Красивый приятный мужчина

Полюбить чужого ребёнка, как своего

Анастасия Ивановна Соломина, которая уже много лет трудилась на должности старшей медицинской сестры, зашла в комнату отдыха для медперсонала. Она увидела там молоденькую медсестру – Ольгу Акимову. Та уткнулась взглядом в книгу и едва ли кончиком носа не водила по строчкам, с жадностью «проглатывая» страничку за страничкой.

-Боже, ты всё ещё здесь? Хватит уже прохлаждаться, Акимова! – Окликнула девушку коллега постарше. — Перерыв закончен, иди работать!

-Подожди… Ты только послушай, как хорошо написано, тебе понравится! – Попросила Ольга и, прочистив горло, зачитала отрывок из книги: — «Для меня хирурги — это бесспорная элита медицины. Художники. На мой взгляд, у них гораздо больше извилин в мозгу по сравнению с другими врачами, а кроме того, они являются обладателями демонических рук, от которых зависит жизнь или смерть»…

Девушка выдержала многозначительную паузу, прежде чем поднять взор на Анастасию.

-И что это ты читаешь? Мемуары врачей? – Вскинула Соломина бровь, не особо впечатлившись слогом неведомого ей автора.

Молодая блондинка фыркнула, подняла книгу повыше, показывая обложку:

-Януш Вишневский, «Одиночество в сети». Бестселлер, между прочим! Его перевели на восемнадцать языков и даже экранизировали.

-И что, он про хирургов? – Спросила Анастасия, наливая воду из кулера в одноразовый стаканчик.

-Нет же… Он про любовь, что завязалась благодаря переписке… — Начала девушка, а затем махнула рукой, понимая, что Анастасии такой сюжет не близок.

Соломина была, как говорят, типичной русской бабой. Она могла и коня на скаку остановить, и в избу горящую войти, и сама её поджечь, если сильно разозлится. Оленька же была натурой творческой, ранимой. Она любила грустную музыку, романтичные фильмы и книги. Профессия врача ей тоже казалось романтичной. Всё-таки, здесь людям жизни спасали. А они, медсестры, этому способствовали. Девушка всё ещё не оставила надежды найти в одной из палат свою любовь. Ну, или, хотя бы молодого и симпатичного врача, не на белом коне, но в белом халате.

-Дай Тюльпанову почитать, особенно ему понравится по демонические руки. – Фыркнула от смеха Анастасия. – Его как раз все за глаза демоном и называют.

Тюльпанов Леонид Викторович являлся главным врачом больницы и местной достопримечательностью. Мужчина был хирургом высшей категории с двадцати восьми летним стажем работы. Он был доктором медицинских наук, защитил кандидатскую диссертацию, получил высшую категорию по организации здравоохранения, награжден знаком «Отличник здравоохранения»…

А уж сколько за его плечами было спасённых человеческих жизней – ни счесть! В общем, больница им гордилась и славилась, а люди с недугами мечтали попасть именно в его «золотые руки».

В городе и за его пределами хирурга Тюльпанова считали, чуть ли не святым, потому что ему удавалось невероятное. Он совершал чудеса на операционном столе, орудуя скальпелем. Леонид брался за случаи, когда иные специалисты разводили руками и часто выигрывал неравную дуэль со смертью.

Однако медицинский персонал с таким мнением не спешил соглашаться. Каждый из коллег Тюльпанова так или иначе страдал от слов или действий хирурга. Он был человеком жестким и прямолинейным. Поэтому «святым» его в этих стенах не называли, а наоборот, исподтишка прозвали «демоном», «монстром» и, самое безобидное – Тюльпаном. Вот и сейчас, от упоминания хирурга, Оля поежилась. Собственно, именно Леонид Викторович и стал причиной, по которой она спряталась в комнате для отдыха. Девушка знала, что сюда трудоголик точно не забредёт. С утра, во время планёрки, когда Оля узнала, что их смены совпали, едва в обморок не упала. Девушка боялась грозного хирурга до колик в животе! Она ещё помнила, как он ее грубо отчитал в прошлый раз. Тогда она, от волнения, перепутала инструменты. Свою вину девушка не отрицала, однако Тюльпанов был настолько резок и груб, что довел медсестру до слез.

-Никаких ошибок в нашей профессии быть не может! – Кричал он в лицо девушки. – Если ты в себе не уверена, то не входи в операционную! Любая, даже мелкая оплошность, может стоить человеку жизни. Ты готова брать на себя такую ответственность? Если нет, то лучше займись чем-то более подходящим. Уколы обезболивающего перед сном и раздача вечернего кефира.

Впечатлительная Акимова потом ещё неделю ходила бледная и хмурая. На глаза хирургу она не попадалась.

-Настенька… — Взмолилась девушка, прячась за книгу так, что лишь голубые жалостливые глазки выглядывали. — Миленькая, может, ты меня отпустишь? Скажем, что я разболелась… Я не хочу попадаться на глаза Тюльпану, я боюсь его! Думала, что все смены перекроила, а он всё равно вылез! Вечно он выходит за кого-то на работу, дома у него нет, что ли…

Анастасия закатила глаза, упёрла руки в бока, встав в позу сахарницы:

-И долго ты будешь его избегать, Оля? – Возмущалась медсестра. — Между прочим, он – уважаемая личность! Один из самых лучших врачей, работать с ним – это награда и честь. Стыдно тебе должно быть, взрослая девка, а боишься критики. Лучше бы использовала его слова, как опыт. Подумай сама! Да, он тебя отругал, зато теперь ты такую ошибку никогда не совершишь, на всю жизнь урок выучишь.

-Да чему ты меня учишь! – Возмутилась Акимова. – Можно подумать, я одна его боюсь! Все, кто приходит в клинику, мечтают работать с ним плечом к плечу. Однако он настолько сильно критикует врачей, что вообще не хочется работать!

Оля знала, о чем говорит. Ещё когда девушка была студенткой, она попала под руку хирурга. Нет, не на операционный стол, к счастью… Просто её с однокурсниками направили в больницу набираться опыта. Тогда-то Тюльпанов проявил себя в первый раз. Хирург никогда не давал поблажек и не терпел ошибок. Естественно, молодые врачи к такому отношению не привыкли. Они любили, что их гладят по шерсти награждают «пряником» за верно поставленный диагноз, а вот кнутов они не видели…

До знакомства с Леонидом. Был на их курсе один мажор, Максим, которого родители пристроили в институт. Ходили слухи, что он оплачивает сессии. Оля в это верила, потому что самого Максима во время лекций не видела. Однако парень чудом переходил с курса на курс. Во время практики Максим должен был работать вместе с ней. Конечно, парень решил, что и в этот раз откупится от врачей, а время свое тратить не будет.

-Не стану я ходить по палатам и заражаться какой-нибудь дрянью, или, тем более, утки менять. – Фыркнул он. – Хирурги – врачи продажные, они же деньги любят, это всем известно. Так что придумаю что-нибудь.

Что бы Максим не придумал, но Оля лично видела, как он вылетел из кабинета Тюльпанова, словно пробка из бутылки шампанского…

-Вы ещё пожалеете! – Орал побледневший Максим, трясясь, то ли от страха, то ли от гнева.

Акимовой было очень интересно, что произошло между хирургом и мажором. Однако подробности остались за завесой тайны. Однако Тюльпанов о своём поступке не пожалел. Зато мажора из университета всё-таки отчислили. Девушка же стала опасаться хирурга. Придя на работу в больницу, которой он заведовал, она вдоволь напилась горя. Несколько раз Ольга порывалась уволиться, но затем останавливалась. Больница была рядом с домом, платили хорошо и исправно, коллектив был прекрасный, не считая главврача.

-Знаешь, в последнее время Тюльпанов менее мрачный. – Прервала размышления коллеги Анастасия. – Я недавно напортачила с результатами анализов, думала, он мне разнос устроит. А он даже не наорал. Петька наш тоже заметил, что начальник даже улыбаться стал. И все какой-то задумчивый, норовит с работы уйти вовремя, больше не задерживается. Он и сегодня вышел, чтобы взять себе полноценные выходные.

-Да-а? – Протянула Оля, а в душе её появилась робкая надежда.

В этот момент дверь снова открылась. В комнату отдыха вошёл врач скорой помощи – Степан. Он обвёл сплетниц взглядом и поинтересовался, чего они обсуждают? К удивлению медсестер, у врача был ответ на их подозрения:

-А вы что, не знаете, что наш Тюльпанов сделал? – Спросил он удивленно.

Настя и Оля синхронно покачали головами, подались вперёд, ожидая услышать новую сплетню. Однако то, что хирург сделал с маленькой девочкой, поразило их больше, чем они могли представить!

***

За два месяца до этих событий Леонид Тюльпанов решил потратить свой законный выходной с пользой и удовольствием. Проснувшись спозаранку, он прошел на кухню, где его супруга, Жанна, уже стряпала ароматные блинчики.

-Давай я схожу в магазин, да смотаемся с тобой на речку, рыбу половим? – Предложил он, целуя жену в щеку. – Погода обещает быть отличной.

Женщина, ловко перевернув запечённое «солнышко», кивнула:

-Отличная идея. Ты купи только побольше вкусняшек, ладно? – Попросила она с улыбкой.

Рыбалка была отдушиной и любимым хобби Леонида. Жанна всегда его сопровождала в вылазках на природу, правда удочку в руки брала лишь для того, чтобы сделать памятный снимок и выложить в социальные сети. Обычно жена, укутавшись в плед, сидела в раскладном кресле и любовалась горизонтом, либо любимым супругом.

Жанна и Леня были женаты уже десять лет. Они безумно друг друга любили, со стороны казалось, что их брак – идеален. Да Тюльпановы и сами так думали. Не хватало в чаше семейного счастья лишь одного – детского смеха. Сначала они откладывали рождение первенца из-за работы. Оба супруга были врачами и строили карьеру. Затем у них не получалось зачать малыша, а врачи лишь разводили руками, не понимая, в чем причина. Теперь же было попросту поздно пытаться заводить ребёнка.

Чета Тюльпановых пыталась не делать из этого трагедии. Ведь живут же люди без детей. Они стали больше работать, а свободное время уделяли друг другу. Супруги путешествовали, как по городу и области, так и за границей. Они наслаждались жизнью. Однако всё чаще Леонид начал замечать, как его супруга провожает печальным взглядом мамочек с колясками, семьи с маленькими детьми…

Как она замирает перед экраном телевизора, когда там рассказывают про ребёнка, который ждёт своих родителей в детском доме. Мужчина понимал, что рано или поздно этот вопрос, вопрос об усыновлении ребенка из приюта, всё-таки будет озвучен, но пока не понимал, что ответит. Он не представлял, какого это, держать на руках чужого ребёнка и называть своим сыном или дочкой…

Леонид просто боялся, что не справится…

После завтрака, просмотра утреннего шоу и сборов на рыбалку, Леня, как и обещал, отправился в ближайший супермаркет. Не смотря на то, что часовая стрелка указывала на одиннадцать часов, на улице стояла настоящая жара. Казалось, что даже воздух плавился. Хирург, напевая под нос прилипший джингл, катил продуктовую тележку между рядами с молочной продукцией и акционными товарами. У стенда с йогуртами он остановился на подольше, потому что выбирал те, что понравятся жене, с вишней и ананасами, да и там попросту было прохладнее. Набрав два шуршащих пакета продуктов, мужчина поспешил обратно, к супруге. Он уже предвкушал, какая приятная дорога их ждет. В машине он включит кондиционер и поставит альбом Фрэнка Синатры или Джо Дассена, а его милая Жанна будет подпевать любимым песням.

Только его фантазии разбились о реальность, едва мужчина вышел из супермаркета и пошёл к своему автомобилю. Он услышал чей-то громкий стон, что доносился со стороны лавок, окруженных кустами сирени. Мужчина повернул туда голову в тот момент, когда девушка начала падать в обморок. Она плавно оседала, словно в замедленной съемке. Хирург даже не сразу понял, что стряслось, однако заметил гримасу боли на лице незнакомки. А ещё он понял, что девушка была беременна и, судя по большому выпирающему животу, срок был внушительный. Тюльпанов даже не размышлял о своих действиях. Он бросил пакеты, позволяя печенью и йогуртам выкатиться на асфальт.

-Как вы? – Спросил он, но затем сразу перешёл к делу. — Не бойтесь, я врач. Какой срок беременности?

Девушка, чьё лицо было красным и мокрым от капель пота, застонала, но выдавила сквозь зубы:

-Девятый… Уже девятый…

Хирург побледнел. Он понял, что девушка упала в обморок не из-за жары, а от боли. У неё начались схватки.

-Я вызову скорую. – Пообещал мужчина, выхватывая из кармана телефон.

Крики девушки становились страшнее, она начинала захлебываться в рыданиях, а карета «скорой помощи» всё не ехала. Тюльпанов, работающий в этой сфере, прекрасно осознавал, что в такую жару вызовов будет много. Да и в посёлок их быстро не добраться, даже с «мигалками». В выходные от «кольца» стоит пробка, потому что все тянутся ближе к природе и речной прохладе. Девушка, показавшаяся хирургу совсем юной, вцепилась ногтями в его руку и взмолилась:

-Вытащите его из меня, умоляю вас! Пожалуйста! Помогите!

Тогда хирург принял волевое решение. Он подхватил девушку, что оказалась крайне легкой, не смотря на малыша в утробе. Мужчина понёс её в магазин, рядом с которым была и аптека, и все, что могло ему срочно понадобиться. Администраторы и кассиры были в шоке, когда в их обитель влетел хирург с беременной девочкой на руках.

-Она рожает! – Гаркнул он командным тоном. – Я буду принимать роды. Нужна ваша помощь. Срочно!

Тюльпанов быстро организовал весь процесс, гоняя работников магазина, как персонал больницы. Он объяснил, что надо купить в аптеке, что принести из личных запасов.

В процессе родов оказалось, что Тюльпанова ждёт ещё одна трудность. Ребёнок был обмотан пуповиной. Однако врач смог спасти малыша, сотворив очередное чудо. Когда раздался первый крик ребёнка, казалось, что весь коллектив магазина вздохнул с облегчением. Кто-то даже принялся обниматься, на радостях. Менеджер уже прикидывал, каким хорошим пиар-ходом для сети супермаркетов станет эта история. Мол, магазин настолько семейный, что у них даже детей рожают! Тюльпанов тоже не смог сдержать улыбку. Да, он был хирургом, а не акушером-гинекологом, рисковал, но всё-таки справился.

-У вас дочка. Она прелестная… Будет, когда мы её помоем. – Попытался пошутить врач, с нежностью глядя на кричащего младенца.

Он показал девушке новорожденную малышку, затем попытался приложить ее к матери. Однако наткнулся на неожиданный, но резкий отказ. Девушка, измученная и бледная, отвернула лицо, не желая видеть свою дочь:

-Уберите… — Просипела она слабым голосом. – Не хочу… Не хочу её видеть.

Мужчина нахмурился и попытался образумить новоиспеченную маму, но та была непреклонна. Тогда хирург лишь плечами пожал:

«Кто его знает, что в голове у девушки… Такой стресс пережила, страх и боль». – Попытался он рассуждать логически, прижимая отвергнутого ребенка к своей груди. – «Ничего, малышка, мама скоро придет в себя, еще зацелует тебя, не бойся».

Мужчина продолжил укачивать ребёнка, который постепенно успокаивался в его руках. Тюльпанов смотрел в личико девочке, что уже прикрывала глазки, словно устала смотреть на новый, открывшийся перед ней мир. Он успокаивал ее, шептал приходящие на ум слова и обещания, большая часть которых касалась матери девочки.

Вскоре приехала «скорая помощь». Врачи забрали и мать, и ребёнка в больницу, отметив подвиг хирурга.

-Счастье, что вы оказались в таких руках! – Восхищался врач, обращаясь к родившей девушке. – Другой бы вряд ли смог спасти ребёнка.

В эту секунду молодая мама, которая всё ещё отказывалась прикасаться к дочери, выдала нечто, ввергнувшее всех в шок:

-Я его всё равно не хотела. Было бы лучше, если бы так случилось.

Хирург в шоке посмотрела на столь же опешившего врача. Тот лишь руками развел:

-Может, послеродовая депрессия началась? – Хохотнул тот, хотя Тюльпанов не видел повода для веселья.

Он снова посмотрела в лицо девушки, такое юное и уставшее. Он слышал во время своей практики, как девушек, чья беременность наступила незапланированно, вынуждают выносить и родить ребёнка. Однако факт появления на свет малыша вызывает у них отторжение. Они думали, что ребёнок помешает их жизни… Учёбе, карьере, планам…

Вот и в отстраненном взгляде незнакомой девушки он читал такую же историю. Затем мужчина успел в последний раз за этот день взглянуть в умиротворенное личико малышки. Врачи уже успели её отмыть, девочка показалась Тюльпанову еще милее. Она причмокнула губками-бантиками, сжала пухлую ручку в кулачок, подперев ей подбородок с ямочкой. Когда Леонид вернулся домой, его ждала встревоженная Жанна.

-Я звонила тебе! Ты почему не брал трубку? Боже, что на твой футболке?! Это кровь?! – Испуганно запричитала женщина.

Тюльпанов, не пройдя дальше прихожей, устало сел на обувницу. Он взъерошил волосы и поведал супруге о своих приключениях. Конечно, о поездке на рыбалку речь уже не шла. У хирурга, впервые за его практику, снова дрожали руки. Он даже не понимал, как сильно переживал за судьбу малышки. Спустя пару дней Тюльпанов приехал в роддом, чтобы узнать о судьбе матери и дочери. Только там он понял, что его догадки оказались верны…

Оказалось, что молодая девушка отказалась от ребёнка и уже покинула стены больницы. Она была студенткой и не желала посвящать свою жизнь воспитанию дочери. На не самый корректный вопрос врачей, почему она не сделала аборт на маленьком сроке, девушка лишь плечами пожала:

-Если честно, я надеялась с помощью ребёнка оставить при себе жениха, только не получилось. – Заявила она. – Я не планирую быть матерью одиночкой.

Имя отца она не называла. Когда медсестра, не выдержав упрямства матери, объяснила, что папа, возможно, усыновит ребёнка, та лишь фыркнула:

-Нет уж… Пусть знает, что его сын будет по приютам мыкаться.

От этой истории у хирурга на сердце совсем тяжело стало. Он посмотрел на свои ладони, исчерченные линиями судьбы, жизни, любви…

Вспомнил неожиданно ярко, как держал в этих руках маленькое создание, ощутил вновь фантомную тяжесть ребёнка. Вспомнил, как девочка успокоилась, слушая его голос, перестала плакать, словно доверилась обещаниям. Только ни одна из клятв хирурга не сбылась. Теперь у малышки не было матери, она её бросила. Тюльпанов понял, что нашёл ответ на свой вопрос: сможет ли он полюбить ребёнка, как своего? Да, сможет. Он уже это сделал. Прикипел к малышке, которой помог появиться на свет. Придя домой, Леонид объяснился с супругой:

-Хочу удочерить ее, Жанна. – Сказал он, глядя любимой в зеленые глаза. – Душа моя не на месте, сердце рвётся. Постоянно о ней думаю.

Вместо ответа, Жанна разрыдалась, бросаясь мужу на шею и крепко его обнимая. Опеку Тюльпановым одобрили быстро. Кандидатов идеальнее было сложно подобрать.

С той поры и стал мрачный хирург более мягким, что начали замечать его коллеги. Он даже бывал рассеянным, чаще улыбался, мягче относился к чужим ошибкам, пусть и журил врачей, объясняя, что любой промах может стоить человеку жизни, и руки врача должны быть чистыми, а совесть перед пациентом – незапятнанной.

***

Эту историю и выслушали от врача скорой помощи Оля и Анастасия. Они были в шоке, а Оленька даже расплакалась. Ее сердечко мигом оттаяло и простило хирургу все злые, но справедливые замечания.

-Но почему мы ничего не знали? – Изумилась Настя.

-Леонид не стал давать комментариев журналистам, сказал, что это не подвиг, а его работа. – Пояснил врач.

Медсестры были не согласны. Они не стали терять время даром и разнесли новость о подвиге Тюльпанова по больнице. Посовещавшись, врачи решили не оставлять такой поступок без внимания. Вечером, когда пациенты уже получили свой кефир, Оля пришла в кабинет Тюльпанова:

-Леонид Викторович… Там в комнате отдыха случилось ЧП! – Сказала она робко.

Мужчина, который уже надеялся сбежать домой, к дочурке Наденьке, нахмурился. Выяснять ничего не стал, сразу пошёл за Ольгой. Едва он открыл дверь в заветную комнату, как его оглушили аплодисменты и нестройный хор голосов:

-По-здра-вля-ем!

Хирург оторопело обвел взглядом преобразившееся помещение. Там было много шариков, на столе стоял праздничный торт. Рядом с ним – целая гора подарков для ребёнка.

-Мы узнали, что в вашей семье пополнение. – Сказала Оля, улыбаясь. – И очень рады за вас, Леонид Викторович.

-И гордимся! – Поддакнул молодой хирург. – Поверьте, вы – наш пример для подражания. Ведь если раньше мы думали, что у вас золотые руки, но сволочной характер, то теперь понимаем, что и сердце – тоже из золота. Просто вы его тщательно скрывали…

Оля на него шикнула, но Тюльпанов, неожиданно для всех, рассмеялся, оценив шутку. Леонид не знал, что послужило причиной скупым мужским слезам, что навернулись на глаза. Трогательные слова, улыбки и объятия коллег, а может дочка уже сделала своего папу мягким? Однако он прижал ладонь к глазам, покачав головой. Затем поднял лицо на коллег и улыбнулся широко и искренне:

-Спасибо вам… Друзья. – Произнес хирург. – Спасибо.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Грустная бабушка
Здравствуй, сыночек

Не так давно у Лидии Тимофеевны погиб единственный сын. Погиб как герой, но от этого материнскому сердцу легче не было....

Не так давно у Лидии Тимофеевны погиб единственный сын. Погиб...

Читать

Вы сейчас не в сети