Грустная красивая девочка

Искупить вину

Катеньке Акимовой было десять лет. Она не знала такого понятия, как триггер. Однако прекрасно испытала его действие на себе. Обычно люди пугаются чего-то неприятного и неожиданного…

Например, услышав злой лай собаки, или выстрел, они интуитивно хотят спрятаться, понимая, что ничего хорошего этот звук с собой не приносит. Однако Катю собаки не пугали…

Её триггер был иной. С недавних пор девочка боялась стука каблуков по коридору. Звука открывающейся двери. Голоса мачехи. Смеха чужих людей и звона стаканов, посреди ночи. Вот и сейчас Катюша услышала, как ключ провернулся в замке, входная дверь отворилась. Этот звук заставил маленькую девочку побледнеть и замереть на месте. Она посмотрела на старого плюшевого медведя, под ухом которого торчал синтепон. Недавно мачеха, Ирина, решила его выбросить. Она заявила, что игрушка эта страшная и подходит только маленьким детям. Под опалу мачехи попали все куклы и мягкие игрушки девочки, но вот с медведем она расстаться не могла. Ира попыталась выдернуть мишку из рук Кати, но девочка, впервые, дала ей отпор. Она наотрез отказалась разжимать пальчики.

-Нет. Не отдам. – Трясясь, как лист осины, сказала девочка.

Мачеха сильно разозлилась, побагровела и так дернула игрушку на себя, что ухо косолапого почти оторвалось. Тогда, давясь слезами, Катя выпустила игрушку, боясь, что она совсем разорвется.

-Не смей реветь, знаешь же, что это бесит. – Взвилась тогда Ирина, бросая медведя в мусорное ведро.

-Мишку мне папа подарил. – Всхлипнула девушка.

-Твоего папы больше нет, а я – есть. Так что смирись. Нечего дома эти пылесборники хранить, у меня потом аллергия начинается. – Заявила женщина, морща нос.

Ира собрала пакет игрушек и выбросила его в мусорный контейнер. Однако Катя с таким решением не смирилась. Она не желала выбрасывать память об отце, который погиб всего полгода назад. Девочка отпросилась гулять и побежала к мусорному контейнеру, надеясь, что игрушка будет там. Низенькой Кате пришлось просить помощи. Со слезами на глазах она объясняла мужчине, который пришел выбрасывать мусор, что ее мишку выбросили по ошибке…

Мужчина сжалился, вместе они, перебирая картофельные очистки и пластиковые бутылки, нашёл заветный пакет. Катя тайно принесла игрушку обратно домой и спрятала от глаз мачехи. Доставала она медведя, лишь, когда была дома одна. Благо, такое бывало часто. Сейчас девочка приложила пальчик к губкам и произнесла:

-Тшш… Сиди тихо, Тошка, ладно? – Попросила она плюшевого друга и сунула его обратно под кровать.

Сделала она это вовремя. Дверь в ее комнату распахнулась, на пороге возникла мачеха. Ирина обвела скальпельным взглядом комнату, словно бы выискивала, за что можно отругать падчерицу. Не найдя ничего особенного, она фыркнула:

-Чего на полу сидишь? Стульев нет? Какая ты все-таки дикая и неотёсанная… — Брезгливо заявила Ира, глядя на девочку.

Катюша потупила взор, посильнее натянула рукава платья, что было ей велико. Отвечать мачехи она не стала, боясь, что лишнее слово сможет лишь сильнее разозлить Иру.

-Сегодня ко мне придут гости. Так что не показывай своего большого носа из спальни, поняла? – Сцедила Ира, скрестив руки на груди. – Я тебя не слышу, поняла?

Катя закивала:

-Да.

-Досталось же мне наследство от муженька. – Покачала головой Ирина. – Чужого ребёнка воспитывать. Если бы не квартира, давно бы тебя прогнала.

Мачеха достала из пакета пачку мятных пряников, которые Катя терпеть не могла и Ира это знала. Она бросила шелестящий пакет на пол:

-Вот, твой ужин. Возьми воды на кухне и больше не выходи.

