Больная женщина в больнице

Самый дорогой человек на свете

Соня с самого детства знала, что её мама больна сахарным диабетом. Девочка гораздо раньше выучила, что такое таблетки, понижающие глюкозу крови, чем научилась читать не по слогам.

Мама Сони, Ольга Петровна, прекрасно знала свой прогноз. Женщина пыталась как можно больше работать, чтобы успеть скопить денег для своей дочери. Когда Соня окончила школу и пошла в институт, Ольге Петровне приходилось договариваться с медкомиссией, чтобы ее допустили к работе. Инсулинотерапия предполагала, что Ольге придётся уйти с занимаемой должности из-за тяжелого труда и довольствоваться меньшей, чего женщина не могла допустить.

Отец Сони ушёл из семьи, когда девочке было 2 годика, поэтому Ольга привыкла к собственным лишениям во благо дочери. Она принимала таблетки, чтобы не переходить на уколы, даже когда привычный сахар стал зашкаливать за 14-15 единиц, при норме в 5,5. Ольга понимала, что таким образом только приближает неотвратимое, но не собиралась заставлять дочку отказываться от мечты выучиться на ветеринара. Соня прекрасно понимала, как её маме тяжело, и она очень корила себя за то, что не могла помочь ей. Девочка старалась подрабатывать по мере возможностей и каждый раз уговаривала маму уволиться с работы и сходить к врачу, чтобы ей назначили уколы. Ольга Петровна всё время отшучивалась, и, в конце концов, Соня просто устала бороться за здоровье матери. Сложно поверить, но Ольге Петровне даже стало в какой-то степени легче от этого, она частенько думала над тем, чтобы согласиться с предложением дочери о смене работы, но каждый раз с сожалением отвергала эту затею. Денег не хватило бы. Так они и жили: Соня училась и подрабатывала, а Ольга Петровна игнорировала лечение.

Соня уезжала на учёбу в другой город, поэтому подолгу не виделась с мамой, они общались лишь по телефону. Ольга Петровна скучала по своей дочке, но понимала, что в институте ей некогда особо разговаривать. Да и Соня совсем молодая, только-только начала подпускать к себе мальчика, тут уж явно не до маминой скуки. Молодой человек Сони был знаком е с детства, они несколько лет подряд отдыхали в одном лагере. Ольга радовалась, что они встретились через столько лет, ну, не это ли называется судьба?

Соня часто рассказывала, что они делали с Кириллом на выходных, и женщина вспоминала свою первую любовь. Если за дочь Ольга Петровна не беспокоилась, то о работе стоило бы поволноваться. Близилась очередная комиссия, а терапевт, который давал заключение о профпригодности, как назло уволился. Договариваться с новым врачом будет трудно, а тут еще и сокращение пошло. Сократить Ольгу против ее воли не могли, пока учится Соня, но женщина задумывалась, не уйти ли добровольно? Тогда она получит оклад за 6 месяцев, продаст квартиру в этом городе и сможет переехать к Соне, купить ей собственное жилье. Пока она еще жива и может работать, можно взять ипотеку, а потом…

Ну, страховку она обязательно оформит, квартиру у дочки не отберут. Ольга Петровна тяжело вздохнула, мрачно размышляя над перспективами. Пора было смириться с тем, что долго с регулярным сахаром крови в три раза выше нормы она не проживет. Отвлек от мыслей ее телефонный звонок.

— Сонечка, привет, — радостно произнесла Ольга.

— Привет, мамочка, — ответила дочь. – Как у тебя дела?

— У меня всё хорошо, а ты как? Что нового было в институте? – с улыбкой спросила женщина.

— Ой, сегодня рассказывали про стандарты пород всяких разных, — начала Соня и взахлеб пересказывала всё, что сегодня узнала.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Ей нравилось учиться и нравилось делиться результатами успеха с мамой.

— Как здорово. Ну, ты уже прямо профессионал, я тобой очень горжусь, — улыбалась Ольга Петровна.

— Спасибо… Мама. А когда ты пойдёшь к врачу? – грустно спросила Соня.

— Я как раз хотела с тобой поговорить об этом.

— Правда? – девочка не поверила своим ушам.

— Ну, да. Понимаешь, у нас на работе сейчас сокращение. Меня выкинуть против воли не могут, пока ты учишься, но кто знает, будет ли ещё за два года твоего обучения сокращение. Я вот тут и подумала. А что, если мы купим квартиру? Я могу уйти под 6 окладов, продать жильё здесь, ну, возьмём ипотеку, но зато квартирка тебе будет. И я устроюсь на другую работу, — рассказала женщина о своих планах.

— Да ты, наверное, шутишь… — растерянно пробормотала Соня.

— По поводу чего?

— Да по поводу всего… Мамочка, я, правда, очень хочу, чтобы ты ушла с этой работы. Но мне не нужно покупать никаких квартир. Давай просто на вырученные деньги будем снимать, а потом я уже доучусь и тогда вот ипотеку и оформим.

— Соня, но лучше же платить за своё, чем за съемное, — возразила мама девушки.

— Ох, мам… Не знаю. Это ведь будет больше, — вздохнула дочка.

Ей, конечно, хотелось иметь своё жильё, но тогда неизвестно, что будет с работой мамы. А вдруг ей придётся снова работать где-то на тяжелых должностях?

– И к тому же, я что-то не услышала про твой поход к врачу.

Ольга Петровна рассмеялась.

— Сонечка, обещаю, что как только уладим все дела, я схожу к доктору.

— Ну, тогда ладно, — тоже улыбнулась Соня.

Хоть раз мама пообещала сходить к врачу.

– Я тогда жду твоего прибытия!

— Сначала разберусь с работой и продам квартиру. Пока ещё не знаю, сколько это времени займёт.

— Будем надеяться, что не слишком долго. Я соскучилась по тебе, — сказала Соня.

— И я по тебе очень соскучилась…

Они поговорили ещё немного. Теперь Ольга Петровна была уверена в своих действиях. После разговора с дочерью женщина принялась искать подходящего риэлтора, как только нашла – сразу же позвонила. Они договорились о встрече завтра, чему Ольга была приято удивлена. Кажется, такой человек быстро продаст квартиру, он ценит своё время. К тому же, сделка в его интересах в первую очередь, поэтому не стоит волноваться. А вот с работой…

Если здесь всё понятно: прийти, сказать, что хочет попасть под сокращение и дожидаться 6 окладов, то как поступать с работой в новом городе? Какие там вакансии, какие условия, востребована ли вообще профессия Ольги…

Хотя по профессии она устроиться уже не надеялась, ей бы хватило какой-нибудь вахтовой работы упаковщицей или фасовщицей. Звёзд с неба хватать не надо, но и уборщицей работать не хотелось после 30 лет занятости на производственной фабрике. Ольга встретилась с риэлтором, который, конечно, поморщился, узнав о сумме, за которую хочет Ольга продать квартиру, и даже попытался уговорить её на скидку, но женщина не собиралась занижать стоимость. Риэлтору пришлось согласиться работать с тем, что есть. Ольга справедливо рассудила, что если бы сделка была очень маловероятной, то он мог бы и отказаться от сотрудничества. А раз согласился, то, значит, она выдвинула нормальную цену, а риэлтор просто хотел сэкономить своё время. Но нет, Ольге важны были деньги.

На следующей смене на работе Ольга подошла к начальству и заявила о готовности расстаться со своей должностью. Процедура была несложная, все документы были на руках, так что надо было просто отработать две недели. Ольга решила, что сразу поедет к Соне, независимо от того, продастся квартира или нет за столь короткое время. Уж слишком она соскучилась по дочери.

Соня не знала, как реагировать на поступки своей мамы. С одной стороны она была рада, что её мама уйдет с фабрики. Условия труда там были по-настоящему жесткими, если не сказать хуже, но платили, конечно, достойно. Однако Соня помнила и про заболевание Ольги Петровны. Она нуждалась в инсулинотерапии, но не могла согласиться на неё из-за того, что тогда её уволили бы с работы, как непригодную к условиям труда. А Ольга Петровна не могла этого допустить из-за обучения Сони. Девочка чувствовала себя виноватой в том, что мама гробит свое здоровье из-за нее. А теперь она хотела еще и квартиру покупать!..

Это ведь не шутки. Можно было бы просто продолжить снимать, подождать, пока Соня выучится, устроится на работу, а там уже и ипотеку взять. И Соня могла бы выплачивать большую часть суммы, чтобы ее мама не перенапрягала себя на работе. Но Ольга Петровна думала, что лучше уж побыстрее приобрести жилье. Куда она так торопится?

Этим же вечером Ольга Петровна позвонила дочке, чтобы рассказать ей о том, что она успела сделать. Соня была удивлена тому, как быстро ее мама принимает решения, сама она была человеком куда более пассивным.

— Подожди, ты хочешь сказать, что всё это сделала за один свой выходной? – растерянно спросила дочка.

— Я просто очень по тебе соскучилась, — улыбнулась Ольга Петровна. – Так хочу тебя увидеть.

— Мамочка, я тоже соскучилась, честно. Но мне кажется, что ты себя перенапрягаешь.

— Да ну, ерунда всё это. Но это не было ерундой.

Чем ближе становилась дата отъезда, тем сильнее нервничала Ольга Петровна. Она собрала уже все вещи, которые хотела увезти с собой, заказала перевозку, купила билет на поезд…

Но все чаще задумывалась, не совершила ли она ошибку. А сможет ли она устроиться на работу на новом месте? Но в любом случае, идти назад уже было нельзя. Настал день отъезда. Риэлтор приводил нескольких покупателей, но пока еще не было ничего ясно. Поезд отходил в 8 вечера, Ольга Петровна как раз следила за тем, как загружают все ее подушки, одеяла, бытовую технику и так далее, когда зазвонил телефон.

— Алло, Ольга Петровна, добрый день. Вы в городе ещё? – звонил риэлтор.

— Да, пока ещё да. — Отлично. Ольга Петровна, поздравляю, у нас сделка, — довольно объявил риэлтор.

– Нужно подписать бумаги и передать их в МФЦ, всё это можно сделать за сегодня, сам договор могут выслать почтой, если Вам так будет удобно, либо можете сами забрать его, но на оформление всех документов потребуется около пары недель.

— Да, да, о Господи, я даже поверить не могу!.. – Ольга Петровна действительно не верила такому удачному стечению обстоятельств. Это ж надо же!.. За несколько часов до отъезда!..

Когда она уже смирились с тем, что придётся подождать на съёмной квартире заключения сделки.

– Я подъеду, конечно.

Покупатель тоже был заинтересован в скорейшем заключении сделки, а когда узнал, что Ольге Петровне не потребуется времени на переезд, то и вовсе был вне себя от радости. Словом, все складывалось очень удачно, и женщина посчитала это хорошим знаком. Сделку заключить успели, подписали все документы, оплатили пошлину, и Ольга Петровна отправилась на вокзал с чувством облегчения. Теперь она сюда точно уже не вернется, надо смотреть только в будущее, несомненно, счастливое будущее. Уже в поезде Ольга Петровна позвонила своей дочке.

— Соня! Ты не представляешь!.. Угадай, откуда я? – весело спросила Ольга Петровна.

— Судя по голосу, наверное, со свидания, — рассмеялась девушка.

— Лучше! Продала квартиру, — радостно сообщила женщина.

— Не может быть! Сегодня?!

— Да, буквально только что! Из МФЦ сразу поехала на вокзал.

— Ого, мам, ну ты даешь!.. Поздравляю! – Соня искренне обрадовалась за маму, женщина уже начинала сомневаться в своем плане, много нервничала, даже начала снова курить, хотя пару лет назад еле бросила.

И вот, наконец, все вопросы со старой квартирой решились.

– Я жду тебя уже! Мы с Кириллом тебя встретим.

— Хорошо, а потом мы отпразднуем, — улыбнулась Ольга Петровна.

На следующий день она уже прибывала в город, где училась её дочка. В город, где ей предстояло обустроиться…

Но об этом потом. Ольга Петровна с нетерпением ждала, когда поезд затормозит, чтобы первой выйти из вагона. А когда заметила на перроне свою дочь с Кириллом, то её сердце и вовсе чуть из груди не выпрыгнуло. Наконец-то, она увидит свою малютку!..

Для матери ребёнок всё равно навсегда останется ребёнком, крошкой, малюткой, сколько бы лет там ни прошло. И вот поезд с визгом затормозил, проводник открыла дверь, и Ольга Петровна тут же выбежала навстречу дочке. Их объятия были долгими, они смеялись и радовались встрече. В тот же вечер они втроем отпраздновали продажу квартиры. Ольга Петровна уже видела Кирилла мужем Сони, поэтому заранее приняла его в семью. Ей нравился этот парень, он хозяйственный, работящий и уж точно Соню никогда не обидит. На следующий день, когда Соня была на учебе, Ольга Петровна начала искать подходящие квартиры, но поняла, что совершенно не знакома с районами. Конечно, нужна была помощь риэлтора. Это дело она решила доверить Соне, не любила Ольга Петровна пользоваться интернетом без острой на то надобности. А пока стоило бы сходить в банк и узнать все об условиях ипотеки. Вот это дело для нее.

Через пару месяцев Ольга Петровна вместе с Соней уже ездили смотреть квартиры. Остановились на новом доме, построенном буквально год назад. Хозяйка квартиры изначально вкладывалась в строительство, чтобы потом выставить жильё на продажу, уже дороже, конечно, поэтому она даже не жила там. Словом, это была совершенно новая квартира в хорошем доме. Соне она очень понравилась, девочка уже видела, как они с мамой будут жить здесь: комната для нее, комната для мамы и гостиная. Прекрасный просто вариант. К тому же хозяйка квартиры согласилась сделать скидку, если Соня и Ольга Петровна решат покупать квартиру прямо сейчас, пока женщина в городе. Переглянувшись, мама с дочкой негласно решили: берём. Так и появилась уютная трёхкомнатная квартира. Ольга Петровна тут же принялась её обставлять, сделала небольшой косметический ремонт и купила мебель. Соня была в шоке, откуда столько денег?

Однажды Соня решила поговорить об этом с матерью. Ольга Петровна как раз просматривала вакансии, она уже прилично отдохнула, пора было выходить на работу.

— Мам, можно нескромный вопрос? – спросила девушка.

— Какой? – не отрываясь от ноутбука, спросила Ольга Петровна.

— Откуда у тебя столько денег?

— В смысле? – теперь женщина взглянула на дочку.

– Я же продала старую квартиру, вот оттуда и деньги.

— Ну, как-то многовато мы тратим… — произнесла Соня.

— Ну, я взяла потребительский кредит ещё, да, — пожала плечами женщина. Соня округлила глаза.

— Мама!.. А чем же мы платить будем? Мне ещё полтора года учиться, чтобы нормально работать!..

— Не переживай, солнышко, — улыбнулась Ольга Петровна. – Я всё рассчитала. Процент был небольшой, платеж в месяц маленький, ну, ипотека, конечно… Но всё равно нам есть, чем платить. А вот сейчас я устроюсь на работу, и совсем не о чем будет волноваться.

— Ну, не знаю… Мам, мы могли бы вообще этого ничего не делать. Почему ты решила сразу покупать квартиру?

— Я же объясняла. Чтобы за своё платить. Сонь, не переживай. Пока ещё это мои проблемы, а я выкручусь, ты же знаешь, — улыбнулась женщина.

Да уж, выкручиваться Ольга Петровна умела. Соня тяжело вздохнула, но не стала продолжать разговор.

На самом деле всё было не так хорошо. Подходящих вакансий не было, а деньги уже заканчивались. Но Ольга Петровна и виду не подавала, она должна обеспечить дочку, ей ещё рано беспокоиться о финансовых делах. Еще через месяц женщина нашла подходящую работу. Её нервы уже были на пределе, она начинала ругаться с дочкой по всяким мелочам: пришла поздно, есть не хочет, музыку громко слушает…

Всё раздражало Ольгу Петровну, но это была буквально секундная слабость. Всё равно она очень любила свою дочку. Но теперь, когда вакансия была найдена, женщина немного успокоилась. Она переживала из-за испытательного срока.

— Мам, ну что ты так нервничаешь, это же, в конце концов, просто работа упаковщицы, — попыталась успокоить мать Соня.

— Ну уж прости, что меня хватает только на работу упаковщицы!.. – Ольга Петровна восприняла это как оскорбление.

Она вообще уже несколько дней подряд плохо себя чувствовала, её тошнило, постоянно хотелось пить, побаливал бок. Женщина списывала это всё на стресс и возможный подъем сахара из-за этого. Пользоваться глюкометром и контролировать свое состояние ей было некогда, а если честно, то страшно.

— Мам, я не хотела тебя обидеть. Я просто хотела сказать, что ты точно пройдёшь все эти дурацкие отборы, — попыталась оправдаться Соня.

Она видела, что с мамой что-то не так и не хотела ее злить лишний раз.

— Ладно. Да, извини, — выдохнула Ольга Петровна.

– Я, наверное, пойду спать уже, Сонечка. Что-то я переволновалась и плохо себя чувствую.

— А что случилось? – с тревогой спросила Соня.

— Да просто нервы на пределе из-за всех этих новых мест. Тошнит, бок немножко болит. Ладно, я пойду, спокойной ночи, — женщина поставила чашку с недопитым чаем к раковине, а с собой взяла двухлитровую бутылку воды.

Она уже пару дней за ночь выпивала два литра и ещё ходила на кухню, чтобы попить кипяченой воды. Наверное, из-за этого и тошнило и бок болел.

— Ладно… Спокойной ночи.

Ночь выдалась крайне неспокойной. Через несколько минут после того, как женщина ушла спать, Соня увидела её бегущей к туалету и зажимающей рот рукой.

— Мама! С тобой всё в порядке? – подскочила девушка к двери.

— Да, да… — сдавленно простонала Ольга Петровна. – Наверное, отравилась чем-то…

— Тебе вызвать скорую?

— Нет, пройдёт…

За всю ночь женщине не стало легче, она периодически бежала к туалету, пока Соня не догадалась сделать ей противорвотное средство. После этого женщина кое-как заснула. Ее ужасно мучила жажда, а если она много пила, то ее тут же рвало. Выход на работу явно придется отложить…

А ведь это была такая замечательная вакансия…

Но в таком состоянии и речи быть не могло о том, чтобы куда-то идти. Ольге Петровне не стало лучше и на следующий день. Из-за бессонной ночи появилась ужасная слабость, ее то трясло от озноба, то было очень жарко. Есть она не могла ничего. Соня очень переживала, но мама настояла на том, чтобы девушка не прогуливала учебу. Когда Соня вернулась, Ольга Петровна спала. Только девушка успела порадоваться, что маме легче, как женщина со стоном проснулась. Её снова тошнило и при этом сильно хотелось пить. Про болящий бок она думала меньше всего. Соня продолжала твердить про скорую, но Ольга Петровна категорически отказывалась. Ей просто нужно отлежаться пару дней, и все пройдет. Но и через пару дней ей не стало легче, только хуже. Соня со слезами на глазах делала маме уколы от тошноты.

— Мамочка… Пожалуйста, давай вызовем скорую… — просила дочь.

— Нет, Сонь, всё пройдет… Мне уже получше… — с закрытыми глазами отвечала женщина.

— По-моему, тебе не лучше, — всхлипнула Соня.

— Лучше, лучше… Мне бы поспать немножко…

— Мама, нужно вызвать врача. А вдруг это сахар?

— Нет, я мерила, для меня нормально, — соврала Ольга Петровна.

Ей было уже откровенно плевать на свое состояние. Хотелось только пить и спать. И чтобы бок перестал болеть.

— Мам, я вызову врача!..

— Сонечка, тебе для этого нужны мои документы, чтобы меня забрали. А я их спрятала.

— Что?! Зачем?! – округлила покрасневшие от слез глаза Соня.

— Чтобы не уезжать никуда, доченька… Все, я засыпаю уже…

Соня бросилась к сумке мамы. Действительно, ни паспорта, ни полиса не было. А Соня не была уверена, что тогда скорая сможет госпитализировать её маму. Но скорая была необходима. Девушка принялась перерывать все документы, искала, где только могла, но не нашла. Через пару часов проснулась Ольга Петровна с новым рвотным позывом. Уколы от тошноты уже не помогали.

— Мама! Где документы?! – закричала Соня, стоя у двери в ванную.

Девушке стало по-настоящему страшно за здоровье и жизнь своей мамы.

— Ох, — Ольга Петровна вышла из ванной, прижимая руки к груди. – Что-то сердце колет… Хорошо, дочка, давай вызовем скорую. У меня под подушкой паспорт.

— Мама! – женщину качнуло, но Соня поймала ее и помогла удержаться на ногах.

– Боже, какая я дура, что слушала тебя все это время! – девушка осторожно вела маму к кровати. – А ты, тоже мне, взрослый человек! Прячешь паспорт от меня под подушкой!

— Сонечка, ну, не кричи, мне и так плохо…

— А вот не похоже! Было бы плохо, давно бы вызвала скорую! – девушка злилась.

Ей было легче злиться, чем пребывать в ужасе.

Скорая приехала через 20 минут после вызова. Узнав о сахарном диабете, фельдшер тут же сделала анализ на своем глюкометре. Сахар крови был 28 единиц. Фельдшеру оставалось только удивиться, как Ольга Петровна еще не впала в кому. Конечно, ее срочно госпитализировали. Соня пыталась не плакать, но это было сложно.

Приехав в больницу, Соня обнаружила в приемном покое свою знакомую, Анну, которая училась на врача и подрабатывала медсестрой. Она была подругой Кирилла, а, соответственно, и подругой Сони. Выслушав историю Сони, которая постоянно срывалась на слезы, Аня попыталась успокоить подругу, хотя ей было сложно это сделать. Ольга Петровна явно уходила в кому, женщину тут же направили в реанимационное отделение. Сердце Сони готово было разорваться от ужаса. Она ругала себя, винила в произошедшем, но уже ничего не могла сделать.

Всю ночь Соня просидела в больнице. Состояние Ольги Петровны было стабильно тяжелым, это все, что ей говорили. Анна, видимо, рассказала Кириллу в двух словах о том, что произошло, потому что парень вскоре после госпитализации Ольги Петровны приехал к Соне. Он пытался успокоить свою девушку, но был бесконечно далек от медицины и мало чем мог утешить Соню.

— Сонь, ты зря тут сидишь, — после смены подошла к ней Анна. – Лучше звони из дома, за день такое состояние не поправят.

С этого и начался кошмар Сони. Он длился 9 месяцев. Ольге Петровне становилось то лучше, то хуже. В первое улучшение её даже выписали домой, но у женщины уже были сильнейшие осложнения: она плохо ходила из-за полинейропатии, на ногах начали образовываться диабетические язвы. Их невозможно было вылечить, и Соня только меняла повязки. Ей пришлось стать для мамы сиделкой, менять ей белье, помогать ходить до туалета, если она была дома, а если нет, то надевать подгузники для взрослых, ставить капельницы и заставлять пить все таблетки, готовить еду…

И это, пожалуй, было самым страшным. Врач сказал следовать строгой диете, где были разрешены всего несколько продуктов. Ольга Петровна стала капризной и постоянно ругалась на Соню из-за еды, которую, по её словам, не стали бы есть даже свиньи. Нервная система Сони была расшатана до предела, она плакала по нескольку раз на дню. Ей было жалко и маму и себя. Кирилл просто не мог найти слов для утешения. Он всячески помогал Соне, но, конечно, его помощи было мало. Ольга Петровна оформила ипотечные каникулы по состоянию здоровья, хотя бы платежи по ипотеке приостановили. Но, видимо, это потребовало всех оставшихся сил женщины. Ее снова увезли в больницу, на этот раз все было так серьезно, что пришлось ампутировать несколько пальцев на ноге из-за диабетической стопы. Ее постоянно переводили из реанимации в общее отделение, а потом обратно. Соня просто устала ожидать худшего и надеяться на лучшее. Она злилась и на себя, и на маму. Почему, ну почему она сразу не вызвала скорую, наплевав на все эти документы?! Разобрались бы в процессе. Нет, из-за ее нерешительности ее мама уже 9 месяцев между небом и землей. Состояние Ольги Петровны ухудшалось, сахар в крови хоть и стабилизировали, но развившиеся осложнения потихоньку высасывали из нее жизнь. Однажды Соне утром позвонила Анна.

— Сонь… — Аня тяжело вздохнула. – Ты как?

— Что случилось?.. – мёртвым голосом спросила девушка.

— Случилось. Я посмотрела с утра список умерших… Мне очень жаль…

После этих слов Соня смутно всё помнила. Она кричала и плакала, потом каким-то образом у нее дома оказался Кирилл и буквально вытащил ее из оконного проема, девушка собиралась спрыгнуть с 9-го этажа. А потом все становилось только хуже.

Похороны, перебирание вещей, звонок из банка. Оказывается, ипотечные каникулы закончились. Пора было платить. Соня кое-как объяснила ситуацию, она до сих пор принимала успокоительные.

— Примите соболезнования, — как можно деликатнее сказала звонившая из банка девушка.

— Спасибо, — вздохнула Соня. – Что мне надо делать?

— Платежи приостановятся, пока Вы не вступите в права наследования. Вам надо будет подойти к нам в офис, оформить документы.

— Хорошо, — ответила Соня и повесила трубку.

Ей не до документов было. Но её заставил идти Кирилл. И как выяснилось, не зря. К тому времени, как Соня набралась сил и решимости для этого дела, уже пора было вступать в наследство. Но в банке ее просто огорошили страшной новостью. Страховка жизни её мамы закончилась за 5 дней до её смерти. Ипотека гаситься банком не будет, Соне придётся выплачивать всё самостоятельно. Девушка по новому кругу впала в депрессию. Откуда она возьмет 30 тысяч только на платеж по кредитам? Родственников у неё не было, Кирилла она просить не могла. Оставалось только продать квартиру за ипотечный долг, если повезёт. А на свои подработки снимать что-нибудь. Соне было ужасно жаль расставаться с квартирой, которую они с мамой совсем недавно купили. Не один вечер она провела в слезах. Но делать было нечего. Как только она получила наследство, так сразу и выставила квартиру на продажу. Повезло, что покупатели нашлись быстро. Наверное, дешево продавала, но Соне было плевать на деньги. Ей было просто жалко полюбившуюся квартиру. Тем более ту, что они с мамой покупали вместе. Теперь в память о маме у нее не останется ничего. Соня последний вечер проводила в своей квартире. Она продала все вместе с мебелью, с собой брала только мелочи. И вот, квартира стояла словно и не тронутая, а столько горя видели ее стены…

Соня набрала номер Кирилла.

— Сонь, привет. Как ты? – парень ответил практически сразу же.

— Нормально. Я продала квартиру, — спокойно сообщила Соня.

— Сонь…

— Все нормально, — соврала девушка и шмыгнула носом.

Конечно, Кирилл сам ещё доучивался и был не в состоянии помочь Соне с платежами, она его и просить не думала, а сразу сказала о своем решении.

— Ты очень сильная, — сказал Кирилл. – Ты собрала вещи?

— Да тут особо и собирать нечего.

— Хорошо, тогда я буду через полчаса, поедем домой.

— Домой?.. – не поняла девушка.

— Да. Родители купили мне студию для старта. Ты поживёшь со мной, если хочешь, конечно. Я очень хочу. И жду тебя.

Соня поджала губы, по её щекам стекали слезы.

— Спасибо… — только и смогла вымолвить она.

Через два года молодые люди поженились. А ещё через год смогли переехать в новую трёхкомнатную квартиру, ведь им нужна была детская – Соня была на третьем месяце беременности.

Оставьте свой голос

2 голоса
Upvote Downvote

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.