Деревня зима мороз изба

На лютом морозе, еле держась на ногах стояла молодая девушка в ночнушке

В доме было тепло и уютно, в печке тихо потрескивали дрова, по телевизору шёл любимый сериал, а за окном завывала вьюга.

Антонина, пожилая женщина, в прошлом местный фельдшер, уютно устроившись в старом, протёртом кресле, смотрела фильм и поглаживала кота Василия, свернувшегося клубочком на коленях.

Вдруг в окно отчаянно застучали, потом в калитку, пёс Тошка зашёлся лаем до хрипоты, следом всё затихло.

— Кого там принесло в такую погоду? Может, показалось? — удивилась женщина, и нехотя, накинув валенки и тулуп, пошла посмотреть, заодно и дров занести.

Еле пробравшись к калитке, намело то прилично, она открыла дверь, и обмерла, не веря своим глазам. На лютом морозе, еле держась на ногах, привалившись к забору стояла молодая девушка. Она была в одной ночнушке, босиком, а сверху накинута вязаная шаль. Видно, что она ещё и беременна, живот виднелся довольно большой…

Еле шевеля губами, девушка прошептала:

— Умоляю! Не гоните! Помогите мне, моего ребенка хотят отобрать! — бормотала она, словно в бреду.

На раздумья времени не было, Антонина быстро повела молодую женщину в дом, накинув на неё тулуп.

— Батюшки! Что ж это делается! Кто ж это посмел беременную на мороз выгнать! — причитала Антонина.

Как фельдшер она понимала, чем могут обернуться для девушки такие прогулки по морозу в её положении, поэтому нагрела воды, и стала отогревать ей ноги, потом растерла спиртом, укутала, напоила горячим чаем с малиновым вареньем и уложила спать. Ничего не говорила и ни о чем не стала расспрашивать.

«Утро вечера мудренее» — решила пенсионерка.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Девушка уснула мгновенно, успев прошептать лишь: «Спасибо».

Всю ночь на улице был переполох, какие-то люди бегали, аукали, кружили машины. Настя проснулась от обворожительного запаха жарящейся яичницы на сале и свежей выпечки. Жутко хотелось есть, малыш внутри неё беспокойно зашевелился. Она осторожно вылезла из-под одеяла, возле кровати заботливо лежал приготовленный байковый халат и стояли теплые тапочки. Ей вдруг стало так хорошо, как в далеком детстве, у бабушки в деревне, и так не хотелось возвращаться в страшную, жестокую реальность.

На кухне хлопотала пожилая женщина, выкладывала горкой дымящиеся румяные оладьи.. Глянув на девушку, с опаской сказала:

— Ну что, беглянка, иди умываться и садись завтракать, дите то поди голодное? А потом расскажешь, кто ты и что с тобой, горемычной, приключилось.

Позавтракав с огромным удовольствием, Настя вздохнула, и начала свой рассказ:

— Я сирота сама, в детдоме выросла. Родителей не помню, не видела никогда, до пяти лет меня бабушка Варя растила, любила меня, жалела, а потом она умерла, и я оказалась в детдоме. После выпуска мне квартиру дали, и в училище на педагога отправили учиться. Вот на дискотеке и познакомилась с очень богатым парнем, на него тогда всё девчонки вешались, проходу ему не давали. А он, Саша, меня заметил и из всех выбрал. Он старше на десять лет, у него свой коттедж в соседнем посёлке, отец какая-то шишка крупная. Ухаживал красиво, цветы дарил и в кино водил, вот я и не устояла, влюбилась в него досмерти. Мне всё девчонки завидовали, такого жениха отхватила! Он как глянет на меня, прямо земля из-под ног уходит… Стали жить вместе, в том коттедже. Сначала всё хорошо было, а когда я поняла, что беременна, его как подменили! Стал обижать, оскорблять! Часто напивался, приходил под утро. Я, конечно, плакала, переживала, просила одуматься, да только всё без толку. А две недели назад, вообще с катушек слетел, привел девицу прям домой, и на моих глазах с ней кувыркался. Мне так больно никогда не было, я вещи стала собирать, уйти от Саши решила. Но не тут-то было. Он озверел, ударил меня и сказал: «Ты куда это собралась? Никуда ты не пойдешь. Ребёнка мне родишь, а потом я тебя сам выкину! А сына никогда не увидишь! Поняла?» Запер меня в комнате, и не выпускал никуда. Велел домработнице еду мне носить, и всё. Я плакала всё время, просилась, умоляла. И вот вчера вечером сжалилась надо мной домработница, Инга, и дверь не заперла. Так я в чем была, пулей побежала, дальше плохо помню, сколько было сил мчалась, и вот до вашего дома добралась… Спасибо Вам… – и девушка всхлипнула.

