Истории из жизни С чердака послышались чьи-то лёгкие шаги, и тихие голоса. — Кто там? — спросила Ира. И вдруг…

С чердака послышались чьи-то лёгкие шаги, и тихие голоса. — Кто там? — спросила Ира. И вдруг…

Девушка со свечами, свечкой в темноте

– Ну и зачем вам эта головная боль? – возмущалась соседка тётя Глаша. – Вы же городские, вы не знаете, что такое дом в деревне! Воду таскай, дрова коли, печку топи.

– Тетя Глаша…

– Снег зимой чисти, грязь по весне убирай…

Ира только улыбнулась. Тётя Глаша была женщиной простой и прямолинейной. Она большую часть жизни провела в деревне, ей были во всех подробностях известны прелести сельского, тяжёлого быта. Переехав, после смерти мужа, к дочери, она никак не могла нарадоваться лёгкости городской жизни. Здесь горячая вода текла прямо из крана, батареи исправно грели, даже пол был тёплым! А насколько проще навести порядок в квартире! Это ведь не дом, в котором уборка затягивалась на целый день. Да и с ремонтом проще: не надо то латать крышу, то поправлять покосившееся крыльцо. Благодать!

Ну как такому человеку объяснишь, что загородный дом – это мечта? С самого раннего детства, с того момента, как Ира себя помнила, они с братом хотели иметь дом. Большой, уютный, непременно с камином и большущей библиотекой. Они так отчётливо, до мелочей, представляли себе его! Каждый вечер додумывались новые детали, строились планы по обустройству…

– А на чердаке, – рассказывал Вадик, укутывая в одеяло трёхлетнюю сестрёнку, – поставим телескоп, чтобы ты на звёзды смотрела.

– А ты столярничать будешь, – сонно обещала Ира.

После этих разговоров она сладко засыпала, и видела во сне огромное звёздное небо, слышала потрескивание дров в камине, и с наслаждением вдыхала ароматы старых любимых книг.

Осень в этом году выдалась дивной: синь и золото. Высокое небо было таким пронзительно-чистым, лазурным, что казалось, посмотри в него чуть дольше – и глаза начнут слезиться. А деревья сменили своё летнее зелёное одеяние на роскошные красно-золотые наряды.

Ира бродила по разноцветному ковру листопада и не могла поверить, что их с братом детская мечта, наконец-то исполнилась. Они купили загородный дом! Он был в точности таким, каким они, ещё будучи детьми, его выдумали! С камином, витой лестницей на второй этаж, с просторной верандой, и яблонями в саду. Вадим нашёл это чудо по чистейшей случайности: на работе кто-то из сотрудников переезжал в другую страну, и спешно распродавал всю недвижимость.

– Я приехал посмотреть, – рассказывал Вадик сестре, – и просто глазам своим не поверил! Ну не бывает такого! Это же не просто какой-то похожий дом, а вот именно тот, из нашей мечты! Я даже торговаться не стал. Да что там, Ир, я бы ещё и сверху дал денег, только чтобы он был нашим. Он уже, сразу был нашим, понимаешь? Он только ждал нас.

Ира смеялась: Вадик, ее дорогой, самый любимый старший брат, остался таким же романтиком, каким был в детстве! Ничто его не меняло: ни суровая служба в армии, ни необходимость осваивать новую профессию, взамен той, что получил в институте. Ни ранний брак, ни травмирующий, ужасный развод, окончившийся безденежьем и длительным разочарованием в семейной жизни. Может быть, романтика души – это что-то вроде ДНК? На всю жизнь…

Как бы там ни было, но восторг от обретённой мечты, был невероятным! Вадим, как заведённый, носился в город и обратно, привозя то новое кресло-качалку, то огромные коробки, наполненные книгами, то лоскутные одеяла и пушистые коврики.

Ира вдруг обнаружила, что больше всего на свете ей нравится печь пироги с ароматной яблочной начинкой, варить варенье, и засушивать душистые травы для вечернего чая.

