Маленький бездомный детдомовский мальчик

— Мне надо найти маму. Я знаю, что она есть у меня, — мальчик шмыгнул носом

Валентин уже в который раз видел, что ребята постарше гоняют маленького мальчика. Тот плакал, прятался, но снова возвращался на своё место к магазину и снова стоял с протянутой рукой. Он его видел уже несколько месяцев, а вот их раньше не встречал, наверное залётные какие-то. В этот раз решил вмешаться.

— А ну-ка брысь!

В кругах попрошаек мало кто не знал Валентина. Был он всегда один, никогда никому не прибивался. А если возникали какие-то недоразумения решал их быстро при помощи кулаков. Кулаки у Валентина были пудовые. Да и драться он умел очень неплохо ещё с тех времён, когда был обычным человеком.

Подростки бросились в рассыпную, а мальчик лет шести, не больше, испуганно посмотрел на него.

— Не бойся. Как тебя зовут?

— Никак.

— Ух, злой какой. Ты с кем? Почему за тебя не заступаются?

Все бездомные попрошайки были кланами. Работали на клан, передвигались вместе с кланом. Ну и заступались за своих естественно. А тут один, никакой защиты.

— Некому заступаться. Я сбежал.

— Сбежал? Вот оно что… А что же тогда не идёшь сдаваться, определят тебя в детский дом и будешь жить в чистоте и сытости.

— Не хочу в детский дом. — Мальчик шмыгнул носом. — Мне родню найти надо.

— А ты уверен, что родня есть у тебя?

— Есть.

Ребёнок упрямо сжал губы. Валентин смотрел на него и понимал, старшие мальчонку просто забьют, житья не дадут.

— Что же мне с тобой делать?.. Есть хочешь?

— Очень.

— Ну пойдём, покормлю тебя.

Он направился к своему логову, даже не смотрел идёт мальчишка за ним или нет. Идёт, так ладно, а не идёт и не надо.

Мальчик какое-то время смотрел в след Валентину, потом бросился за ним. Мало того, что очень есть хотелось, так и мороз забирал так, что нос щипало.

Вообще Женька всегда жил на улице. Нет, он точно знал, что когда-то он был домашним. Но вот всё то время, что он себя помнил, он был бездомным. Находился он в большой компании таких же попрошаек, где было ещё несколько детей. Характер у Женьки был не покорный, за что он часто получал от взрослых. У него была одна мечта и одна тайна. Мечта, найти родных. Он был уверен, что когда-нибудь он их обязательно найдёт, а тайна…

Про свою тайну он никогда, никому не рассказывал. Знал её только одна бомжиха с которой у него были очень тёплые отношения, но она замёрзла на смерть, пьяная три месяца назад. Тогда Женька остался вообще без защиты и решил сбежать в этот город. Он приехал в грузовом вагоне, чуть не замёрз. Потом день отогревался на вокзале, пока не был изгнан уборщицей.

Город оказался не только неприветливым, но и перенасыщенным бездомными. Конечно ему удавалось выпросить себе на кусок хлеба, но с большим трудом.

Этого большого мужика он тоже видел, даже как-то спросил про него у безногого, который играл на гармошке на рынке. Тот и сказал, что это Валентин бомж-одиночка, которому боятся подходить даже другие бездомные.

— Страшный человек скажу тебе. Если разозлить его, с десяток положит и не устанет. А вот сам никому не лезет, одиночка он. Не нужен ему никто. Наверное что-то нехорошее у него в жизни произошло…

Теперь Женька шёл с ним рядом и понимал, он настолько устал, настолько замёрз, что ему совершенно всё равно страшный или нет…

Они пришли к какому-то лазу. Валентин откинул коробки, которыми был завален этот лаз.

— Ну, что стоишь? Полезай.

И Женька полез, а что ещё оставалось делать. Там было тепло, а ещё Женьку накормили и мальчик сразу же уснул, как был в одежде верхней. Почему то сейчас, когда рядом был этот большой дядька, Женьке было совсем не страшно. Спокойно как-то даже.

Валентин покачал головой, достал из-за трубы большую телогрейку, встряхнул и укрыл ребёнка…

Уже неделю Валентин и Женька были вместе. Валентин поражался, насколько Женя любознательный, сообразительный и болтливый. Он мог говорить просто не переставая, как будто молчал много лет и теперь ему хотелось всё рассказать. Вообще Валентин понимал, этот маленький Женька ему как глоток воздуха…

Примерно семь лет назад Валентин оказался на улице именно потому что потерял ребёнка. Он только себя винил в том, что его Оксаночки и жены Светланы больше нет на этом свете. Мупруга давно говорила, что с машиной что-то не то, а у него всё времени не было. Сел, прокатился на её машине, вроде всё в порядке. Сказал Светке, что она всё придумывает, пусть тогда такси закажет. А на следующий день они разбились…

Никто так и не понял, что случилось на самом деле. Машина просто ушла с дороги. Были проведены несколько экспертиз, но все технические характеристики были в норме и тормоза были, с колёсами всё в порядке. Да и неважно это всё уже было. Важным было то, что он потерял своих девочек…

Валентин резко обернулся.

— Женька бежим.

И они побежали…

В городе был новый мэр. Об этом они узнали из рекламных плакатов. И вот этот самый новый мэр пообещал, что через месяц в городе не будет ни одного бомжа. Куда он их денет мэр не уточнил, а им узнавать не хотелось. Они сначала бежали, потом прыгнули в электричку. Когда их высадили, просто пошли по какой-то дорожке. Впереди виднелась какая-то деревенька, но радости это не прибавляло. Упаввать на то, что люди будут к ним добры не приходилось. А спрятаться в деревне, погреться негде, это же не город.

Валентин чувствовал, что ноги и руки уже не немеют от мороза. Поглядывал на Женьку, который держался вроде стойко, но нос был уже совсем синий.

— Эй мужчина! С ума сошли в такой мороз и с ребёнком ещё! Заходите быстрее!

Валентин обернулся. У калитки одного из домов стояла женщина, на вид лет 30,иможет чуть меньше. А в глазах ночь. Вот бывают такие глаза непроницаемые, в которых только тоска и боль.

— Спасибо хозяюшка. Мы вас не стесним. Совсем мальчонка замёрз.

Они вошли в дом, стали в уголочке.

— Раздевайтесь, чая вам налью.

Валентин скинул большой бушлат, а с Женьки стянул куртку.

Чай Женька не допил, сморила прямо за столом.

— Вы переложите мальчика вот на диван.

Валентин смутился:

— Так это… чистоты в нас особо нет, напачкаем вам тут всё.

— Ничего, постираю. Перекладывайте.

Валентин перенёс спящего ребёнка, положил и замер…

На стене висел портрет этой самой женщины, рядом с ней мужчина и маленькая, совсем маленькая девочка, годика два, не больше. А его поразило сходство девочки с Женькой. Чёрт его знает, может Женька какой-то роднёй доводился.

— Вы пока отдыхайте. Мне на работу нужно, вечерняя дойка у меня…

Женщина совершенно спокойно оставила их, чужих людей у себя дома и ушла.

Валентин и сам задремал примостившись на диване рядом с мальчонкой. Разбудил его стук двери, это вернулось с работы хозяйка.

— Ну спите. Сейчас ужинать будем.

Женька всё ещё спал, а Валентин присел за стол. Он только сейчас хорошо рассмотрел женщину. Красивая, только очень уж печальная. Хотя мужчине казалось, что он всё понимает. Раз в доме нет кукол и детских вещей, то скорее всего девочки тоже уже нет на свете, поэтому и глаза такие у неё.

— Меня Валентином зовут…

— А я Тамара.

— Вы простите меня за вопрос, я там портрет видел.

Женщина дёрнулась, как от удара. Потом присела.

— Это семья моя была… Муж от меня ушёл и дочку забрал… Вернее украл, как понял, что я на развод подаю. А через неделю его убитым нашли. А вот девочки моей нигде не было. Почти пять лет уже прошло…

Одна слезинка скатилась по её щеке.

Валентин готов был убить себя за свои вопросы, но всё-таки не сдержался.

— Девочка ваша, она так похожа на Женьку. Если бы он не был пацаном, я бы подумал, что это ваш ребёнок.

Тамара подняла на него глаза. Там, как будто вопрос читался: «Зачем ты делаешь мне ещё больнее?», но сказать ничего не успела.

— А я не мальчик, я девочка. Просто не говорю никому, девчонкам намного сложнее.

Они обернулись, рядом стоял Женька и очень испуганно смотрел на Тамару. Та побледнела, медленно встала и как бы сама себе проговорила:

— У нашей Саши, чуть повыше локтя ожог небольшой был, за печку она зацепилась.

У Женьки покатились слёзы из глаз. Он или она закатал рукав и показалось след от ожога. Тамара вскочила и тут же рухнула на пол. Валентин и Женька кинулись к ней. Пока Валентин поднимал Тамару, пока на диван переносил, пока за водой бегал, Женька просто держал женщину за руку. Наконец Тамара пришла в себя.

— Доченька, доченька… Неужели я нашла тебя?

Валентин смотрел на Тамару, на Женьку и ему так хотелось плакать…

Мужчине пришлось задержаться у Тамары. Нескончаемая вереница людей, полицейские, врачи, снова полицейские.

Тамара не отпускала Сашу от себя ни на один шаг. В первый же день была истоплена баня. Валентин напарился, намылся. Получил комплект белья, который остался от бывшего мужа и стал похож на человека. Даже полицейские не подумали, что он обычный бомж. Чтобы не есть продукты зазря он чинил всё, что попадалось под руку, заодно узнавая историю расставания Тамары и Саши.

Тамара действительно хотела развестись с мужем, бил он её, сильно. Больше никакого толка…

Так вот он, чтобы наказать Тамару решил на время дочку с собой забрать, чтобы прочувствовала и не рыпалась. Но в городе у него произошёл конфликт с бродягами. По всей видимости муж на тот момент был пьян. Так и осталпсь Саша у бомжей.

Это была версия полиции и Валентин склонен был думать, что всё так и было. Через неделю он стал собираться.

— Спасибо тебе хозяюшка за приют, за тепло. Не буду больше стеснять вас, пора и честь знать.

Саша, которая теперь ходила исключительно в платьицах схватила его за руку.

— Куда ты?

Тамара тоже посмотрела на него как-то странно.

— Не как плохо тебе у нас?

Валентин смутился.

— Не хочу мешаться. Я же бомж, на улице моё место.

— Может быть хватит уже, ведь не мальчик.

— Хватит что?

Валентин сам не понимал, чего он так смущается. Никак не удавалось ему от взгляда Тамары скрыться, хоть и отводил свои глаза, а всё чувствовал, как она на него смотрит.

— Хватит уже бегать.

— Так не бегаю, я живу.

— Живёшь?.. Прячешься сам от себя, наказываешь, ради чего? Ты у своих на могилке то когда был? Ты хоть знаешь, где они? Цветы отнести можешь? А ты всё себя никак не накажешь…

Валентин упрямо мотнул головой.

— Поздно уже что-то менять, поздно…

— Неправда, оставайся.

Он удивлённо поднял голову.

— Оставайся, вот так просто?

Тамара смотрела на него серьёзно и Валентин вдруг понял, что хочет остаться. Хочет быть с этой женщиной рядом, хочет быть рядом с Сашей. Но ведь это так страшно любить кого-то и бояться снова потерять…

Прошло три года.

— Мам, пап, у меня в четверти только пятерки представляете? Ни одной четвёрки.

Валентин поймал Сашу и подхватил на руки.

— Конечно представляем! А всё потому что ты у нас самая умная, самая красивая и самая любимая.

Сашу было не узнать. Ушла болезненная худоба. Вместо коротких, грязных волос шикарные кудри собранные в высокий хвост.

Да и сам Валентин очень изменился. Красивый, широкоплечий мужчина с добрым взглядом.

Тамара накрывала на стол и улыбалась. Она только сейчас понимала, насколько она счастлива. Вообще-то она думала, что никогда в жизни уже не сможет стать счастливой. А ещё у неё была новость, которую она даже не знала как озвучить. Валентин только перед Сашей с работы пришёл. Он водителем трудился. Надо сказать, что и получал хорошо…

Они сели обедать. Тамара откашлялась, не знала, как начать.

— Саш, я спросить тебя хочу.

— Да мам.

— Сашенька, как ты отнесёшься к тому, если у тебя появится братик или сестричка?

Валентин уронил вилку, а Саша засмеялась.

— Мам, это же здорово!

Сашка выскочила из-за стола и куда-то унеслась. Валентин встал, подошёл к жене.

— Тамара, это правда?

— Ну не шучу же.

— Я не знаю, что мне сказать, просто плакать хочется.

— От радости я надеюсь?

— Конечно.

Он подхватил её на руки и закружил по комнате. Тут же появилась Саша, тоже повисла на приёмном папе. Визг. Хохот…

Тамара немного обманула своих домашних. Просили братика или сестричку, а родила сразу и братика, и сестричку. Сашка когда узнала об этом сразу же сказала:

— Правильно, у нас всё самое лучшее должно быть и больше всех. Вот поэтому сразу и братик, и сестричка…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

1 Комментарий

Н
Наталья Ответить

Читаешь рассказы и душа отдыхает! Здорово!

Напишите комментарий

Пожилой мужчина и женщина в парке бабушка и дедушка родители
Старые родители

- И чего ты пришла, - Алена отшатнулась, оглядываясь, чтобы никто не увидел ее в такой компании, - просила же...

- И чего ты пришла, - Алена отшатнулась, оглядываясь, чтобы...

Читать

Вы сейчас не в сети