— Ужас какой! Разве так бывает? А что ж ты теперь делать то будешь? – сокрушалась Антонина.

— Честно, не знаю. Не гоните меня, пожалуйста! Саша заберёт ребёнка после родов, а меня вышвырнет, я ж никто, даже не жена ему, да ещё и сирота, некому заступиться. А я тогда с собой покончу, ей Богу! – и Настя залилась слезами.

— Так, ты мне эти мысли из головы выкинь, ишь чего удумала! У меня сын, Григорий, участковый местный, скоро с дежурства придёт. Вот ему всё расскажешь. Может, чем поможет, – сказала Антонина.

Гриша шёл домой с дежурства и размышлял, почему так не справедливо устроена жизнь. Он недавно разошелся с Ириной, своей женой. Не по нраву ей пришлась работа участковым, платят мало, мороки много, суета одна. Жена требовала, чтоб рассчитался, и в бизнес пошёл, да по модным курортам возил. Пилила она его нещадно, вот и развелись, а после бывшая супруга мажора себе нашла и укатила с ним за границу, а он к матери переехал в отчий дом. Решил, ну их, женщин, все они, такие корыстные сейчас! Войдя в дом, Гриша привычно крикнул:

— Привет, Мамуль! — и прошёл на кухню, на вкусный аромат, он был жутко голодным.

— Сынок, познакомься. Это наша гостья, Настасья. У неё беда случилась. Ты бы выслушал её, может вместе и придумаем, чем помочь? — спросила Антонина.

— А это не вас ли искали всю ночь? –спросил парень.

Девушка смертельно побледнела. Она была похожа на испуганного олененка, такие же огромные, полные слез, голубые глазищи, обрамленные густыми ресницами, роскошные, длинные, пшеничного цвета волосы, кое-как собранные в хвост, и смешно выпирающий острый животик. Она была до того милая и беззащитная, что у Гриши всё перевернулось и ёкнуло внутри.

— Не выдавайте меня, умоляю! – зашептала девушка.

Узнав, что случилось, Гриша был в шоке! Какой подонок! Как же так можно поступить? А главное, как помочь бедной Насте. Он пока не знал, но точно был уверен, в беде он её не бросит, совесть не позволит. Когда Гриша смотрел на Настю, внутри разливалось какое-то доселе неведомое тепло и нелепая, дурацкая улыбка не сползала с лица.

— Не реви, Настасья, никто тебя отдавать этому упырю не собирается. Где твои вещи и документы?

— Все у Саши в коттедже, паспорт он забрал, чтоб не сбежала, и ключи от моей квартиры там же. Только я туда не пойду. Я боюсь! – из глаз девушки посыпались крупные, словно бусы, слезинки.

Гриша немного подумал, помолчал, потом сказал:

— Давай сделаем так. Ты пока у нас поживи. А я сейчас в город съезжу, куплю тебе одежду и всё необходимое. А потом по своим каналам узнаю, что за гусь этот Саша твой, попробую забрать у него всё твоё добро. Идёт?

— Это очень опасно! Я сама виновата! Извините, что втянула вас! – запричитала девушка.

— Не вешай нос! В конце концов это моя работа, помогать гражданам! – решительно ответил Гриша.

Через сослуживцев парень навёл справки, и выяснил, что Александр Малявин действительно богатенький мажор, сын известного в городе бизнесмена. Вот только дела свои этот бизнесмен вёл не совсем честно, на него давно полиция виды имела, да всё доказательств не хватало, чтобы прищучить. Ходили слухи, что бизнес его на наркотиках был построен.

Сначала Гриша решил попробовать поговорить с Сашей по душам, к совести призвать, хотя подсознательно чувствовал, ни к чему хорошему это не приведет. Подъехав к коттеджу, Григорий постучал. Вышел лощеный, упитанный молодой человек, и небрежно спросил:

— Ты кто и чего здесь надо?

— Не ты, а Вы. Я ваш участковый, Григорий, хотел бы с вами пообщаться. – начал парень.

— Ну давай, только в темпе, гости у меня! – продолжал хамить молодчик.

— Мне известно, что вы незаконно удерживали у себя Анастасию Кожевникову, забрали у неё документы, вещи. Верните их. Девушка напугана и не хочет к вам возвращаться! – строго сказал Гриша.

Мажор разозлился, сжал кулаки, и закричал:

— Нашлась-таки, стерва малолетняя! Живучая какая! Я уж думал, окочурилась на морозе. Жаловаться, значит, надумала? Да она мне сто лет не нужна, покуражился и хватит. А вот ребёнка я у неё всё равно заберу! И точка! Что эта нищебродка ему даст? И вообще, кто её просил беременеть? Дура!

— Это не законно! Вы не имеете права отбирать ребёнка у родной матери без её согласия! – вышел из себя от такой наглости Гриша.

— Да мне плевать, у моего бати весь город схвачен! Так что ничего она не получит! Только в обмен на сына! Так и передайте! – и Саша грюкнул дверью перед носом участкового.

Григорий был возмущен хамским поведением мажора, и решил действовать через его отца, раз с сынком разговора не вышло. Парень месяц собирал компромат о бизнесе, нашёл много интересного! Долго думал, всё взвешивал и решился пойти на риск. Пошёл напрямую в приемную к бизнесмену, отодвинув возмутившуюся секретаршу. Не таясь, выложил мужчине всю правду о его сыночке, в конце добавил:

— И учтите, у меня на вас имеется серьёзный компромат. Если ваш сын не прекратит третировать Анастасию и не оставит её в покое, я пущу его в ход. Вам мало не покажется – и протянул ему копии бумаг.

Гриша ожидал, что мужчина, под стать сынку, начнёт хамить и угрожать, но он просчитался. Мужчина бегло просмотрел документы и осел в кресле, задумчиво обхватил голову руками, и произнёс:

— Я вас услышал. Приму меры! Мне лишние проблемы не нужны! А сыночек уже в печёнках, если честно, сидит, со своими фокусами. Все вещи и документы девушки отвезут на адрес её прописки, я распоряжусь. Если подтвердится, что внук мой, буду помогать. Ещё раз простите!

Участковый ошалел от услышанного и только смог пробормотать:

— Спасибо за понимание! – и вышел из кабинета.

Домой Гриша бежал, как угорелый, натерпелось порадовать девушку. Войдя в дом, парень увидел умилительную картину, мама учила Настю стряпать пирожки. Та усердно старалась, скрепляла края. Кончик носа был в муке. Волосы выбились из-под косынки и смешно торчали. И опять целый океан нежности разлился внутри парня.

— Ну, Настасья, радуйся! Ты свободна. Завтра можешь переезжать к себе домой. Ничего не бойся. Я всё уладил. – сказал Гриша.

Девушка обронила пирожок, завопила и кинулась неуклюже обнимать спасителя.

— Спасибо тебе, Гриша, всю жизнь тебе благодарна буду! Я ведь думала, не выпутаюсь! — залепетала она.

Тут вмешалась Антонина:

— Как завтра переезжать? Я уж привыкла, мы с Настенькой ладим, да и живая душа в доме! Как же она, сиротинушка, одна с ребенком, да без работы будет? Некому помочь ведь… – огорченно запричитала пенсионерка.

— А я вот по этому поводу как раз поговорить хотел. Настя, может, стоит попробовать твоих родственников отыскать? Может братья, сестры имеются? – предложил Гриша.

— Я об этом всё детство мечтала, да только не знаю, с чего начать? – оторопела девушка.

Гриша с Настей активно взялись за поиски, нашли старенькую нянечку из детдома, узнали адрес и фамилию бабушки девушки, и потихоньку, по ниточке, размотали целый клубок. То, что они выяснили, повергло в шок абсолютно всех!

Антонина с сыном и Настя сидели за столом и дружно рыдали. Антонина причитала:

— А я ведь сразу в тебе родную душу почувствовала. Вот смотрела и думала, а где же я тебя видеть раньше могла? А теперь только поняла! Ты же на сестру мою родную сильно похожа. Я сейчас фотографию найду! – и женщина стала перебирать старые, пожелтевшие снимки. — Вот, посмотри, глаза её, и волосы. Ай да Валька! Вот непутёвая! С самого детства неблагополучная была, учиться не хотела, гуляла на всю катушку. Да, забеременела она, было дело. Да только из роддома одна вернулась, сказала, умер ребёнок при родах. А сама, оказывается, дальней родственнице женишка своего, бабуле старенькой, дитя под дверь подкинула и сбежала… Господь её наказал, видно, не долго прожила, через два года машина сбила насмерть, пьяная шла! Так что сама судьба тебя Настенька, к родным людям в дом привела! Ты прости меня, девочка, я ж не знала о тебе ничего! – пенсионерка гладила по руке Настю.

А Гриша опустил голову и тихо сказал:

— Значит, мы с тобой брат и сестра двоюродные? Вот как… — и тихо вышел во двор.

Он буквально сполз вниз по забору, упал на колени, стучал кулаками по земле, рыдал и думал:

«Ну почему? За что? Я ж Настю всем сердцем полюбил! Как её теперь оттуда вырвать?»

Парню казалось, его преследует какой-то злой рок, и нет ему конца…

Жизнь потихоньку пошла своим чередом, Настя родила крепыша Сёму, и переехала к себе в квартиру. По выходным они навещали с сыном тетку. Антонина с радостью возилась с грудничком, баюкала, песни пела. А вот Гришу словно подменили. Он похудел, почти не ел, стал замкнутым и угрюмым, начал частенько выпивать. Парень боялся даже взглядом встретиться с Настей. Ничего с собой поделать не мог – всё внутри обрывалось, жаром обдавало, ему хотелось обнять, прижать, целовать девушку. Ну не мог он её разлюбить, и всё тут! Да и Настя сразу краснела, опускала глаза. Она понимала, это неправильно, им нельзя любить друг друга, только сердечку то не прикажешь, оно ныло, болело и тянулось к парню. Антонина наблюдала, всё понимала, сердце кровью обливалось. По ночам она неистово молилась:

«Господи, дай мне сил рассказать всю правду! Не могу больше таиться! Судьбу детям ломаю!» — и плакала беззвучно.

Она много лет хранила страшную тайну, ни одна живая душа об этом не знала, а теперь…

Как рассказать? Что будет?

Маялась женщина, колебалась, и всё же решилась, не могла больше смотреть, как Гришенька мучается, извелся весь! В очередной приезд Насти, Антонина уложила Сёмочку спать на веранде, и велела Грише и Насте идти в дом. Долго рылась в тумбочке, достала шкатулку, и начала рассказ:

— Гришенька, сыночек мой ненаглядный. Думала, никогда не узнаешь, унесу в могилу свой секрет. Да видно не судьба! Не могу я смотреть, как вы мучаетесь, словно два голубка с подбитыми крыльями! Детки мои, любите друг друга! Не родственники вы! – и женщина тихо заплакала.

Гриша насупился:

— Мам, что ты такое говоришь? Как такое возможно? – недоверчиво бормотал он.

— Муж мой, Иван, рано помер, с тридцати лет я вдова. Так и не смогла больше никого полюбить. В роддоме всю жизнь работала. Вот однажды девица малахольная родила ребёночка и бросила тут же, даже не глянула, на руки не взяла. Ночью через окно вылезла и скрылась. А я как тебя на руки взяла, прямо почувствовала, мой сыночек, родной! Больше и не расставалась с тобой. Заведующая отделением помогла всё утрясти с документами, и я тебя усыновила. Ты прости меня, родной, что молчала! Я страшно боялась, что ты однажды всё узнаешь и откажешься от меня! Я и сейчас боюсь, – и пенсионерка снова зарыдала.

Гриша был ошарашен, удивлен и счастлив одновременно! Он не мог поверить своим ушам. Неужели Господь смилостивился, и они с Настей смогут быть счастливы? Он упал на колени, обхватил маму, прошептал:

— Да что ты, мамочка! Спасибо, что рассказала! Я не обижаюсь, ты для меня самая родная! Ты же мне всю жизнь посвятила!

Настя опешила и не могла произнести ни звука! Разве так бывает? Кто бы рассказал – никогда бы не поверила!

Гриша, опомнившись, подошёл к девушке:

— Настюша. Я полюбил тебя с первой секунды, как увидел! Когда узнал, что мы не можем быть вместе, для меня жизнь остановилась! Но сейчас, скажи, ты выйдешь за меня замуж? Я буду верным мужем, Сёмена, как родного, воспитаю! Никогда ни в чём не упрекну! – парень с надеждой и тревогой посмотрел в глаза невесте.

Настя залилась румянцем и тихо сказала:

— Я согласна – о лучшем муже она и мечтать не могла.

Ужасы прошлой жизни остались далеко позади, а впереди всё будет хорошо, Настя это точно знала!

Оставьте свой голос

161 голос
Upvote Downvote

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.