Дверь за мачехой захлопнулась, Катя с неприязнью посмотрела на пряники. Желудок тоскливо завыл…

Девочка всё ещё не понимала, как её жизнь так лихо поменялась. Совсем недавно она жила, словно принцесса. Папа её обожал, носил на руках. Наряжал в платья, баловал. Маму Катя не знала, но папы ей хватало. Он заменял девочке весь мир. Мужчина был военным, очень солидно зарабатывал. Однако он переживал, оставляя маленькую дочь на нянек, уходя в рейс. Наверное, поэтому и нашёл себе супругу. Когда он привёл в дом Ирину, Катя обрадовалась. Ира была замечательной. Такая красивая, так мило улыбалась. Она брала Катю к себе на колени, читала ей книги. Ира позволяла девочке трогать ее косметику, дорогие духи, даже надевать туфли на каблуках, веселя родителей.

Однако вся её благожелательность испарилась, когда они похоронили отца. Оказалось, что Ира лишь носила маску доброй мачехи. Изображала любовь к девочке, боясь потерять расположение мужа. Однако теперь маска с неё слетела, разбиваясь на осколки. Если раньше мачеха позволяла себе лишь колкие шутки в адрес девочки, то теперь её комментарии становились все более грубыми.

-Ты такая некрасивая! – Восклицала она, порой. – Нос картошкой, уши торчат, ноги кривые…

Для маленькой девочки, казалось, красота не была на первом месте. Однако огонёк в Кате гас с каждым подобным словом. Ведь если раньше папа называл её красавицей и принцессой, то теперь она слышала лишь слово: «уродина». После школы мачеха заставляла ребёнка мыть полы, убирать пыль.

-Я тебя кормлю и одеваю, поэтому будь добра, хоть что-то делай. – Заявляла она, конечно, не говоря о том, что получает пенсию мужа и выплаты на ребенка от государства.

С такой работой десятилетняя девочка справлялась не ахти как хорошо. Поэтому Ирина постоянно злилась на неё. Один раз она схватила мокрую тряпку, которой Катя мыла пол на кухне, да отхлестала ей ребенка. После этого Ирина, словно животное, один раз почувствовавшее запах крови, начала все чаще поднимать руку на падчерицу.

Каждый раз Катя думала, что завтра будет лучше. Ведь папа её учил именно так. Если девочка плакала из-за неприятностей в саду или незаслуженной двойки за поведение (Колька тогда дергал её за косы, а она дала сдачи, но учительница разозлилась именно на нее!), то папа посмеивался и гладил ее по голове:

-Не переживай, принцесса. – Говорил он. – Ложись спать, а утром твои проблемы покажутся не такими ужасными.

-Почему это? – Всхлипывала девочка.

-Потому что ночью к тебе прилетят феи, но только если ты будешь крепко спать. Они и заберут все твои обиды.

Папа был прав. Когда наступал новый день, Катя и не помнила о том, из-за чего так горько плакала накануне.

Однако в случае с мачехой магия не срабатывала. Каждый день становился лишь хуже. В основном из-за того, что Ирина начала пить. Сначала она просто связалась с шумной и гулящей компанией. Вся начиналось с вина и разговоров по душам, но затем она перешла на напитки покрепче. Ей была по вкусу праздная жизнь и ощущение легкости, что давал алкоголь. Она пристрастилась к этому чувству, став постоянным клиентом алкомаркетов. Женщина тратила почти все Катины деньги на бутылки и закуски, чтобы радовать новых друзей. Её квартира вскоре превратилась в притон для собутыльников. Порой Катя приходила со школы и, услышав за дверью звуки музыки, подолгу не решалась дернуть дверную ручку. Она думала:

«Что её ждёт там, за дверью?».

Обычно это был запах сигарет и спирта, чужие голоса, страшные взгляды и комплименты от чужих мужчин, которые нельзя дарить маленькой девочке. Порой ей приходилось переступать через пьяные тела, что валялись прямо в коридоре.

Как-то она нашла мужчину в собственной кровати и жутко испугалась, даже заплакала. Ира же её за волосы оттаскала, назвав дурой. А лднажды, будучи пьяной и злой, Ира так избила падчерицу, что та не могла с кровати встать. Причиной стало то, что девочка вышла среди ночи в туалет и застала её с каким-то мужчиной, помешав их единению.

В эту ночь Кате предстояло пережить ещё одно нашествие друзей мачехи. Дверь в её комнату не запиралась, Ирина вышибла замок, утверждая, что девочка не имеет право закрываться от неё. Поэтому Катерина понимала, что уснуть не сможет, слишком она боялась неожиданных визитёров. Однако когда стрелка часов перевалила за полночь, глаза девочки стали слипаться. Она невольно уснула, даже под звуки смеха, музыки и битой посуды.

Катя видела добрый сон, в котором был её папа. Он катал ее на качелях. Неожиданно девочка поняла, что папа пропал, а раскачивает её уже мачеха. Она злобно скалилась, заставляя качели взмывать всё выше. Катюша вцепилась в ручки, заплакала от страха, просила ее остановиться. Однако ещё секунда, и девочка, не удержавшись, упала ничком на землю, больно ударяясь лицом. Катя резко проснулась, ощутив, что боль в носу не испарилась, вместе со сновидением. Девочка поняла, что лежит на кровати. Только вот упала она не сама, её столкнула мачеха:

-Проснись, говорю тебе! – Прорычала она, пьяно глядя на падчерицу.

Ребёнок схватился за нос, испуганно смотрел на мачеху.

-Хочу тебя гостям показать. – Икнула она. – Заодно приберёшь там, на кухне. Нам некогда.

-Я не хочу. – Пробормотала Катюша, пытаясь сдержать слезы боли и обиды.

-Что-о? – Прорычала Ирина. – Я тебя спрашивала о том, чего ты хочешь? А ну, марш!

Она схватила девочку за волосы, из-за чего ее голову пронзила боль. Ира потащила Катю на кухню. Там девочка увидела настоящий бардак. Кажется, гости Иры подрались. Всюду были осколки, куски еды, стулья и вещи валялись на полу. Ирина не успела представить гостям девочку или заставить ее убираться, как раздался дверной звонок. Женщина нахмурилась, обвела взглядом публику:

-Мы ждём кого?

Те покачали головами:

-Свои все здесь. – Фыркнул неприятного вида брюнет. – Может, соседи опять злятся?

Ира поджала губы и, выпятив грудь, пошла ругаться. Однако едва она распахнула дверь, как злые слова застряли в её горле. На пороге оказался привлекательный мужчина. Такого она в их доме раньше не видела. Он был молод, статен, с темными волосами, лишь на висках блестела седина, что явно не соответствовала его возрасту.

-Здравствуйте. – Кивнул он вежливо.

Ирина тут же стушевалась, заправила пряди волосы за уши, кокетливо повела плечом:

-Здравствуйте… Неужели кто-то из моих подруг вызвал стриптизёра? Потому что я впервые вижу в нашем доме настолько красивого мужчину. – Пьяно флиртовала женщина.

Бровь незнакомца дернулась:

-Я ваш новый сосед. Только недавно переехал. – Сообщил он, кивнув на дверь напротив. – Услышал музыку, думал присоединиться. Знакомых я пока не завёл.

-О, милости просим! – Воскликнула Ира, посторонившись, чтобы впустить гостя.

Она вспомнила, что у дома появилась шикарная иномарка, владельца которой она видела лишь со спины. Но он был очень похож на соседа. Ира подумала, что вот он – хозяин автомобиля. Когда они прошли на кухню, мужчина представился Матвеем. Он был немногословен, но притягивал к себе все взгляды. На Катюшку, которая принялась убирать мусор, он постоянно бросал задумчивые взгляды, прочесть которые девочке не удавалось.

-А где родители ребёнка? – Спросил мужчина неожиданно для всех.

Ира стушевалась, затем махнула рукой:

-Отец её погиб, а мама даже роды не пережила. Вы, Матвей, не обращайте внимания. Я держу её дома по доброте душевной, не в приют же отдавать? Вот, учу ее хотя бы работать. Девочка глупая, ее судьба – мыть полы, поэтому труд идет ей на пользу.

-Знаете, мне тоже не помешает дома убраться. – Заметил мужчина. – Бывшие жильцы оставили после себя бардак. Давайте я куплю её, будет у меня жить, в качестве служанки. Я холостяк, мне нужная дома женская рука.

В глазах Ирины мелькнул жадный блеск и интерес. Раньше она и не думала, что девочку можно продать. Она еще раз оглядела гостя. Он был одет в бренды, часы на запястье стоили, как почка на черном рынке. Уж Ира в этом разбиралась. В брендах, конечно, а не органах…

«Но зачем ему эта грязная девка? Может, он из этих… Богатых извращенцев?» — Подумала Ира, но затем решила, что это не ее дело.

-И сколько вы готовы предложить? – Поинтересовалась Ира, опрокинув в себя еще стопку коньяка.

Матвей пожал плечами:

-Назовите любую сумму.

Ира облизнула пересохшие губы. Она боялась продешевить, но и перегнуть не хотела. Только в сознании вновь и вновь появлялся образ иномарки, что стояла под окнами. Она посмотрела на бледную и притихшую Катю. Ира ее терпеть не могла, девка была костью в горле. Избавиться от неё, да ещё на таких условиях, показалось ей сказкой!

-А машина чёрная у подъезда, не ваша, случайно? – Спросила она игриво.

Матвей молча сунул руку в карман, что-то оттуда достал и бросил Ире. Она неловко, но все же поймала ключи от иномарки. Пульс её участился.

-Девка этого не стоит. – Пробормотала она, с вожделением глядя на брелок.

-Я это сам решу. – Ответил мужчина.

Он подошёл к Кате и кивнул ей, чтобы выходила:

-Пошли, соберёшь вещи. Д

евочка, не живая от страха, еле двигала ногами. Она не понимала, что от неё хочет этот странный незнакомец. Он пошёл за Катей и озирался, разглядывая комнату, пока она собирала вещи, дрожащими руками. Увидев фотографии на столе, он поднял одну, где Катя была с отцом. Мужчина внимательно всмотрелся в снимок, затем передал девочке. Та положила его в общую кучу вещей. Затем его взгляд упал на медвежонка. Тот выглядывал из-под кровати, наверное, девочка задела его, когда пыталась спрятаться от мачехи. Катя испугалась, что он тоже заставит ее выбросить игрушку. Однако сосед сел на корточки, стряхнул в медведя пыль и подал Кате:

-Я смогу починить его ухо. – Сказал он.

Сердце девочки дрогнуло в груди. Она прижала к себе игрушку и ушла следом за Матвеем. На кухне продолжали веселиться и обмывать новый автомобиль мачехи. Катюша думала, что теперь ей надо будет прислуживать соседу. Она ожидала, что он выдаст ей тряпки, метелки и неудобные швабры, как делала мачеха. И, наверное, постелет на полу. Однако мужчина показал ей симпатичную комнату:

-Пока что располагайся здесь, когда я всё улажу, мы переедем. – Пообещал он.

Катя хотела ответить ему, но её живот протяжно завыл. Девочка покраснела и схватилась за него, а мужчина нахмурился:

-Ты голодная? Что ты любишь есть?

Катя моргнула, глядя на него с удивлением. От испуга она пожала плечами:

-Я не знаю.

Тогда он повёл её на кухню, к холодильнику, предлагая что-то выбрать.

Катя, после смерти папы, привыкла, что еду надо заслужить. Порой она могла урвать себе объедки с застолья мачехи: чипсы, шпроты, какие-то салаты, купленные в магазине…

Однако если Ирина её заставала за этим занятием, то била. Поэтому, стоя перед холодильником, девочка разволновалась.

