Взаперти

Узкие коридоры лечебницы для душевнобольных понемногу заполнялись пациентами. Немногочисленные не буйные пациенты отделения понуро брели в процедурный кабинет для получения утренней «дозы» лекарств. Санитар тщательно проверял каждого больного, чтобы он непременно проглотил таблетку.

Бывали случаи, когда больной, спрятав под язык таблетку, выходя выплёвывал её. Тогда возникал рецидив и случались самые непредсказуемые последствия. Именно для такого случая в процедурном кабинете стоял санитар, осматривая рот каждого после приема лекарства. Затем больные, кто молча, кто бормоча что-то под нос, брели в столовую на завтрак. Но были и другие больные. Этим больным, как называли их доктора — нестабильным, выход в общие помещения — коридор, столовую, фойе с телевизором и процедурный кабинет — был строго запрещен. Они могли быть опасными как для себя так и для окружающих. Поэтому они проживали в запертых палатах с зарешеченными окошками, обитыми поролоном стенами и прикрученными к полу ножками кровати. Лекарства и еду таким пациентам приносили прямо в палату, в сопровождении санитаров, остерегаясь нападения со стороны нестабильных, и тщательно запирали за собой двери. К таким, в случае приступов, применялись хорошо всем известные по фильмам смирительные рубашки.

Но существовала и третья категория пациентов. Они содержались в изолированном помещении, в отдаленном крыле лечебницы. Доступ туда имело очень ограниченное количество персонала. Точнее, два здоровенных бугая-санитара, неотлучно находившиеся там, две медицинские сестры и один врач, Елена Михайловна. Это были весьма необычные пациенты. Если уж начистоту, вовсе не пациенты. Это были абсолютно психически здоровые несчастные люди, которых принудительно, под видом больных, поместили сюда родственники. Как правило, это были пожилые люди, не успевшие, правильнее даже сказать не за хотевшие самостоятельно покинуть этот мир и оставить после себя имущество. Их пичкали сильными препаратами до тех пор, пока они в самом деле не становились невменяемыми. Тогда их переводили в обычное отделение. Родные получали от Елены Михайловна заключение о недееспособности и удовлетворенные близкие имели полный контроль над имуществом. Елена Михайловна состояла в сговоре с так называемыми безутешными родственничками и получала неплохой процент от сделки. Так же, как и санитары и медсестры, имевшие хорошую прибавку к зарплате. Их основной целью было как можно скорее довести до сумасшествия очередного пациента.

В одном из таких боксов лежала молодая женщина, Любовь Андреевна. Именно лежала, привязанная специальным приспособлением к кровати. Её считали особенно сложным случаем, так как она ни в какую не желала смириться со своей участью. Она лежала на железной кровати с тоненьким матрасом, без одеяла, не говоря уж о простыне и подушке. Большую часть времени женщина пыталась освободиться, кричала, требуя отпустить ее. Но, после спец укола, женщина просто тихонько плакала, пока не забывалась тяжёлым тревожным сном…

Во сне она снова и снова видела свою жизнь со стороны и страдания наполняли её сердце новой болью…

Любочка росла в благополучной семье. Отец, Герман Николаевич, занимал высокий пост, был ответственным и уважаемым чиновником. Мама, Раиса Александровна, была домохозяйкой, что называется, обеспечивала тыл мужу и поддерживала лад в доме. Всю себя Раиса Александровна отдавала воспитанию дочери и заботе о муже. Дома всегда было чисто и уютно, на столе всегда была вкусная выпечка, муж ходил на работу одетым с иголочки, в ухоженной и выглаженной одежде. Он обожал дочку и боготворил жену. Вообще, в семье были на редкость гармоничные отношения. Супруги никогда не ссорились, любили друг друга и понимали с полуслова. Атмосфера дружбы и доброжелательности была главным в их семье. Герман Николаевич домой летел, как на крыльях, гадая, что же сегодня вкусненькое ждет его на ужин, супруга постоянно баловала мужа и дочь своими кулинарными шедеврами. Даже в немногочисленных командировках супруги постоянно общались по телефону, жена всегда была в курсе дел мужа и даже иногда помогала ему своим мудрым советом.

Любочка с самого детства мечтала, что у неё будет точно такая же семья, как и у родителей. Она будет счастливой женой и матерью семейства, будет любить и заботиться о муже, а муж будет верным и любящим другом ей и детям. Девочка радовала родителей ласковым характером и успехами в учебе. Они гордились дочкой, посещая родительские собрания и выслушивая слова благодарности от учителей за отличные оценки и примерное поведение дочери. Окончив школу с золотой медалью, девушка без труда поступила на бюджетное отделение педагогического института, на факультет иностранного языка, и продолжала радовать родителей, учась легко и без проблем. После защиты диплома, девушки с курса Любы решили отпраздновать защиту в небольшом ресторане.

Там-то и встретила Любаша ЕГО, того самого, о ком мечтала в тайных девичьих фантазиях. Константин был хорош собой, мужественный красивый и галантный, у Любы мурашки пробежали по коже как только парень впервые заговорил с ней. Она влюбилась в него со всей страстью и силой первой юношеской любви. В тот вечер Костя, сидя с друзьями за соседним столиком, буквально глаз не сводил с Любочки. Да и, правда, было, на что посмотреть: высокая, стройная и нежная, робкий и застенчивый взгляд больших красивых глаз, густые волосы, каскадом рассыпавшиеся по плечам — все в ней выдавало какую-то беззащитность и доверчивость. Такие нежные создания любому мужчине хотелось защитить, взять под свою опеку, рядом с такими девушками каждый чувствовал себя героем и был готов на подвиг.

— Здравствуйте, девушки! — подошёл к столику так понравившийся Любе парень, — Позвольте представиться: Константин. Разрешите мне пригласить вашу подругу на танец?

И он выразительно взглянул на Любу. Девушка смутившись приняла приглашение.

— Как вас зовут, милая девушка?

— Люба…

— Любовь, значит. Вас именно так и должны были назвать. Если не секрет, чем занимаетесь, Люба? Какие планы на будущее? Чем увлекаетесь? Что вас интересует?

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Костя буквально забросал девушку вопросами. Немного расслабившись в танце, Люба с удовольствием рассказывала о себе. Ей было легко и уютно рядом с парнем. О себе Константин рассказал, что вырос и воспитывался родной бабушкой, родителей не стало, когда он был ещё совсем маленьким. Сам он всего месяц назад вернулся из армии, как оказалось его бабушка долго болела пока он служил, драгоценное время было утрачено, и вот неделю назад он её похоронил. Теперь парень ищет работу и снимает квартиру. Теперь он совсем один остался, ведь на всем белом свете у него не осталось ни одного родного и близкого человека. У Любы, от сочувствия и жалости, на глаза навернулись слезы.

Весь вечер Костя танцевал с Любой, рассказывал смешные истории из жизни в армии, развлекал подруг и, к концу вечера полностью покорил девушку.

— Разрешишь мне проводить тебя? — тихо промолвил Константин когда вечер веселья подошёл к завершению.

— Да, конечно… — ответила Люба, до конца ещё не веря своему счастью.

Надо же, из всех присутствующих девушек Костя обратил внимание именно на неё!

Уже через месяц Люба познакомила Костю с родителями. Парень им понравился. На семейном совете Герман Николаевич сказал:

— Вот что, девочки. Константин — достойный самостоятельный молодой человек. Мне кажется, Любочка сделала правильный выбор. С ним она не пропадёт. Отслужил в армии, устроился на работу, пусть пока автомехаником, не беда. Главное, не пьёт и не курит. И невооруженным глазом видно, что любит он тебя, дочь.

Ещё через месяц Костя попросил у родителей Любы её руки и семья стала готовиться к свадьбе. Всё это время, Любочка не ходила, а будто летала от счастья, она безмерно любила своего Костика, она верила, что нашла именно свой идеал, о котором мечтала. Предсвадебные хлопоты полностью поглотили девушку и ее маму. Обе составляли меню для свадебного стола, выбирали платье для невесты и костюм для жениха, сочиняли пригласительные открытки и выбирали тамаду — в общем, занимались самым приятным для всех женщин мира занятием. Тем временем, Герман Николаевич пригласил будущего зятя на серьезный мужской разговор.

— Константин, мне бы хотелось, чтоб между нами не было никаких недомолвок. Я давно понял, что ты серьёзный и состоявшийся молодой человек. Главное, чего я жду от тебя — это полной и безусловной преданности семье, твоей будущей жене. Я вижу, что ты любишь мою дочь, это замечательно. Надеюсь, вы будете счастливы. В свою очередь, мы с Раисой Александровной приложим все силы, чтоб обустроить вашу жизнь. Ты прекрасно знаешь, какой высокий пост я занимаю в нашем городе. Поэтому я намерен обеспечить вас начальным капиталом. В качестве свадебного подарка вы получите хорошую квартиру и автомобиль. Ты — парень работящий, тебе нужен только толчок. И, в виде стимула, хочу выделить тебе сумму, необходимую для начала собственного бизнеса, — мужчина улыбнулся увидев искреннюю радость на лице будущего зятя.

— О, Герман Николаевич, я так признателен вам! Огромное спасибо! Поверьте, я без ума от Любаши, и обещаю вам — она никогда не пожалеет, что выбрала меня в качестве спутника жизни. Я сделаю все, что от меня зависит, чтоб моя семья никогда ни в чем не нуждалась!

Костя в знак благодарности пожал щедрому тестю руку.

— Браво, Костя, я и не сомневался в тебе. Хочу только предупредить тебя. Ты не обижайся, но Люба — моя единственная дочурка, я очень люблю её и хочу уберечь от всяких неожиданностей. Жизнь может по-всякому сложиться. И мы с мамой не вечны. Я хочу подстраховаться. В общем, всё ваше имущество будет зарегистрировано на мою дочь. Бизнес твой тоже будет принадлежать вам в равных долях. В случае развода с моей дочерью, тебе достанется только половина твоего будущего бизнеса. Надеюсь, ты не разочарован? Это ведь не имеет значение, если между вами любовь и уважение, не так ли?

— Ну, конечно, Герман Николаевич, завоевав сердце Любочки, я счастливейший из людей! Разве в деньгах счастье? — слукавил Костя, но сказано это было с пылом и энтузиазмом, а в душе Константина поднялась волна негодования.

Он с первого дня знакомства с Любой прекрасно знал, что она из довольно обеспеченной семьи, знал, кто её отец. Привязав к себе девушку заботой, пылкими речами и романтическим бредом, Костя был уверен в своем дальнейшем благополучии. С этой наивной глупышкой, неискушенной в реалиях жизни, он справился без труда. Он не хотел работать, вся дальнейшая жизнь с Любой на деньги её отца казалась ему чередой путешествий, любовных приключений на стороне и красивой сытой жизнью. Единственное что огорчило Костю, так это решение тестя записать всё на Любу.

«Это надо же было подложить такую свинью», — печалился парень.

Костя всегда был неблагополучным ребёнком. И родители его ушли из жизни будучи в пьяном угаре, а вовсе не в автомобильной катастрофе, как рассказывал он невесте. Всё детство он провел с полусумасшедшей бабкой, не следившей за внуком. И вырос мальчик практически на улице. Рано связался с плохой компанией, промышлявшей криминальными делишками. Только призыв в армию спас паренька от колонии. Вернувшись со службы, Константин обдумал своё положение и решил действовать по-умному. Парень хотел красивой жизни, и решил добиться своей цели любыми путями. На время затаившись под ликом положительного молодого человека, Костя заводил знакомства со взрослыми женщинами. Например в ресторане, присмотрев богато одетую даму Костя находил предлог заговорить с ней, ну а дальше по ситуации. Когда ему удавалось заполучить женское внимание, Костя не скупился на угощения, а в ходе разговора выведывал как она живёт и прикидывал что может поиметь с их дальнейшего общения. Таким образом выискивал себе жертву. Да всё было напрасно, Константину попадались такие же охотницы за благосостоянием каким он и сам являлся. Помогла парню случайность, его союзница и, по совместительству, любовница, красавица Валюша и подсобила своему дружку. Работая парикмахером, Валентина была в курсе всех городских новостей и сплетен. Именно она и подсказала:

— Слушай, котик, у меня на днях клиентка была, Раиса Александровна, вот я слышала, как она по телефону своей подружке рассказывала. Дескать её дочурка, нежный цветочек, ни разу не целованная, все принца ждет. Может, тебе её обработать? Она, как в оранжерее выросла, любой романтической чепухе поверит! — уговаривала его Валентина.

— Да зачем она мне сдалась? Время на неё тратить! Я лучше на богатой старухе женюсь. Глядишь, через годик вдовцом стану и заживём с тобой на широкую ногу. Вот только найти бы такую, да поскорее, — тяжело вздыхая произнёс Костя.

— Да ты не торопись! Её отец — большая шишка и бабла у них немеряно. С его связями тебе все двери будут открыты. Да и не кто не вечен, как известно, всё богатство дочурке достанется!

Крепко тогда задумался парень. А ведь права его Валюша! Всего-то окрутить девчонку и жениться на ней. А уж папаша обязательно обеспечит дочурку на всю жизнь. Вместе с подругой они разработали план и Костя с блеском воплотил его в жизнь. А теперь что?!

Перед самой свадьбой отец приготовил такой сюрприз! Как дальше себя вести? Может, слинять, пока не поздно? Он решил посоветоваться с боевой подругой.

— Валь меня её папаша сегодня предупредил, что всё имущество, которое нам на свадьбу подарит, на Любку запишет. Может, ну их?

— Поздно, котик, мы столько вложили в этот план, что назад дороги нет. Не дрейфь, что-нибудь придумаем!..

Свадьба, как и ожидалось, прошла с размахом. Жених был нежен и преданно смотрел в глаза невесте, которая от счастья была на седьмом небе. Родители невесты подарили молодым огромную квартиру, с улыбкой предупредив, что квартира рассчитана и на несколько будущих внуков. В добавок подарили роскошный дорогой внедорожник, и как обещал Герман Николаевич, стартовый капитал для открытия бизнеса. Кроме того, было большое количество конвертов от гостей с немалыми суммами.

В общем, началась обеспеченная семейная жизнь. Всё бы ничего, но молодая красавица-жена стала докучать Константину. Все эти бесконечные сюси-пуси, требование романтических признаний и постоянного проявления любви и страсти начали тяготить парня. — Валюша, я не могу уже выдавливать из себя все эти сладкие нежности, терпенья не хватает! Надо что-то делать!

— Тихо, успокойся. Я знаю, как нам помочь. Вчера я на работе, в салоне, слышала новость. Твоего тестя Германа, посылают на год в командировку за границу. Дочку он пристроил, поэтому поедет со своей женой. Это наш шанс! Вот мы и воспользуемся этим, — Валя заверила Константина что скоро они будут сказочно богаты и свободны.

Действительно, через неделю в гости к молодожёнам приехали родители и сообщили эту «неожиданную» новость. Все выразили бурный восторг. А Раиса Александровна, улыбаясь, погрозила пальчиком:

— Чтобы к нашему возвращению вы обрадовали нас известием о будущем внуке или внучке! На том и уехали.

Не прошло и недели после отъезда родителей, как Люба начала чувствовать, что происходит что-то нехорошее. Муж стал подолгу отсутствовать дома, приходить далеко за полночь. На молодую жену почти не обращал внимания. А, если Люба пыталась к нему приластиться, говорить о любви — Костя страшно психовал и огрызался. Люба всё чаще плакала в подушку. Родителям по телефону она ничего не рассказывала, стыдно было. Она так сильно ошиблась в любимом человеке! Наконец, последней каплей стало наглое и бесцеремонное поведение мужа. Он заявился вечером в нетрезвом виде и, в ответ на упреки жены, он с размаху ударил её по щеке. Девушка осела по стене от боли и неожиданности, а муж развернулся и вышел, хлопнув дверью. Сколько так просидела Люба, словно оцепенев, она не знала. Слёзы обиды ручьём катились из глаз, щека пылала от пощечины. Очнулась она лишь когда стало светать. Люба решительно прошла в ванную, приняла душ и уверенно начала собираться в ЗАГС. Этому нет прощения, решила она. Где такое видано подымать руку на женщину, свою жену…

В это время Костя и Валя разрабатывали новый план.

— Котик, ты зря ударил её, не время открывать свое истинное отношение, — злилась Валентина.

— Валь, ну не сдержался, видеть её не могу уже! — оправдывался Костя.

— Так, значит, наш план нужно срочно применить сейчас же, пока она ничего не успела испортить, — подытожила Валентина.

И Костя вернулся домой. Прирожденный артист, он настолько реалистично принял виноватый вид, что Люба засомневалась в своём скором решении разторгнуть брак. Но что то её всё-таки настораживало в этой ситуации.

— Что это было, Костик?! Я хочу подать заявление на развод. Сегодня же, — ледяным тоном сказала она.

— Милая, прости меня, не понимаю, что на меня нашло! Ты ведь знаешь, я вообще не пью. А тут друзей встретил, заставили выпить… Ну меня и понесло, вообще плохо помню, как домой добрался!

Костя опустил голову, тайком наблюдая за реакцией жены.

— Любочка, я не могу потерять тебя из-за одной ошибки, сам себя ругаю! Ну прости ты меня, дурака, — Константин театрально закатил глаза под лоб и обхватил свою голову руками, всем своим видом демонстрируя своё сожаление перед супругой.

Люба сдвинула плечами и безразлично ответила:

— Не знаю, Костик, мне надо всё обдумать и посоветоваться с мамой. Не о такой жизни я мечтала, и жить так не хочу и не буду. Мой отец на маму за всю жизнь даже голоса своего не повысил, а ты… я очень разочарована…

Костя встрепенулся.

«Всё, медлить больше нельзя!», — пронеслось в его голове, и парень приступил воплощать в жизнь продуманный до мелочей план…

— Дорогая, давай успокоимся, попьём твоего любимого липового чая с мёдом и обсудим сначала между собой эту нелепую ситуацию. Позвонить маме никогда не поздно. Что ты решишь дорогая, то я и приму, — виновато опустив глаза промолвил Костя, и удалился из комнаты.

В кухне, закрыв за собой плотно дверь от жены, Константин наспех схватил с полки две чашки, он насыпал в одну из них какой-то порошок и залил заваренным им липовым чаем. Люба сидела в полном ступоре, она была растеряна и не могла понять правильно ли она поступает?! Может и в правду стоит дать супругу ещё один шанс?

В комнату с двумя чашками ароматного чая вошёл улыбающийся Константин, руки его дрожали. Люба отметила про себя что супруг и вправду переживает очень, вон как пытается своей заботой и вниманием загладить свою вину…

Взяв из рук любимого человека чашку с чаем люба сделала глоток и поморщилась от привкуса горечи:

— Какой вкус неприятный, что это, Костик?

Люба не понимала что происходит, дышать стало тяжело, в глазах вдруг все поплыло, и последнее что она увидела перед тем как отключится, это безразличный взгляд супруга, который спокойно наблюдал за тем что с ней происходит.

Очнулась Любаша в холодной с голыми стенами палате, привязанной к железной кровати. Рядом сидела веснушчатая женщина лет сорока-сорока пяти, возле двери стоял молодой здоровенный бугай. Оба были в белых халатах.

— Кто вы такие? Где я? Почему я привязана? Где Костик? Позвоните папе! — истерически срываясь на крик произнесла Люба.

Женщина в белом халате, спокойно ответила:

— Меня зовут Елена Михайловна. Ты находишься в больнице для душевнобольных. Ты тяжело больна. Тебе вызвали скорую психиатрическую помощь, когда ты, в очередной раз, разгромила в доме всю посуду и пыталась покончить с собой, наглотавшись снотворного.

— Нет! Это не правда! Я ничего такого не делала, я не сумасшедшая! — девушка забилась в истерике, — Выпустите меня! Я хочу домой!

— Деточка, твой любящий муж обо всём позаботился, — усмехнулась Елена Михайловна, — Теперь у тебя два варианта развития событий. Первый — ты смиришься, подпишешь необходимые документы. А уговаривать мы умеем, поверь мне. Потом пройдёшь курс успокоительных и, через месяц вернешься спокойно домой. Женщина жестом указала на бугая у двери.

— А … а в-второй в-выход? — заикаясь от страха спросила Люба.

— Второй тебе не понравится. — жестко произнесла женщина, — Ты отказываешься подписывать документы. Мы назначаем тебе курс сильнодействующих препаратов, сознание перестает слушаться тебя, ты становишься нестабильной, мы тебя «лечим», в конце концов, ты превращаешься в растение и муж оформляет над тобой опекунство. Только домой ты уже не вернешься. Решай, девочка. И, кстати, ты можешь кричать, сколько влезет, никто тебе не поможет. Тут привыкли к крикам.

Женщина кивнула санитару и они вышли из палаты, тщательно заперев за собой дверь. Оставшись одна, бедная девушка горько разрыдалась. Все так нереально! Как могло так произойти? Почему она не заметила, каким страшным человеком являлся ее супруг, когда ее жизнь пошла под откос? И что теперь делать? Как быть? Родители далеко, и помощи ей ждать не откуда…

Несколько дней девушка решительно отказывалась подписывать документы. Санитары с каждым днём все изощреннее запугивали её. Даже намекали на привлекательность девушки, обещая поселить в палату к буйным. Пичкали различными порошками, от которых Люба впадала в тупое оцепенение…

Пребывая в таком состоянии, Люба с трудом могла собрать свои мысли в кучу и попытаться найти выход из сложившейся в её жизни, пожалуй самой страшной ситуации…

Однажды утром, когда санитары ещё крепко спали, а разум Любы немного отошёл от принятой с вечера порции таблеток, девушка проснулась в холодном поту от кошмарного снившегося ей сна. Ей все же удалось трезво оценить своё положение, Любаша собрала всю свою волю в кулак и уставившись в противно покрашенную зелёную стену принялась думать…

Наконец, спасительная мысль пришла в голову ослабевшей девушке:

«Нужно применить другую тактику, сделать вид, что она на всё согласна в том числе и подписать любые документы. Главное — выбраться отсюда. То, что они, после подписания бумаг, выпустят её домой, конечно, не правда. Но девушка решила всё же играть по их правилам.»

После завтрака Люба попросила санитара пригласить Елену Михайловну. Та пришла с довольной улыбкой:

— Ну что, деточка, выбрала вариант? Надеюсь, правильный?

— Да, Елена Михайловна, — кротко произнесла девушка, — я согласна на все ваши условия. Только и у меня есть одно условие.

Доктор удивлённо посмотрела на Любу:

— Какое?

— Знаете, я больше не могу лежать тут связанной, я хочу хоть чем-нибудь заниматься. Понимаю, конечно, что гулять у вас запрещено. Но я могла бы хоть в этом отделении как-то помогать вам…

Уверена, что любая физическая работы пойдёт мне на пользу. А взамен я буду послушно выполнять ваши указания. Елена Михайловна с подозрением посмотрела на Любу.

— Хм, я подумаю, что можно для тебя сделать, — сказала доктор в ответ.

Когда врач ушла Люба присела на краешек кровати, сердце бешено стучало. Все ли я правильно сказала? Поверила ли мне она? Что сейчас предпринять? Девушка очень переживала, она очень надеялась что у нее все получится и удача улыбнется ей.

На следующий день Елена Михайловна пришла с нотариусом (сразу видно, тот был в теме, свой, прикормленный). Любе протянули дарственные на квартиру и внедорожник, договор купли-продажи своей части бизнеса и записали продиктованный ею шифр от сейфа, где лежала не малая сумма денег. Она все послушно подписала.

— Вот и умница! — победоносно сказала доктор выдавив из себя улыбку.

— Елена Михайловна, а что с моей просьбой? — с надеждой спросила Люба.

— Если тебе это так необходимо, можешь в определенные часы помогать уборщице мыть стены, полы. Но только в этом корпусе. Если попытаешься выйти за пределы корпуса — готовься к интенсивной терапии, — предупредила доктор.

Так, чтоб завоевать доверие Елены Михайловна и уборщицы, Люба стала работать с неутомимой энергией. Она делала всё, что скажет уборщица, Нина. Мыла полы, стены, терла кафель в уборных, даже чистила унитазы. К концу второй недели тяжелого труда, Нина уже с некоторой симпатией смотрела на девушку, стала доверять ей более ответственную работу, а сама уходила в сестринскую, смотреть телевизор, пока старшего персонала не было видно. В один из таких дней, Нина, как обычно задремала у телевизора. Люба увидев что та крепко спит, осмотрелась вокруг, в этот день девушке определенно везло. На стоящем у дивана где отдыхала Нина стуле, красовалась акуратно сложенная желтка. Люба знала что ключи от заветной двери корпуса находятся именно там, ведь не раз видела как Нина шаря в кармане жилета искала тот самый ключ…

Воспользовавшись ситуацией, Люба, с сильно бьющимся сердцем, тихонько вытащила ключ от двери в корпус и побежала. Отворив дверь, девушка бежала так что не чувствовала опоры под ногами. В конце длинного больничного коридора, Нина заприметила одинокую мужскую фигуру. Она из последних сил ускорилась. Добежав до опешившего от происходящего мужчины в белом халате, упала перед ним на колени, заливаясь слезами Люба запыхавшись пыталась объясниться:

— Помогите мне, умоляю! Я не больна! Меня насильно удерживают тут! А сначала заставили подписать все документы на имущество! — заикаясь проговорила Люба, она понимала что выглядит сейчас очень странно, и вряд-ли ей поверят.

Но все же в душе таилась Надежда на спасение…

— Тихо, девушка, успокойтесь, встаньте сейчас же и пройдёмте в мой кабинет. Повторяю, тихо! Нельзя, чтобы вас услышали!,- приложил палец к губам врач.

Люба послушно кивнула и последовала за доктором. Войдя в кабинет, мужчина тяжело вздохнул рассматривая измученную перепуганную девушку. Указав Любе жестом на стул, произнёс:

— Присаживайтесь. Попытайтесь успокоится, а я постараюсь помочь Вам. Я подозревал, что в этой клинике что-то нечисто. Но у главврача, Елены Михайловны, такие высокие связи, что все сотрудники предпочитают помалкивать. Я сам не так давно здесь работаю и ещё не успел во всём разобраться. Замечал что происходит что то не чистое в не доступном для окружающего персонала отделении. туда входили лишь избранные главрачем, — сказал доктор и пристально посмотрел на несчастную девушку, которая дрожала то-ли от холода то-ли от страха. — Вам я верю, и обязательно помогу. Вы только успокойтесь пожалуйста. Не знаю, будет ли толк, если мы позвоним в полицию, не плачьте прошу вас, я постараюсь вывести вас отсюда. Кстати, я — Виктор Сергеевич.

— Виктор Сергеевич, миленький, не надо полицию, просто дайте мне телефон, я папе позвоню, он во всем разберется! — взмолилась Люба.

Доктор протянул девушке телефон и она трясущимися руками набрала номер отца:

— Папа, папочка, это я, Люба, папа, приезжай срочно! Беда у меня!

— Любонька, что происходит? Константин сказал, что ты с подругами уехала в какой-то загадочный тур, где плохо со связью, теперь ты звонишь с неизвестного номера и говоришь, что в беде… Милая, объясни по порядку. И не волнуйся, мы с мамой немедленно вылетаем к тебе!

Сквозь слёзы Люба коротко рассказала отцу, что с ней случилось. Герман Николаевич ужаснулся, помолчал с минуту и жестко произнес:

— Передай трубку доктору, постарайся успокоится и жди меня.

Девушка передала телефон Виктору Сергеевичу и от всех пережитых волнений потеряла сознание.

Следующие события пронеслись перед обессиленной девушкой, как в тумане — её куда-то несли на руках (как оказалось, Виктор Сергеевич спрятал на время девушку в пустующей операционной), затем громкие крики, множество людей в камуфляже и балаклавах, скорая помощь, добрые лица нормальных врачей, чистая палата, свежая постель, озабоченные лица отца и матери, и, наконец, глубокий и спокойный сон…

В городе ещё долго вспоминали страшные события тех дней. Судебный процесс над врачами клиники для душевнобольных доводивших своих пациентов до настоящего сумасшествия и насильно получав необходимые подписи, длился не один месяц. За свои преступления ответили перед законом все виновные, включая нотариуса, персонал лечебницы и мерзавцев, обрекавших своих родственников на мучительные испытания ради получения имущества.

В жизни Любочки всё постепенно наладилось. Константин с Валентиной не успели воплотить в жизнь свой план до конца. Их схватили на следующий же день. Ну а Любочка нашла своё настоящее счастье — им оказался тот самый доктор Виктор Сергеевич. Он месяц не отходил от постели Любы, лечившейся от пережитого потрясения и нервного срыва, бережно ухаживал за ней, гладил по плечу, когда та плакала, кормил с ложечки девушка доверяла только ему и не подпускала к себе никого из медперсонала кроме Виктора.

Прошло время.

Любаша и Виктор тихо расписались в ЗАГСе, без ресторанов, лишней суеты, и поехали праздновать домой к родителям, теперь по-настоящему одобрившим достойный выбор дочери. Счастье любит тишину, говорил Виктор молодой супруге глядя в её прекрасные и такие любимые глаза. А Люба смущаясь под его пронзительным взглядом заливалась румянцем на щеках. Она знала наверняка, что это и есть настоящая любовь, такого душевного трепета она прежде не испытывала, сердцем она чувствовала что Виктор ее не когда не обидит и не предаст, он будет ей опорой и поддержкой в жизни, сумеет уберечь от всех бед. А она, подарит ему свою любовь, уют в доме и до конца своей жизни будет благодарить бога за их судьбоносную встречу. Ведь правду говорят, не было бы счастья, так несчастье помогло! Виктор увез Любашу в свой дом, так же мужчина серьезно поговорил со своим тестем. Мужчина отказался от денежных подарков Германа Николаевича, сказав что он хорошо зарабатывает на новом месте, а так же имеет свои не малые сбережения им с Любашей хватит с головой для обеспеченной жизни. Герман Николаевич с уважением и даже с некоторой гордостью принял такую просьбу от зятя. А про себя ещё раз подумал, что на этот раз его дочь не ошиблась в выборе спутника своей жизни.

А спустя год счастливая пара, порадовала родителей долгожданным пополнением в их семье. Виктор и Люба стали родителями прелестных крошек — мальчика и девочки. Молодая семья зажила счастливой жизнью, полной радости и любви!

Дзен рассказы, читать на дзене истории из жизни, реальные случаи из жизни людей в бане. Деревенские смешные случаи читаем Яндекс. Трогательные до слёз откровения. Истории измен, о любви, предательстве. Свёкр и сноха. Тёща. Астрология. Гороскоп. Снегурочка. Новый год. Снохачество. Бабушка и внучка. Жена и муж. Измена. Здесь можете читать онлайн бесплатно.

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети