Грустный мальчик

— Я столько лет просила Бога, чтобы он позволил мне тебя увидеть перед смертью, а теперь не жалко и умереть

— Наконец-то скоро выпускной!

Коля уже начал искать себе недорогое жильё. Сразу после выпускного он найдёт себе любую работу и уйдёт из родительской квартиры. Осталось каких-то два месяца и ему стукнет 18 лет. В груди Николая бушевала предчувствие новой жизни.

Жить с мачехой было уже просто невыносим: постоянные придирки, недовольный вид, откровенная неприязнь. Коля уже просто не мог терпеть отношение к себе, как приблудному нахлебнику.

Варвара Ивановна была женщиной ещё далеко не старой, но очень властной и терпеть не могла пасынка. Раньше она хоть как-то скрывала своё отношение, надевала маску доброй и милой, приёмной матери, покрайней мере в присутствии отца.

Полтора года назад отец Николая Василий Семёнович попал в автомобильную аварию и погиб. Всё случилось быстро и неожиданно, и с того момента жизнь подростка круто изменилась.

Коля вообще с детства был замкнутым и нелюдимым ребёнком, возможно из-за того, что всегда чувствовал, что мачеха его не любит. Вернее Варвара Ивановна и не пыталась стать ему матерью. Она сразу расставила все точки над «i». Велела называть её по имени и отчеству, и объяснила 4 летнему малышу, что она ему не мама.

Василий Семёнович по городским меркам был человеком далеко не бедным. Сначала он работал простым дальнобойщиком, колесил по всей стране и прилично зарабатывал. Вскоре отец Коли скопил необходимую сумму денег и приобрёл свою первую фуру, и с тех пор работал только на себя. Через некоторое время Василий Семёнович купил ещё один грузовик, потом ещё и ещё, и уже перестал сам уезжать на дальние расстояния. Просто нанял штат водителей, а сам занимался исключительно руководством.

Николай смутно помнил, что когда-то жил с мамой. Однажды, много лет назад папа привёз его в свой дом и познакомил с молодой и красивой женщиной.

— Знакомься Коля, теперь это твоя мама.

Но маленький мальчик ещё прекрасно помнил свою настоящую родную маму и никак не мог полюбить чужую тётю. Он помнил подслушанный разговор отца и этой самой тёти.

— Вася, мальчик же не грудной младенец, почти всё понимает. Ну какая я ему мама? Да и соседи, или знакомые могут ему рассказать правду, как только малыш подрастёт. Сам понимаешь, на чужой роток не накинешь платок. Уж пусть лучше с самого начала знает, что я ему не родная. В дальнейшем будет меньше разочарование, да и проблем.

— Наверное ты права, — согласился отец. — Ну, а как же? Не тётей же он тебя будет называть.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Пусть зовёт по имени и отчеству. Я и так буду любить твоего сына, как своего, как бы он меня не называл…

Коля долго тосковал по матери, плакал, просил отца отвезти его обратно, но Василий Семёнович только прижимал мальчика к себе и ничего не отвечал. Наконец, когда у мальчика случилось самая настоящая истерика, когда он рыдал и требовал маму, Василий Семёнович не выдержал и резко ответил сыну:

— Коля, твоя мама от нас ушла навсегда. Понимаешь?

— Как это ушла навсегда? — мальчик резко прекратил истерику.

— Мама теперь на небесах, но она всегда будет рядом с тобой, поверь мне сынок, — отец смущённо отвернулся и добавил. — Я всегда буду рядом с тобой и Варя тоже. Мы будем любить тебя так же, как и мама.

В этот день ребёнок поражённый тяжёлым известием почти весь день проплакал своей комнате, но постепенно смирился с мыслью, что мамы больше нет и в сердце Коли навсегда осталась память о тёплых маминых руках, доброй улыбки и её любящий взгляд.

Ребёнка очень скоро отдали в детский сад, Варвара категорически не хотелось сидеть дома с пасынком и в итоге настояла на своём.

— Вась, мальчику будет лучше среди сверстников, так он быстро забудет свою маму и успокоится. Кроме того, в садике дети лучше развиваются, занимаются… Там его всему научат и подготовят к школе.

И отец снова согласился с женой…

Бизнес Василия Семёновича развивался и набирал обороты. Поэтому отец всё меньше времени проводил дома. Да и когда возвращался, то больше проводил времени с Варварой, как-никак молодая супруга требовала внимания, а Василий был без памяти влюблён в неё и не мог ей ни в чём отказать.

Рос Коля практически предоставленный самому себе. Мальчик чувствовал отношения мачехи и рано замкнулся, стараясь не вызывать у Варвары приступов злости. Он рано понял, что жаловаться отцу бесполезно. Когда Василий Семёнович был рядом Варвара выглядела доброй и нежной. Она изображала любовь к пасынку, но стоило отцу уйти на работу, как из кроткой овечки женщина превращалась тигрицу и уже не скрывала неприязнь к мальчику. Она открыто ненавидела ребёнка и щедро одаривала его подзатыльниками…

Однажды мальчик не выдержал и пожаловался отцу.

— Папа, скажи Варваре Ивановне, чтобы она меня не била.

— Да что ты выдумываешь? — не поверл Василий Семёнович. — Варя любит тебя, как собственного ребёнка.

Тогда мальчик расплакался и показал оставленный синяк на руке, когда мачеха схватила его за руку. Отец в тот момент сильно рассердился и позвал жену:

— Варвара, немедленно объясни откуда у моего сына этот синяк?! Ты что действительно позволяешь себе распускать руки?! Я этого не допущу!

Варвара испугалась в тот момент:

— Да ты что Вась? Я люблю нашу Коленьку. За кого ты меня принимаешь?

Она театрально расплакалась и обратилась к ребёнку:

— Коленька, зачем ты так со мной? Разве я заслужила такое отношение к себе? И это твоя благодарность за мою любовь и заботу? А ты Вася если поверил, что я могу причинить вред нашему мальчику, значит ты меня не любишь. И мне кажется, что нам не стоит жить вместе. Я ухожу от тебя!

Варвара пошла ва-банк и не прогадала, Василий Семёнович безоговорочно поверил супруге и даже отругал сына за то, что он придумывает небылицы про такую добрую Варвару.

С тех пор прошли годы. Коля уже пошёл в школу. Но одно он понял раз и навсегда: отец в любом случае поверит мачехе и ему уже никуда не скрыться от ненависти этой злой женщины, так хорошо заботилась о нём при отце и так ненавидела его, когда они оставались одни.

Мальчик рос совершенно одиноким. Он никому не доверял, рано узнав цену лицемерия взрослых и мечтал только об одном: поскорее вырасти, навсегда покинуть отчий дом, чтобы никто и никогда уже не мог над ним издеваться…

Вскоре, после смерти отца жизнь стала совсем невыносимой. Мачеха вступила в наследство и теперь при каждом удобном случае, а это практически постоянно, попрекала пасынка.

— Вот взвалила хомут на свою шею. Живёшь на всём готовом, пальцем о палец не ударил, а всё волком смотришь. Когда же я избавлюсь от тебя, неблагодарный ребёнок.

Все дела по фирме отца Варвара Ивановна переложила на плечи своего любовника, заместителя Василия Семёновича. Было видно невооруженным взглядом, что отношения этих двоих начались гораздо раньше, ещё при жизни супруга, а теперь они не скрывали свою связь. Кроме того, мачеха стала всё чаще прикладываться к рюмке, тогда её злость ещё сильнее выплескивалась наружу и она издевалась над Колей всё изощреннее. А подросток просто терпел, лелея мечту о том, как очень скоро уйдёт из этого дома и навсегда забудет о существовании злой мачехи и настоящией ведьмы, каких описывают в сказках…

Вот наконец-то настал долгожданный выпускной вечер. Николай успешно сдал все выпускные экзамены и готовился переезжать из дома. Когда после выпускного, держа в руках аттестат зрелости Николай вошёл в дом, мачеха как всегда была уже на веселе, но впрочем это мягко сказано. Она была пьяна в стельку.

— Ооо, явился, не запылился, — встретила его Варя пьяно ухмыляясь. — Выпусничёк, когда же я избавлюсь от тебя. Как же ты мне надоел…

— Не переживайте, — ответил Николай отворачиваясь от нестерпимых паров алкоголя и неряшливого вида мачехи, — Я завтра же от вас уезжаю.

— Неужели? Неужели бог услышал мои молитвы, — засмеялась Варвара. — Первая замечательная новость за несколько лет только. Сразу предупреждаю, свои загребущие ручонки в наследство не протягивай! Здесь всё принадлежит только мне!

— Мне от вас ничего не нужно. Живите, как хотите. Хотя такой дружбой с бутылкой вам не долго пользоваться папиными деньгами.

— Ишь ты как заговорил! — разозлилась женщин. — Что голос прорезался?! Убирайся немедленно из моего дома, щенок неблагодарный! Вместо спасибо, он мне ещё дерзить вздумал!

— За что спасибо? — брезгливо проговорил парень. — За то, что вы меня лишили детства? За то, что устроили мне невыносимую жизнь?

— Да хотя бы за то, что я не отправила тебя в детский дом.

— Отец бы этого не допустил!

— Много ты знаешь о своём отце. Да он у меня под каблуком был, я могла легко уговорить его на что угодно! Поверь мальчишка, в арсенале каждой женщины есть множество способов убеждения. Твой папаша не был ангелом. Я сразу добилась, чтобы он бросил твою мать. Василий не долго жил на две семьи, ты этого не помнишь, маленький ещё был. Вася большую часть жизни с твоей матерью проводил в командировках, но чаще командировками он просто прикрывался, а сам уезжал ко мне. В конце концов мне это надоело и я поставила твоего отца перед выбором. Догадайся, долго ли он колебался? Даже можешь не сомневаться, не раздумывал ни минуты.

Не в силах больше слушать этот алкогольный бред Николай ушёл в свою комнату и стал собирать вещи.

Первое время парень жил на даче своего бывшего одноклассника, но вскоре нашёл работу в автомастерской стажёром, и как только получил первую зарплату сразу снял маленькую недорогую квартирку и переехал в новое жильё. И вот тогда-то всё и началось…

Первую же ночь в новой квартире Николаю приснился отец. Как ни странно, отец во сне был молодым, но очень грустным. Он печально смотрел на сына и всё время повторял:

— Сынок прости и вернись.

Коля пробовал отказываться и сказать во сне отцу, что он никогда не вернётся в дом, где пережил столько боли. Но каждый раз отец повторял все снова и снова:

— Сынок, прости меня, вернись.

Этот сон снился ему всё чаще и чаще, а вскоре он стал более странным, когда отец снова и снова уговаривал сына вернуться домой. Перед Николаем вдруг появился старый домик у озера. Дом чем-то трогал за живое. И когда парень просыпался, ещё некоторое время всё это стояло перед его глазами и сердце сжималось от непонятных чувств. Стойкое ощущение того, что он откуда-то знает этот дом не покидала.

Николай по-прежнему ходил на работу, его уже перевели на должность автомеханика и стажировка закончилась. И всё уже наладилось в жизни парня, если бы не этот повторяющиеся каждую ночь сон и всегда одно и тоже: сначала отец просит у него прощения, потом просит вернуться этот странный дом у озера. В конце концов Николай не выдержал и отправился в дом мачехи.

Варвара Ивановна неряшливо одетая с растрёпанными волосами, которых давно не трогала расчёска была снова пьяна. Она встретила пасынка взглядом полный ненависти.

— Ты чьё припёрся? Ты что забыл в моём доме? Я что никогда от тебя не избавлюсь?!

— Да я не жить сюда вернулся, — спокойно ответил Николай. — Мне нужно посмотреть на бумаги отца.

— Ещё чего! — вскрикнула мачеха. — Я тебя предупреждала, никакого наследства ты не получишь! Василий всё завещал мне, так что убирайся!

— Да мне плевать на ваши деньги, — Коля постарался взять себя в руки. — Мне необходимо посмотреть старые отцовские фотографии, письма. Всё, что связано только с ним, а не с его деньгами.

— А этот бумажный хлам… — успокоилась Варвара Ивановна. — Да забирай. Всё в коробке на чердаке, бери и уходи.

И женщина снова вернулась к своей бутылке.

Николай поднялся на чердак, нашёл коробку и не прощаясь вышел из дома. Да никому собственно и не нужно было его прощание…

Дома Николай раскрыл коробку и стал бережно перебирать старые фотографии. Внезапно его сердце словно ухнуло вниз. На одной фотографии он увидел себя маленького, лет трех-четырех. Но главное он был сфотографирован на фоне небольшого, аккуратного домика, а вдали виднелась гладь озера. Это был тот самый дом. Дом из его повторяющихся снов.

Так вот в чём дело. Отец просил его вернуться в дом, где он родился и жил с матери.

Возбужденный Николай ходил из угла в угол размышляя, как же найти этот дом. Он практически ничего не знал о своём раннем детстве, о жизни с мамой. Василий Семёнович просто сказал, что его мама умерла. Да и не было необходимости рассказывать маленькому мальчику подробности. Теперь надо как-то найти этот дом, ведь не зря каждую ночь отец об этом просит.

Немного успокоившись Николай продолжил перебирать бумаги и терпение его было вознаграждено, на глаза попалась старое недописанное письмо и парень узнал почерк отца.

«Здравствуй Люба! — писал Василий Семёнович. — Хочу попросить у тебя прощение. Я поступил подло и жестоко. В своё оправдание хочу сказать только одно: сына я очень люблю и постараюсь дать ему только лучше. Когда мы с тобой разошлись, вернее когда я тебя бросил, я понял, что моему сыну будет лучше со мной. К тому времени я уже начал свой бизнес и получал хороший доход. Я мог позаботится о нём лучше тебя, как я думал. Теперь-то я понимаю, что лучше чем с родной матерью ребёнку не будет ни с кем. Да понял я это слишком поздно и безмерно виноват перед тобой и перед Колькой…»

На этом письмо обрывалось.

Вроде бы всё понятно, но вместе с тем появились всё новые вопросы. Почему отец пишет письмо матери, которой не было в живых. Это что, своего рода исповедь, разговор самим с собой? Какая-то форма выразить свои мысли, как в дневнике? Странно…

Странно, что написано как письмо, которое собирались отправить…

Сотни чувств и мыслей заставили Николая прервать своё занятие и сделать перерыв. Голова гудела от вопросов на которые не было ответа. Парень решил продолжить изучать бумаги позже…

На следующий день во сне он опять увидел отца. Василий Семёнович был также печален и говорил тоже самое:

— Прости меня сынок, я виноват. Пожалуйста вернись домой.

— В чём ты виноват пап? — спрашивал Коля. — В какой дом я должен вернуться? В тот что на фотографии?

Отец кивал и снова просил вернуться.

— Как мне узнать, где этот дом папа?

— Письмо сынок, я собирался его отправить…

В этот момент прозвенел будильник…

Весь свой рабочий день Николай провёл, как на иголках в сильнейшем возбуждении. Ему казалось, что время остановилось. И когда рабочая смена подошла к концу парень бросился домой и в нетерпении стал снова и снова перебирать бумаги.  Вдруг он увидел конверт, на нём был написан адрес и Николай понял, что именно это имел ввиду отец, когда говорил во сне, что собирался отправить письмо. Это и был, как решил Николай адрес того самого дома. Дом его мамы…

На следующий день парень оформил себе отпуск за свой счёт и поехал соседний город по адресу написанному на конверте. Уже подъезжая на такси к дому сердце Коли сильно забилось. Ему казалось, что он узнаёт эти узкие улочки пригорода, эти маленькие домики. Он словно когда-то здесь уже был, но наяву или во сне непонятно. И вот его взгляду открылся тот самый дом с фотографии. Правда вид дома был довольно запущен, но всё равно узнаваемым.

Николай расплатился с таксистом и вышел из автомобиля. Некоторое время он стоял перед забором всматриваясь в тёмные окна и пытаясь восстановить в памяти свои детские воспоминания, а то что это был дом его матери парень уже не сомневался. Коля подошёл к двери и осторожно постучал. Что его ждёт за этой дверью? Что он может тут узнать о умершей матери? Зачем отец просил его сюда вернуться?

Вдруг слобо женский волос попросил:

— Войдите, открыто.

В голове застучали сотни молоточков. Он знал этот голос неизвестно откуда, но точно знал. Николай отворил дверь и вошёл в тёмную прихожую.

— Проходите в комнату, — позвал всё тот же голос. — Простите, что не встречаю. Я немного приболела.

Парень прошёл в комнату и увидел лежащую на кровати женщину, а на круглом столе стояла фотография в рамке. С фотографии глядел мальчик лет пяти. Это был он, Николай. Сердце рванулось наружу от понимания того, что он видит перед собой свою давно потерянную мать.

— Мама, — тихо прошептал парень.

Женщина вздрогнула и подслеповато прищурившись вгляделась на вошедшего парня.

— Не может быть… Коленька. Сынок, это и вправду ты?

— Я, мама, — парень подошёл к кровати и обнял женщину. — Это правда я.

Любовь Петровна, мама Коли была больна. По лихорадочному блеску в глазах, по болезненному румянцу Коля понял, что матери срочно нужна помощь и успокоив разволновавшуюся женщину сказал:

— Ты больше не одна мама. Сначала я вызову врача, ты поправишься, а потом мы с тобой обо всём поговорим. Хорошо?

Николай вызвал скорую помощь, женщине сделали укол, выписали лекарства и уехали.

Николай оставив уснувшую мать быстро собрался и пошёл в аптеку. Купил всё необходимое. Затем зашёл супермаркет, затарился продуктами. А вернувшись домой, он в первую очередь тихонько, стараясь не шуметь принялся наводить порядок в доме. Сердце сжималось от жалости, когда Николай видел насколько бедно, чуть ли не в нищете жила Любовь Петровна. Даже элементарного из мясного в доме ничего не было.

«Бедная мама, — думал Николай. — Как же ты жила такой бедности и в одиночестве? Но ничего, теперь мы нашли друг друга и я сделаю всё, что в моих силах, чтобы наверстать упущенное.»

Скоро Любовь Петровна проснулась, она лежала наблюдая за сыном любящим взглядом и не выдавая своё пробуждение. Ей хотелось подольше насладиться этим зрелищем.

— Коленька, сынок, — наконец произнесла она. — Какой же ты у меня взрослый, какой красивый. Я столько лет просила бога, чтобы позволил мне тебя увидеть перед смертью, а теперь не жалко и умереть.

— Что ты такое говоришь мам? — присел рядом Николай. — О какой смерти идёт речь? У нас тобой всё только начинается. Теперь, когда я рядом с тобой всё будет хорошо. Я перееду к тебе и мы поставим тебе на ноги. Больше ты никогда не будешь одинока, клянусь тебе.

Любовь Петровна со слезами на глазах кивала соглашаясь и всё никак не могла наглядеться на своего сыночка.

Через неделю, как только мать почувствовала себя лучше Николай отправился в город и первым делом он уволился с работы. Затем вернулся в свою съёмную квартиру и упаковал немногочисленные вещи. Не жалея ни о чём парень мысленно попрощался с этим не родным городом, где никогда не был счастлив. Навестил могилу отца, постоял прощаясь и уехал в дом, где его ждала вновь обретённая мама.

На новом месте Николай быстро нашёл работу и каждый день с радостью наблюдал, как Любовь Петровна выздоравливает и приходит в себя.

Однажды вечером, когда они вдвоём сидели и разглядывали старые фотографии, которые Коля захватил с собой, он спросил:

— Мама, как так получилось, что отец забрал меня у тебя?

— Ой Коленька, он не забирал тебя, — грустно покачала головой Любовь Петровна. — Он тебя выкрал, когда я была в огороде. Не представляешь, что я тогда пережила. Ты должен был спать. Я захожу в дом, а тебя нет в кроватке. А на столе записка: «Люба. Я забрал сына, ему будет со мной лучше. Не ищи. Василий.» Я думала, что сойду с ума от горя. Искала везде, обращалась в полицию, ответ один: «Отец забрал сына. Это не похищение. Разбирайтесь между собой сами.» Я думала, что не переживу с тобой разлуки. Предательство и подлость твоего отца совсем меня подкосили. Я даже не представляю, как смогла пережить все эти годы без тебя, но господь услышал мои молитвы и вернул тебя.

— Значит вот за что просил прощение отец во сне… — задумчиво проговорил Николай. — Каждую ночь он просил меня вернуться домой мам… Каждую ночь представляешь…

— Видимо его душа не знала покоя, — грустно улыбнулась мама, — и после смерти он хотел исправить то, что натворил.

Они ещё долго перебирали фотографии, когда на глаза Николая вдруг попался ещё один конверт без адреса. Волнуясь, что ещё за сюрприз его ожидает парень вскрыл этот конверт и не поверил своим глазам. Это было завещание Василия Семёновича, в котором он завещал всё своё имущество, деньги на банковских счетах и бизнес своему единственному сыну Николаю Васильевичу. Вот это был кульбит. Одним этим предсмертным пожеланием Василий Семёнович наказал свою жену и восстановил справедливость.

Дальше всё происходило быстро, чётко и по закону. Николай обратился к нотариусу, вступил в права наследования. Первым делом он выгнал с работы любовника мачехи и взял управления бизнесом свои руки. Варвара Ивановна не в силах вынести такое унижение первое время пыталась судиться, что-то предпринимать, но всё было тщетно. В бессильной ярости почти спившаяся женщина ещё брызгала ядом угрожая Николаю и проклиная его на чём свет стоит.

— Как ты с ней поступишь сынок? — спросила его мать. — Она ведь в принципе больная, несчастная женщина. Куда же ей деваться?

— Не беспокойся о ней, — ответил Николай. — Я оставлю ей дом и даже буду платить содержание, но на большее пусть даже не расчитывает. У меня есть теперь своя мама и я буду заботиться только о ней…

Больше отец Николаю не снился. Он словно выполнил свою миссию и успокоился, с того света мужчина соединил семью. Он вернул матери сына, а сыну мать и теперь его душа нашла покой. Николай впервые в своей жизни почувствовал, что он больше не одинок, рядом с ним родное любящее сердце.

Оставьте свой голос

4 голоса
Upvote Downvote

Напишите , пожалуйста ниже, что вы думаете об этой истории. 

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.