Верно расценив ее смятение, мужчина закатал рукава рубашки и бодрым тоном сказал:

-Знаешь, я тоже не против ночного перекуса. Может, по бутерброду с чайком? Или картошки нажарим? Ты мне поможешь?

Он начал передавать продукты Кате. Позже они вместе сварганили нехитрый поздний ужин, вместе сели за стол. Мужчина весело болтал с девочкой, интересуясь ее вкусами и интересами. В какой-то момент девочка так очаровалась атмосферой, что представила, будто рядом с ней снова сидит папа…

На глазах Кати невольно появились слёзы. А в горле встал такой ком, что она с трудом проглотила очередной кусок еды.

Так жизнь Екатерины взяла новый виток. Каждое утро она просыпалась и ожидала подвоха. Однако его не было…

Матвей просто заботился о ребёнке. Он купил новую одежду, которая была ей по размеру и по вкусу. Мужчина водил её в парки и Зоопарки. Он починил ее мишку, хотя Кате казалось, что он заштопал не ухо игрушки, а ее разбитое детское сердечко.

Вскоре Катя, так изголодавшаяся по чужой заботе, привязалась к Матвею. Однако ночью её ждал шок…

Правда раскрылась перед ней до конца. Дверь в комнату скрипнула. Катерине было сложно расстаться со старыми привычками и страхами. Звук, прокравшийся в ее дремлющее сознание, заставил пульс подскочить, а глаза резко распахнуться. Катя замерла, интуитивно прижимая к себе Тошку. Лишь через долгое мгновение она поняла, что находится не в квартире с мачехой, а дома у Матвея. Здесь ей было безопасно. Девочка облегченно вздохнула и улыбнулась, ощутив, как Матвей подошёл сзади и мягко коснулся её волос, погладив их. Катюша зажмурилась, решив разыграть мужчину. Она задумала развернуть резко, напугав его заветным:

«Бу-у!».

Однако не успела девочка превратить затею в жизнь, как услышала голос мужчины, полный боли:

-Прости меня, милая… — Шепнул Матвей, опуская подле ее кровати. – Я так виноват перед тобой. Сегодня ведь годовщина гибели твоего папы… Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня за то, что лишил тебя отца?

Он продолжил гладить волосы Кати, а по ее спине пошли мурашки. Она не понимала, что Матвей такое говорит? Тем временем мужчина продолжил свою исповедь:

-Мы же с Колькой лучшими друзьями были. Верными товарищами. Всегда плечом к плечу. – Поделился Матвей. – Я обещаю тебе искупить свою вину, хотя бы постараться. Дочка Коли ни в чем нуждаться не будет. Ты прости, что я так долго до тебя добирался… Оставил на эту дуру, даже подумать не мог, что она так с тобой будет обращаться. Теперь я тебя не брошу, ты больше не останешься одна, Катюша. Отца я тебя не заменю, но очень постараюсь. Ведь я должен был быть на его месте.

Катя поняла, что по ее лицу струятся слёзы..

Она слышала, что её папа погиб героем. Никто об этом Кате не рассказывал, но девочка подслушала чужие разговоры, во время похорон. Рассказывали, что Николай Акимов, будучи военным на корабле, попал в катастрофическую ситуацию. Перед самым возвращением корабля «Ликующий» случилось ЧП. В машинном отделении произошел разрыв топливного трубопровода, горючее хлынуло в отсек. От случайно искры топливо мгновенно загорелось, все заволокло дымом. В огне и дыму ее отец и сгинул, спасая свою команду. Однако Катя не знала подробностей, а вот Матвей – знал. Он был рядом. Тогда, в злополучном отсеке «Ликующего», среди ужаса и хаоса, находились они оба: Матвей и Николай. Матвей успел перекрыть вентиль подачи топлива. Однако дым быстро сделал свое дело, молодой мужчина просто потерял сознание. Очнулся он уже на свежем воздухе. Сослуживцы рассказали, что Коля его вытащил. Однако затем Акимов кинулся обратно в пламя, чтобы остановить подачу воды и избежать взрыва. Николай смог выбраться и сам, но получил сильнейшие ожоги. Врачам на корабле его спасти не удалось. В итоге, Матвей привёз домой лишь тело друга. Тогда его виски и поседели. С тех пор мужчина винил себя. Николай потерял драгоценное время, пытаясь вытащить его. Он спас друга ценой своей жизни. Нет, он спас весь состав корабля…

Но чувство вины, словно тяжелый крест на спине, нёс именно Матвей. Матвей Стужев был холостым парнем, часто шутил, что жизнь его никому не сдалась. Даже если в пучине сгинет, никто не заметит. А вот у Коли осталась дочь. Он частенько показывал другу снимки и видео со своей чудесной малышкой. Было видно, что Акимов в ней души не чает. Поэтому ещё больнее для Матвея было осознавать, что друга больше нет, а девочки нет папы. Однако он не сразу решился забрать малышку.

Впервые он увидел Катюшу на похоронах товарища. Девочка молчал плакала, прижимая к себе плюшевого медведя. Вдова, Ирина, держала ее за руку, лила слезы над гробом супруга. Она прижимала к себе ребенка, обещала людям, что позаботится о девочке. Когда они пошли к машине, Матвей двинулся следом, за вдовой и ее падчерицей. Он хотел принести соболезнования, рассказать о подвиге Коли, предложить свою помощь. Однако стал свидетелем странной сцены. Едва Ирина и Катя скрылись от посторонних глаз, женщина брезгливо оторвала свою руку из пальцев ребенка. Даже отерла ее о подол черного платья. Она велела девочке ждать в машине, сама закурила и начала говорить по телефону:

-Да, закончилось, но ещё в ресторан ехать. Траты конечно на эти похороны – кошмар. – Жаловалась она. – Да еще и с девчонкой приходится нянчиться… Удружил мне Коля. Но что поделать, потерплю, пока не станет совершеннолетней. Мне же нужно его имущество.

Тогда Матвей и понял, что слёзы Ирины были лишь напоказ. Он забеспокоился о ребенке. Однако не смог сразу разобраться в ситуации. Стужев был вынужден вернуться на службу, а затем уже снял квартиру в их доме, что так удачно сдавали соседи. Забрав Катю, мужчина работал над тем, чтобы удочерить её. Он пришел к Ирине, когда та протрезвела, и, заявив, что подаст в суд за жестокое обращение с ребенком, вынудил ее отказаться от опеки. Теперь он пытался доказать государству, что сможет стать отцом. Он пытался быть сильным, ради ребёнка…

Однако сегодня в Матвее что-то сломалось. Дата на календаре напоминала о том трагичном дне. Поэтому он и пришёл к кровати малышки, просить у спящего ребёнка прощения. Он рассказал ей всю историю, без прикрас. Признаться в том, что не уберёг её отца, глядя девочке в глаза, мужчина не мог. Он был храбрым военным, но пасовал, перед наивным взглядом ребенка. Поэтому Сутжев вздрогнул, когда Катюша неожиданно повернулась. Он увидел, что лицо её блестит от слез. Она обняла его, крепко прижалась и доверчиво прижалась к мужчине. Девочка ничего не сказала, лишь плакала, уткнувшись лицом в шею мужчины. Матвей тоже не смог сдержать слез, жгучих и скупых. Кто-то сказал, что мужчины не плачут…

Но ему было плевать. Он обнимал ребёнка, обещая, что сделает всё, чтобы Катя была счастлива, не подозревая, что уже исполнил свою клятву. Ведь Катя, впервые, после смерти папы, чувствовала, что её искренне любят. Она уже была счастлива.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая юная девушка и лошадь в конюшне
– Эх, какая умница моя невестка. Настоящая казачка, – всё повторял свёкр

Алёна вышла из кабинета врача и тихо прикрыла за собой дверь. Потом опустилась на стоявшую у стены банкетку и, оперевшись...

Алёна вышла из кабинета врача и тихо прикрыла за собой...

Читать

Вы сейчас не в сети