Истории из жизни Раз я прислуга, то какое мне дело до барина?

Раз я прислуга, то какое мне дело до барина?

Грустная женщина у окна

Таня всю жизнь прожила в деревне, находившейся где-то на границе Московской области.

Об этой деревне и не знал никто особо, а Таня была девушкой творческой, довольно амбициозной. Конечно, ей хотелось перебраться в столицу, да вот только как? Плана не было никакого… а тут ещё и родители начали переживать, что Татьяна в свои 24 года ещё в девках ходит.

— Тань, ты бы вот посмотрела на Василия, какой мужчина!.. – мама орудовала на кухне и попутно наставляла дочку. – Дом огромный, скот свой, огород так вообще!..

— Мам, у него ж трое детей уже есть, — Таня перебирала гречку, отделяя шелуху от ядрицы.

— Так и что с того? Большая семья это же прекрасно. Ты вот у нас одна, так разве весело тебе было? – просто ответила женщина.

Таня вздохнула и вновь погрузилась в работу, однако мама не хотела, чтобы дочка так просто уходила от темы.

– Ну ладно, Василий. А Геннадий? Вот уж где мечта! Рукастый, сам всё в доме починить может! Мебель свою делает! Да того и гляди, скоро из городов у него столы да шкафы заказывать начнут.

— От Геннадия жена уже сбежала одна. Сдается мне, не просто так, — фыркнула Таня.

— Хм! – мама одарила дочь осуждающим взглядом. – Подумаешь… Ну, ладно, ладно… а вот Сашка, допустим, сынок нашего майора или кто он там. Папа в органах вон работает, сын тоже по его стопам пойдёт, наверное.

— Мам, да хватит уже!.. – Татьяна поставила миску с гречкой на стол. – Не собираюсь я замуж за твоих кандидатов! Мне любовь нужна, романтика, а здесь что? Из романтики только пиво на сеновале, да хоровое мычанье коров. Нет, мам, не хочу я так.

— А как же ты хочешь?

— Я бы хотела перебраться в Москву, — мечтательно сказала Татьяна. – Вот там я бы зажила. Есть же ещё всякие курсы, я бы на таких научилась работать, устроилась бы, а уж потом… И жизнь культурная, и театры, и рестораны… Вот ты была когда-нибудь в ресторане?

— Эх, да что я там не видела!.. – рассмеялась женщина и загромыхала сковородками. – Ну, сводил меня однажды твой папаша в нашу пирожковую, так от той еды, скажу я тебе, дочь, меня неделю подташнивало. Нет уж, лучше дома, сама приготовила и сама съела.

— Ой, мам, — Таня махнула рукой. – Ну какая пирожковая… Вот переберусь я в Москву, так приглашу тебя в ресторан.

— Ты замуж сначала выйди, а потом перебирайся, куда угодно, — вдруг вспомнила главную задачу женщина.

***

После того разговора прошёл почти год. Несмотря на усилия мамы и подключившегося папы, Таня пока ещё так и не нашла своего суженного.

Над ней уже откровенно посмеивались деревенские девушки, у которых к её возрасту уже был минимум один ребёнок. Но Таня не унывала. Честно признаться, она вообще уже думала, что и не хочет никакую семью. Одни неприятности с этим мужем, которого нужно холить и лелеять, ждать, сидя у окошка и томно вздыхая… Да и с детьми не особо легче.

***

В то же время в Москве начиналась карьера у восходящей звёзды. Людмила прекрасно пела с самого детства. Заметившая это мама всячески развивала в своей дочери вокальные данные. Это привело к тому, что к своему 25-летию Людмила уже выступала на сцене. Продюсеры не пророчили ей огромной популярности – не готова была Людмила на скандалы, но и пела она очень хорошо, так что какая-то известность у девушки будет. С таким мнением был в корне не согласен один из зарубежных продюсеров, который однажды посетил концерт Люды.

— Вы прекрасны! Божественны! – он схватил побледневшую от эмоций Людмилу за руки и принялся покрывать ее кисти поцелуями. – Ах, mon chéri! (моя дорогая – фр.) Я бы только Вас всю жизнь и слушал!

— Спасибо за столь лестные слова, — улыбнулась Людмила.

— Ах! – француз прижал руки к сердцу. – И в жизни Ваш голос… бесподобен!.. Позвольте, mon chéri, пригласить Вас на ужин после такого спектакля. Я просто обязан высказать Вам свою, как же это… — мужчина нахмурился, пытаясь вспомнить слово, потом вдруг просиял. – Признательность.

— Я с удовольствием соглашусь, — улыбнулась девушка, чем привела француза в восторг.

— Сейчас же закажу столик! – продюсер дал распоряжение своему помощнику, который кивнул и быстро исчез.

— Вы очень хорошо говорите по-русски, — отметила Людмила.

— Да, да, моя мама русская. Она привила мне любовь к этому великолепному языку, — конечно, говорил мужчина с характерным акцентом, но это даже нравилось Людмиле.

После прекрасного ужина в ресторане общение певицы и продюсера не прекратилось. У них завязался роман, который плавно перешёл в настоящую любовь, по крайней мере, так думала Люда. Она любила Филиппа и многое из своего творчества негласно посвящала дорогому мужчине. Филипп же осыпал девушку комплиментами, подарками, знакомил с потрясающими людьми и вообще показывал, что такое светская жизнь.

Вскоре пара съехалась, Людмила и Филипп поселились во вполне приличной квартире ныне покойной матери продюсера, где Филипп жил сам, когда бывал в России.

Одним не слишком прекрасным, февральским утром Людмила с самого пробуждения, чувствовала себя просто отвратительно. Её подташнивало, потряхивало, во всём теле была слабость. А ведь сегодня надо было репетировать.

— Что с тобой, mon chéri? – Филипп с нарастающим беспокойством смотрел на пошатывающуюся Люду, которая пыталась налить себе кофе.

— Неважно себя чувствую, — с трудом ответила девушка и тут же прижала ладонь ко рту, сражаясь с неистовым желанием немедленно избавиться, от содержимого вчерашнего ужина.

— О мой бог!.. – воскликнул мужчина и подхватил хрупкое тело – Людмила едва держалась на ногах.

– Так, срочно врача! А ты пока полежи вот здесь…

Филипп уложил возлюбленную на диван, а сам стал немедленно одеваться, чтобы бежать за доктором. Мобильных телефонов в то время ещё не было, а стационарный сломался пару дней назад, новым ещё не обзавелись.

Пока мужчина бегал за врачом, Людмила подумала, что в принципе, не так уж плохо себя чувствует. Головокружение и слабость потихоньку проходили, может, это просто с утра давление низкое было? Должно быть, так и есть. В конце концов, профессия творческая, волнения, стрессы…

Когда Филипп с врачом появились дома, Людмила уже приготовила кофе и сделала пару бутербродов. Внезапно девушка из состояния умирающей и ослабевшей жертвы низкого давления, превратилась в цветущую и жизнерадостную женщину.

— Так, а где больная? – спросил пузатый доктор, поправляя очки. — Вот… она… mon chéri, тебе стало легче? – удивлённо почесал затылок Филипп.

— Да, со мной уже все в порядке. Наверное, давление с утра просто упало, — улыбнулась девушка. – Простите, доктор, что оторвали Вас от дел. Не хотите ли чашечку кофе? Я добавила туда немного соли, чтобы подчеркнуть вкус. Я слышала, что так делают в Турции.

— Да, вероятно, именно так там и делают… Но раз уж меня вызвали, я все-таки проведу осмотр. Да и муж Ваш так переживал, описывал, будто Вы непременно и сиюминутно погибнете, — доктор застенчиво усмехнулся, понимая, что очередной перепуганный мужчина преувеличил нездоровье своей благоверной.

После осмотра доктор был в лёгком замешательстве. С девушкой было всё прекрасно, следов недавнего недомогания даже не осталось.

— Знаете, приходите ко мне завтра на прием. Возьмём у Вас пару анализов, надо же всё-таки выяснить, что это было, — развел руками врач. – Визуально с Вами всё в порядке.

— Спасибо, — улыбнулась Людмила. – Я зайду.

После небольшого опоздания девушка все же приступила к репетиции, но быстро устала. От этого испортилось настроение, и домой она вернулась весьма беспокойной. Ночью плохо спала, постоянно хотелось то пить, то в туалет. Вставая за очередным стаканом воды, Людмила подумала, что точно надо зайти к доктору и описать то, что сейчас происходит. Если с самого начала она согласилась отправиться на приём только ради того, чтобы доктор побыстрее ушёл, то теперь её очень беспокоило собственное здоровье.

На следующий день измученная Люда отправилась на приём. А ещё через несколько дней были готовы анализы. Дома зазвонил новенький телефон, который Филипп поставил в гостиной рядом с креслом, чтобы Люда могла долго болтать с подружками.

— Алло? – Людмила сняла трубку.

— Здравствуйте, Людмила?

— Да, верно.

— Это врач беспокоит. Вы несколько дней назад приходили на обследование.

— Ага. Как там мои анализы? Надеюсь, ничего плохого? – обеспокоенно спросила девушка.

— О, нет, что Вы! – радостно ответил врач. – Могу только поздравить Вас и Вашего мужа. Скоро вы станете родителями. Надо будет подойти на прием ещё раз, я скажу, куда идти дальше. Ну, поздравляю ещё раз. Приятного дня!

Доктор повесил трубку, а Людмила продолжала слушать гудки. Как это – станете родителями?..

Девушка густо покраснела. Дело в том, что они с Филиппом так и не поженились. А ведь это считается позором. Как она скажет маме? Как она скажет Филиппу? Что вообще делать теперь?.. Мужчина застал свою возлюбленную у телефона. Она стояла, прижимая трубку к уху и меняя цвет лица с белого на красный.

— Что-то случилось, mon chéri? – спросил француз.

Девушка вздрогнула, как будто опомнилась от чего-то, а потом повесила трубку.

— Ну, вообще-то… кое-что случилось, да, — вздохнула Людмила, прижимая к пылающей щеке ладонь.

— Так в чём дело, не томи!.. Кто это звонил? – спросил Филипп.

— Врач… Похоже, что я беременна, — прошептала Людмила.

Филипп пару секунд разглядывал возлюбленную с недоумением.

— Это что, значит, что у нас будет ребенок? – решил уточнить мужчина, а когда Люда кивнула, то Филипп расцвел. – Это же прекрасно!.. Мы станем настоящей семьёй, mon chéri! Я обожаю тебя!

Филипп был вне себя от радости, целовал Людмилу, по-французски благодарил бога за такой щедрый дар. Людмила же думала сразу о нескольких вещах. Во-первых, она совсем не планировала в ближайшее время становиться матерью. У неё только начиналась хорошая карьера, куда она пойдёт с ребёнком? Ей же придётся сидеть дома, по уши в стирке, уборке, готовке… Нужно будет следить за малышом и заниматься его воспитанием. Какой там театр, какая сцена?.. На этом можно будет поставить крест. Во-вторых, остаётся острый вопрос с замужеством. Девушка представляла, какой будет скандал, как только кто-то узнает, что она, небезызвестная певица, без мужа родила ребёнка. Конечно, о её романе с Филиппом уже знали, но большого скандала никто не раздувал. И все же, ребёнок совсем меняет дело.

— Ты чем-то обеспокоена, mon chéri? – спросил мужчина, когда радость немного начала отступать.

— Знаешь, нам следовало бы заключить брак, чтобы не пошло всяких слухов об этом ребёнке… — открыто сказала Людмила, хотя ей было и сложно выдавить из себя эти слова.

— Ах да, эта ваша русская мелочь… — усмехнулся Филипп. – Я давно считаю тебя своей женой, если для тебя важны документы, то идём прямо сейчас!..

— Оу, ну, это здорово, конечно, — усмехнулась Людмила. – Но у нас приняты красивые свадьбы, планирование праздника… А до того момента, как моя фигура с головой выдаст меня, времени совсем немного.

— Я сделаю всё, что ты хочешь, — улыбнулся мужчина.

И ведь действительно сделал.

Меньше, чем за два месяца Филипп организовал великолепный по тем меркам праздник. Оркестр играл вживую, роскошные блюда были поданы лучшими поварами, все гости восхищались, как это удалось устроить за столь короткий срок.

Свадьба прошла великолепно. Вскоре Людмиле пришлось надевать объёмную одежду, а потом и вовсе уйти со сцены на несколько месяцев.

У неё родился сын, которого назвали Александром. Немного придя в себя, Людмила тут же вернулась к творчеству. Маленький Саша был ей особо не нужен, не чувствовала она сильной привязанности к собственному ребёнку. Возможно, не была ещё готова становиться родителем. Филиппу тоже вскоре надоел малыш, а затем и слегка располневшая жена, которой вечно дома не было. Однажды он решил поговорить с Людмилой.

— Люда, тебе не кажется, что с появлением ребёнка из нашей жизни ушла страсть? – спросил мужчина.

— Ну а как ты хотел? – Люда аккуратно вытерла пухленькие щечки Саши – он измазался в каше.

— Но ведь мы доверяем его няням. Почему же мы остыли друг к другу?

— Не знаю. Возможно, надо просто немного подождать, — на самом деле Людмиле был уже безразличен Филипп, который слишком много о себе думал и слишком мало делал в жизни.

— Я слышу по твоему голосу, что ожидание не поможет, — вздохнул Филипп. – Как ни прискорбно, мне тоже… Знаешь, Люда, я хочу все сделать по-человечески. Я купил вам с Сашей трехкомнатную квартиру. Вот, я написал все документы на тебя, — мужчина подвинул папку с документами Людмиле. – Пожалуйста, прими это. И, конечно, я буду вам помогать финансами, если понадобится.

— А ты что? – Люда и сама уже всё понимала, но всё-таки надо было услышать.

— Я так не могу, — покачал головой мужчина. – Мне нужны чувства, страсть… Я думал, что ребёнок лишь сделает из нас семью, но… Не получилось.

— Да, не получилось, — согласилась Людмила.

— Тогда на следующей неделе, я улетаю в Париж… Au revoir mon cher, — вздохнул Филипп.

— Прощай, — ответила женщина.

После того, как её муж покинул Россию, Людмила вместе с сыном перебралась в подаренную Филиппом квартиру. Конечно, она была большой, но не без недоделок. Людмиле пришлось самой клеить обои, менять шторы, покупать ковры и новую мебель, так как было в квартире одно старье. Словом, денег она вложила прилично. И теперь ей было необходимо вернуться к творчеству. Однако вот незадача. Произошло именно то, чего она боялась.

Саша требовал слишком много внимания к себе. Бабушке уже было тяжело оставить внука, она и так с ним слишком много возилась, да и после развода с Филиппом она просто обиделась на дочь. А на няню не всегда были средства, ведь пение ценилось все меньше, а денег без мужа тратилось гораздо больше. Измученная Людмила твёрдо решила, что необходимо найти няню на каких-нибудь очень выгодных условиях. Об этом она как раз и разговаривала по телефону с собственной мамой.

— Ох, Люда… Ну вот надо ж тебе было упустить такого мужа, — цокнула мама Люды.

— Ну, мам, не получилось у нас быть вместе, — в очередной раз повторила Людмила. – Ты лучше подскажи, что мне делать. У меня скоро гастроли, а я без понятия, куда мне деть ребёнка.

— Ну, в крайнем случае я пригляжу за Сашей, не под дверью же родного внука оставлять… Но вообще-то есть у меня одна идея, — задумчиво произнесла мама Людмила.

— Какая?

— Ты помнишь тётю Зину?

— Это твоя троюродная или ещё дальше сестра? – неуверенно уточнила Людмила.

— Ага, она самая. Так вот, у неё же есть дочка, Таня. Примерно твоего возраста.

— Так… — пока Люда не очень понимала, к чему клонит мама.

— Что так? Люд, мозг-то включи!.. Господи. Пригласи её няней работать. Ей зарплату особо большую точно платить не придётся, Зинка говорила, что Таня только Москвой и грезит. А она там пусть сама устраивается. Главное, чтобы за ребёнком смотрела.

— Хм… А как же её семья? Муж там, её дети… — вообще, идея Люде понравилась.

— Да нет у неё никого, Зина говорила, что никак эту девчонку не может замуж выдать. Тот ей не такой, этот не сякой, так что вы обе глупые, вольные птицы.

— Мам, а дай мне адрес, — расправила плечи Людмила.

На следующий день женщина с ребёнком, отправились в деревню. От театра ей выделили машину и шофёра, так что Людмиле не пришлось ехать на поезде, а потом неизвестно сколько идти пешком.

Прибыв на место, девушка оглядела довольно добротный дом с приличным хозяйством. Из ворот уже радостно шла полноватая женщина.

— Людочка! Здравствуй! – улыбалась она.

— Здравствуйте, тётя Зина, — с улыбкой ответила девушка и обняла свою тётку.

— Какими судьбами у нас? Ты проходи, проходи скорее. Я тебя из окна увидела, так сразу пошла встречать. О! А это у нас кто здесь? – тетя Зина заметила Сашу в салоне.

— Это мой сын, — ответила Людмила. – Честно признаться, о нём я и хотела поговорить. У Вас ведь есть дочь, Таня, правильно?

— Есть, но сейчас Танюшка на поле работает, надо все убрать до зимы.

— Ага, ну, тогда с Вами и поговорю. Знаете, … Я развелась с мужем, а работа у меня такая, что за ребёнком совершенно некогда смотреть. Вот я и думала, кто бы мог согласиться стать няней с проживанием? И мама мне рассказала про Таню. Как я понимаю, она хочет перебраться в Москву? Вот, я ей помогу с жильём, у неё будет отдельная комната в моей квартире, а она мне поможет с Сашей. Зарплату, конечно, я ей тоже платить буду, — сразу всё рассказала Людмила.

Она не любила устраивать интригу и тянуть паузы в деловых разговорах, а этот разговор именно таким и был.

— Ого… Как-то это всё неожиданно, — попыталась усмехнуться тётя Зина, но в её глазах горел тревожный огонек.

Как так, её кровинушку хотят увезти смотреть за чужим ребёнком? А своя семья? Замужество?.. Хотя, как ни посмотри, Таня наотрез отказывалась выходить замуж за любого из мужчин в их деревне. Может, хоть в Москве найдёт себе жениха?

— Ну, Вы всё же подумайте, — попросила Людмила и протянула бумажку. – Если что, я живу вот здесь. Там же указан номер, если Таня надумает, то я её встречу с вокзала и отвезу в её новый дом.

А сейчас мне пора обратно в Москву, нужно готовиться к гастролям.

— Ну… Хорошо… — женщина растерянно крутила в руках бумажку, а Люда вернулась в машину и направилась обратно.

***

Спустя пару дней раздался телефонный звонок. Людмила уже собиралась уходить, но пришлось вернуться. Она очень надеялась на то, что Татьяна всё-таки решит ехать в Москву, потому что с Сашей даже подготовиться к гастролям было нереально, не говоря уже о самом выступлении.

— Алло? – сняла трубку Люда.

— Людмила? – раздался неуверенный вопрос на другом конце провода.

— Да.

— Я Таня, дочь Зины… Эм, Вы сказали позвонить, если вдруг я надумаю приехать… Знаете, я уже в Москве, звоню из вокзала, — смущённо оповестили Людмилу.

— Ох… Ну, хорошо. Славно, что Вы приехали, оставайтесь там, я скоро за Вами заеду. Будьте неподалеку от информационной стойки, чтобы нам долго друг друга не искать.

— Хорошо, — радостно ответила Татьяна.

С одной стороны, Люда очень радовалась, что теперь у неё есть помощница с капризным ребёнком, который день ото дня требовал всё больше, и Люда уже не знала, как удовлетворить все его желания. С другой стороны, она надеялась, что Таня догадается позвонить раньше и договориться с Людой о времени. Ведь Людмила была женщиной искусства, у неё каждая минута на счету!..

Так нет, Таня додумалась просто приехать в полдень. Вздохнув, Людмила позвонила продюсеру и предупредила, что опоздает на несколько часов. Она надеялась, что при таком раскладе продюсер вообще перенесет репетицию, но он только буркнул, чтобы Люда постаралась сократить время опоздания. А ведь женщина устала. Устала просто безумно. Добравшись до вокзала, женщина быстро нашла дальнюю родственницу. Выглядела она прекрасно: свежая, крепкая, немного бледноватая, это её большой город пугал с непривычки, но в целом, Таня была счастлива. Девушки познакомились, и Люда отвезла Таню в ее новый дом, показала ее комнату и познакомила с Сашей. На всё про всё времени было очень мало. Людмила достала кошелек и оставила немного денег на столе.

— Тань, это на продукты. Ты, наверное, голодна с дороги? Сходи в магазин, тут на углу. Прости, но готовить я особо и не умею, так что холодильник пустой, — улыбнулась Людмила.

— Ой, да ничего страшного, ещё из дома тут прихватила кое-чего… — Таня пошла к своим сумкам. – Угощайтесь!

— Танечка, я бы с радостью, но мне нужно идти, — отказалась Людмила, покосившись на подозрительный свёрток, который был весь пропитан жиром.

– Ключи вот здесь, на полке. Ну, всё, я побегу, а ты располагайся. До вечера!..

— Хорошего Вам дня, — улыбнулась Таня и помахала рукой.

Она была младше Люды на 5 лет, но все же уважительно к ней обращалась. Пока Людмила была занята репетицией, Татьяна успела немного прибраться, приготовить ужин, выкупать ребёнка, почитать ему книжку, поиграть с ним в слова…

В общем, остатки дня Татьяна провела очень продуктивно. Вернувшаяся к 11 часам Людмила была очень уставшей, голодной и расстроенной. Она даже забыла, что у неё теперь есть Таня, которая помогает ей. Поэтому женщина представляла, как придет в бардак, который устроил Саша и который, конечно, не стала убирать няня. Зайдя в квартиру, Людмила буквально ахнула от удивления. Все было чистым, ребёнок не кричал, а из кухни доносились очень соблазнительные ароматы мяса.

— Людмила, здравствуйте, — вышла Таня. – Как Ваш день прошёл?

— А… Теперь, думаю, что хорошо, — призналась Люда.

— Отлично! Наверное, проголодались? Теперь-то время есть? Пойдёмте ужинать, — сияла Таня.

— Ого… Я, честно признаться, не откажусь и… я очень удивлена. А почему так тихо?

— Я не знала, когда Вы укладываете Сашу, но решила, что 10 или половина одиннадцатого оптимально. Так что он спит уже минут 40.

— Ого… — только и смогла повторить Людмила. Зайдя в комнату ребёнка, она лично убедилась, что её сын чист и сладко спит в кровати.

– Ого!.. – снова прошептала Людмила. Зайдя на кухню, женщина не поверила своим глазам. На столе были и мясо, и блины, и домашние пельмени, и картошка с капустой, и какая-то мясная нарезка… В общем, для ужина певицы Таня явно перестаралась.

— Я не знаю, сколько раз за вечер я уже сказала «ого», — усмехнулась Людмила. – Таня, ты просто сокровище!

— Ну что Вы, — скромно отмахнулась Таня.

— Я не понимаю, ты что, сама всё это приготовила? Как? Откуда это? – недоумевала женщина.

— Ну, кое-что докупила в магазине, как Вы и сказали, а кое-что мне мама с собой ещё дала. Вот, например, солонина наша, домашняя.

— Танечка, тебе цены нет, — покачала головой Людмила, вдыхая аромат солонины.

***

С тех пор зажили они втроём: Люда, Таня и Саша. Долгое время они прожили вместе, целых 12 лет. За это время многое произошло. К сожалению, Людмила потеряла свою аудиторию, её пение стало невостребованным, и ей пришлось податься в преподаватели вокала.

Денег стало существенно меньше, попросту говоря – их не было. Не платили зарплату. Семья практически голодала. Было очень тяжело, поэтому Людмила вынуждена была обратиться к Филиппу, своему бывшему мужу. Улетая, он оставил ей свои контакты, по указанному номеру Людмила и позвонила. Через некоторое время ответил знакомый мужской голос.

— Это Людмила, — со вздохом произнесла пылающая от стыда женщина. – Певица из Москвы. Помнишь меня?

— Да, конечно, — сказал Филипп. – Как ты?

— Честно сказать, не очень хорошо. Я потеряла работу, мне пришлось устроиться преподавателем вокала, но с деньгами большие проблемы. А Саша сейчас быстро растёт, ему нужно хорошо питаться и часто обновлять одежду… Ты… не мог бы нам помочь? – со слезами на глазах спросила женщина.

А что ей ещё оставалось делать? Она мать, она не может бросить своего сына голодным.

— Оу, ну, мне очень жаль, что так получилось, — сказал Филипп. – Но, послушай, я в другой стране, как я могу помочь вам? К тому же, ты ведь развелась со мной…

— Но ты ведь можешь приехать? И что с того, что мы развелись, ребёнок-то никуда от этого не делся. Я не обращалась в суд с требованием алиментов, ведь ты сказал, что будешь нас поддерживать!

— Хм, не припомню такого, — ответил Филипп. Людмила в шоке раскрыла рот, так и не придумав, что можно ответить на это.

– Ну, если это все, то… Au revoir.

— Филипп! Мы ведь голодаем!.. – воскликнула женщина.

— Ну не знаю, придумай что-нибудь. Продай квартиру, которую я дарил, купи меньше. Все равно вы с ребёнком вдвоем. Мне некогда говорить. Au revoir, — повторил мужчина и повесил трубку.

К счастью, Людмила догадалась заняться частным репетиторством, и квартиру разменивать всё же не пришлось. К тому времени страна уже сменила свое название. Саша рос послушным и умным ребёнком. Таня обучилась бухгалтерии и теперь официально была трудоустроена. Жили не особо богато, но и не совсем бедствовали.

Всё шло своим чередом, пока в жизни Людмилы вновь не появился Филипп. Он нагрянул неожиданно, свалился, как снег на голову. Просто однажды взял и постучался в двери. Как его было не пустить? Людмила совершенно остыла к этому человеку, ведь ни разу за всё это время он даже не позвонил, не узнал, как она, как его сын, не то, чтобы деньгами помогать.

И вот, Людмила заперлась на кухне с Филиппом, чтобы выслушать его. Саша был в школе, а Таня в своей комнате.

— Понимаешь, Люда, какие дела, — Филипп пил чай и поглощал испечённые Татьяной печенья. – У меня есть парочка своих предприятий, я встретил женщину. Прекрасную. Не такую, как ты, конечно, но всё же. И у нас появился ребёнок. Некоторое время я провёл в роли счастливого семьянина, но потом вдруг что-то начал подозревать. А сейчас, сама понимаешь, наука несётся вперёд, как истребитель. Ну и сделал тест ДНК. Как выяснилось, зря я тратил деньги и время на этих людей, сын мне не родственник. Понимаешь, Люда, в свои 57 я ещё могу стать отцом, но уже что-то повидал я этого всего достаточно. И вот, я здесь, хочу предложить Саше переехать со мной во Францию, где я всё ему покажу, всё расскажу, научу быть своим наследником… Понимаешь?

— То есть ты 12 лет просто игнорировал факт существования сына, а теперь вдруг захотел его забрать у меня? – усмехнулась Людмила. – Даже не знаю, что тебе ответить.

— Да, у нас были трудности в общении. И я не присылал денег, но ты ведь поёшь!.. Неужели у тебя не хватило средств на ребёнка?

— Представь себе, было время, когда мы почти голодали, — спокойно напомнила Людмила. Конечно, это был непростой период, и о нем не хотелось говорить. – Но даже тогда ты не появился, не позвонил, не написал. Нет… Вместо этого ты сказал мне разбираться самой, когда я звонила и умоляла тебя о помощи.

— И я верю, что у тебя прекрасно получилось, справиться самой, — кивнул Филипп и посмотрел на часы. – Слушай, Люда, мне совершенно некогда тут рассиживаться. Завтра я улетаю обратно, заеду утром. Поговори с Сашей, может, он захочет посмотреть на другую жизнь.

Людмиле, конечно, хотелось бросить в Филиппа чем-нибудь тяжёлым, но она решила, что последствия того не стоят. Она честно рассказала Саше о том, что объявился его отец, который не смог прислать Саше денег даже на еду. И сейчас он хочет забрать сына, чтобы показать ему, как живут богатые. А также, видимо, оставить свой бизнес. Для своих 14 лет Саша был слишком серьёзным.

— Если я уеду, мы будем общаться? – спросил он маму.

— Не знаю, — честно ответила она. – Если только папа не решит иначе.

— Хм. А школу я буду там заканчивать?

— Видимо, да.

— Но я ведь не знаю языка.

— Думаю, папа об этом позаботится, но я не слишком в этом уверена.

— А тебе он что-нибудь хорошее делал за последние лет 10? – спросил мальчик.

Людмила покачала головой в знак отрицания, вновь вспоминая те унизительные минуты, когда она получила отказ Филиппа на просьбу дать денег, на еду его же ребёнка.

– Ну, тогда пусть заедет, я сам ему всё скажу.

На следующее утро Филипп ожидал, что сын уже на чемоданах сидит, поэтому был слегка удивлен, когда никто не бросился в его отцовские объятия. Нет, вместо этого его в дверях встречали две женщины и мальчик.

— Саша? – удивлённо произнёс он. – Ты ещё не собрался?

— Во-первых, приятно познакомиться, папа, — грубовато сказал мальчик. – Во-вторых, я никуда не собираюсь. Ты улетаешь один. Надеюсь, всю жизнь ты тоже проведешь один.

— Почему? Кто научил тебя таким грубостям!.. – воскликнул Филипп. – Ты хоть знаешь, как хорошо можешь жить? В роскоши и богатстве!..

— Грубостям меня научил именно ты, — нахмурился паренёк. – А по поводу того, что я знаю о богатой жизни… а много ли ты знаешь о моей? Я знаю, как мама звонила тебе и просила помочь, а ты сказал, что у тебя времени нет, ведь ты был занят новой семьёй, забыв о старой. Знаю, как тётя Таня соскребала остатки муки со всех полок, чтобы сделать похлебку. Знаю, как мама и тетя Таня урезали свои бюджеты, чтобы купить мне костюм в школу!.. А ты всё это знаешь? Нет, конечно. Откуда тебе. Ты не знаешь ничего обо мне и моей жизни. Так вот, я лучше выберу эту жизнь с мамой и тётей Таней, чем то, что приведет меня к безразличию к своим близким. Сказать по правде, я тебя и за отца-то не считаю. Я тебя первый раз вижу.

— Но… Но… — Филипп так растерялся, что не мог ничего сказать на пламенную речь сына.

— Ты бы шёл, Филипп, а то опоздаешь на рейс, — усмехнулась Людмила. – Саша свой выбор уже сделал.

— Ты ещё пожалеешь об этом, — вздохнул мужчина. – У тебя могло быть всё, а ты…

Он махнул рукой и ушёл.

***

Людмила ничуть не переживала из-за того, что больше о нём до конца жизни не слышала. Ушла певица тихо и спокойно, во сне. Татьяна и повзрослевший Александр организовали её похороны. После церемонии, они вместе сели пересматривать фотографии.

— Наверное, мне нужно съехать, — сказала Татьяна.

— Ты о чём это? – спросил Саша.

— Ну, я помогала твоей маме по хозяйству, а сейчас мне и помогать некому, — вздохнула Татьяна. – Своим углом всё равно так и не обзавелась, так что вернусь к себе домой. Родители оставили дом мне.

— Тань, прекрати эту чушь нести, — отмахнулся Александр. – Мама любила тебя, как свою родную сестру. Мы с ней уже давно говорили, и она переписала эту квартиру на тебя. Так что даже не думай никуда съезжать. К тому же, мы с женой ждём пополнение. Твой опыт пригодится.

Мужчина слабо улыбнулся, а Татьяна в шоке его выслушала. Ей оставили огромную, трехкомнатную квартиру? Людмила?.. Которая ей настолько далёкая родственница, что проще сказать – хорошая подруга! Татьяна уже хотела сказать что-то, как в дверь позвонили.

— Боже, ну кого там ещё принесло… — Саша отправился открывать, и через пару секунд удивленно воскликнул: — Ты?

— Кто там? – Татьяна тоже вышла в коридор и уставилась на постаревшего Филиппа.

— Добрый день, — вздохнул он. – Я звонил, но почему-то никто не ответил. Могу я поговорить с Людой?

— Нет, не можешь, — ответил Саша. – Она три дня назад умерла.

— Как – умерла? – округлил глаза Филипп.

Впрочем, его удивление быстро сменилось предпринимательским тоном.

– Что ж, тогда с тобой, сын. Дело в том, что мои предприятия разорены, и я должен уехать к другу в Канаду, чтобы попробовать наладить кое-какие связи. Для этого мне нужны деньги. Раз Люда уже не с нами, то мне понадобится, чтобы ты отправился со мной к нотариусу и вернул мне эту квартиру. А я бы её продал.

— Ого-го, — несмотря на грустный день, Александр рассмеялся. – Ну, ты даёшь. Конечно, нет. Во-первых, эта квартира уже не моя. Во-вторых, ты нам вообще посторонний человек. Ты никогда нам не помогал, с чего бы нам тебе помочь сейчас?..

— Подожди… Как квартира не твоя? А чья же? – удивился Филипп, игнорируя остальные слова сына.

— Тани, — Саша указала на робко стоящую в дверном проёме женщину.

— Что? Вашей слуги? Люда оставила квартиру слуге?! – разошелся Филипп.

— Ты что… — начал было Александр, но Таня его перебила:

— Я не слуга. И никогда ей не была. Я помогала Людмиле, но мы с ней прекрасно дружили, и я помогала по собственному желанию. И она решила так меня отблагодарить. Законный наследник, Саша, оказался не против. Я бы попыталась Вам помочь, мне одной ни к чему такие хоромы, но раз я слуга… Какое мне дело до барина? – ухмыльнулась Татьяна.

— Подождите секунду, mon chéri, я же не знал всех подробностей! – тут же переменился Филипп.

— До свидания, — настойчиво сказала Татьяна. – Или мне придётся вызвать полицию. Возможно, и налоговую…

Филипп разразился проклятиями, но всё же довольно быстро ретировался. Больше он никого не беспокоил, а Татьяна продала огромную квартиру и купила себе однушку, а на вырученные деньги помогла Александру с дачей, где они могли собраться всей семьёй: Татьяна, Александр, его жена Светлана и их дочка – Лиза.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Антошка

Вы сейчас не в сети