Истории из жизни Избалованные дети

Избалованные дети

Близнецы, близняшки девочки

Григорий был старшим из двух детей. Гришу и Соню воспитывала одна Мария Дмитриевна, отец детей ушёл из семьи. А Мария была слишком гордой, чтобы пытаться удержать его.

Несмотря на отсутствие главы семейства, дети росли послушными и не капризными, ведь Мария сама была педагогом, она знала много тонкостей о воспитании детей. Не сказать, чтобы она совсем не совершала ошибок, но их было немного.

Григорий познакомился со своей будущей женой в кофейне, где просто подошёл к девушке и завязал разговор, уж больно Светлана понравилась ему. Света ответила взаимностью, и через несколько лет молодые люди поженились. В браке у них родились девочки-близняшки, которых назвали Катя и Лиза. Родители Светланы старались помогать молодой семье, то с детьми посидеть, то денег подарить, понимали, что нелегко с двумя девочками управляться. А Мария Дмитриевна решила, что она уже сделала достаточно для своих детей и пора бы, наконец, заняться собой.

Женщина была заслуженным педагогом, но работать в госучреждениях ей больше не хотелось; относились к сотрудникам там не всегда с должным уважением, зарплаты тоже не радовали. Поэтому Мария давала частные консультации по воспитанию так называемых проблемных детей, хотя сама всегда знала, что дело не в ребёнке, а в родителях. Ей нравилось заниматься этим, поэтому дела пошли в гору, и вскоре Мария начала хорошо зарабатывать, работая таким частным практикантом. Григорий радовался за мать, ведь наконец-то она занимается своим любимым делом без всякого давления. Сам мужчина пытался перенести опыт собственного воспитания на своих дочерей, но получалось не очень хорошо.

Муж с женой частенько ссорились из-за девочек, которые попросту манипулировали родителями, а Светлана этого не видела и баловала их, потакая любым детским прихотям. Денег на различные «хочу» близняшек стало уходить слишком много, Григорий уже не мог покрыть новые игрушки для девочек чуть ли не каждый день. Из-за этого муж с женой часто ссорились. Родители жены, конечно, вставали на сторону Светланы, они ведь не видели всего, что происходит в доме молодых родителей, они слышали лишь постоянные жалобы от Светы. А просить помощи у собственной матери Григорий не хотел.

Вот и сегодня, Катя и Лиза закатили истерику из-за какой-то новой куклы, которая есть уже у всех нормальных детей, по их словам, а у них не было.

— Девочки, сейчас мы не можем себе этого позволить, — попытался объяснить им отец.

— Почему? Все уже играют с этими куклами, только у нас с Лизой таких нет! – плакала Катя.

— Девочки, ну, не плачьте… — обнимала дочерей Светлана. – Господи, Гриш, неужели так сложно найти пару тысяч на эти куклы?

— Да, Свет, сложно. Мы в прошлую среду покупали девочкам конструктор, в который они поиграли один раз, в воскресенье мы купили девочкам по огромной плюшевой собаке, которые сейчас свалены в углу их комнаты, а вчера мы купили девочкам железную дорогу с поездом. Они её даже не собрали.

— Ну и что? Это же все не куклы, — развела руками Светлана.

— Ты смеешься надо мной, что ли? – искренне удивился Григорий.

— А ты видишь, чтобы я хотя бы улыбнулась? – с вызовом спросила Светлана.

Григорий даже и не знал, что на это ответить. Ситуация полностью вышла из-под его контроля. Мужчина думал, что ему всё-таки делать: дать денег на куклы, проявив слабость, или же ответить жестким отказом. Ладно бы, это были игрушки хотя бы раз в неделю, тогда, конечно, Григорий не размышлял бы. Да и девочки мало с чем играли, им просто хотелось обладать какой-то вещью. Мужчина видел это и понимал, а вот Светлана нет, она все время шла на поводу у собственных детей.

— Давай я тебе объясню ситуацию, как она есть, — вздохнул Григорий. – Если мы сейчас купим девочкам этих куколок, то ты не пойдёшь на маникюр и массаж на этой неделе, у нас просто банально денег не хватит на еду и коммунальные платежи.

— Ясно всё с тобой, — раздражённо ответила Светлана. – Девочки, собирайтесь. Пойдём в гости к бабушке с дедушкой.

Именно у них Светлана решила просить денег на игрушки. Григорий был буквально взбешён ситуацией, но старался сохранить хотя бы внешнее спокойствие. Он дождался, пока жена с детьми уйдут, а потом запустил чашкой в стену, ему необходимо было хоть как-то выпустить пар и снять напряжение.

В гостях девочки себя ласково, они знали, что если бабуле и дедуле понравится их поведение, то они получат все, что захотят. Светлана с упоением смотрела на близняшек и искренне не понимала, почему муж врёт ей и прибегает к манипуляциям с деньгами, ведь по её расчётам ничего особенного они в этом месяце не покупали.

— Ну, Светочка, как у вас дома дела? – спросила бабушка, Наталья Федоровна.

— Ой, мам, — вздохнула женщина. – Гриша думает, что мы слишком балуем девочек. Он пожалел сегодня пару тысяч на кукол, представляешь?

— О Господи, — всплеснула руками Наталья Федоровна. – Неужели так и пожалел?

— Точно, точно, — кивнула Светлана. – Я же все расходы считаю, у нас должно быть достаточно денег. Нет, он говорит, что если мы купим игрушки, то либо я не иду в салон, либо нам не хватает денег на еду.

— Неужели все так плохо? – покачала головой Наталья Федоровна.

— Да врёт он всё, мам! Я же говорю, всё считаю.

— Да?.. Ну, хорошо, — бабушка поднялась со стула, подошла к шкафчикам, выудила из-за хлебницы жестяную банку из-под печенья и порылась в ней. – Вот, доченька, держи. Купи внучкам по куколке, — Наталья Федоровна протягивала Светлане 4 тысячи рублей.

Для пенсионеров сумма не такая уж и маленькая.

— Мам… Мне неудобно, — но, конечно, Светлана рассчитывала на это.

— Бери, бери, — улыбалась ее мама. – За нас не переживай, поднакопили немного.

— Хорошо, спасибо, — улыбнулась Светлана и забрала деньги.

Ещё немного она посидела у родителей в гостях, а потом под благовидным предлогом начала собирать девочек. Конечно, сразу же после дедушки с бабушкой Светлана повела девочек в магазин, где и купила им по кукле.

Близняшки были счастливы, тут же распаковали свои новые игрушки, рассматривали их. Но уже по дороге домой потеряли к куклам всякий интерес, Лиза даже как бы случайно выронила свою куклу. Светлана была удивлена тому, как быстро её дети переключили своё внимание со столь желанных игрушек. Ну, видимо, не такими уж хорошими оказались куклы.

Григорий сразу заметил обновки в руках девочек, и ему тут же стало понятно, что его жена просто нажаловалась на него своим родителям. Это был жестокий удар по мужскому самолюбию, Григорий не хотел в тот день разговаривать с собственной супругой.

На работе мужчина немного успокоился, начал обдумывать сложившуюся ситуацию. Он никогда не был тираном, это абсолютно не его манера поведения, он, скорее, демократично делит права и обязанности со своей женой. Но сейчас мужчине казалось, что его вовсе не уважают в собственном доме, а это было перебором.

Григорий думал, как взять ситуацию под свой контроль, как вернуть себе авторитет. Попробовать добиться повышения пораньше? Конечно, на какое-то время это вернёт ему авторитет в глазах семьи, но, разумеется, запросы девочек быстро вырастут, гораздо быстрее, чем он сможет рассчитывать на новое повышение. Со Светланой он договорился, что она не будет работать, пока близняшки не пойдут в первый класс, а это ещё целый год. Девочки просто не адаптированы к внешнему миру, они привыкли, что всегда всё происходит так, как хотят они. В школе им будет тяжело, но это хороший жизненный урок. Однако обязанность родителей и состоит в том, чтобы этот самый урок не был жестоким, а в случае с близняшками наверняка так и получится. Что бы Григорий ни думал, а пора было обратиться к собственной матери за советом. Нельзя больше это терпеть, его дочери сами погубят свое будущее. Глава семейства решил позвонить своей маме этим же вечером. Но как справедливый супруг всё же знал, что надо будет перед этим и с женой посоветоваться. Откладывать неприятный разговор о поведении дочерей Григорий не стал, и сразу после того, как девочки отправились спать, позвал жену поговорить.

— Свет, ты не замечаешь, что в последнее время Катя и Лиза очень хорошо научились тобой манипулировать? – такой уж был у мужчины характер, не умел он ходить вокруг да около.

— Манипулировать? – брови Светланы удивленно приподнялись. – Нет, конечно. О чем ты вообще?

— Да о том, что девочки получают абсолютно всё, что захотят. А им на следующий год в школу. Ты не думаешь, что пора привить им хоть какую-то дисциплину и научить правильно реагировать на слово «нет»?

— Гриш, да ты что? Им всего по 5 лет, какие запреты? Мы наоборот должны сделать всё, чтобы наши дочки не знали слова «нет». Ты разве не слышал о такой методике воспитания?

— Слышал, — кивнул Григорий.

– Но на 5 дне рождения они в таком случае должны были обнаружить какой-то жизненный урок, а не медведей, которые в три раза больше них самих, — Светлана закатила глаза. — Господи, ты опять начинаешь… Гриш, на этих медведей денег давали и мои родители. Так что мы все выбрали этот подарок, не надо снова считать деньги.

— Да я не считаю!.. Света, даже тебе пора уже признать, что девочки избалованны, они не слушаются никого, да им и не говорят, что делать. Как только это пытаюсь сделать я, заметь, в самой мягкой форме, так ты тут же коршуном нависаешь надо мной и говоришь, что я их терроризирую, — Григорий сам от себя не ожидал, что так заведётся всего лишь из-за несправедливого замечания своей жены.

— Так это правда! Ты же только запрещаешь им всё.

— А ты только разрешаешь.

— Нет, разумеется! Думаешь, почему они ни разу не наглотались пуговиц или монеток или не решили потрогать огонь? Вообще-то, дорогой, я воспитываю наших дочерей, — подчеркнула Светлана.

— Ты хочешь сказать, что я их не воспитываю? – с нажимом спросил Григорий.

В нём клокотала ярость, почему все в этом доме видят в нем только скупердяя, который буквально от сердца отрывает деньги на первые нужды собственных дочерей? Это несправедливо, как минимум.

— Гриш, ну вот когда ты в последний раз занимался девочками?

Светлану тоже можно было понять. Конечно, перед рождением детей супруги договорились, что мама будет заниматься с близняшками, а папа – работать. Но всё равно молодой матери одной сложно справиться сразу с двумя девчонками, тем более, такими резвыми. Григорий старался помогать по возможности, но у него таких возможностей практически не было. А что поделать? Не увольняться же с работы? Светлана тоже это понимала, но сейчас не могла сдержать поток накопившихся претензий к мужу. Женщина была похожа на кипящий котёл с водой, который накрыли крышкой под прессом: пар так и свистел, откуда только мог.

— На всех своих выходных я занимаюсь с девочками. За исключением тех дней, когда мы куда-нибудь ходим с тобой.

— Ну, да, то есть два раза в месяц, — язвительно сказала Светлана.

— И что ты мне предлагаешь? Уволиться? А жить на что будем? – Григорию тоже было, что сказать жене.

Им вообще давно следовало бы поговорить, но в более спокойной обстановке.

— Ой, всё, Гриша, ничего я тебе не предлагаю, — махнула рукой женщина.

— Вот и об этом я тоже хочу поговорить! Что за проявления полнейшего неуважения ко мне ты стала показывать?

— А за что тебя уважать? – серьёзно спросила женщина.

Этот вопрос поставил Григория в тупик. Он только беспомощно смотрел на свою жену.

— А не за что? – вопросом на вопрос ответил он.

— За то, что ты зарабатываешь 65-70 тысяч в месяц? Ну, да, молодец, — безразлично сказала Светлана. – Только вот этого не хватает даже на то, чтобы твои дети были счастливы.

— Так, Света, хватит, — тяжело вздохнул Григорий.

Ему стоило немалых сил как минимум не накричать на жену, но что бы это дало?

– Мы с тобой идём к семейному психологу, а ещё я звоню своей матери. Может, она согласится взять девочек на перевоспитание.

— На какое ещё перевоспитание? – тут же взвилась Светлана. – Ты хочешь сказать, что я их плохому научила? Да и вообще твоей матери не место в нашей жизни!

— Так, а это ещё почему?

— Да потому! – женщина пришла в ярость.

Её муж обвинил её в том, что она плохо воспитала девочек, а сам даже палец о палец не ударил ради них! А теперь ещё и собирается просить свекровь «перевоспитать» их детей, окончательно унизив Светлану.

