подъехав к дому, он коротко бросил ей: «Выходи!».

— А ты? – жалобно спросила Валя.

— А у меня дела! – огрызнулся он, — не до тебя сейчас!

У Вали потемнело в глазах, она не помнила, как вышла из автомобиля. Тот тут же сорвался с места. Девушка ещё долго стояла и смотрела на дорогу вслед автомобилю…

Как же так? Андрей же был такой…

Это её первая любовь. И ей казалось, что у них всё по-настоящему. А теперь ей что делать?

Она с трудом дошла до квартиры, добралась до дивана и упала ничком. Так и заснула вся в слезах.

А ночью ей приснилась мама. Она гладила Валю по голове, улыбалась. И такой свет от неё исходил, Вале прямо тепло стало, тепло и спокойно.

— Ничего, дочка, всё пройдёт! Малышку только береги… — сказала мама.

От этих слов Валя проснулась. На душе было спокойно, в голове ясно. Она знала, что теперь ей делать. Ей надо ещё раз поговорить с Андреем. Он просто вчера растерялся. Всё у них наладится!..

В парикмахерской её встретила у дверей хозяйка.

— Значит так, — резко сказала она, — я тебя увольняю!

— Почему? – удивилась Валя.

— А потому что нашла тебе замену! Нормальную работницу, которая точно с животом сюда не явится! Вот твоя трудовая книжка и вали отсюда!

— А зарплата? – возмутилась Валя, — вы мне за целый месяц должны.

— Ничего я тебе не должна! Я всё вычла за порчу оборудования!

— Какого оборудования? – вскричала Валя, — я ничего не ломала!

— А фен кто спалил? Зеркало вон ещё меняла.

— Так фен от старости сломался, а зеркало ваш муж разбил, когда часы сверху хотел повесить! – вспомнила Валя.

— А ты докажи! – усмехнулась хозяйка.

— Я на вас жаловаться буду!

— Жалуйся! А я скажу, что ты у меня деньги воровала. А я терпела, так как жалела молодую и глупую. Но моё терпение не безгранично!

Поняла Валя, что бесполезный это спор. Притом что у Елены этой зять в полиции служит. Плюнула и ушла. Но только это были не все потрясения в тот день.

У подъезда она встретила квартирную хозяйку. Полина Сергеевна уже пенсионерка, жила в другом районе, с ней вообще Валя ладила. Но в этот раз старушка пришла не с радостными для Вали новостями.

— Покупатель нашёлся на мою квартиру, — объявила она девушке, — так что неделя у тебя, Валюша, чтобы найти другое жильё. Ты уж прости меня старую, что так вышло. Но ты и меня пойми. У меня сын купил квартиру, там ремонт большой, я вот помочь хочу.

— Хорошо, — Валя опустила голову, — я понимаю…

Весь день Валя просидела на диване, не зная, что же ей теперь делать. Андрей не звонил. Надо было что-то решать с жильем и с работой. Надо… а сил не было.

Наконец она решилась позвонить Андрею.

— Андрюш, давай поговорим, — сказала она, как только он взял трубку.

— Ладно, согласился он, — около семи часов вечера подъеду к твоему дому, жди.

Валя уже полчаса как ждала его на улице, поглядывая на дорогу. Сердце колотилось. Девушка подбирала слова, которые хотела сказать Андрею – объяснить, как она его любит, что он самый главный человек в ее жизни, что без него она пропадёт… И ребёнок… У них же будет ребёнок! Маленький, хорошенький… Их сын или дочка…

Наконец показалась знакомая «Тойота». Валя сделал шаг вперёд. Машина остановилась рядом. Андрей опустил стекло, в салоне, рядом с ним, Валя увидела незнакомую блондинку – яркую, пышногрудую…

Рукой она нежно поглаживала колено Андрея.

— Что ты хотела? – насмешливо спросил Андрей Валентину.

Девушка от увиденного совсем растерялась, все слова забыла, обида подступила к горлу.

— Андрей, — сдавленно сказала она, — что случилось? Ты же говорил, что любишь меня…

— А чего не скажешь в порыве страсти? – ответила за Андрея девица, — Валя, Валентина… какая ты дурочка! Андрей мой! И у нас скоро свадьба!

— Да, мы с Аллой скоро женимся, — опустив глаза, ответил Андрей, — а ты решай свои проблемы сама. И не звони мне больше.

Машина сорвалась с места. Валя даже отшатнулась от того, как она резко стартанула…

Казалось, небо упало на плечи и придавило ее своей мощью. Дышать было больно и тяжело. Валя с трудом добралась до лавочки, села…

Ни мыслей, ни слов – ничего больше не было. Одна только боль – боль от предательства и насмешки. Он ведь специально приехал сюда с этой разрисованной фифой, чтобы ударить Валю побольнее.

В квартире Валя немного пришла в себя. Дала волю слезам, а потом собрала свою волю в кулак — нет уж дорогой! Твой ребёнок! Тебе и отвечать!

Валя решила идти к родителям Андрея, адрес знала. Юлия Геннадьевна и Александр Иванович…

Так их звали – Андрей ей немного рассказывал о родителях. Мать работает бухгалтером в строительной компании, отец стоматолог. Вроде приличные люди, должны всё понять. В конце концов, она носит их внука!

Следующим утром она подошла к новостройке, в которой жил Андрей с родителями и только нажала на кнопку домофона, как дверь подъезда открылась и вышла мать Андрея.

— Здравствуйте, — пролепетала Валя, — а я к вам. Я Валя!

— А, да, помню – презрительно протянула женщина, — чего тебе?

— Я хочу поговорить с вами. Про нас с Андреем.

— Про вас с Андреем? – усмехнулась Юлия Геннадьевна, — милочка, нет никаких вас! Андрей женится через неделю на Алле. Очень хорошая девочка! Её отец банкир! А твой отец кто? Молчишь? А я знаю, что ты не было у тебя никогда отца, нагуляла тебя твоя мамаша! Потому что шалава была и детдомовка!

— Не смейте так говорить про мою маму! – сквозь зубы проговорила Валя, — моя мама была самая лучшая!

— А ты мне ещё рот затыкаешь? Чего ты пришла? Денег на аборт надо? Андрюша сказал, что ты в залёте. Я, правда, не уверена, что это Андрюша виноват, ну да ладно! Сколько тебе надо? – Юлия открыла сумочку.

— Да подавитесь вы своими деньгами! – вскричала Валя и бросилась прочь от дома.

Рядом была детская площадка. Валя села на лавочку и заплакала.

Юлия Геннадьевна пожала плечами, усмехнулась и пошла к машине, следом вышел и её муж. Они о чем-то говорили, поглядывая на девушку, сидящую на детской площадку. Мужчина, похоже, даже хотел подойти. Но женщина схватила его за руку…

Они уехали. А Валя осталась. Андрея так и не было. Он, видимо, был со своей Аллой. Валя зарыдала. Слёзы душили её и, казалось, не будет ей успокоения. Как вдруг кто-то коснулся её плеча.

Рядом стоял старичок – с авоськой в руках. Аккуратный такой старичок – чисто выбритый, в стареньком тщательно отглаженном костюме. Он сочувственно смотрел на девушку.

— Вас кто-то обидел? — тихо спросил он, — что случилось?

— Всё нормально, — прошептала Валя, вытирая слёзы, — простите, я пойду…

— Э, нет! – воскликнул старик, — в таких растерянных чувствах ноги голове не советчик! Тебе, милая, успокоиться надо, в себя прийти. Пойдём ко мне чайку попьём, я тут рядом живу.

И он махнул в сторону соседней улицы.

— Я вас не знаю, — отказалась Валя, — извините.

— Так давай познакомимся. Я Иван Петрович. Ты не бойся, я не сумасшедший, не маньяк какой. Всю жизнь лечил детей. Педиатр я. А сейчас на пенсии, один живу, жену уже десять лет как похоронил. Так иногда поговорить хочется с кем-то, а не с кем. Пойдем чайку попьём. У меня вот сумка тяжёлая. Не подсобишь?

И Валя почему-то согласилась – старичок этот вызывал доверие. Они перешли дорогу, прошли по улице, свернули во дворы. А вот и дом – старый, добротный…

Такой, в котором квартиры с высокими потолками и просторными комнатами – их раньше только уважаемым и непростым людям давали…

Действительно, в квартире всё говорило о том, что здесь живёт человек, который много работал и имел связи – добротно было, хотя и устарела обстановка по современным понятиям.

Пока Валя осматривалась, Иван Петрович заварил чай на кухне, потом позвал её к столу. За чаем они разговорились. И тут выяснилось, что Иван Петрович никто иной, как родной дедушка Андрея!

— Не общаемся мы уже с тех пор как Наденьку, жену свою похоронил я. И во всем эта Юлька виновата. Хотя и мой сынок хорош! Нашёл себе змею. Она его под себя воспитала и сына тоже. Ей только связи, деньги, — рассказывал Иван Петрович, — а с меня старика что взять? И как тебя угораздило с моим внуком связаться?

— Влюбилась, — вздохнула Валя.

— Влюбилась… Да для них любовь что пустой звук. Только деньги. Они ведь знаешь, почему со мной не общаются? Они смерти моей только ждут!

— Как это так?

— А вот так… Одиннадцать лет назад мы с Наденькой в аварию попали. Она погибла, а я выжил. Трудно, тяжело, думал, сын мне опорой будет. А он с завещанием пришёл ещё в больницу. Квартиру ведь эту Наде дали, она у меня в райкоме работала. Потом на себя её оформила. А у меня тоже квартира была. Потом только мы её продали, сыну жильё купили. Но это другое… а вот на эту квартиру Надя завещание написала – на внука Андрюшку… Когда она погибла, Андрею пятнадцать лет было. Сын и прибежал в больницу – мол, батя, давай тебе однушку купим. А эту сдавать пока будем, потом Андрей подрастёт, женится и сам сюда переедет. В общем, я его послал подальше! Там ведь в завещании оговорка была, что только после моей смерти Андрей в права вступить может. Эх, Надя… как чувствовала, что сынок может так поступить. А я больше чем уверен, что это Юлька его подговорила. Змея она.

— И из-за квартиры они с вами не общаются? – поразилась Валя, — как так?

— А вот так! Ждут моей смерти. Раз в месяц позвонят. Жив? Вот чёрт старый… а мне так обидно… Они же рядом теперь живут в новом доме, иногда прохожу рядом, чтобы увидеть их. Сашка только кивнет головой – мол, привет, батя. И убегает. Андрей вообще знать не хочет, как и мамаша его. Вот такие у меня родственники… а ты знаешь, что, Валя? Оставайся у меня жить! Хоть я и не хозяин, но распоряжаться пока здесь могу! Живи, малыша своего носи спокойно. Дай бог, увижу правнука. А не увижу, не беда… Будь уверена, придумаю, как вам помочь!

Валя была растеряна от такого предложения, но подумала и согласилась. Другого выхода у неё пока не было…

Стали они жить вместе. Валя по хозяйству хлопотала, за Иваном Петровичем присматривала. Повеселел старик и вроде бы сил у него появилось.

Однажды о том, что у Ивана Петровича живёт Валя, узнала Юлия Геннадьевна – видела их вместе. Пришли они с Александром, скандал устроили, хотели Валю выгнать. Но старик сам их прогнал. Потом ещё Андрей приходил уже со своей женой Аллой, гадостей Вале наговорили. Иван Петрович опять за девушку заступился – ушли Андрей с Аллой ни с чем. Но от всех этих переживаний заболел Иван Петрович – в больницу даже увезли его. Валя каждый день ходила к старику, бульоны носила, котлетки…

И вроде бы пришёл он в себя, домой его выписали. Но о чём-то задумался он крепко. А потом вдруг рассказал Вале, что заказал в ритуальной конторе себе памятник – такой, какой сам хочет.

— Зачем? – чуть не заплакала Валя, — вы же живы!

— Пока, — грустно улыбнулся Иван Петрович, — но скоро помру. Я чувствую. Думаешь, они мне памятник хороший поставят? Крест деревянный и всё! А тут я сам всё сделал! И место рядом с Наденькой выкупил. В общем, помру – проблем никаких. Только в контору позвонить, они сами всё сделают… Да ты не переживай! Тебе нельзя. Вон уже седьмой месяц идёт.

Валя только кивнула в ответ…

А через два месяца за неделю до родов вдруг слёг Иван Петрович. Про это узнали сын со снохой и тут же прилетели в квартиру, стали выталкивать Валю на улицу – мол, нечего тут, иди куда хочешь…

Иван Петрович всё понимал, слышал, но ничего поделать не мог. Валя крепко обняла его на прощание, обливаясь слезами.

— Ты не плачь, детка, — прошептал старик, — всё наладится. Но только об одном попрошу. Ты помни мои слов… Когда тебе совсем худо будет, ты приди ко мне на могилу, я тебе говорил, где место заказал. Так вот… Я на памятнике фотографию свою установил, да не ту, что хотел… Другую вот сделал. В нашем почтовом ящике другая керамика лежит. Забери её. А когда придешь ко мне на кладбище, ту убери, а эту поставь…

Удивилась словам старика Валя, но пообещала сделать так, как Иван Петрович просил.

А потом выгнали её из квартиры, отобрав ключи. Только про ключ от почтового ящика Юлия не подумала.

— Пошла прочь! – кричала она, выглянув из квартиры, — здесь теперь Андрюша будет хозяином! Они с Аллочкой своих детей нарожают. Нам от дворняжек никого не надо…

В тот же вечер Иван Петрович умер. Только Валя об этом не знала. Её от дома на скорой увезли. Ночью она родила девочку. Слезами уливалась бедная молодая мать, не зная, что теперь ей делать. Куда она с ребёнком?

В отчаянии хотела отказную написать…

Да её все врачи отговаривали…

В одно утро она ушла из роддома – решила, что жить, зная о брошенной дочери не сможет. Только в реку вниз головой…

Уже на улице она вспомнила про Ивана Петровича. Была надежда, что он жив ещё…

Пошла к его дому. У подъезда встретила соседа старика, тот и сказал, что Ивана Петровича больше нет, родные даже не хоронили его, только ритуальная служба была. Зарыдала Валя. Теперь точно в реку! Потом слова старика вспомнились, проститься с ним захотела на прощание…

Ключ от почтового ящика был в её сумочке. Достала она керамику и пошла на кладбище…

Нашла могилу старика, поплакала. Потом посмотрела на фотографию. Удивилась – зачем старик просил поменять…

Странно! И все же сходила к сторожу кладбища, взяла отвёртку…

Сама решила прикрутить – наука не сложная. Как только сняла она фотографию, да так и замерла! Под фотографией был какой-то пакетик – а в нем бумага. Развернула Валя – а это сберегательный сертификат на предъявителя! И там пять миллионов рублей! Записка ещё была в пакете.

«Валя, это всё тебе! Не мог тебе так отдать, потому что боялся, что сын с внуком и снохой могут у тебя отобрать сертификат, когда ты жила у меня. А теперь я им не нужен. А эти деньги твои. Надеюсь, у вас с Наденькой всё сложится».

Наденька…

Да, Иван Петрович хотел, чтобы Валя назвала дочку именно так. Она так и сделала! Дочку ей отдали в больнице, хотя и поругали, что сбежала.

Потом Валя получила деньги, купила небольшую квартиру, мебель. Повезло ей, что одна санитарочка на время приютила её с дочкой, пока она все вопросы решала. Да, мир не без добрых людей…

Прошло время…

Надюшка пошла в садик, а Валя смогла арендовать небольшое помещение и открыла свою парикмахерскую. И клиентов у неё теперь очень много! Потому что руки золотые! И сердце тоже. Сейчас она встретила хорошего мужчину. С Юрием они уже подали заявление в ЗАГС, Надюша зовет его папой.

А Андрей? Он стал игроманом. Проиграл дедову квартиру, родителей обобрал, развелся с Аллой. Потом ещё три раза женился. И все неудачно. А сейчас пить начал. Как-то на улице он видел Валю. Она шла красивая, счастливая, под руку с высоким крепким парнем. Шли, смеялись. Рядом девочка лет пяти. Хорошенькая….

Парня за руку держит. И видно, что всё у них хорошо. А у Андрея? Как заслужил – так и есть.

Девочка, мороз, зима

— Тётя, тётенька я очень-очень хочу кушать, — сказала ей девочка…

Тамара молодая, скромная женщина уже давно махнула на себя рукой. Жила она одна и не имела ни мужа, ни детей,...

Тамара молодая, скромная женщина уже давно махнула на себя рукой....

Читать

Вы сейчас не в сети