Истории из жизни — Нагуляла! Внуки не от моего сына! — кричала свекровь на невестку

— Нагуляла! Внуки не от моего сына! — кричала свекровь на невестку

Девушка плачет

Валентина всегда считала, что ей очень повезло по жизни. В 40 лет она имела прекрасного и заботливого мужа, любящего отца двоих детей, а отношения со свекровью были просто прекрасными. Валентина часто приходила к ней в гости, помогала с уборкой или готовкой, вместе женщины ходили за продуктами, разговаривали обо всем на свете. В каком-то роде свекровь, Надежда Павловна, заменила Валентине мать. И все было хорошо, Валентина чувствовала себя любимой и нужной.

Да вот только была у Надежды Павловны вредное пристрастие. В свои 70 лет любила она выпить, однако понимала, что годы уже не те и не злоупотребляла, а когда выпьет, старалась ни с кем не контактировать, чтобы не расстраивать сына или невестку. В общем-то, это у неё прекрасно получалось, и все жили дружно.

Но однажды Анатолий, муж Валентины, решился на покупку земли и постройку собственного дома. Валентина была не против, ей нравилось находиться на природе, за городской чертой. Тем более, любимая свекровь тоже жила практически там же. Эта земля была отведена для коттеджного посёлка, но всё же чем дальше от города, тем больше всё было похоже на обычную деревню. Анатолий присмотрел землю совсем рядом с городом, чтобы дети без труда попадали в школу, а его мать жила почти на окраине. Посовещавшись на семейном совете, все члены семьи решили, что место выбрано идеально, можно продавать их четырехкомнатную квартиру, приобретать землю и строить дом. Так и сделали. Квартиру продали быстро: район был хороший, да и само жилье в отличном состоянии. Пока дом строился, нужно было где-то жить, поэтому решили арендовать небольшой домик у знакомого за символическую плату. Все шло просто отлично, без сучка и без задоринки. Семья была счастлива, у Валентины общения со свекровью стало даже больше, чему обе женщины были очень рады.

— Как у вас с домом дела? – спросила Надежды Павловна, выставляя на стол свежеиспеченные пироги, с которыми ей помогла Валентина.

— Всё просто отлично, — ответила женщина. – Уже готов фундамент, а дальше дело за малым. Думаю, через полгода сможем праздновать новоселье.

— Ого, как время летит!.. Ну, что ж мои поздравления, — улыбнулась свекровь. – Как внучата?

— Им тоже всё нравится. Решили, что заведут немецкую овчарку, а может, даже двух, — мечтательно рассказывала Валентина. – Собаки будут и дом охранять и счастье дарить. Да и на улице им будет свободно и комфортно.

— Это верно, — кивнула Надежда Павловна. – Животным главное не мучиться в тесноте городских квартир, тогда они будут и здоровее и довольнее.

— Ага. Слушайте, Ваша идея добавить розмарин – просто чудо! – усмехнулась Валентина.

Женщины славно проводили время вместе. Попрощались вечером, и Валентина вернулась домой. Идти было не страшно, хоть уже и стояли сумерки. Всё-таки, тут все друг друга знают. Переехать за город было отличной идеей.

***

— Как дела? – спросил Анатолий вошедшую домой Валентину.

— Хорошо, — улыбнулась женщина. – У мамы твоей была, пироги пекли, потом дегустировали.

— Дегустировали или объедались? – усмехнулся Анатолий.

— А одно другому не мешает, — заметила Валентина.

— Действительно. Валь, слушай, мне тут звонил Антон, интересовался, когда мы дом закончим.

Антон был хозяином арендуемого домика.

— А что, мы ему совсем надоели? Может, стоит денег давать побольше? – забеспокоилась Валентина.

— Нет, нет, не в деньгах дело, — отмахнулся Анатолий. – Просто у него пока у самого есть средства, он хотел ремонт сделать до нового года. Вроде как, родственники собирались весной приехать, он их сюда хотел определить жить.

— Ох… — вздохнула Валентина. Ну вот, а всё шло так гладко. – И что ты сказал?

— Так правду, — пожал плечами Анатолий. – Стройка идёт быстро, к весне точно управимся, но до нового года вряд ли.

Антон, конечно, сказал, что мы можем жить сколько угодно, в своё удовольствие, так сказать. Но мне вот как-то неудобно.

— Да, мне тоже, — призналась Валентина. – Всё-таки за ту сумму, что мы платим за аренду…

— Н-да. Ну, это было его желание. В общем, не это важно. Я вот думаю, может, нам съехать, пока Антон тут ремонт делает? Это не очень надолго, пару месяцев максимум.

— Опять переезд, — вздохнула Валентина.

Ей прошлый-то переезд тяжело дался, не любила она так часто менять места.

— Нет, милая, — обнял Анатолий жену. – Не переживай. Мы основные вещи все тут можем оставить, если что, зайдём за ними. Я вот думаю, что можно пока пожить у моей мамы. У тебя же, вроде, нормальные с ней отношения.

— С Надеждой Павловной? Шутишь? Да мы с ней – лучшие подружки! – рассмеялась Валентина. – Только вот не знаю, удобно ли ей самой будет. Она всё-таки привыкла одна жить, а нас тут четверо приедет на пару месяцев. Я не хочу её как-то стеснять.

— Мне кажется, мама будет только рада, — улыбнулся Анатолий. – Она часто зовет нас в гости. Но я, конечно, поговорю с ней.

— Хорошо. Тогда давай сначала ты поговоришь, а потом мы будем думать. Только, пожалуйста, если Надежда Павловна не согласится, то ты её не упрашивай.

Валентина и правда не хотела причинять неудобства свекрови. Она очень ценила этого человека и была бесконечно благодарна матери своего мужа за такое теплое отношение.

— Конечно, — Анатолий поцеловал жену в лоб и усмехнулся. – Мне кажется, ты заботишься о ней даже больше, чем я.

— Да брось! – рассмеялась Валентина.

На следующий день Анатолий должен был съездить в город по работе. У него был свой бизнес, ежедневное присутствие, конечно, не требовалось, но иногда нужно было проверять качество работы подчиненных. Собственно, проверкой он остался очень даже доволен. В этом месяце намечался значительный заработок, можно было выписать премию рабочим, а матери, жене и детям купить хорошие подарки на праздники. Настроение у Анатолия было приподнятое, и он остановился выпить кофе, а заодно и с мамой поговорить.

— Алло? – раздался в трубке голос Надежды Павловны после нескольких длинных гудков.

— Мама, привет!

— Привет, сыночек! – обрадовалась женщина. – Давно уже не заезжал, как ты, где ты?

— Да уж, давненько не было свободного времени, — согласился Анатолий. – Я сейчас в городе, дела рабочие проверял.

— Ага, ну и как они?

— Замечательно, — улыбнулся мужчина. – Ты как? Как здоровье?

— Так вчера же Валечка была у меня, она видела, что твоя мать ещё хоть куда! – усмехнулась Надежда Павловна.

— Ого, не появился ли у Вас, маман, ухажёр? – с деланным акцентом дурачился Анатолий, а его мама весело смеялась. – Ладно, вижу, не хочешь рассказывать про дела любовные. Мам, слушай, я к тебе с вопросом.

— Что такое?

— Ну… Если вкратце, ты же знаешь, что мы снимаем дом у Антона, помнишь его? Мой друг ещё со школы.

— А как не помнить? Конечно, помню. И что он?

— Он решил ремонт сделать до нового года в доме, к нему родственники какие-то должны приехать весной, вот. Он сказал, что если наш дом не готов ещё, то мы, конечно, можем никуда не торопиться, но всё же как-то неловко смущать человека… Понимаешь?

— Так приезжайте ко мне, — удивлённо моргнула Надежда Павловна. – Какие проблемы-то?

— Да Валя боится, что мы тебе мешать будем.

— Фи!.. – свистнула женщина. – Валечка мне только помогает! Да и мы с ней отлично ладим, внуков я только летом видела, да и ты давненько не заезжал. Брось, что за глупости? Вы мне не можете помешать, я вас всех люблю и очень жду в гости.

— Честно не помешаем? – уточнил Анатолий.

— Честное слово, — улыбнулась Надежда Павловна.

Конечно, она рада была на старости лет видеть столько людей у себя дома. Сразу вспоминалась молодость, где без гостей ни дня не проходило. А вот со смертью мужа как-то все чаще и чаще она оставалась одна…

Хоть Валя часто приходила, помогала, подбадривала, а Надежда Павловна в свою очередь оказывала ей то, чего девочка была вынуждена лишиться из-за смерти собственной мамы. Конечно, самого родного человека не заменить, но Надежда Павловна очень старалась.

— Хорошо, тогда обрадую Валю, — тоже растянул губы в улыбке Анатолий. – Вечером ещё созвонимся, всё уточним.

— Конечно. Всё, жду!

Всё прошло просто отлично. По голосу мамы Анатолий понял, что старушка действительно очень скучает в одиночестве. И пусть дом у неё не особо большой, но всё же она там все время одна. Да, Валя приходит часто, но ночью-то Надежда Павловна всегда одна. Да и многими вечерами тоже. А днём все заняты слишком. В общем, Надежда Павловна и правда очень ждала визита всей семьи.

Анатолий пересказал своей жене диалог с мамой, когда вернулся домой. Валентина отреагировала неоднозначно. С одной стороны, она была рада, что Надежде Павловне не помешает их присутствие, но с другой…

Валентина тоже понимала, что старушке очень одиноко.

— Ну, вот мы её и развеселим, — сказал Анатолий после того, как жена поделилась своими соображениями. – Да и ремонт небольшой я ей сделаю. Всё-таки плитку клал ещё мой отец, пора бы заменить. Да и по дому всякие мелочи исправлю.

— А я постараюсь, чтобы она не готовила на пятерых и не прибиралась одна.

— Отлично. Тогда звоню сначала маме, потом Антону?

— Давай, — улыбнулась Валентина.

Анатолий занялся организацией переезда. Сначала договорился с Надеждой Павловной, что они переедут только с самыми необходимыми вещами, все это дело происходить будет на следующей неделе. Женщина обрадовалась и повторила, что очень ждёт их всех. Потом Анатолий позвонил Антону и сказал, что они могут подождать окончания ремонтных работ, единственное – могут зайти за чем-то, что вдруг понадобилось. Антон согласился и поблагодарил за понимание. Опять же, проблемы были решены, и жизнь снова пошла своим чередом.

Как и договаривались, на следующей неделе Анатолий и Валентина с детьми переселились к Надежде Павловне. Она радушно их встретила, накрыла огромный стол, сделала уборку, всем застелила постели. Для женщины в её возрасте это был прямо-таки подвиг, и Валентине было неудобно, что старушка занималась всем этим в одиночку, отказавшись от помощи самой Вали. Тем не менее, Надежда Павловна заверила её, что сама так захотела, к тому же все были заняты сбором вещей.

Жили все дружно. Валентина и Надежда Павловна вместе готовили на всю семью, ездили за покупками, болтали ещё больше. Внуки тоже были рады пожить у бабушки, а Анатолий так и вовсе нарадоваться не мог таким теплым отношениям. Так прошел целый месяц. И вот однажды заскучала Надежда Павловна, целый месяц в окружении семьи это, конечно, прекрасно, но вот рюмочку бы другую…

Женщина дождалась, когда внуки уйдут в школу, сын отправится менять плитку во дворе, а сама Валентина будет занята домашними делами. Улучив момент, Надежда Павловна достала припрятанную бутылочку настойки на коньяке и с удовольствием начала дегустацию. Вскоре в голову полезли всякие неприятные мысли, и расстроенная Надежда Павловна решила выпить ещё рюмочку, чтобы отпустило, как говорится. Конечно, после того, как её организм совершенно отвык от спиртного, действие даже двух рюмок было весьма заметным. Валентина как раз заканчивала с блинчиками, когда на кухне появилась Надежда Павловна. У старушки образовался видимый румянец, но в целом она отлично себя чувствовала.

— Валенька, мне нужно с тобой поговорить, — твердо сказала Надежда Павловна.

— Конечно, что такое? – не отрываясь от готовки, спросила Валентина.

— Валь, вот скажи мне честно. А мои внуки – точно мои внуки? – с подозрением спросила старушка.

Тут Валентина заподозрила что-то неладное, обернулась.

— Ну, конечно, — растерянно ответила она. – А с чего Вы вообще решили об этом спросить.

— Да вот, сидела тут, думала, — протянула старушка. – Ну, не похожи они на моего Тольку. Нагуляла, небось. Призналась бы.

— Что?! Надежда Павловна!.. Да что с Вами такое? – у Валентины просто слов не было, один шок.

— А вот прозрела вдруг на старости лет! – разозлилась старушка. – Валька, а ну признавайся! Изменяла ты моему сыну?!

— Нет!

— Врешь! – махнула рукой Надежда Павловна.

У Валентины выступили слёзы на глазах. Да что случилось с её милой свекровью?

– Все девки врут. Вот, у мужа моего была любовница, думаешь, она мне призналась, когда я её вычислила? Нет! И ты не признаешься! Вот только ни один из моих якобы внуков на Толю и не похож! Что, захотела себе бизнесмена к рукам прибрать, а бабкино имущество между детишками своими поделить? Мол, старая, так и не замечу и не пойму ничего! А ошиблась ты, ошиблась, Валька! Всё я вижу!.. Ты сама-то хоть в курсе, от кого понесла?

У Валентины только беспомощно тряслись губы, она не могла ничего ответить на эти ужасные обвинения. А вот свекровь в её молчании увидела признание, тут её совсем и понесло. Надежда Павловна уперла руки в бока, повысила голос до громкого крика.

— Тебе ж всегда мужики знаки внимания оказывали! Может, ты нашла кого побогаче? Он детей-то заделал, а потом смылся, а Толька мой стал козлом отпущения! Вот же ты… А денег-то у тебя откуда столько на твои наряды? Ты если с настоящего папаши своих детей денег не видишь, то подрабатываешь походами по баням да саунам! Оказываешь разные услуги специфического характера! Ага! Там и детей небось нагуляла?! – вдруг «догадалась» свекровь.

Валентине и вовсе плохо стало, она автоматически выключила плиту со сгоревшими блинами и присела на стул, потому что чувствовала, что сейчас сознание потеряет. Да только совершившая своё открытие Надежда Павловна никак уняться не могла.

– Так, значит! А что ж ты молчишь-то, зараза? Стыдно стало, что бабка до всего догадалась?! А ну-ка! Быстро шмотки свои собрала, забирай своих нагулянных детей и проваливайте из моего дома! Сына я к тебе не подпущу! Я ему нормальную жену найду! Помоложе, покрасивее, да без прицепа, как это сейчас называется! И сама прослежу, чтобы она верная была, не то, что ты, скотина…

Тут на крик прибежал Анатолий. Он увидел нависшую над совершенно разбитой женой Надежду Павловну, на секунду растерялся, но потом решительно собрался выяснить, в чём же дело.

— Что тут происходит?! – грозно выкрикнул мужчина.

— Толенька! Толя! Твоя-то жёнка и не верна тебе оказалась! Гулящая она! – тут же выложила свои догадки Надежда Павловна.

Шокированный Анатолий перевёл глаза на бледную жену, которая держалась за голову и тихо лила слезы.

— Валя?.. – нерешительно спросил Анатолий.

— Это… Это не правда… Я не знаю, что на неё нашло… — еле ответила Валентина.

Она всё ещё пыталась остаться в сознании, пытаясь пережить то, что ей наговорила ее любимая свекровь, которую она считала второй мамой.

— А что на меня нашло? Озарение на меня нашло! – продолжала ругаться Надежда Павловна. – Ты весь день одна, без присмотра, вот тебе и скучно стало, захотелось тебе юбку покороче надеть, да с мужиками развлекаться!

— Мама! – тут не выдержал уже Анатолий.

Валентина не могла уже говорить, она замолчала и просто смотрела в одну точку.

— Что – мама? Ты детей-то своих якобы видел? Да они ж на тебя не похожи! – не успокаивалась Надежда Павловна.

— Мама… — Анатолий вдруг прищурился и принюхался. – Мам, ты что… Ты выпила?!

— Ну, пару капель плеснула себе, а что? – подбоченилась женщина.

— Мама, да ты же!.. – Анатолий рукой махнул. – Ну как ты могла?!

— А что я такого сделала? Тебе жена все эти годы изменяет, а ты на мать родную наговариваешь!.. Знаешь что, а ты тоже катись! Забирайте своих или не своих детей и убирайтесь! Никто мне не нужен, видеть вас не могу! Пошли вон!..

— Мы-то уйдём, как бы сама потом не пожалела, — нахмурился Анатолий.

— А чего жалеть тут? Сын – предатель, невестка – вертихвостка, а внуки и не мои вовсе!.. Чего жалеть-то, спрашиваю?

Но на ругающуюся старушку уже никто не обращал внимания. Анатолий отвёл жену сразу в машину, а сам занялся быстрым сбором вещей. Конечно, дел было не на один час, за это время Надежда Павловна успела заснуть. А Валентина так и не вышла из машины. Анатолий закончил с сборами, попутно он нашёл ещё один вариант арендуемого жилья, куда и собрался везти жену и детей. Конечно, он понимал, что мать его была не в себе, вот и наговорила всех этих гадостей, но оставаться у неё дома он больше не хотел. Анатолий вызвал грузовую машину и тут же договорился с арендодателем, что они с семьёй въедут сегодня же.

Закончил он уже совсем вечером. Дети должны были остаться у дальних родственников с ночёвкой, об этом их отец тоже попросил. Объяснил все проблемами с переездом, опустив то, что произошло между его матерью и его женой. Родственники согласились оставить детей у себя, так что всё было в порядке, и Валентина сможет отойти после того, то случилось.

Анатолий сел за руль и взглянул на жену. Конечно, он устал, но все равно его шокировали её глаза. Это были глаза совершенно измученного человека, которого только что предали те, от кого нельзя было этого ожидать.

— Милая… Как ты?

— Почему она так… — Валентина закрыла глаза, по её щекам стекали слезы.

Анатолий тяжело вздохнул.

— Она просто была пьяна. Вот и несла всякую чушь. В любом случае, мы уезжаем отсюда, дом я уже нашёл, дети переночуют у Иры с Костей.

— Толь… Я не понимаю, чем я ей не угодила!.. Всё же было так хорошо!.. – в голос разрыдалась Валентина.

Ей было очень больно.

— Я тоже не понимаю, — признался Анатолий. – Всё, дорогая, постарайся успокоиться. Давай уедем поскорее.

Проснувшись утром, Надежда Павловна с ужасом припомнила, что вчера натворила. Она тут же бросилась к телефону, ей нужно было поговорить с Валей и Толей. То, что они уехали, даже проверять было не нужно. Надежда Павловна и так понимала это. Ей нужно было объяснить Вале, что она сама не понимала, что говорит, что ей жаль, только бы простила!..

Конечно, та глупая идея о том, что внуки не от Анатолия, теперь казалась Надежде Павловне маразмом, но, к сожалению, Валя уже была несправедливо обвинена. Старушка несколько раз набирала мобильные номера сына и невестки, но они не отвечали. Надежда Павловна позвонила внукам и от них узнала, что мама с папой отпустили детей с ночевкой к родственникам, а сами занялись переездом. Бабушка попросила внуков сообщить ей новый адрес проживания и попрощалась. Ну что же она наделала?..

***

Валентина очень болезненно переживала новые отношения со свекровью. Говорить с ней она больше не могла, видеть тоже. Анатолий полностью встал на сторону жены и не разговаривал с матерью целый месяц. Надежда Павловна на следующий же день пыталась поговорить с сыном и его женой, но Анатолий сказал матери, что ещё никто их них не готов снова начать общение, так что лучше пока подождать. Надежда Павловна ругала себя каждый день, свою настойку она выбросила, но это уже не могло исправить ситуацию.

Через внуков Надежда Павловна узнавала, как дела у сына и его жены, но новости её ничуть не радовали, ведь они не собирались возобновлять отношения со старушкой. Валентина кое-как смогла привести расшатанную нервную систему в порядок и набралась сил попросить мужа о том, чтобы он начал разговаривать с матерью.

— Толь, пойми. Я пока не могу. Не могу и хоть ты что!.. – при одном только воспоминании о тех словах, которые небрежно кидала Надежда Павловна в её адрес, Валентина едва не плакала. – Но ты, ты ведь её сын. Как можно не общаться с мамой?

— Валь, я не хочу, чтобы моя мама так оскорбляла мою жену на пустом месте. А всё из-за своих дурных привычек, — сухо ответил Анатолий.

— Толя, нельзя так, — покачала головой Валентина. – Она уже старенькая, ну, мало ли… В общем, ответь ей хоть на звонок. Пожалуйста. Мне очень больно из-за того, что ты с ней не разговариваешь.

— Хорошо, — вздохнул Анатолий. – В следующий раз отвечу.

Поначалу сухо и холодно разговаривал мужчина со своей матерью, но потом всё же немного оттаял. Новый год, конечно, праздновали отдельно, но к концу стройки дома Анатолий даже отвёз детей к бабушке. Как была рада Надежда Павловна…

Опечалило её только то, что Валя так и не нашла в себе сил простить её.

— А… А Валечки не будет?.. – всё же робко спросила Надежда Павловна.

— Тебе напомнить, какими словами ты её обласкала? – вздохнул Анатолий.

— Нет… — на глазах старушки появились слёзы. – Ты бы знал, как мне стыдно… Каждую ночь реву, себя корю, да с Валей поговорить не могу, прощения попросить даже не могу!.. Так и умру…

— Мама, ну, перестань, — смягчился Анатолий. – Если ты правда этого хочешь, то я поговорю с Валей.

— А ты можешь?.. О, Толя, если ты только сможешь устроить нам встречу!..

— Я пока только поговорю, не могу ничего обещать, — покачал головой мужчина.

— Я понимаю, понимаю… — вздохнула старушка. – Спасибо тебе, сыночек.

Анатолий выполнил свое обещание. Как только он приехал домой, то сразу позвал Валю на тяжелый разговор. Едва заслышав о том, что свекровь хочет встретиться, Валя тут же покачала головой.

— Не могу, Толя, просто не могу.

— Ты не простила её ещё?

Валентина закрыла глаза.

— Не в этом дело, Толя. Я не хочу плакать, понимаешь? Я хочу прийти, но ноги сами не идут… Я не знаю, как объяснить.

— Хорошо, я понял. Видимо, тебе нужно ещё немного времени, — едва он это сказал, как в дверь дома позвонили.

Анатолий погладил жену по плечу и пошёл открывать. Какого же было его удивление, когда на пороге он увидел свою мать.

– Мама?.. – только и мог растерянно выдать мужчина.

— Я, — кивнула старушка. – Можно войти?..

— Ну… Заходи, конечно, раз пришла… — открыл дверь шире Анатолий.

— Толь, кто там?.. – спросила Валентина, одновременно выходя в коридор.

Как только она увидела Надежду Павловну, сердце её ушло в пятки. Валентина выронила стакан с водой и быстро убежала подальше, прикрывая лицо руками.

— Ну, вот, — кашлянул Анатолий. – Думаю, ещё рано.

— Ох… — вздохнула Надежда Павловна. – И всё же я попробую…

— Попробуй, — сердце Анатолия сжалось.

Ему было безумно жаль и свою мать, и свою жену. В чём-то Надежда Павловна была права, она не молодеет день ото дня, а здоровье на нервной почве подрывается с каждой минутой. Но и Валентина не заслужила всех тех обвинений, которые ей предъявляла Надежда Павловна. Мужчина решил позволить женщинам самим разобраться в своих отношениях. Тем временем Надежда Павловна подошла к комнате, в которой закрылась Валентина. Некоторое время женщина стояла у двери и прислушивалась. Тихие всхлипы говорили ей о том, что Валентина все еще очень болезненно реагирует на нее. Старушка вздохнула и прислонилась к дверному косяку.

— Валечка, — начала она. – Я понимаю, что причинила тебе очень много боли своим поведением. Я сама не знаю, с чего это вдруг на меня нашло, но я очень перед тобой виновата. Я тебя люблю, Валя… Очень люблю. И я не сомневаюсь, что моему сыну ты не изменяла никогда. Даже в мыслях. А тогда… Да что ж говорить про глупую старуху, которая решила настойки попробовать!.. Валя, прости меня. Я каждую ночь думаю о том, что произошло. Лучшей невестки нельзя и пожелать, поверь. И я испортила такие прекрасные отношения, мне очень стыдно перед тобой. Я наговаривала на тебя, сама не знаю, за что. Может, банально приревновала к сыну, видя, что я уже не нужна ему, а может, перепутала жизнь с сериалом и пустилась в расследования интриг… Валечка… Мне ужасно плохо от всего этого. Я умоляю тебя лишь о прощении, но понимаю, что не достойна его, — Надежда Павловна замолчала.

Звуки всхлипов тоже перестали раздаваться, но дверь Валентина открывать не торопилась. Старушка вздохнула.

– Что ж. Видно, я так и помру без твоего прощения. Тогда просто знай, Валя, что ты лучшая жена для моего сына, а для меня лучшая невестка. Я тебя люблю всем сердцем и желаю вам с Толей счастья.

Надежда Павловна развернулась и уже собиралась уходить, когда услышала, как поворачивается дверная ручка. В коридор вышла заплаканная Валентина. Красные глаза всё ещё блестели от слёз, а волосы растрепались по мокрым щекам.

— Вы на самом деле думаете так? Или все же правильнее будет сказать, как тогда… — губы Валентины снова задрожали.

— Валечка… — свекровь не удержалась и обняла невестку. – Конечно, я думаю так, как говорю сейчас. Прости меня, дорогая моя… Бедное дитя…

— Хорошо, — всхлипнула Валентина и тоже обняла свекровь. – Прощаю.

Наблюдавший из-за угла за всем действием Анатолий облегченно выдохнул. С тех пор отношения между свекровью и невесткой потихоньку наладились и даже стали крепче, чем раньше.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Многодетная мать поневоле

Вы сейчас не в сети