— Света, ты четко свои мысли выразить можешь? – старался говорить спокойно Григорий, не ведясь на провокации своей жены.

Она явно хотела вывести его на эмоции, чтобы он признал свою вину и отказался от своих идей.

— Да что тут выражать. Твоя мама дарит девочкам на день рождения буквари и какие-то страшные, дешёвые игрушки! При том, что зарабатывает она раза в два больше, чем мои родители получают вместе. Девочек твоя мама не любит, им у неё не нравится. Ещё чего, буду я своих детей отдавать, — обиженно высказала Светлана.

— Давай разберёмся. Моя мама – педагог, она дарит буквари потому, что на следующий год девочки идут в школу, Света. То, что девочки не любят свою бабушку – неправда. Возможно, она просто не всё им позволяет. А вот то, что ты считаешь деньги моей матери и замеряешь, сколько она может потратить на подарок внучкам, это, конечно, очень интересно, — с раздражением заметил мужчина.

— А что тут считать? Твоя мама работает, а моим родителям здоровье уже не позволяет. Но, тем не менее, мои родители дарят девочкам то, что они хотят, — злобно произнесла женщина.

— Ага, и этим ещё больше балуют их.

— Гриша, хватит, а? Ты меня до приступа мигрени доведёшь.

— А ты меня вообще в гроб гонишь.

Супруги скандалили почти полночи. Потом обоих все же одолела сонливость. Своей матери Григорий так и не позвонил.

На следующий день мужчина решил действовать сразу. Светлана не согласилась с планом, но пора и ей понять, что даже она не всегда получит то, что захочет. Пусть обижается, злится, но Григорий любил свою жену и не хотел просто смотреть, как их брак распадается. На работе мужчине удалось выделить несколько свободных минут, и он тут же набрал номер своей матери. Мария Дмитриевна ответила через несколько секунд.

— Привет, Гриша! – радостно поздоровалась она с сыном. – А я всё жду, когда ты мне позвонишь.

— Привет, мам. Извини, что не объявился раньше, заботы разные были. Как ты? Как дела?

— Да всё хорошо. Собираюсь вот на следующей неделе в отпуск в Египет.

— На следующей? – разочарованно переспросил Григорий. Похоже, план не удался.

— Ну, да. А что такое? – сразу поняла Мария Дмитриевна. – Какие у тебя там заботы были?

— По правде, они ещё остались, — вздохнул мужчина. – Я бы не стал тебя беспокоить, если б мог сам справиться, — он замялся, не зная, как начать.

— Всё в порядке, — спокойно заверила его мать. – Родители для того и нужны, чтобы помогать ребёнку решить проблему. Рассказывай, что случилось.

— Девочки совсем из-под контроля вышли, — со вздохом признался Григорий.

Это было гораздо сложнее, чем он думал. Говорить о собственной несостоятельности в воспитании детей – совсем не лёгкий шаг.

— А что не так? – совсем не расстроилась Мария Дмитриевна.

Она прекрасно знала, что родители не могут абсолютно всё сделать правильно, особенно, если это первый ребенок. Она догадывалась, что Светлана не справляется сама с воспитанием детей, но говорить об этом прямо не могла, иначе получились бы типичные отношения свекровь – невестка.

— Катя и Лиза – прекрасные, но избалованные дети. Они постоянно требуют игрушки, именно требуют. То есть, если начать объяснять им, что мы не можем себе позволить что-то, они устраивают истерику, а через пару секунд к ним и Света подключается, — рассказал Григорий.

Ему самому было ужасно стыдно, но решение он уже принял, теперь не было пути назад.

— Понятно. Так бывает, да. Ещё у вас какие-то проблемы есть с детьми? – казалось, Мария Дмитриевна уже вошла в профессиональный раж.

— Нет, в остальном всё прекрасно.

— Хорошо. А девочки готовятся к школе?

Григорий даже покраснел. Дело в том, что Светлана была категорически против того, чтобы нагружать дочерей перед занятиями. У них впереди целых 11 лет, а потом ещё институт, чтобы учиться, пусть побудут детьми, считала Света.

— Нет, — вздохнул Григорий. – Мы со Светой решили, что до школы хотим обеспечить им счастливое детство.

— Не всех детей надо к этому готовить, — согласилась женщина, хотя считала иначе.

Психологическая подготовка в любом случае должна была присутствовать.

– Но вы хотя бы объяснили им, что это такое, что в школе надо будет делать? Ведь сидеть смирно целый урок не так-то просто для таких активных девочек, как ваши.

— Мама, ты очень меня смущаешь, — признался Григорий, а Мария Дмитриевна усмехнулась.

— Наверное, так решила делать Света, а ты поддержал жену, — догадалась она.

— Вообще, так и было, да. Но девочки знают, что такое школа, знают, что там надо учиться… Я думаю, они просто до конца не понимают, как это будет происходить.

— Хорошо, я тебя поняла. Только скажи мне, что ты конкретно от меня хочешь?

— Ну, я думал, что ты согласишься взять девочек к себе, пока мы со Светой разбираемся в собственных отношениях, — произнёс Григорий. – Но если у тебя отпуск, то, конечно, я просто спрошу совета.

Мария Дмитриевна не торопилась отвечать, что-то тщательно обдумывая. Когда Григорий решил, что их разъединили, то женщина, наконец, заговорила.

— Я, конечно, переживаю за своих внучек. Давай поступим так. Я возьму девочек с собой в Египет, если Света согласится. Деньги у меня есть, так что не переживай. Но звонить Катя и Лиза вам не будут. Мы вернёмся через две недели, и потом я буду просто подсказывать вам, как я сама бы поступила, если бы у меня были две дочки.

— Мам, это было бы просто прекрасно!.. – с облегчением сказал Григорий. – Деньги я всё равно тебе переведу. Девчонки привыкли к некоторым излишествам, не хочу, чтобы ты всё оплачивала.

— Отвыкнут, — усмехнулась женщина. – В любом случае пока ещё ничего не решено. Поговори со Светой.

Обрадованный Григорий попрощался с матерью, отработал до конца рабочего дня и отправился домой. Завтра он собирался приступить к поискам семейного психолога, который смог бы помочь им со Светланой вновь начать любить и уважать друг друга. После диалога с матерью Григорий понимал, что только она со Светой вместе смогут дать девочкам хорошее будущее, ведь Мария Дмитриевна ни разу не сказала: «твои дочки» или «дети Светы», только «ваши».

Дома мужчина вновь дождался, пока дочки пойдут спать. Он думал, что на этот раз говорить Свете все прямо не стоит, в прошлый их диалог такой подход не привёл к чему-то хорошему. Григорий твердо решил измениться ради своего брака и своих детей.

— Свет, можно тебя на минутку? – позвал он жену.

— Что такое?

— Я сегодня маме звонил, — начал Григорий.

Лицо Светланы менялось на глазах, столько догадок у неё в голове пролетело: пожаловался, сказал, что у него никудышная жена, не умеет детей воспитывать, хоть от нее больше ничего и не требуют.

– Она предложила отвезти девочек в Египет. Ты как на это смотришь?

— Эм… — Светлана не могла поверить, что в этом состоял весь диалог сына и матери. – Ну, даже не знаю. Не рановато ли?

— Они будут под присмотром, а документы ты им уже сделала для следующего лета, почему нет? Мама сказала, что девочкам полезно будет хорошенько отдохнуть перед школой.

— Ну… — женщина колебалась. Было что-то подозрительное здесь. – А зачем ты ей вообще звонил?

— Да просто узнать, как дела, — соврал Григорий. – Она же моя мать. Даже если ты её не любишь.

— Гриш, я не то, чтобы не люблю твою маму… — начала отнекиваться женщина. – Просто не хочу, чтобы она перевоспитывала моих дочерей. Она уже воспитала двух детей, я тоже хочу это сделать.

— Так и сделаешь. Говорю же, они просто отдохнут со своей бабушкой в Египте. А мы с тобой смогли бы спокойно заняться нашими отношениями, кстати.

Светлана задумалась. Она и сама ужасно устала постоянно быть матерью, а не женщиной. Она понимала, что в браке у них с Григорием конфронтации возникают всё чаще и чаще. Ей казалось, что это все из-за разных подходов к воспитанию девочек, но после вчерашнего разговора с мужем она поняла, что дело не только в этом. Помощь психолога уже не казалась ей чем-то смехотворным, наоборот, она собиралась на днях сама поднять эту тему.

— Хорошо, я согласна, — выдохнула женщина.

И сразу почувствовала какое-то облегчение. Григорий улыбнулся, подошел к ней и поцеловал.

— Спасибо.

— За что? – не поняла Светлана.

— За доверие.

Катя и Лиза сначала обрадовались поездке в Египет. Затем расстроились, когда узнали, что повезёт их бабушка Маша, даже устроили истерику по привычке. Светлана была на грани того, чтобы всё отменить, но Григорий мягко настоял на своей правоте, аргументируя это тем, что заграницу на следующий год они вряд ли смогут отправиться, пусть девочки посмотрят, что это такое. Бабушка будет каждый день отзваниваться и рассказывать, как у детей дела. Светлана решилась. А потом и девочки успокоились.

Мария Дмитриевна приехала в день вылета, всего за несколько часов. Никаких панических сборов или тисканья внуков она себе не позволила, просто села поговорить с сыном и его женой. Светлана всё ещё была настроена скептически, и Мария Дмитриевна попросила сына сходить за бутылочкой шампанского в ближайший магазин. Как только Григорий ушёл, Мария Дмитриевна обратилась к Светлане.

— Я знаю, Света, что ты всё ещё против моей помощи с девочками, — просто сказала женщина. – И я верю, что ты справишься сама. Прости, что я говорила тебе совсем другое, когда вы с Гришей рассказали мне о двойне, просто я вспоминала себя. И мне стало страшно в тот момент. Я не была не уверена в сыне или в тебе. Это действительно тяжело, растить двоих детей. Ты меня простишь?

Это был давний конфликт. Все обиды Светланы на Марию Дмитриевну пошли как раз с того самого момента, когда свекровь отвела беременную невестку в сторону и высказывала ей то, что Света не справится с двумя детьми. Именно поэтому женщина и не хотела, чтобы свекровь помогала с воспитанием, интуитивно делала все наоборот, не соглашалась с мужем. Ведь Светлана знала, что Григорий действует так, как воспитывали его, а значит так, как Мария Дмитриевна. Сейчас же у женщины навернулись слезы на глаза. Ей было действительно тяжело, и она прекрасно понимала, о чем тогда, давно, говорила свекровь.

— Да, прощаю, — Светлана вытерла слёзы тыльной стороной ладони. – И Вы простите меня, что я так долго не подпускала девочек к Вам.

— Я не в обиде, — улыбнулась Мария Дмитриевна.

Впервые за почти 6 лет женщины обнялись. Когда Григорий вернулся, он увидел, что его мама и его жена мирно беседуют с улыбкой на лице. Обычно Светлана выказывала недовольство компанией свекрови, но теперь казалось, что они выли на новый уровень общения. Это не могло не радовать мужчину.

Девочки улетели в Египет с бабушкой, а Григорий тут же занялся поиском семейного психолога. Светлана выбрала из нескольких отобранных её мужем людей одного. К нему-то супруги и отправились на следующий день. Выслушав их историю, психолог дал несколько советов, которые помогли бы им выработать сплоченность, но не смог не отметить, что сейчас они кажутся гораздо гармоничнее, чем можно было бы подумать из рассказа. На это Светлана таинственно улыбнулась. Она уже поняла свои основные ошибки в отношениях с мужем и детьми, психолог ей нужен был для осознания других аспектов брака и воспитания. А Григорий успокоился потому, что жена смогла ему довериться и показала, что уважает его решения. Конечно, им предстояло ещё поработать, но они сами смогли сделать огромный прорыв.

Мария Дмитриевна звонила каждый день, но детям трубку не давала, как и планировала. У неё была своя методика воспитания, она так подробно описывала день девочек, что Светлана была вполне довольна. Она, наконец, смогла признать, что слегка разбаловала своих дочерей. И, возможно, пора бы им узнать дисциплину. Из отпуска дети вернулись через две недели.

Когда Света и Гриша встречали их в аэропорту, то диву дались. Девочки не притащили с собой мешок игрушек, как ожидали родители. Вместо этого они привезли пару сувениров и много ракушек, которые собирали сами. Всю дорогу домой Катя и Лиза взахлеб рассказывали о своём отдыхе, говорили, что хоть и было весело, но всё равно они скучали по родителям, поэтому в следующем году они должны отправиться путешествовать вместе. Светлане было приятно слышать, что девочки не требуют поездки в ближайшее время, а чётко знают, когда смогут улететь в отпуск. Она с благодарностью взглянула на свекровь. Всё-таки теперь Света будет прислушиваться к её советам.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети