Светлая душа

Сколько себя помнил Сергей, хорошего в его жизни было мало.

Правда в местах столь отдалённых не был. Но, иногда приходила мысль — пойти, ограбить какой-нибудь ларёк и сесть. Там крыша над головой, кормят. Вон Витька из соседнего села — всю жизнь на зоне провёл. Ходка за ходкой. Трезвый бровалился, а пьяный плакал и рассказывал какие ужасы там творятся.

Но не это сдерживало Сергея. Просто не мог он. Наверное в крови у него это было. Лучше попросит, чем чужое возьмёт.

Жил в крошечной хатёнке, которая досталась ему от бабы Сони. Кто говорил, что родная она ему была, а кто склонялся к тому, что пожалела женщина пришлого парнишку и приютила. Бабушкой его назвалась. Серёге тогда девятнадцатый шёл.

Где он жил доселе, как в селе очутился — говорить не хотел. Однажды только бросил в сердцах:

— Хорошо хоть не убили! Вывезли и выбросили.

Устроили его скотником в совхоз. Работал ладно, но дичалый был. Ни с кем в дружбе не сходился. Только, придя домой, становился самим собой — добрым, заботливым и простодушным.

Когда ему минуло тридцать — всё изменилось. Бабушка умерла. Совхоз развалился. Работы не стало. Образования у Серёги никакого не было. Промышлял случайными заработками.

Женщины и раньше на него внимания не обращали, а тут и вообще шарахаться стали, как от чумного. К тому же не виден он был лицом и не складен телом.

Этой осенью, как всегда, Серёга работал у Михаила на заготовке дров. Работал хорошо, с азартом. Хозяин кормил добротно. Всегда горячего борща было вдоволь. Там и жили в зимовьях.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

И приглянулась Сергею новая повариха. Справная такая деваха. Говорили, что разведёнка с дитём. Бойкая, на язык скорая. Короче, прямая противоположность Серёге.

Ожил мужичок. Иногда улыбаться начал. Мужики заметили причину этих перемен. Только Настя, казалось, ничего не видела.

И решил он сам подойти к молодой женщине и открыться. Небывалая храбрость с его стороны. Ему уже сорок, а ей только тридцать. Но настроил себя серьёзно — сейчас или никогда.

Она не приняла его признаний. Высмеяла перед всей бригадой. Кричала, что он голь перекатная.

— Что ты мне можешь предложить? Свою халупу?! — она смеялась ему в лицо.

— Перестань, Настя! — одёрнул её Генка, крупный, не по годам рассудительный мужичок. — Серёге бы бабёнку хорошую. Он дельный, рукастый. Эх, бабы, бабы… .

Мужики встали стеной за Сергея. Только поэтому он не ушёл в тот же день, а доработал до конца сезона. Зарплату всегда брал дровами.

Дома колол монотонно берёзовые чурки и горькие мысли крутились в его голове. Как бы он хотел быть богатым и состоятельным. Всё бы за это отдал! Может и Настя посмотрела бы тогда на него другими глазами.

Эта мысль свербила в его голове не один день. Он ни спать, ни есть не мог.

И тогда к нему постучали в дверь. Не так уж и громко, но настойчиво.

Вошёл седой мужчина в длинном, чёрном пальто. Прошёл к столу и молча сел. Он рассматривал Сергея долго и , наконец-то, заговорил:

— Мне есть, что вам предложить.

— Мне ничего не надо. Да и платить нечем. — Сергею не нравился гость, но что-то подавляло его волю и он не мог противиться.

— Вы ведь хотите быть богатым? — пришедший лукаво улыбнулся.

— А кто же не хочет… . — Серёга нервно сглотнул. Откуда пришелец знает его тайные мысли?

— Я могу вам помочь. Подпишите вот здесь. Кровью. Вы будете богаты, а я всего лишь получу вашу душу. Когда придёт время… — незнакомец развернул перед хозяином лист бумаги.

«Всего лишь душу… . » — Сергей, не задумываясь, проколол палец иглой и расписался. Что это — душа? И кому она нужна?

Когда ушёл гость Серёга даже не заметил.

А на утро проснулся знаменитым. Пришло письмо из нотариальной конторы. У него объявился родной дядя. В какой-то далёкой Австралии. Нужно было подписать документы. От нотариуса Сергей вышел миллионером. Всё своё состояние умерший родственник завещал единственному племяннику.

Только деньги радости Серёге не принесли. Что с ними делать? Ну, дом купил себе справный в центре села. Телушку стельную привёз из соседней деревни. Сена купил, угля на зиму. На этом его фантазия и закончилась.

Пробовали какие-то ребята к нему подкатывать. Растрясти на деньги. Но ретировались, так ничего и не успев. Испугались чего-то, а чего — одному Богу известно.

Слух прошёл, что у Насти дочка тяжело заболела. Наша медицина помочь не могла. Советовали везти ребёнка за рубеж.

Вот тогда и пришла Анастасия к Сергею. Стала изображать симпатию. Только пусто на душе у него было. Так пусто, что аукай и эхо отзовётся.

— Я же тогда не подумав тебе отказала. Да и ты нахрапом. Так разве делается? За женщиной поухаживать нужно… — ластилась молодка.

А Сергей смотрел на неё пустыми глазами и ничего в ней более не находил.

Обижать не стал, но дал себе зарок — на порог её больше не пускать.

Дочку Насти всё-таки вывезли в Израиль. Пришли очень большие деньги от человека, пожелавшего остаться неизвестным. Их хватило и на операцию, и на реабилитацию. Сердечку малышки больше ничего не угрожало.

Потом, на месте совхозной фермы, выросло тепличное хозяйство. Ранние овощи и зелень пользовались большим спросом. Рабочие получали не плохую зарплату. А часть прибыли ежемесячно перечислялась в Детский дом. Работодателя боготворили, но никто и никогда его не видел. Даже управляющий.

В сельскую школу завезли дорогие компьютеры. Сказали — спонсор.

Четыре многодетные семьи въехали в большие, новые дома. Им помогли закупить дойных коров, поросят, птицу. Они не знали кого благодарить. Человек не захотел открывать своё имя.

Сергею часто снился один и тот же сон. Тот, седой, смотрел на него злобно и угрожающе. Но страшно, почему-то, не было.

Так прошло пять лет. Село было, как у Бога за пазухой.

Выстроили новый ФАП. Привезли хорошее оборудование. Взамен старой, деревянной школы теперь стояла новая, просторная, кирпичная. Учёбу медалистов в высших учебных заведениях кто-то оплачивал. А кто — никто не знал.

Много чего в посёлке изменилось. Появилось двое фермеров. Большое пасечное хозяйство. Приходили крупные суммы на счета, людям кто-то помогал встать на ноги и развернуться.

Ближе к Троице Сергею приснилась женщина. Лицо доброе, открытое. Вся в белых одеждах. Смотрит на него, а ему так хорошо от её ласкового взгляда.

— Добрая у тебя душа. — она еле ощутимо коснулась его плеча.

— Так нет у меня её. Продал я … . — Сергей опустил глаза.

— Душа — самое ценное, что есть у человека. Да, ты её продал. Но ничем не запятнал и не очернил. Поэтому она , по-прежнему, принадлежит Богу.

Ушёл он на Троицу. Как сказала одна из старушек — все, кто уходят в святые праздники — попадают прямо в рай.

Оставьте свой голос

1 голос
Upvote Downvote

Напишите , пожалуйста ниже, что вы думаете об этой истории. 

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.