Бабушка

Бабушка

Зинаида Ильинична всю жизнь прожила в деревне с мужем.

Женщине было 74 года, когда с её любимым сыном, Виктором, произошла катастрофа. Виктор уехал жить в город ещё давно, часто навещал родителей в деревне, отношения у них были прекрасными. А когда Виктор женился, и у него появилась дочь, так мужчина и стал привозить с собой свою семью. С невесткой старики тоже подружились, Ирина была очень отзывчивой, честной, трудолюбивой девушкой, ну и дочь, Оля, также любила дедушку с бабушкой.

И всё было просто прекрасно, пока не произошла катастрофа. Виктор вёз жену с дочерью обратно в город после выходных в деревне. Шёл сильный дождь, и он мог бы остаться на ночь, но утром им с Ирой нужно было на работу, а Оле пора было в школу. В какой-то момент на шоссе выскочила то ли собака, то ли лиса – в темноте не разобрать было. Виктор резко затормозил, машину «повело», он не справился с управлением. Автомобиль был полностью разбит, «всмятку», как принято говорить в таком случае, выжить не смог никто.

Зинаида Ильинична слегла в больницу, когда узнала. Успела только охнуть, а в следующую минуту муж уже вызывал «скорую», только после того, как он вызвал помощь своей жене, он позволил и себе поддаться эмоциям. В больницу отправились оба. Зинаида Ильинична не находила себе места от горя, а когда слезы кончились, она просто бесцельно смотрела в окно. Ее муж смог более или менее оправиться, хотя бы внешне. Но на самом деле ему было очень тяжело смириться с такой утратой. Он и не смог.

Через 3 года после смерти сына на фоне нервного истощения и постоянных переживаний у Юрия Георгиевича случился инсульт, оправиться после которого он уже не смог. Зинаида Ильинична пережила еще один инфаркт.

Кое-как похоронив и оплакав мужа, старушка совсем замкнулась, сидя в деревенском доме. Она не делала заготовки, рубить и возить дрова женщина просто не могла физически. Словом, к зиме она совсем не подготовилась. Хорошо, что были переживающие соседи, которые поделились, чем могли. И хоть суровые три месяца зимы выдались очень тяжелыми, полуголодными, холодными, но Зинаида Ильинична смогла их пережить.

Едва снег немного подтаял и покрылся настилом, как Зинаида Ильинична засобиралась в лес дрова колоть. Она уже совсем замерзала, понимала, что в зимнюю стужу ей не вывезти из леса сани на себе, замерзнет она. А тут весна уже почти пришла, солнышко есть, может, и получится дров набрать, чтобы печку растопить.

Старушка взяла сани, топорик из сарая и отправилась в лес. Кого она обманывала? Она и так не могла топором размахивать, а за зиму ослабела совсем. Зинаида Ильинична пару раз безрезультатно стукнула тупым топориком по стволу молодой березки, уронила инструмент в снег, села на санки и заплакала. Что же ей делать? Как прожить без мужа и сына? За что с ней так жестоко обошлась судьба?

Когда ноги ощутимо замерзли, старушка заставила себя успокоиться. Если она останется здесь ещё на пару часов, то и обморожение получит. Март, конечно, тоже весна, но далеко не теплое солнце почти зашло. Надо успеть вернуться засветло в деревню. Зинаида Ильинична поднялась с санок, немного потопталась на месте, чтобы замершие ноги не подвели и отправилась искать неподалеку валежник и хворост. Кое-как справившись с этим, старушка обвязала веревку саней вокруг пояса и пошла домой. Едва успела до вечера. Зато она растопит печку. Первый раз с момента смерти мужа…

Зинаида Ильинична снова расплакалась, но теперь это длилось недолго. Часто, но недолго. Растопив печку и немного отогрев окоченевшие руки, старушка отправилась в погреб, проверить, сколько у нее осталось картошки. Запаса был еще один мешок. На всю весну, конечно, не хватит, но уж больно есть хочется. Зинаида Ильинична со вздохом взяла несколько картошин и отправилась в дом. Сварила себе ужин, добавив к картофелю небольшой кусочек копченого сала, которое принесла соседка. Горькие слезы сами собой брызнули из глаз. Неужели она вот так и закончит свою жизнь? В голоде?…

Пенсии, которую приносил почтальон, банально на еду не хватало. А ведь самое тяжелое время было впереди. Весна – период года, когда в деревне заканчиваются зимние запасы, и все приступают к работе. Зинаида Ильинична тоже по мере сил разбила огород. Ей было очень тяжело сажать рассаду, которую она купила на жалкие гроши своей пенсии. Спина болела, ноги болели, голова кружилась, давление подскакивало. О разведении домашнего скота не могло быть и речи. Может, денег хватит на парочку куриц, не больше. Зинаида Ильинична не представляла себе, что делать, если с урожаем что-то произойдет. И ведь, конечно, произошло. К тому времени соседи с извиняющимися взглядами давали старушке то литр молока, то половину буханки хлеба. Не было у односельчан ни денег, ни урожая, да и семьи у всех большие. Зинаида Ильинична это прекрасно понимала, ничего не просила, но если предлагали, то не отказывалась. Есть-то тоже хотелось.

И вот, на огороды налетели полчища жуков и саранчи. А у старушки просто сил не хватило обработать все пестицидами, о том, чтобы теплицу поставить и речи быть не могло. Мало того, что насекомые испортили половину урожая, вторую половину погубила засуха. Системы полива, конечно, у пенсионерки не было. Соседи помогали с поливами, но они должны были быть такими частыми, что практически весь день люди занимались ношением воды. А у них и свои огороды, да побольше, чем у Зинаиды Ильиничны. В общем, с огорода удалось собрать лук, немного ягод, несколько кочанов капусты, чуть больше мешка картошки и огурцов на пару трехлитровых банок. Куриц купить так и не получилось, Зинаида Ильинична всё-таки пыталась спасти посевы и почти всю пенсию потратила на отраву для вредителей и на необходимые для себя продукты. Старушка растерянно оглядывала свои «припасы» на зиму. Она понимала, что еще одной такой зимовки не переживет. А то, что удалось собрать… конечно, этого было слишком мало. Даже до нового года не хватит. А ведь нужно хоть раз в месяц покупать какое-то мясо, воду тоже было тяжело из колодца носить.

Зинаида Ильинична вышла из дома, присела на крыльцо и горько заплакала. Ей надо было беречь полученные продукты, но так хотелось есть, что она вспомнила голодные времена и принялась собирать лопухи с одуванчиками, тихонько причитая.

— Это можно отварить и съесть… — плакала старушка. – Не могу кушать то, что на зиму заготовлено, а то помру с голоду…

Так и жила Зинаида Ильинична. Соседи видели, как женщине тяжело, как она страдает. Конечно, они бы не бросили бабушку Зину, но и им тоже нужны были заготовки, продукты. Многим они не помогут несчастной старушке.

Кто знает, пережила бы Зинаида Ильинична эту зиму или нет, если бы не встретила Светлану. Как раз в тот момент, когда старушка на своем участке собирала лопухи, по деревенской дороге шла девушка, просматривая бумаги в папке. Она услышала, что совсем рядом кто-то всхлипывает. Девушка покрутила светловолосой головой и увидела за хлипким заборчиком бабушку, одетую в какое-то платье, знавшее лучшие времена: виднелись 4-5 заплат. Старушка набрала охапку каких-то сорняков с корнями, от которых отваливались комья земли, обнажая тоненькие нити корневой системы. Явно не плоды, кажется…

Девушка прищурилась. Кажется, это обычные сорняки. Светлана присмотрелась к старушке. А Зинаида Ильинична тем временем тяжело опустилась на крыльцо и принялась очищать корни.

— Здравствуйте!.. – крикнула девушка, задирая голову над заборчиком. – Извините, что беспокою… А что Вы, собственно, делаете?..

Зинаида Ильинична обратила заплаканные глаза на девушку. Явно городская, одета модно, чистая. И наверняка сытая. Старушка заплакала пуще прежнего, чем не на шутку перепугала Светлану.

— Я просто очень хочу кушать, — кое-как выдавила бабушка, отряхивая одной рукой корни лопуха от земли, а второй вытирая слёзы.

Что испытала в этот момент Светлана сложно описать. Она никогда еще не видела столь глубоко несчастного человека. Все естество девушки сжалось от сожаления и боли. Она судорожно вцепилась в сумку и плотно сжала зубы, чтобы не расплакаться от жалости к бабушке.

— Подождите… Позвольте зайти. Откройте, пожалуйста, калитку, — попросила Светлана.

Нельзя позволить старушке есть это. Зинаида Ильинична поднялась с крыльца, оставив свои сборы дожидаться, пошла открывать.

— Вы простите меня, — всхлипнула старушка. – Да только я ничего не продаю и ничего не покупаю. Да и в дом даже пригласить не могу на чай. Чай давно кончился… — она не сдержалась и опять зарыдала в голос.

— Ну что Вы… Вот, у меня есть вода с собой, попейте, — девушка достала из сумки неоткрытую бутылочку с водой и отдала старушке. – И чай мы все-таки попьём, я мигом в магазин сбегаю. А пока вот, у меня есть печенье, яблоко… — Светлана вытряхнула всю сумку.

К сожалению, печенье с яблоком это всё, что она захватила на перекус. Знала бы, хоть бы бутерброд какой сделала…

— Что Вы, мне не надо, — попыталась отказаться бабушка.

— Берите, берите! – строго сказала Светлана. – Перекусите пока. В Вашем-то возрасте и голодать – не дело это. Я в магазин схожу и вернусь, чаю с Вами попьём, поговорим, хорошо? Вам сладкое можно?

— Кто же Вы? – спросила Зинаида Ильинична, вытирая новые слёзы.

— Я работник социальной защиты. Я помогаю людям, попавшим в беду. А мне кажется, что не просто так Вы плачете и лопухи пытаетесь кушать.

— Не просто… — согласилась старушка и попыталась улыбнуться. – Хорошо. Я жду Вас.

Светлана тоже ответила улыбкой и отправилась в магазин. Её сердце бешено колотилось, а руки тряслись. Что же приключилось с этой женщиной? Дом, вроде, приличный. Похоже, она прожила здесь довольно долго. Может, муж умер? Наверное, так и есть. С потерей кормильца далеко не все справиться могут. А бабушка молодец, держится еще. Старенькая она, наверное, не может полноценное хозяйство развести. Почему же внуки не помогают? Может, детей не было?..

Самые разные догадки посещали голову Светланы, пока она закупала в магазине необходимые продукты: мясо, курицу, рыбу, хлеб, консервы, молоко, крупы, масло, чай, колбасу, сыр, сухари и печенье и кое-что еще. Света понадеялась, что овощи у старушки есть, уж слишком тяжелыми получались пакеты. Ну а если нет, то еще раз сходит. Ей было совершенно не жалко тратить собственные деньги на незнакомую бабушку. Не от хорошей жизни она пыталась лопухами наесться. Сгибаясь под тяжестью пакетов, Светлана вернулась к домику. Старушка охнула и кинулась на помощь.

— Внученька, да ты что, тяжести такие тащить!.. Давай помогу хоть!.. — Зинаида Ильинична много бы не унесла, но хоть чем-то помочь могла.

— Что Вы, мне совсем не тяжело, — натужено улыбнулась Светлана. – Откройте лучше калитку, пожалуйста.

— Да куда ж ты, внученька, столько всего накупила, да никого помочь не попросила. Ты ж городская? – хлопотала вокруг девушки Зинаида Ильинична, всё ещё стараясь принять часть нагрузки на себя. – Как в город-то свой все это потащишь? Надорвешься ведь!..

— Ничего я в город не потащу, — Светлана с пыхтением дотащила пакеты до крыльца дома старушки. – Это я Вам на первое время помочь.

— М… мне?.. – переспросила Зинаида Ильинична, округлив глаза.

— Ну, конечно, — Света присела на крылечко и принялась разминать успевшие онеметь пальцы. – Тут только самое нужное, но на пару недель должно хватить. Надеюсь, у Вас овощи есть? Если нет, то я ещё схожу…

Света оглянулась на старушку, но та не могла говорить. Она подтянула воротник платья к лицу и вытирала им стекающие слезы. Так и стояла растерянная бабушка, не в силах даже «спасибо» сказать своей спасительнице. Светлана все прекрасно поняла. Похоже, в жизни этой женщины трагедия произошла совсем недавно. Девушка поднялась с крылечка и обняла старушку за плечи. Зинаида Ильинична тоже обняла Светлану трясущимися руками. Они простояли так несколько минут, пока пенсионерка не смогла немного успокоиться.

— Спасибо… внученька… — наконец, смогла вымолвить Зинаида Ильинична.

— Не за что, я просто хочу Вам помочь. Давайте пройдём домой? Всё-таки я не откажусь от Вашей помощи, — усмехнулась Светлана. – Можете пока кастрюльку там какую на плиту поставить? А то я сама проголодалась, может, кашей пообедаем? Вроде, на кашу всё есть.

— Да, да, конечно, — улыбнулась старушка. – Уж это я мигом сготовлю.

У Зинаиды Ильиничны была настоящая русская печь, внутри которой было и место для готовки. Также в доме стояла газовая плитка, конечно, но старушка не очень ее любила. К тому же, баллон с пропаном давно закончился, а на новый не было денег. Пока бабушка растапливала печь, ставила внутрь горшочки с кашей и бульоном для щей, да чайник, Светлана познакомилась с ней. Приготовилось все быстро.

Старушка времени не теряла: как только закипела вода в чайнике, тут же приготовила чай, нарезала колбасы и сыра для бутербродов, положила на тарелку яблоки из собственного сада, а тут и каша подоспела. Для бульона, правда, понадобится побольше времени, но Зинаида Ильинична уже решила, что Светочка, как она тут же принялась называть новую знакомую, от нее без супа не уйдет.

— Зинаида Ильинична, Вы просто великолепно готовите!.. – изумилась Светлана. – Никогда бы не подумала, что обычная гречневая каша может быть такой вкусной.

— Эх, да я бы грибочков ещё добавила, да не собирала той осенью, а пока нету ещё… — застенчиво сказала старушка.

— Спасибо Вам за обед, — улыбнулась Света.

— Да что там, обед, — грустно улыбнулась Зинаида Ильинична. – Разве это обед?.. Эх. Спасибо тебе, Светочка, что помогла бабке.

— Зинаида Ильинична, — Светлана кашлянула. – Я понимаю, что Вам тяжело об этом говорить, но… Я, правда, очень хочу, чтобы Вы больше не попадали в такую ужасную ситуацию. Я хочу занести Вас в нашу программу социальной помощи. Это бесплатно, разумеется, у нас есть спонсоры. Я сама буду к Вам приезжать и помогать по хозяйству, но кроме меня будет еще одна девочка приходить. Кроме того, Вы будете получать деньги. Мне необходимо собрать о Вас кое-какую информацию, чтобы мы могли посчитать, сколько средств Вам понадобится на закупку дров, содержание дома и животных… В общем, вот. Не могли бы рассказать, что же всё-таки у Вас произошло в жизни?

— Ну, — старушка тяжело вздохнула. – Сын с его семьей у меня погиб 4 года назад. Муж почти год назад. Я не подготовилась сама к зиме, вот и… Ай, — Зинаида Ильинична махнула рукой от досады. – Не могу я уже по лесам прыгать, да дрова рубить. Не смогла вот в этом году даже огород нормальный разбить. Всё, что удалось собрать, в погребке лежит, да только там от начала холодов и до нового года не хватит. Не знаю, что и делать. Ох… Скотины у меня нет никакой, ее и содержать же нужно. А я не могу…. Вот и всё.

— Ого… Примите мои соболезнования, — вздохнула Светлана.

Неудивительно, что старушка оказалась в таком затруднительном положении. Раньше, наверное, сын помогал, да и муж мог дров наколоть. Куда ей самой такой дом держать… Определенно помощь бабушке нужна.

— Спасибо, — кивнула головой Зинаида Ильинична, но теперь не заплакала. Светлана так ей помогла, так переживала…

Старушка буквально чувствовала, как сжимается сердечко девушки, когда она обнимала саму Зинаиду Ильиничну. Света действительно помочь хочет, а не просто так распыляется. Такому человеку как-то и рассказать об утрате оказалось легко. Хоть выговориться. А то давно к старушке гости не заглядывали. Она уже и забыла, как это приятно: накормить кого-то с дороги или после тяжелого трудового дня. Зинаида Ильинична слегка улыбнулась.

— Я рада, что смогла хоть немного поднять Вам настроение, — заметила Света.

— И за это тебе, Светочка, спасибо, — шире улыбнулась старушка.

Они ещё немного поговорили, старушка кинула овощей в суп. А потом Светлана вдруг решила оставить не слишком приятные рабочие вопросы и поспрашивать у Зинаиды Ильиничны о ее молодости. Старушка удивилась, а потом захихикала.

— Да ну, зачем тебе знать это? – смеялась бабушка.

— Просто так, — улыбалась Светлана.

— Да неужели интересно?

— Спрашиваете!.. Само собой, — тоже рассмеялась девушка.

Зинаида Ильинична вспоминала молодость, рассказывала Свете много интересных и забавных историй. Впервые за 4 года старушка искренне смеялась и радовалась. Вскоре были готовы щи, которыми Зинаида Ильинична окончательно завоевала сердце Светланы. То ли девушка так проголодалась, то ли продукты лучше, чем городские, то ли из печи вкуснее, да только таких щей она и в ресторане русской кухни не пробовала никогда. Светлана нахваливала стряпню Зинаиды Ильиничны, а старушка заливалась румянцем. Ей было так приятно, Света словно вернула мир и покой ее душе, принесла какое-то тепло в продрогшие стены этого дома. Вечером Света вспомнила, что не спросила об уровне дохода, а когда услышала ответ Зинаиды Ильиничны, едва ли могла поверить, что женщина, проработавшая всю жизнь, вообще может получать такие гроши.

— Так не по трудовой книжке работала, — развела руками Зинаида Ильинична. – Только совхоз в стаж пошёл. Да, может, швея ещё… А так, понимаешь, Светочка, время такое было, что главное семью прокормить, а уж где и как ты работаешь – уже неважно.

— Понимаю, — вздохнула Светлана. – Ладно, Зинаида Ильинична. Спасибо Вам огромное за гостеприимство. От Вас прямо уезжать не хочется, — улыбнулась девушка.

— Так коли не хочется, так и не уезжай, — сказала старушка и задумчиво добавила: — Витя вот тоже не хотел тогда уезжать.

— А знаете, — вдруг Света приняла неожиданное решение. – А если разрешите, то я с радостью останусь. Можете меня закрыть в какой-нибудь комнате.

— Да зачем же мне тебя закрывать, внученька? – удивилась Зинаида Ильинична.

— Ну, я всё-таки чужой человек, мало ли… — пожала плечами девушка.

— Ты мне уже как родная внучка, — улыбнулась старушка. – Разве чужой человек стал бы спасать чужую бабку от голодной смерти, да бешеные деньги на продукты тратить?

— Зинаида Ильинична… — смутилась Света. – И вовсе не так уж много я потратила… Я просто помочь хотела…

— Помогла, — с улыбкой ответила бабушка. – А теперь я вот тебе постелю бельё, да одеяло принесу, чтобы не замерзла.

— Так лето же ещё, да и печь у Вас вон какая теплая, — заметила Света.

— Но с одеялом-то приятнее спать, — довольно ответила Зинаида Ильинична и отправилась за постельным бельём.

Светлана проводила её взглядом. Улыбка так и не покидала её губ.

Утром Зинаида Ильинична накормила девушку завтраком и только после этого отпустила в город.

Светлана примчалась в офис организации и тут же выложила всю историю жизни Зинаиды Ильиничны, не забыв обратить особое внимание на уровень её доходов. Конечно, тут же было решено занести старушку в базу и оказывать ей посильную помощь, как физическую, так и материальную. Светлана сама вызвалась ездить в бабушке Зине и помогать с хозяйством. Ей на замену поставили ещё одну девушку, как и предполагала Светлана, но для себя она уже решила, что постарается сама как можно чаще бывать у Зинаиды Ильиничны.

Была у Светы и своя трагичная история. Ее любимая родная бабушка скончалась 8 лет назад. Девушка очень любила старушку, долго плакала, переживала. Но с тех пор твёрдо знала, чем хочет заниматься по жизни. А Зинаида Ильинична была так похожа на её бабушку, такая же заботливая, добрая, ласковая, готовит так же вкусно, совсем как ее родная бабуля! Да ещё и внучкой повадилась называть Светлану.

Девушка не могла дождаться следующего дня, чтобы вернуться в деревню и рассказать Зинаиде Ильиничне радостную новость: осталось только формальности с бумагами уладить, и всё готово. А сама Света уже может помочь ей собрать урожай ягод или яблок, что там сейчас идет…

В общем, девушка была довольна проделанной работой. Она радовалась, что Зинаида Ильинична больше не будет голодать или мёрзнуть зимой. Нет уж, теперь у старушки всё будет отлично.

На следующий день Светлана проснулась пораньше и тут же поехала в деревню. Уже знакомым маршрутом она приехала к дому Зинаиды Ильиничны. Старушка вышла встречать Свету, как только услышала звук мотора. От заплаканной бабушки и следа не осталось! Зинаида Ильинична буквально помолодела. Приоделась, улыбалась, глаза сверкали. Света непроизвольно улыбнулась, руки сами собой потянулись обнять старушку. И Зинаида Ильинична с радостью приняла эти объятия.

— Я вот забыла спросить, когда ты ещё приедешь, внученька!.. Ждала тебя, чувствовала прямо, что сегодня будешь, — улыбалась старушка. – Пойдем скорее в дом, ты, наверное, и не завтракала дома? А я вот пирожков напекла, ещё даже не закончила! Пойдём, пойдём, дорогая, а то совсем из сил выбилась, пока в глушь эту ехала.

— Зинаида Ильинична, ну Вы даёте!.. – рассмеялась Света, тем не менее, покорно проследовала в дом за радостной бабушкой. – А у меня для Вас новости есть.

— Какие же? – спросила Зинаида Ильинична, не особо интересуясь: она выбирала пироги посимпатичнее и побольше для Светы.

— Мы Вас включили в программу социальной помощи, — улыбнулась Света. – Остались кое-какие бумажки заполнить, уже со следующего месяца Вы будете получать материальную поддержку, ну, а я к Вам буду приезжать каждые выходные. А если надоедать не буду, то и чаще могу.

— Светочка… — Зинаида Ильинична обернулась к девушке.

В её глазах стояли слезы. Она понимала, что эта худенькая белокурая девочка, которая была так похожа на её родную внучку, буквально спасла её от голодной смерти этой зимой. Да ещё и продолжает заботиться о старушке, слушает ее рассказы с интересом…

Неужели Зинаида Ильинична снова для кого-то важна?..

— Ну что Вы, зачем же плакать?.. Разве это не хорошие новости?

— Отличные, — старушка быстро вытерла слезы. – Светочка, я тебе очень благодарна. Спасибо тебе…

— Ой, да что Вы… Я с радостью буду помогать Вам по дому, — улыбнулась девушка. – Если честно, то Вы очень напоминаете мне мою собственную бабушку. Она уже покинула нас, давно, но… Именно благодаря ей я занимаюсь этой помощью.

— Она бы гордилась своей внучкой, — кивнула Зинаида Ильинична. – Я точно знаю это.

— Спасибо, — улыбнулась Светлана.

— Погоди минуточку, на вот пока пирожки попробуй, — спохватилась старушка и поставила огромное блюдо перед Светланой, которая и за весь день не справилась бы с тем, что на нем было.

— А Вы куда? Помогите мне с такой порцией!..

— Сейчас приду, — улыбнулась старушка. Выйдя в сени, Зинаида Ильинична подвинула стремянку к чердаку.

Ох, не в её возрасте-то лазить, ну да ладно. Покряхтев, старушка забралась наверх, сняла замок с большого сундука, в котором лежали всевозможные предметы: от столового серебра до бархатных штор. Покопавшись в вещах, Зинаида Ильинична извлекла из большого сундука маленькую шкатулку. Повертела её в руках, задумчиво хмыкнула, достала ключ, который висел на цепочке рядом с крестиком, и открыла шкатулку. Забрала маленький предмет оттуда, вернула шкатулку на место и медленно спустилась обратно. Немного отдышалась – такие-то физические упражнение на восьмидесятом году жизни!..

Зинаида Ильинична вернулась к Свете, которая с упоением поедала горячие пирожки.

— Зинаида Ильинична, очень вкусно!.. – похвалила Света, проглотив очередной кусок.

Старушка довольно улыбнулась. Да, именно так и надо поступить.

— Светочка, у меня для тебя подарок есть, — начала Зинаида Ильинична. – Ты, пожалуйста, прими его. Отнесись с пониманием. Хорошо?

— Ну… — Света забеспокоилась.

А вдруг что-то ценное? Она не может обирать старушку. Пока такие мысли крутились в голове, Зинаида Ильинична протянула на слегка подрагивающей ладони большой золотой перстень с рубином. Светлана округлила глаза и уставилась на украшение.

— Это перстень моей пра-пра-прабабушки, — поведала тем временем старушка, подтверждая опасения Светланы по поводу ценного подарка. – Это наша маленькая семейная реликвия. Наследуем из поколения в поколение. И вот, я хочу, чтобы этот перстень перешёл к тебе, Светочка. Я знаю, что ты его не потеряешь, передашь дальше. Прошу тебя, прими его.

— Зинаида Ильинична… Я не могу взять такой дорогой подарок, — покачала головой Светлана.

— Так а кому он ещё нужен? Продать я его не могу, совесть не позволяет. А семьи у меня не осталось. Только ты…

Светлана серьёзно посмотрела на старушку. Для неё действительно важно было знать, что семейная реликвия не затеряется среди обломков дома лет через сто, к тому же родственников известных у Зинаиды Ильиничны и правда не было. Немного посомневавшись, Светлана выдохнула.

— Хорошо, — сказала она. – Спасибо Вам, Зинаида Ильинична, за столь дорогой для Вас подарок. Я буду хранить его, передам своим детям, накажу им передать дальше. И все будут знать, откуда он.

— Вот и славно, — улыбнулась Зинаида Ильинична и надела перстень на подрагивающий от волнения палец Светланы. – Тебе очень идёт.

Светлана помогала Зинаиде Ильиничне по дому, делала с ней заготовки на зиму, ходила за грибами в лес…

Они так подружились, что девушка называла старушку «бабушкой», а та в ответ звала Свету «внучкой». Светлана хранила подаренный перстень, чтобы в конце своего жизненного пути передать его своим детям, как и обещала.

Дзен рассказы, читать на дзене истории из жизни, реальные случаи из жизни людей в бане. Деревенские смешные случаи читаем Яндекс. Трогательные до слёз откровения. Истории измен, о любви, предательстве. Свёкр и сноха. Тёща. Астрология. Гороскоп. Снегурочка. Новый год. Снохачество. Бабушка и внучка. Жена и муж. Измена. Здесь можете читать онлайн бесплатно.

Вы сейчас не в сети