Темнота девушка ночь

— Что такая довольная? Накувыркалась с ним вдоволь, да? — удары посыпались один за другим

Маша рассчитала последних клиентов, засидевшихся за угловым столиком, как за спиной послышался визгливый, неприятный голос хозяйки ресторана, Нины Петровны:

-Куда намылилась? Давай сюда чаевые, да сумку показывай. Много наворовала небось? Я сейчас ещё проверю, как вы тут всё убрали, лентяйки окаянные.

Маша вздохнула, покорно отдала все чаевые и высыпала на стол содержимое своей сумочки. Затем спокойно сказала:

-Вот, смотрите, ничего нет. Проверяйте, мы всё на совесть убрали. Я могу идти? Мне ещё в аптеку надо успеть заскочить.

Как ни придиралась хозяйка, с пристрастием осматривая всё вокруг, упрекнуть девочек было не в чем, везде чистота и блеск. Огорченная, она буркнула:

-Идите уже, и чтобы завтра без опозданий к семи как штык были на работе.

Девочки вышли на улицу и с облегчением вдохнули вечернюю прохладу. Напарница Маши, Лена, еле сдерживала себя от нахлынувшей ярости:

-Господи, ну и стерва! Маш, как ты её столько времени переносишь? Я тут месяц доработаю и уволюсь к чёртовой матери. Буду уходить, всё ей выскажу напоследок. Устроила тут рабовладельческий строй.

Маша лишь философски ответила:

-Да я её сама терпеть не могу, но и уволиться никак. Ты же знаешь, мама сильно болеет, деньги нужны, как воздух. Приходится терпеть, а что делать?

Купив маме в аптеке необходимые препараты, Маша побрела домой. Сил не было совершенно, ноги гудели, голова раскалывалась и смертельно хотелось спать.

Мамуля, как всегда, ждала её на кухне и уже грела чай. При свете ночника она выглядела совсем плохо: синие круги под глазами и нездоровая худоба сразу выдавали её очень тяжелое состояние. Услышав, что дочь пришла, она радостно сказала:

-Вернулась, дочурка? Кормилица моя. Устала, небось, бедненькая? Ой, как мне тебя жаль… Ведь всё из-за меня, пришлось тебе на заочный переводиться и работать, как каторжной, — причитала женщина, хлопоча на кухне.

Чтобы не расстраивать маму ещё больше, Маша улыбнулась:

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

-Мамочка, не кори себя. Всё хорошо, я совсем не устаю, вот, лекарства возьми, тут на неделю хватит. Сейчас чайку попьём, и я спать пойду, ладно? Завтра рано на работу вставать.

Из последних сил девушка пыталась поддержать беседу с мамой, а когда зашла к себе в комнату, упала навзничь на диван и зарыдала в подушку….

Она так смертельно устала…

Машу мама растила одна. Отца девушка никогда не видела. Соседки судачили, что он бросил их, когда Маша только родилась и убежал к любовнице. Но мама никогда на эту тему не говорила, а Маша не хотела её расстраивать и не спрашивала.

Жили они очень трудно. Инна Ивановна работала всю жизнь в школе уборщицей. Мало того, что зарплата копеечная и работа тяжёлая, так ещё и Маше из-за этого доставалось крепко от одноклассников. Всё детство она терпела подколы и издёвки. Особенно старалась Юля, она была в классе заводилой, дочерью богатых бизнесменов. С её подачи Маше не раз в классе объявляли бойкот, не хотели с ней дружить и считали изгоем. И всё потому, что она ходила хоть и в чистых, но старых и заношенных вещах, не ела со всеми в столовой, не ходила в буфет, потому что денег на это у неё не было. Девочка никогда в детстве не отмечала по настоящему день рождения, так, чтобы пригласить всех друзей на праздник и угощать их тортом или вкусными конфетами. Да и её никто не звал, знали, ничего путного она не подарит. Девочки хвастались новыми куклами, игрушками, обновками, и только Маша играла со своей старой, затрёпанной куклой Таней, которая ей тоже от кого-то перешла по наследству. Маша часто плакала и кричала:

-Не пойду завтра в школу. Ненавижу их всех. Со мной никто не дружит…

Мама жалела дочку, успокаивала и уговаривала:

-Доченька, да плюнь ты на них, глупые и жестокие сейчас дети. Ты же у меня умница, отличница. Вон как по-иностранному у тебя отлично получается. Учителя на собрании даже тебя хвалят. Вот закончишь школу, в институт пойдёшь, и станешь переводчиком, тогда и утрёшь им всем нос.

Единственным другом и отдушиной для бедной девочки был кот Пушок. Он увязался за ними когда-то по дороге из магазина, был грязный, в колтунах и с разорванным ухом. Маша еле упросила маму оставить его себе. Женщина упиралась до последнего, понимала, им и без кота есть порой нечего. Но увидев, как дочурка обняла этого грязнулю и нежно гладила, а тот сразу громко замурлыкал, как будто знал её всю жизнь, не выдержала, разрешила.

«Пусть хоть с котом играет, раз друзей нет» — подумала Инна.

С той поры все свои горести и радости Маша бежала докладывать Пушку. Тот смотрел на неё, не мигая, огромными серыми глазищами, потом ложился сверху на живот и тарахтел до тех пор, пока девчушка не успокаивалась.

«Ей богу, сеанс кототерапии в самом разгаре,» — частенько смеялась мама Маши.

А уж как они носились вдвоём по дому с фантиком от конфеты, привязанном на веревочку, выполняя сложные акробатические трюки, счастливы были оба.

На выпускной девушка вовсе не пошла, хотя закончила школу блестяще. Не только потому, что у неё не было красивого платья, а больше из-за того, что ей было невыносимо находиться и праздновать со своим классом. Подруг у неё там не было…

Аттестат ей принесла домой классный руководитель, Элла Павловна. Посмотрев, как скромно живёт девочка, преподаватель ещё больше поразилась, откуда у неё этот талант к языкам? Ведь иных детей по репетиторам водят, кружкам, дома с ними дополнительно занимаются, программы всякие развивающие осваивают, а толку ноль. А тут явно видно, что средств на всё это попросту нет, и никто с ней не занимается, как она смогла с легкостью освоить сразу три языка?

Маше очень хотелось путешествовать, посмотреть мир, именно поэтому она начала усиленно учить языки, чтобы свободно общаться в её любимых странах. Она представляла, как гуляет по Мадриду, любуется ареной Лас-Вентас и Королевским дворцом, и нежится на пляже Средиземного моря. Только этой мечтой Маша и жила.

Она обожала иностранные языки, они ей давались удивительно легко, без зубрёжки и именитых репетиторов. Учителя даже считали, что девочка очень одарённая, раз может освоить одновременно несколько. К окончанию школы Маша отлично знала английский и испанский, и бегло французский. Поступила на переводчика испанского языка, он покорил её своим звучанием и красотой. Счастью Маши не было предела, она училась с огромным удовольствием, и получала отличные отметки.

Но радость была, к сожалению, недолгой. Мама серьёзно заболела, осунулась, часто падала в обмороки, плохо ела и физически не могла продолжать работать уборщицей. Долгие походы по врачам и анализы, и через полгода неутешительный диагноз. Обнаружился серьёзный сердечный недуг, требовалась дорогостоящая операция, если её не сделать, то шансов на выздоровление практически нет…

Маша очень испугалась за маму, и решила перевестись на заочное отделение и пойти работать, чтобы как-то выжить им вдвоем, ведь помощи ждать было не от кого. В деканате её отговаривали все. Ведь отличница, подает такие надежды, самородок, можно сказать. Маше и самой ужасно не хотелось переводиться на заочное отделение, но она не представляла, как сможет совмещать очную учебу и работу. Но и здесь было всё непросто. Куда только не пыталась устроиться на работу девушка. Но кому нужна неопытная студентка?

В итоге варианта осталось всего два. Либо уборщица, либо официантка в ресторан. Тут уже мама стала умолять Машу:

-Доченька, милая, посмотри на меня. Не повторяй мою судьбу. Я ведь тоже когда-то думала, что временно, а оказалось, на всю жизнь. Глянь на мои руки… Разве это руки женщины? Лучше иди официанткой, там хоть в чистоте будешь, и перспектива роста есть.

Маша глянула на грубые, обезображенные ревматизмом, руки мамы, и решила: «Нет. Я так точно не хочу!»

Работа в ресторане, конечно, была не сахар, двенадцатичасовые смены на ногах и общение с разными, не всегда адекватными посетителями. Но самое ужасное, хозяйка заведения была просто невыносима. Никто дольше полугода не выдерживал из персонала. Она придиралась ко всем со страшной силой, могла нахамить или обидеть ни за что. Платила, правда, хорошо, но все чаевые жадно забирала себе. А с некоторых пор ещё и сынок её, Сергей, проходу Маше не давал. Парень он был видный, ничего не скажешь, хорошо сложен, блондин, обеспечен, машина дорогая. Но его беспардонные сальные шуточки и хвастовство доводили Машу до белого каления. Ох, как же он любил похвалить себя любимого, прихвастнуть. Но девчонки её не понимали:

-Машка, вот ты дура. Чего теряешься? Сергей с тебя глаз не сводит. Вон как взглядом сверлит. Выходи за него замуж, будешь жить припеваючи, деньжищ-то у мегеры нашей полно. Ему отец ещё и фирму оставил, когда с этой гадюкой разводился.

Мама тоже уговаривала:

-Машенька, дочка, я, конечно, ни на чем не настаиваю, мне главное, чтобы ты была счастливой. Но может и вправду присмотришься к Сергею? А что, если он тебе действительно нравится, может это действительно твой шанс? Не будешь адски работать, уставать, сможешь покупать всё, что захочешь. Ты подумай хорошо.

У Маши были к Сергею смешанные чувства: с одной стороны, чего греха таить, он ей действительно нравился, мог шикануть и купить дорогой букет, весело балагурил и обещал с три короба. Но очень уж он был верткий и скользкий. Любил выпить и погулять на славу. Да и свекровь та ещё змея будет…

Но с другой стороны, это реальная возможность хоть немного вылезти из нищеты и долгов. Так хотелось позволить себе нормальную стрижку в салоне или красивую бижутерию. И Маша рискнула, согласилась на предложение Сергея. Решила: «Будь что будет.»

Нина Петровна была в бешенстве, узнав, что её ненаглядный Серёженька вздумал на этой дуре жениться:

— Вот ещё, с этими нищебродами не хватало породниться. Ну что за блажь?

Она с ним и скандалила, и отговаривала. Но у того характер был взбалмошный и резкий, твердно сказал: «Женюсь и точка!»

На самом же деле Сергей и сам не знал, зачем ему эта свадьба. Безусловно, Маша ему очень нравилась, девочка высший класс, но очень уж строгих нравов. До женитьбы ни в какую к себе не подпускала. Этим только раззадорила парня. И он пошёл на принцип, для него ведь женитьба была простой формальностью. Он даже не собирался менять свой образ жизни, и отказываться от игры в казино или пьяных посиделок с друзьями.

Если бы только бедная Маша знала, что её ждёт после этой злополучной свадьбы, то бежала бы от своего жениха, как черт от ладана. Когда закончилось веселье и медовый месяц, для девушки начался сущий ад. Нина Петровна пилила её нещадно:

— Значит так, дорогуша. Моих денег и денег моего сына ты не получишь, даже не надейся. Работать будешь по-прежнему. Твоя больная мамаша — это только твои проблемы, к нам они не имеют отношения, усвоила? Радуйся, что мы тебя, без копейки приданого в семью приняли. Нечего на дармовщину хлеб наш жевать.

Маша бегала на работе, как угорелая, брала по полторы смены, дико уставала и валилась с ног. А Сергей по-прежнему прохлаждался и наслаждался жизнью, прожигая её на всю катушку. Ему нисколько не было жаль свою супругу, напротив, он требовал от неё любви и ласки, невзирая на то, что она так тяжело работает.

Этот террор со всех сторон совсем довел девушку до отчаяния. Она часто тайком плакала от усталости и беспросветности. Единственной отдушиной была учёба и испанский язык. Она учила его с удовольствием и знала досконально. Девчонки часто подтрунивали над ней:

-Зачем тебе этот испанский теперь? Разве что сериалы озвучивать и переводить? С таким муженьком и свекровью мегерой заграница тебе точно не светит, – и дружно хохотали.

Маша лишь отмахивалась. У неё была голубая мечта – побывать за границей, увидеть мир. Только она и помогала ей выживать в этом кромешном аду.

Отношения с мужем окончательно разладились. После его пьянок пара часто скандалила. Маша пыталась образумить Сергея и призвать к совести:

-Серёж. Ну может хватит на до мной издеваться? Сколько можно кутить? Возьмись уже за ум. Ты же на фирме пару раз всего за неделю бываешь, и то только поверхностно. Я вкалываю, как каторжная, а ты мне ни копейки не даешь? Всё спускаешь. Если так и дальше будет продолжаться, давай тогда разводиться. Сил нет терпеть. Я думала у нас нормальная семья будет, любовь и детки.

Тот лишь огрызался:

-Радуйся, дурёха, что замуж вышла. Надо было раньше думать. А ты как хотела? По курортам ездить и ничего не делать? Рано ещё о детях думать, для себя охота пожить.

Мало того, после каждого такого скандала, Сергей бежал жаловаться мамочке. Та начинала угрожать Маше:

-Ты что это вздумала, сына моего жизни учить? Да кто ты такая? Имей ввиду, попробуешь развестись, я тебя сгною. Выгоню с треском, даже уборщицей никуда не возьмут.

Однажды Маша, проходя мимо кабинета свекрови, услышала интересный разговор, мимо воли приостановилась, затаила дыхание и прислушалась. Нина Петровна тихо шептала сыну:

-К нам завтра приедет важная делегация из Испании. Они хотят с нами сотрудничать и купить большую часть акций компании. Обедать в мой ресторан их веди. Когда они изрядно напьются, подсунь им липовые бумаги, с пьяных глаз авось подпишут. А потом уж какой с нас спрос? И всё шито крыто, мы станем владельцами их компании, а не наоборот. Понимаешь?

Тот засомневался:

-Ты что, мам, это же уголовное дело. А вдруг поймут, что мы их обманываем? Такой скандал будет, не отмоемся.

Но Нина Петровна зашипела:

-Не будь тютей, я всё устрою, твоё дело вовремя подсунуть нужные бумаги. Всё получится. Уж что-что, а пыль в глаза пускать ты умеешь.

У Маши всё похолодело внутри. Какие мерзавцы? Что задумали. Ну и семейка ей досталась. Позорище.

Всю ночь девушка почти не спала, думала, как же предупредить ни в чем не повинных людей? Она не могла допустить, чтобы с ними так обошлись. Хотя и понимала, если свекровь с Сергеем поймут, что это она помогла, то ей совсем туго придётся, со свету сживут окончательно.

И вот день икс настал. Стол шикарно накрыт, всё безупречно. В составе делегации были трое мужчин, двое пожилых, и один очень красивый и притягательный иностранец. Его лучистые карие глаза и теплота взгляда просто покорили Машу. Они говорили то на русском языке, то на испанском, один из них на чистом английском. Их столик послали обслуживать именно Машу. Девчонки боялись гнева хозяйки, и решили, вдруг что не так, пусть уж сама со своей невесткой разбирается.

Когда банкет был в разгаре, Маша, неся очередное блюдо, решилась. Её всю трясло, ноги подкашивались, девушка с трудом сохраняла спокойствие. Она выразительно посмотрела на этого видного иностранца, и произнесла на испанском:

-Будьте осторожны. Не подписывайте документы. Прочитайте внимательно, вас хотят обмануть, – при этом Маша обворожительно улыбалась, чтобы никто ничего не понял.

Мужчина с удивлением произнёс:

-Кто вы, милая леди?

Она ответила:

-Просто официантка, которая бегло знает испанский и очень хочет вам помочь.

В глазах же Маши стояла мольба, она надеялась, что этот незнакомец поймет её и подыграет. Действительно, он тоже улыбнулся, и сказал:

-Спасибо.

Конечно же документы не были подписаны, подлог обнаружили и разразился оглушительный скандал. Свекровь с Сергеем пытали Машу целый час, и всё кричали:

-Это ты, змея, всё устроила? Что ты им сказала? Признавайся по-хорошему. Зачем ты вообще с ними разговаривала? Кто тебя просил?

Маша плакала и твердила одно и тоже:

-Я здесь ни при чём. Я только пожелала им приятного вечера. А мне ответили: «Спасибо.»

Когда раздёрганная вконец и перепуганная девушка убирала столик гостей, она обнаружила на салфетке слова:

«Жду вас завтра в девять вечера возле памятника в сквере. Очень надеюсь на встречу.»

Конечно, она поняла, кто это написал ей на испанском послание. Сердце забилось, как сумасшедшее. Она быстро смяла салфетку и выбросила от греха подальше.

Весь следующий день Маша была сама не своя, всё валилось из рук. Свекровь её ругала на чем свет стоит:

-Да что ж ты за растяпа такая. Уже два фужера разбила за сегодня. Но ничего, с зарплаты твоей удержу. Или таки вину свою чувствуешь? Что притихла и молчишь?

Но девушка даже не реагировала на издевки, ей было не до того. В душе было миллион разных мыслей:

«Что делать? Идти на встречу или не идти? Наверное, не пойду. Так нельзя, я же замужем. Но может это и не свидание? Кто знает, зачем испанец её позвал на встречу?»

Всё решилось как-то само собой. Придя домой, девушка не обнаружила как обычно, супруга дома. Опять на пьянку очередную уехал или в казино до утра. На неё вдруг такая тоска навалилась, и она решила мгновенно:

«Пойду. всё равно до утра одной ночь коротать.»

Сто лет она так не собиралась ни к кому, как на эту встречу с незнакомцем. Она перемерила те немногие наряды, что у неё были, покрутилась перед зеркалом и с досадой бросила их на пол, чуть не расплакалась. Вещи давно и безнадежно вышли из моды, а парадновыходного платья у неё отродясь не было, ведь ходить то ей, кроме как на работу, было некуда. Заглянула в шкатулочку, там сиротливо лежал маленький крестик, подаренный мамой на восемнадцатилетние, и всё, ни бижутерии, ни сережек красивых. Ей вдруг стало так обидно, слезы градом лились по щекам. Чёрт возьми, замужем за богатым человеком, вкалываю, как проклятая, а примерить даже совершенно нечего. Расстроилась, плюнула, и пошла в джинсах.

Мигель переминался с ноги на ногу и поглядывал на часы, уже было пятнадцать минут десятого. На улице стоял лютый мороз, и он в своём кашемировом пальто и легких туфлях совсем окоченел. Сто лет он уже пешком не ходил на свидания, всё на машине, а уж цветов никому не дарил и того больше. В руках он держал шикарный букет из красивейших нежных фиалок и прижимал его к себе. Мужчина думал:

«Вот я дурак. Стою тут мерзну, а может бедная девочка даже и не прочитала мою записку. На что я надеюсь?»

Наконец то из-за поворота показалась она. Его муза, богиня. Она была так прекрасна даже в короткой спортивной курточке и смешной вязаной шапке с огромным помпоном. Джинсы идеально сидели, её фигура была просто потрясающей, несмотря на такой простенький наряд. На щеках играл румянец, а глаза были такого же фиалкового необычного цвета, как и те цветы, что он держал в руках.

Маша очень засмущалась, увидев этого изысканного жгучего брюнета, безупречно одетого с иголочки, который протягивал ей красивейший букет и вежливо приветствовал на чистом испанском. Она казалась себе нелепой в своём простецком пуховике с местного рынка и ужасно стеснялась. Мигель первым начал разговор:

-Милая Машенька, я вас пригласил на встречу, чтобы сказать что-то очень важное. Давайте только где-то погреемся, а то я совсем окоченел. Может, поужинаем в ресторане, обещаю приличную кухню.

Маша запротестовала:

-Нет, нет, я не голодна. Давайте лучше зайдем в кофейню напротив, посидим.

Неподалеку было небольшое уютное кафе, они сели за дальний угловой столик, чтобы не привлекать к себе внимание…

Незаметно они проболтали на испанском целых два часа, время пролетело совершенно незаметно. В конце разговора Мигель вдруг предложил:

-Маша, не хотите поработать в моей компании переводчиком? У вас блестящий испанский. Обещаю приличную зарплату и интересные зарубежные командировки. Ну что такая прекрасная девушка, как вы, забыли в этом ужасном ресторане.

Маша не могла поверить своим ушам. Её, несчастную официантку, пригласили работать переводчиком. Это же её мечта. Но она тут же представила, какой будет грандиозный скандал дома. Свекровь её ни за что не отпустит. Она погрустнела и тихо сказала:

-Я бы очень хотела работать у вас, Мигель. Честно. Но, понимаете, я замужем, а хозяйка этого ужасного ресторана моя свекровь. Она ни за что меня не отпустит и со свету сживёт.

Мигель ошарашено смотрел на неё несколько минут, открыв рот, потом на эмоциях выпалил:

-Вы сейчас серьёзно, Маша? Я поражен. Крепостное право отменили в России давным-давно. Кто может запретить человеку сменить работу или даже жизнь к лучшему, если он этого захотел? Никто. Подумайте над моими словами. Не нужно никого бояться, решайтесь. Вот вам моя визитка и телефон, жду вашего звонка. Чао, милая Мария.

Они тепло распрощались, и Маша уныло побрела домой, она наотрез отказалась, чтобы Мигель её провожал, и пообещала, что вызовет такси. Не признаваться же ему, в самом деле, что у неё нет денег на проезд. И это при том, что она пашет как лошадь сутками.

Мужа до утра не было дома, он ввалился домой полупьяный и началось:

-Машка, подъём. Спишь ещё, старая кляча? Жрать давай, я очень голодный. Ну, давай шевелись, чего ты там копаешься.

Маша, не сказав ни слова, молча пошла готовить завтрак. Сергей подошёл сзади, и хотел, как обычно, шлепнуть её фривольно, но она вдруг одернула его руку, и впервые в жизни с ненавистью в глазах процедила:

-Да пошёл ты. Сам поешь, не маленький.

Развернулась, и ушла из кухни. Сергей даже протрезвел враз от такого поворота. Не ожидал он от своей жены-мямли такого отпора получить. В голове её всё крутилась та фраза Мигеля:

«Никто не может запретить человеку поменять свою жизнь.»

А ведь действительно, чего я так боюсь эту Нину Петровну? Я же не рабыня какая-то, хотя уже почти дошла до этого уровня. «Хватит!» решила девушка и отправилась на работу писать заявление.

Скандал был грандиозный. Свекровь аж перекосило от ярости. Она изрыгала проклятья, порвала заявление, и кляла невестку, на чем свет стоит:

-Никуда ты не пойдёшь. Ишь ты, взбрыкнуть решила. Никакого увольнения! Я запрещаю. Слышишь? Переодевайся и иди работать, кому сказала! — по привычке орала женщина.

Маша только улыбалась ей в ответ:

-Мне всё равно, я увольняюсь. Меня взяли переводчиком с испанского в солидную фирму. Что вы мне сделаете? И не надо на меня орать, вы мне больше не начальник, ясно?

Нина Петровна аж задохнулась от такой дерзости.

-Ты смотри-ка, у нас оказывается голос прорезался? Да кому ты нужна там, в компании этой. Только и умеешь, что мыть до драить. Ещё приползёшь, проситься обратно будешь. Не приму, так и знай.

-Посмотрим, — весело сказала Маша.

Девчонки обступили её со всех сторон, все удивлялись и расспрашивали подробности. Каждая из них завистливо думала:

«Вот повезло Машке. Такую должность отхватила.»

Когда Маша наконец-то вышла из этого злополучного ресторана, который был её каторгой столько лет, ей вдруг так хорошо и легко стало на душе, как будто она сбросила с себя бетонную плиту, которая давила на неё со страшной силой. Она шла по улице, впервые за долгие годы радовалась легкому морозцу и ослепительному солнышку, удивлялась, как скрипит снег и смешно щекочут нос снежинки. Девушка ловила их ртом и смеялась, как в детстве, беззаботно и легко.

Домой идти категорически не хотелось, Маша купила вкусный бисквитный тортик и пошла к маме. Та, увидев её на пороге, с утра, сияющую и счастливую, очень удивилась:

-Доченька, здравствуй. У тебя вроде смена сегодня? Отгул взяла? А как же Нина Петровна? Сильно ругалась?

Маша улыбнулась:

-Нет, мамуля, лучше — я уволилась. Совсем. И больше ноги моей не будет в этом адском месте.

Женщина побледнела:

-Как? Машенька? А что же делать? Что случилось? Где же ты теперь будешь работу искать?

Дочка звонко рассмеялась:

-Я её уже нашла, мамочка. Ставь чайник, сейчас всё тебе расскажу.

Пока мама суетилась на кухне, Маша достала визитку и набрала номер Мигеля:

-Здравствуйте, Мигель, это Мария, помните меня? Вы ещё не передумали с предложением о работе? Я согласна и уже уволилась из кафе.

Голос мужчины зазвучал тепло:

-Добрый день, Мария. Разве вас можно забыть? С тех пор, как вы спасли нашу компанию, я думаю о вас каждую минуту. Конечно, не передумал. Я рад, что вы приняли правильное решение. Жду вас тогда завтра у себя в кабинете, будем оформляться.

Мама ошарашено спросила:

-Кто такой Мигель? И что за работа? Ну-ка поделись.

Маша долго беседовала с мамой и рассказала ей всё начистоту, и про то, как она вскрыла подлог, и про скандалы в семье, и про встречу с Мигелем. Та слушала молча, не перебивая, потом спросила:

-И что же дальше? Сергей знает? Он не будет против?

Маша вздохнула:

-Мама, ему давно на меня наплевать. Он привык, что я как служанка ему и очень удобная жена. Но он не любит меня, мамочка. А Мигель. Понимаешь, он так на меня смотрит… Аж мурашки по коже. Я чувствую себя какой-то негодяйкой, получается, что предаю мужа. Но ведь и Сергей мне сто раз изменял, я точно знаю. Я не могу больше жить, как раньше, понимаешь, мамочка? И не знаю, что мне делать.

Пожилая женщина обняла свою дочь, приголубила, и тихо ответила:

-Слушай своё сердце, доченька, оно подскажет, как поступить.

Несмотря на протесты мужа, Маша стала работать в компании Мигеля. Ей безумно нравилась работа, она наслаждалась, общаясь на испанском с интересными людьми. Больше она не отдавала деньги свекрови или мужу, помогала хорошо маме, наконец-то прилично оделась, сходила в салон и сделала себе модную стрижку, о которой мечтала так много лет, и стала выглядеть просто сногсшибающе.

Мигель был просто очарован новой сотрудницей, он влюбился в Машу по уши, как мальчишка. Но, зная, что она замужем, ничего лишнего не позволял, лишь делал тонкие комплименты и иногда дарил милые букетики. Они очень сдружились, часто пили кофе в том самом уютном кафе и болтали обо всем.

Сергей же ходил мрачнее тучи. Он даже не то, чтобы ревновал свою жену или боялся её потерять, нет, его душила злоба и зависть, что она, никчемная официантка, смогла добиться такой работы, ослушалась его, и теперь стала уверенной в себе женщиной. Она больше не плакала и не пыталась скандалить, лишь улыбалась на потоки его ругани и уходила в свою комнату. Это страшно бесило мужчину, ведь он привык командовать и помыкать женой. По привычке он стал жаловаться мамочке на Машу. Та, недолго думая, изрекла:

-А ты не будь мямлей, покажи ей, кто в доме хозяин, да задай хорошей трепки. Чтоб знала своё место. Быстро одумается и будет слушаться.

В тот день ничего не предвещало беды. Маша вернулась с важных переговоров, и довольная проделанной работой, зашла домой. На кухне вальяжно развалившись, сидел Сергей и распивал спиртное прямо из бутылки. Волна отвращения накатила на нашу героиню, но она сдержала себя, не хотелось портить настроение. Прошла на кухню, поздоровалась, как ни в чем не бывало:

-Привет, Серёж, ты сегодня выходной? Есть будешь? Я сейчас котлеты разогрею и салат сделаю.

Но он вдруг резко вскочил со стула и пошел на неё, словно бык:

-Ну что, змеюга, улыбаешься? От любовничка своего нерусского вернулась, небось? Накувыркалась с ним вдоволь, да?

Маша испуганно на него смотрела:

-Ты что, сдурел? Не неси чушь. Я вообще-то с работы пришла. А Мигель вовсе не мой любовник, а начальник, ты прекрасно об этом знаешь, — сказала она.

Но Сергея уже было не остановить. Алкоголь придал ему храбрости, и он замахнулся:

-Я тебе сейчас покажу, как надо мужа слушаться и уважать. Будешь знать своё место. А ну иди сюда!

Удары посыпались один за другим, Маша кричала, пыталась уворачиваться, но силы были не равны. Пытаясь вырваться от обезумевшего мужа, она отшатнулась и упала, сильно ударившись затылком, мгновенно потеряв сознание.

Сергей вдруг осознал, что натворил, струсил, и подло сбежал из квартиры. Маша не помнила, сколько она пролежала на холодном кафельном полу, когда стала приходить в себя, смогла лишь набрать номер Мигеля и прошептать разбитыми губами:

-Помоги. Он меня убьёт…

И снова потеряла сознание. Перепуганный Мигель, примчался к дому Маши уже через пятнадцать минут, по дороге вызвал на всякий случай полицию и скорую помощь. Он ужаснулся, увидев Машу в таком состоянии на полу. Она не двигалась и лежала в какой-то неестественной позе, и он даже подумал:

«Господи. Неужели опоздал?»

Слава Богу, медики привели Машу в чувство и увезли в больницу. Уже на пороге, когда её выносили на носилках, полицейский спросил:

-Кто это сделал? Муж?

Она еле кивнула и снова отключилась.

Мигель помчался в больницу с медиками, он ни на минуту не отходил от Маши, держал её за руку и страшно переживал. Ругал себя последними словами:

«Какой же я идиот. Зачем позволял ей жить с этим ужасным человеком? Ведь она же рассказывала, как он над ней морально издевался. А теперь и до рукоприкладства дошло. Я должен был защитить её.»

Для него было непостижимой дикостью, как вообще можно поднять руку на женщину? Маша быстро шла на поправку, дело обошлось сотрясением мозга, синяками и ссадинами на лице. Она написала заявление на Сергея, на этом настоял Мигель. Хотя она хотела всё забыть по скорее и подала на развод. Женщина не могла больше жить с таким тираном под одной крышей.

Свекровь пыталась устроить очередной скандал в больнице и прорваться в палату к Маше, чтобы уговорить её забрать заявление. Но Мигель выдворил её оттуда и строго запретил пускать посторонних к пострадавшей. Инне Ивановне стало совсем плохо, когда она узнала, что случилось, и её тоже увезли в больницу. Её дочка плакала, а Мигель её утешал:

-Мария, ну почему ты не рассказывала, что мама так больна?

Маша тихо отвечала, размазывая слезы по щекам:

-Не хотела тебя нагружать своими проблемами. Операция очень дорогостоящая. Ты не думай, я копила все эти годы, и почти уже собрала всю сумму. Не успела немного.

Мужчина воскликнул: -Глупая ты. Я бы тебе помог просто так. Не переживай, я оплачу её операцию на сердце, и она обязательно поправиться. Милая моя Машенька. Как же тяжело тебе жилось. Как ты вообще всё это терпела столько лет? Ты очень мужественная, такими могут быть только русские женщины.

Маша была в шоке и не знала, как благодарить Мигеля. Она вспомнила, как после свадьбы Сергей и свекровь открестились сразу от помощи её маме и заявили, что они здесь ни при чем и это только её проблемы. А тут мужчина знаком всего-то полгода, а он готов помочь просто так. Маше вообще было дико, что для неё кто-то что-то решил сделать просто так. Ведь она столько лет прожила в отношениях, где нею нагло пользовались и не считали нужным даже спасибо сказать.

Операция прошла успешно, и уже спустя месяц Инна Ивановна стала гораздо лучше себя чувствовать. Но, конечно, до полного выздоровления было ещё далеко.

Сергею дали условный срок, мама выхлопотала, и он стал опять изводить Машу, но теперь морально. То звонил и говорил гадости в трубку, то часами выжидал, когда Маша выйдет с работы, и угрожал расправой, такое мягкое наказание его только обозлило ещё больше. Ему казалось, что именно Маша во всем виновата, не понимал, что именно он довел их семью до точки невозврата своим хамским и потребительским отношением к жене. До этого момента он привык только командовать и получать от жизни всё, что хочет, а его мать только потакала этому. О том, что нужно ещё что-то давать, он даже не подозревал. И теперь он кусал локти и истерил, как маленький ребенок, у которого отобрали вдруг любимую игрушку. Он не мог смириться с тем, что остался не удел. Ненависть душила и разрывала его.

Мигель всерьёз стал опасаться за Машу и будучи у них дома, предложил следующее:

-Мария, я предлагаю тебе свою руку и сердце. Выходи за меня замуж. Я буду оберегать тебя и никому не дам в обиду. Я думаю, что нам сейчас нужно уехать на время, пусть всё успокоится. Ведь неизвестно, что в голове у этих ненормальных, Сергея и его матери? У меня в Испании чудесная вилла, море недалеко, там тепло и сказочно красиво. После трагической смерти моей жены Лауры я не мог там быть один, слишком тяжело было, всё напоминало о ней. Именно поэтому я и решил открыть филиал своей компании в России, чтобы уехать подальше от грустных воспоминаний. Но теперь у меня есть ты, и мне хочется привести тебя в свой дом. И мама там быстрее поправится. Считай, что это такой отпуск. Ведь ты его заслужила. Ну как, ты согласна?

Маша впервые нежно прижалась к нему и страстно поцеловала, это был самый красноречивый ответ. Ей казалось, что она спит, и всё, что с ней происходит чудесный и красивый сон. Всё было слишком прекрасно, чтобы быть правдой. Ведь до этого всю жизнь она, как муравей, тащила на себе непосильный груз забот о маме, терпела издевки и глотала обиды, как горькие пилюли, и настолько смирилась со своей участью, что считала это нормой. Она даже не представляла, что мужчина может быть щедрым, добрым, порядочным и отзывчивым.

Медовый месяц на море проходил отлично. Пара нежилась под ласковым солнцем в Испании, путешествовала по Мадриду, и наслаждалась отдыхом. Если Маша не могла поверить в своё счастье, то что уж говорить об Инне Ивановне, которая за всю свою жизнь кроме половой тряпки и ведра ничего не видела. Она неспешно гуляла по тенистым улочкам, любовалась великолепными пейзажами, могла себе впервые в жизни позволить выпить чашечку ароматного кофе и смакуя, насладиться им в кафе и готова была каждую минуту благодарить небеса за такого зятя. Ведь ни в её жизни, ни в жизни дочери ранее не встречались настоящие, добрые, щедрые и порядочные мужчины.

В один из дней во время морской прогулки на яхте Маше стало вдруг плохо, она позеленела, её страшно тошнило без конца. Перепуганный Мигель тут же помчался с ней в госпиталь, он не мог допустить, чтобы с его любимой женщиной произошло что-то плохое. Маша и сама испугалась не на шутку, подумала, что отравилась креветками, так плохо она себя никогда в жизни не чувствовала. Голова страшно кружилась, её рвало, сил не было совсем. Пока Мигель ждал врача в коридоре, в голове пронеслось:

«Господи. Пожалуйста, Сделай так, чтобы Мария поправилась. Я впервые после смерти Лауры по-настоящему полюбил эту нежную и смелую женщину.»

Наконец то вышел доктор, он подошел и с улыбкой похлопал его по плечу:

-Спешу вас порадовать сеньор, вы скоро станете отцом очаровательного малыша. Ваша супруга беременна. С ней всё в порядке, просто немного укачало. Мы её обследуем, возьмем на всякий случай анализы, и можете идти домой. Но на будущее будьте осторожнее, не находитесь на палящем солнце, пусть она больше отдыхает.

О таком счастье Мигель и помыслить не мог. Ведь его жена Лаура и дочь Эльза погибли три года назад в ужасной аварии. Малышке было всего пять лет. Он так горевал, что думал, сойдет с ума. Еле пережив утрату, мужчина поклялся себе, что больше не будет заводить семью, потому что близких очень невыносимо терять. Но вот увидел Машу и влюбился тут же, с первого взгляда.

Мигель вбежал в палату к жене, встал на колено, и эмоционально жестикулируя, произнес:

-Спасибо тебе, моя Богиня, я так счастлив от одной мысли, что стану отцом. Я думал, что мне уже не доведется испытать этого счастья.

Он целовал её руки, гладил животик, хотя срок был ещё очень маленький и ничего не было видно, и смешно пытался прислонить к нему ухо. Маша чуть не расплакалась от умиления, перебирала его жгучие вихры, и была абсолютно счастлива в этот момент.

Вскоре к ним в гости приехал компаньон Мигеля из России, отчитаться о проделанной работе. Он то и сообщил, что ресторан, в котором работала Маша закрылся, а Сергей полностью обанкротился. Дом и квартиру отобрали кредиторы за долги, и они с матерью ютятся в комнате старого общежития, перебиваясь с хлеба на воду. Сергей запил по-чёрному, а Нина Петровна подрабатывает уборщицей в соседнем кафе. Никто в городе не протянул им руку помощи, слишком уж много гадостей эта парочка сделала людям. Все понимали, то, что с ними случилось, это бумеранг. Ведь давно известно, что как хорошие, так и плохие поступки всегда возвращаются к человеку.

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.