– Знаешь, – призналась она однажды брату, – я вот всё чаще думаю о том, что перееду сюда, когда выйду на пенсию. Мне здесь так хорошо! Здесь… Даже не знаю, как сказать…

– Жизнь понятная? – подсказал Вадим.

– Да. Хоть и понимаю, что ну куда там думать о пенсии в двадцать пять лет, но думаю. Из-за возможности не уезжать отсюда.

Брат весело подмигнул. Он прекрасно понимал Иру. Да и как было не понять? Всю жизнь они с сестрой были самыми близкими друзьями.

– Я телескоп тебе привёз, – как бы между прочим, сообщил Вадим за ужином.

– Да ладно! – от удивления Ира выронила вилку. – Ты что, правда… Вадик!

– Ну я же тебе с детства обещал, – улыбнулся брат, – а ты думала, что я забыл об этом? Нееет. Вот сейчас чаю попьём, и пойдём устанавливать, ладно?

Ира радостно закивала, и побежала греть чайник.

– Вадь, я мелиссы насушила в чай. Сейчас принесу! Она в светлице моей, подожди.

Спальня Иры располагалась на втором этаже. Там было огромное окно с видом на ромашковое поле. Ира сразу влюбилась в эту комнату. Там же, на большом дубовом столе, она раскладывала для просушки травы. Душица, мелисса, мята, листья смородины. Ира отломила веточку мяту и прислушалась: ей показалось, что с чердака доносятся какие-то шорохи.

«Может быть, там мыши живут? Да нет, откуда… Вадик же всё проверял».

Она прислушалась ещё раз, внимательнее. Шорохи больше всего напоминали чьи-то лёгкие шаги, и к ним примешивались ещё какие-то звуки. Тихие, но тоже отчётливые…

Голоса!

– Вадик! – она сбежала по лестнице быстрее ветра.

Вадим, не дождавшись обещанной мелиссы, уже допивал чай. Взглянув на запыхавшуюся сестру, он нахмурился:

– Что такое? Ты чего такая бледная?

– Вадь, мне кажется, у нас на чердаке кто-то есть! Там как будто кто-то ходит, и ещё голоса слышно. Ну, вроде как вполголоса разговаривают…

– Так, – Вадим поднялся из-за стола. – А тебе не показалось?

– Да нет, ну точно! Точно не показалось! Я же говорю, голоса и шаги, и…

– Сиди здесь. Я сам поднимусь и проверю.

Он быстро поднялся по лестнице, и скоро Ира услышала, как со скрипом отворился тяжёлый чердачный люк.

Усидеть на месте больше двух минут, не удалось. Беспокойство за брата заставило забыть о собственном страхе, и Ира, вооружившись, на всякий случай, скалкой, отправилась на чердак. Люк был распахнут. Голос Вадима, тихий и спокойный, с вопросительными интонациями, немного успокоил. Значит, всё хорошо. Никакой опасности нет.

– Ира! Спускайся вниз, у нас гости!

Вадим вошёл в кухню, ведя за руки двух маленьких, лет пяти-шести, девочек.

– Садитесь, – предложил он гостьям, и повернулся к обомлевшей сестре, – Ира, у нас там ещё пирог твой остался?

– Мы вас пугать не хотели, – торопливо объясняла та, что была постарше, – просто дом раньше пустой стоял, здесь не жил никто. А чердак здесь хороший, ветер не задувает совсем. И в саду яблоки…

Девчушки оказались сестрами: старшую звали Аней, младшую Ниной. Ира, глядя на то, как быстро дети расправились с пирогом, поняла: они уже давно не ели досыта. Вадим, ничего не говоря, принес хлеба, колбасы, сыра, и нарезал бутербродов.

– А мама ваша где? – спросила Ира.

Глазки младшей девочки тут же наполнились слезами. Аня погладила сестрёнку по плечу.

– Мама в реке утонула. Пошла купаться и не вернулась. Её потом папа нашел.

– Так у вас папа есть? – обрадовался Вадим. – А где же он?

– Папа дома. Он хороший очень, только когда выпьет – страшно, – ответила Аня тихо.

– И часто он пьёт? Вы ешьте, ешьте, – Ира подвинула к сестрам тарелку с бутербродами.

– Не часто, – подала голос маленькая Ниночка, – только если начнёт…

– То дня на три, – закончила Аня.

Вадим посмотрел на сестру.

– Пойду посмотрю, как там их папа, – сказал он мрачно.

Ира мягко коснулась его рукава:

– Не надо. Сорвёшься ещё, до драки дойдёт. Давай лучше я, а ты у калитки постой. Если что вдруг, то услышишь.

– Ладно, – согласился Вадим, после недолгих раздумий. – Только пойдём утром. Пусть, – тут он понизил голос до шёпота, – их папаша хотя бы проспится.

Дверь была не заперта, но Ира всё же постучала. Боязно было зайти, не зная, какую картину застанешь в доме. Никакого ответа не последовало. Пришлось набраться храбрости и постучать сильнее. Наконец раздались шаркающие шаги, и через минуту, Ира увидела хозяина: им оказался хмурый, заспанный мужчина средних лет. Он тупо смотрел себе под ноги, и даже появление незнакомой женщины не привлекло его внимания.

– Здравствуйте, – громко сказала Ира.

Мужчина, не ответив, повернулся спиной и прошёл в комнату. Ира прошла в дом, следом за ним. Хозяин уже сидел на диване, уставившись взглядом в стену.

– Я пришла сказать, что ваши дети у нас… если вы вдруг беспокоитесь.

После этих слов, в глазах мужчины появилась какая-то осмысленность.

– Дети? Спят мои дети. Утро же ещё раннее.. Что вы тут болтаете ерунду, женщина? Вы, вообще, кто?

– Ваши дочери Аня и Нина прятались на чердаке моего дома, – Ира начинала злиться и трудно было сдерживать гневные упрёки, – от вашего пьянства прятались. Мой брат нашёл детей, и они ночевали у нас. А сейчас они не спят, а сидят на моей кухне, пьют какао и едят. Потому что они замёрзли и проголодались, пока вы, их отец, пьёте.

– Женщина…

Мужчина встал. Его качнуло, но он удержался на ногах. Устало потёр лоб.

– Пойдёмте со мной, женщина.

– Куда? Никуда я с вами…

– В детскую. Сейчас вы увидите, что дети дома, и они спят.

Ира послушно пошла за хозяином. Она невольно отметила, что в доме было прибрано, только на кухне по полу разбросаны осколки разбитой посудой. В целом же, повсюду царили уют и чистота.

«Наверное, он был хорошим хозяином… Пока не начал пить.» — Подумала Ира.

Мужчина распахнул дверь в детскую, и замер на пороге комнаты, увидев аккуратно заправленные кровати. Ира, заглянув через его плечо, обратила внимание на то, что комната была большой и светлой. На кроватях девочек лежали мягкие игрушки. Были здесь и детские столики, и большой, явно сработанный руками отца, стеллаж, на котором расположились книги, наборы цветных карандашей, альбомы и краски. Мужчина, в ужасе, повернулся к гостье.

– Где мои дети? – спросил он севшим, от страха, голосом. – Вы их похитили? Что вам нужно? Забирайте всё, только верните детей!

– Успокойтесь вы! Как вам не стыдно! Вы взрослый человек, отец двоих детей, опустились до свинского состояния. Чем вы заняты? Заливаете своё горе, а дети, ваши родные дочери, прячутся по чердакам!

– Господи…

Хозяин схватился за голову. Из-за плотно сжатых губ донёсся сдавленный стон.

– Прекратите, – смягчившись, сказала Ира, – пойдёмте к нам, увидите девочек.

– Анюта! Ниночка! Отец обнял обеих девочек, и разрыдался.

– Папа, не плачь! Не надо плакать!

– Я виноват перед вами, – сказал мужчина, взяв себя в руки.

– Я обещаю, больше никогда в жизни я капли спиртного в рот не возьму. Никогда! И мы снова будем жить счастливо.

Вадим, молча наблюдавший эту сцену, подошёл к мужчине, и подал ему руку.

– Нужна будет помощь, обращайся, – коротко сказал он.

… Город встретил Иру дождём и пасмурной погодой. Вся эта серость и слякоть продолжалась уже неделю, и Ира завидовала брату, оставшемуся пока в деревне. У Вадима был отпуск, и он решил посвятить его обустройству дома мечты.

– Я приеду на выходные, – пообещала Ира, – возьму недельку на своё содержание. Помогу тебе там.

Почему-то ей не хотелось говорить, что кроме помощи брату, в деревню её влечёт и другая причина: соседские малышки. Как они живут теперь?

В субботу она, нагруженная покупками, вышла из машины, навстречу брату.

– Чего тут у тебя? – удивился Вадим, забирая у сестры тяжёлые пакеты.

– Да ты знаешь, Вадик, это я девочкам гостинцев решила привезти. Ну, Ане и Ниночке. Всё время думаю, как они там.

– Да у них всё в порядке. Олег нормальным мужиком оказался. Просто, видимо, сорвало его с горя… Сейчас не пьёт, девчушки сыты, одеты. Прибегают часто, ждут тебя.

– Точно? – подозрительно спросила Ира. Брат улыбнулся:

– Ну хочешь, сходи к ним прямо сейчас. Они обрадуются. На этот раз дверь ей открыли сразу.

– Тетя Ира, ты приехала!

Нина и Аня уже бежали к ней, готовясь обнять. Позади шёл смущённый отец.

– Здравствуйте, Ирина, – поздоровался он.

Сегодня он был абсолютно трезв, да и было заметно, что к алкоголю он больше не прикасается. Ира заметила опрятность его одежды, недавнюю стрижку, и даже уловила приятный аромат одеколона.

– Здравствуйте, Олег. Я кое-что привезла вашим дочкам.

– Может быть зайдёте? Мы как раз собирались обедать. Присоединитесь к нам?

– С удовольствием! – искренне ответила Ира.

– Олег, где вы научились так вкусно готовить? – спросила Ира, когда девочки, нарадовавшись визиту доброй тети и подаркам, убежали играть в детскую.

– А я повар, – засмеялся мужчина. – В ресторане работаю.

– В ресторане? Но ведь в деревне…

– Так мы городские, – обьяснил Олег, – просто в квартире ремонт, вот я временно и привёз сюда семью. Но уже скоро вернёмся в город.

Ира, с удовольствием впитывала окружающую её, атмосферу спокойствия и доброты. Олег, действительно, прекрасно готовил. На столе стояла ваза с букетом свежих полевых цветов. Девочки выглядели умиротворёнными и счастливыми.

– Вы представить себе не можете, – призналась Ира, – как я рада, что у вас все хорошо! Какой вы невероятно сильный, что смогли начать нормальную жизнь! Ваши девочки счастливы, это видно!

– Спасибо на добром слове, – ответил мужчина скромно. – Вот только, если бы не вы…

– Не будем об этом, прошу вас, – голос Иры был мягким, но решительным. – Вы пережили горе, но увидев последствия, сумели взять себя в руки. Я не при чём. Если бы с каждым достаточно было просто поговорить… Нет, Олег, это ваша, и только ваша заслуга.

Всю неделю Аня с Ниной прибегали с самого утра. Вадим уехал в город, переделав всю, оставшуюся в доме, работу. У Иры было полно свободного времени, которое она могла провести с девочками: они вместе читали книжки, рисовали, Ира учила их печь ватрушки и яблочный пирог. Ближе к обеду за дочками приходил Олег. Он забирал детей, а вместе с ними и Иру. Вторая половина дня проходила в их доме. Вместе они играли в настольные игры, рассматривали семейные фотографии. Домой Ира возвращалась только после ужина.

Вадим приехал за сестрой вечером. Она уже успела попрощаться с соседями и теперь, садясь в машину, в последний раз посмотрела на дом Олега. Окна были ярко освещены. Наверное сейчас они все вместе что-нибудь весело готовили на кухне, или сидели за столом и пили чай. А может быть, готовились спать, и Олег, сидя на полу между детскими кроватками, читал вслух любимых Муми-троллей. Олег…

И сам Олег, и его крошки-дочки, стали ей такими близкими, почти родными…

Уезжать совсем не хотелось.

– Увидитесь ещё, – утешил Вадим, заметив сестрину грусть.

– Да, – вздохнула она. – Просто, мне кажется, я буду скучать.

Вадим не ответил. Он знал свою сестру, и видел, что дело не только в соседской дружбе. Она привязалась к малышкам, да и к Олегу тоже.

«Пусть сами решают, что дальше».

Он не знал, что посоветовать Ире. Да если бы и знал, то всё равно, советовать бы не решился. Всё-таки чужие дети – это огромная ответственность: одно дело – провести с ними неделю, веселясь и играя, и совсем другое – принять их как своих собственных, растить и воспитывать.

«Пусть сами решают».

«Осень – золото, а зима – серебро», – думала Ира, глядя на заснеженный сад.

… В жизни Вадима произошли важные перемены: он встретил девушку, на которой собирался, в скором времени жениться. Бойкая, весёлая Яна очень ему подходила. Ира была уверена, что теперь семейная жизнь брата сложится удачно. Теперь счастливые влюблённые занимались приятными хлопотами: украшали дом к Новому Году.

Вадим принёс из леса ёлку, а Яна наплела красивых веночков из еловых веток и рябины.

– Мне кажется, – доверительно сказал сестре Вадим, – если мы с Янкой встретим Новый Год здесь, то у нас всё будет хорошо. Но только, Ир, не вздумай думать, что помешаешь нам! Будем праздновать вместе, и точка.

И Ире ничего не оставалось, кроме как согласиться. Было немного грустно. Она очень надеялась увидеться с Олегом и его девочками, но на двери дома висел большой замок, а судя по тому, что дорожку занесло снегом, уехали они уже давно. Наверное, ремонт в городской квартире закончился. Где-же они теперь? Ира представила, как Олег, вместе с дочками, наряжает новогоднюю ёлку. Подарки «от Деда Мороза», конечно куплены заранее и дожидаются своего часа. Девчушки радуются предстоящему празднику, а Олег любуется дочками.

«Надеюсь, у них всё прекрасно».

В дверь сильно постучали. Ира поспешила открывать.

– Кто это , Ир? – крикнул Вадим из кухни.

– Тётя Ира, это мы!

В дом вбежали шумные, розовощёкие с мороза Аня и Нина. Олег, держа в руках огромный мешок с подарками, улыбаясь, ступил на порог.

– Примете Деда Мороза с двумя Снегурочками? – спросил он.

– С Но-вым Го-дом! – кричали девочки.

Вадим утащил их с собой в сад запускать фейерверки. Яна стояла рядом, и хлопала в ладоши. Олег и Ира наблюдали за общим весельем из окна. Им нужно было многое сказать друг другу. Хотя, всё важное уже было сказано без слов. Олег, Ира, дети… Семья.

— Ведь мы семья? — спросил Олег протягивая бархатную коробочку Ирине.

— Да, улыбнувшись ответила она.

Обнявшись они смотрели как радуются девочки салюту, в эту счастливую новогоднюю ночь, счастливы были все. Каждый по своему.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети