Пожилая женщина бабушка

Ведьма

Полина прислонилась лбом к холодному стеклу автомобиля. Таксист выкрутил динамик сильнее, заполняя салон музыкой. Его юная пассажирка поморщилась, сидя на заднем сидении. Поля вновь пожалела, что убрала большие наушники в чемодан, и теперь они ехали в багажнике, а могли бы спасти её барабанные перепонки. Музыка, что играла в такси, ей не нравилась, даже раздражала. На пойманной радиостанцией волне, один за другим играли какие-то шлягеры, заедающие в голове прилипчивым мотивом. Припевы, состоящие из четырех слов и похожие друг на друга. Рифмы в духе: палка – галка – бетономешалка….

Полина представляла подобные песни в виде бабочек-однодневок. Они весело кружат над цветками, машут тонкими крылышками, но их век недолог.

-Так… — Подал голос таксист, вырывая Полину из мыслей. – Напомни, пожалуйста, адрес. Виноградная один?

Школьница кивнула, а затем, осознав, что её не видно, выпрямилась и добавила:

-Да, всё правильно.

Мужчина сверился с навигатором и присвистнул:

-Слушай, а это не тот особняк на окраине? Ну, на холме? Огро-омный, что похож на замок? – Поинтересовался усатый водитель и, не дожидаясь ответа, продолжил. — Солидное, надо сказать место! Да и район дорогой.

Полина пожала плечами. Она понятия не имела, в каком доме живёт её бабушка и насколько велико у неё состояние. Более того, совсем недавно она не подозревала о том, что бабушка у неё в принципе есть!

-И к кому ты едешь? – Поинтересовался таксист, глянув в зеркало заднего вида и поймав отражение Полины взглядом.

Теперь он вёз свою спутницу с большим интересом. То и дело мужчина бросал пытливые взгляды на школьницу. Ему было интересно, что за принцессу он везёт в поместье, о котором в округе ползли разные слухи? Таксист буквально видел, как он будет возить следующих клиентов и рассказывать, что вёз особую пассажирку в дом на холме. Девушка же поежилась от такого внимания.

-К бабушке. – Лаконично отозвалась Поля.

-На каникулы? – Не сдавался мужчина.

-Нет, жить переезжаю. – Буркнула Поля, снова прислоняясь к окну, намекая на то, что разговор окончен.

Она нервно потерла шрам, который тянулся от подбородка к мочке уха. Он постепенно рубцевался и уже не выглядел столь страшно. Хирург уверил Полину, что со временем от него останется лишь тонкая светлая полоска, которую не будет заметно.

-Да и потом, эстетическая медицина идёт вперед семимильными шагами. – Уверял девочку врач. — Ты всегда сможешь избавиться от шрама в будущем.

Правда, Полина сомневалась, что будет его удалять каким-нибудь чудодейственным лазером. Дело даже не в том, что школьнице были чужды комплексы по поводу внешности. Просто, не смотря на то, что этот след остался на лице девочки, как память о самом ужасном дне в её жизни, это была самая меньшая из её потерь. Более того, она слишком, слишком легко отделалась…

Автомобиль свернул с главной дороги, увозя пассажирку из шумного города в область.

-Скоро приедем! – Сообщил он Полине бодрым тоном.

Таксист ещё что-то рассказывал про дом её бабушки. Оказывается, люди даже фотографировались напротив этого особняка. Он располагался на берегу пруда Дивное, в окружении одного из красивейших заповедных парков. Кажется, некогда усадьбы была родовым гнездом каких-то аристократов. То ли графов, то ли князей. Однако теперь этим имением единолично владела Родионова Надежда Ивановна, которая и была бабушкой Полины.

Полина без особого интереса слушала таксиста и смотрела в окно, на мелькающие за ним дома. Район, в котором они оказались, действительно дышал богатством и роскошью. За красивыми заборами и живыми оградами виднелись современные крыши двухэтажных и трехэтажных особняков, плоские и треугольные, выглядывали башни коттеджей в викторианском стиле, домики в стиле хай-тек. Казалось, что соседи желали друг друга переплюнуть, создав самое умопомрачительное жилище. Полина подпёрла кулак щекой, ожидая, что вот-вот авто остановится перед каким-нибудь из зданий…

Только машина минула все заборы и двинулась дальше. Таксист ещё минут десять-пятнадцать вез Полину вглубь леса или сада, лишенного жилых участков. Вокруг были лишь голые деревья и вечнозеленые ели, приодетые в снежные шапки. И вот, когда лес расступился, сердце Полину екнуло от развернувшегося перед ней великолепия. На невысоком холме расположился настоящий дворец. Теперь она поняла, что именно имел в виду таксист, называя этот дом легендарным.

-Ну, приехали! – Сообщил водитель весело, глуша мотор.

Фасады невероятного широкого особняка были оформлены стрельчатыми окнами, а на самом верху, в центральной башне, расположилось готическое окно-роза, с витражным стеклом, которое словно смотрело на гостей одним круглым глазом.

-Вот же… Словно Око Саурона в душу глядит. – Пробормотала Полина, невольно сравнивая башенное окошко с гигантским глазом из «Властелина колец», с помощью которого Саурон мог видеть любой уголочек Средиземья.

Едва Полина вышла из тёплого салона в морозный вечер, её встретил какой-то не разговорчивый мужчина в чёрном пальто:

-Здравствуйте, Полина, меня зовут Игорь. Сумки из багажника отнесут в вашу комнату. Пройдёмте, Надежда Ивановна ждёт. – Сообщил он, и кивком велел следовать за ним, к главному входу.

Полина послушно засеменила по каменной дорожке, тщательно очищенной от снега, в сторону белой лестницы. Внутри особяка было не лучше, чем снаружи. Уже с порога было видно, что интерьер так и пестрил антикварной мебелью. Мозаика на полу, колонны и камины…

Полина, открыв рот, осматривалась вокруг, то задирая голову к высокому потолку, то рассматривая вычурные предметы искусства: статуи, картины, вазы…

Девушке показалось, что она попала в музей, а не в жилой дом. Полина не привыкла в такой роскоши от слова «совсем». Её родители имели средний доход. Квартира Макаровых располагалась на отшибе города, в старой «хрущевке». Пару раз им даже приходилось экономить, чтобы позволить себе машину, например, или свежий ремонт в их малогабаритной «двушке». Однако девочка никогда не жаловалась на жизнь. Родители любили Полину, старались обеспечить её самым необходимым, а иногда даже баловать. Да, пусть у неё не было телефона последней модели, как у некоторых одноклассников, однако её смартфон мог звонить и имел выход в интернет. А что ещё, собственно, надо? И сумка у неё была не от «Прада» или «Дольче», но какая разница? Девочку вполне устраивала безымянная одежда из неизвестных магазинчиков, которая ей шла. И, если совсем откровенно, она не понимала погоню за лейблами и гордость девушек, которые носили брендовые туфли от именитого дизайнера. Честное слово, они так задирали нос, словно сами разработали дизайн этой парой туфель и лично сшили их! Полина, выбирая обувь, привыкла руководствоваться удобством, качеством, приемлемой ценой, а уже потом привлекательным внешним видом. Однако некоторые из одноклассниц, например, Вичка Шевцова, приходили в школу на каких-нибудь ходулях. При этом ноги они еле-еле переставляли, но все равно кичливо сообщали всем желающим, да и тем, кто не спрашивал:

-Между прочим, мои туфли от Маноло Бланик! Оригинал! Отец привёз из Испании.

В этих случаях все окружающие охали и ахали, бросая на туфельки завистливые взгляда. Поля же закатывала глаза. Она с Вичкой никогда не дружила, и искренне считала, что самое дорогое и ценное в девушке – её шмотки. Сама Вика из себя ничего не представляла. Помнится, в её школе некоторые старшеклассницы могли экономить на обедах в школе, лишь бы купить люксовый блеск для губ. Ну, нет уж, Полина всегда любила школьную пиццу и эти чудесные молочные коржики больше, чем краситься.

«Интересно, а какая школа будет здесь? — Задумчиво подумала про себя девочка. – Какими будут мои одноклассники? Найду ли я новых друзей?»

Ей вновь стало страшно и тоскливо от вопросов, на которые она не знала ответы. Пугали неизвестность, и, конечно, необходимость так круто менять свою жизнь. В следующем году она должна была пойти в десятый класс, в своем родном городе. И теперь, ей казалось, что она скучает даже по злобной Вичке…

А уж как она тоскует по лучшей подружке — Любаше! Эх…

Мужчина провёл девочку за собой в просторную гостиную, с мягкими диванами и креслами. На глаза Полины попалась огромная картина, расположенная прямо над камином. Она моргнула, словно бы не веря своим глазам. Подойдя ближе, она всмотрелась в лицо юной девушке, изображенной на полотне. Девушка словно смотрела на своё отражение! Разве что без уродливого шрама на лице. Брюнетка на картине сидела к художнику вполоборота, в нежно-голубом платье. На её губах замерла мечтательная улыбка, а в голубых глазах была печаль.

Лишь через пару секунд Полина узнала в молоденькой натурщице свою маму. Ну, конечно. Ведь мама всегда говорила Полине, что они очень похожи, как две капельки воды. Правда, у неё не осталось фотографий, чтобы показать своей дочери. А теперь она убедилась. Папа ещё, помнится, ворчал, что от него Полине ничегошеньки не досталось. Он это говорил в шутку, конечно. Своих «девочек» Юрий просто обожал и носил на руках. А мама отмахивалась, мол, зато характер в отца пошел, и вкусы у них тоже совпадали. Например, Поля обожала играть в спортивные игры, или смотреть с папой фильмы ужасов. А мама вздрагивала каждую секунду, и уже через десять минут просмотра вскакивала с дивана со словами:

— Это невыносимо, пойду, сделаю чай!

Она возвращалась с подносом, на котором стоял ароматный чёрный чай. Блюдечко с нарезанными дольками лимона, сахарница с отколотой ручкой, а ещё какие-нибудь вкусности…

Мама у неё всегда была какой-то особенной. Изящной, манерной, как принцесса, но бесконечно светлой и доброй…

На глаза Полины навернулись слёзы от этих светлых воспоминаний. От мыслей о родителях её отвлёк посторонний звук. Девочка услышала стук каблуков по каменному, наверняка мраморному полу. Она быстро смахнула с уголков глаз слёзы и вскинула голову.

К ней чинно, словно бы выходя к гостям во время званного ужина, подошла пожилая женщина. Да, она была в возрасте, что выдавали седые волосы, однако назвать её старушкой или бабулей у Полины бы язык не повернулся! Стильная укладка, аккуратный макияж, со странным акцентом на бровях и губах…

Женщина облачилась в экстравагантный чёрный костюм из юбки и жакета, на рукавах которого были перья, которые шевелились при каждом движении Надежды Ивановны. А сколько перстней на руке, да какие массивные! И, наверняка, камни в них – не простые стекляшки.

Женщина остановилась перед гостьей, сложив сухие тонкие руки перед собой. Она принялась молча осматривать Полину снизу доверху, словно бы в её коллекцию привезли занятный экспонатов, а не родственницу.

Полина же едва удержалась, чтобы не поклониться женщине или не сделать что-то вроде книксена или реверанса. Она неловко переступила с ноги на ногу, чувствуя себя некомфортно под чужим властным взглядом. Что она должна была сделать? Обнять её? Всё-таки, это её бабушка, а их, вроде как, принято обнимать. С другой стороны, она представляла бабушек в виде улыбчивых старушек, в платочках и с корзинкой пирожков. От этой пирожков точно не дождёшься, она свой чёрный вычурный костюм мукой пачкать не станет.

-Значит, они назвали тебя Аполлинария. – Нарушила молчание женщина. – Ты очень похожа на Наталью. Что, несомненно, хорошо.

Женщина, как и её внучка до этого, бросила короткий взгляд на портрет позади Полины. Словно бы придирчиво сравнивая оригинал с копией. Полина натянуто улыбнулась:

-Да. Все так говорят. – Затем она сглотнула и задала вопрос, который больше всего волновал её весь долгий путь до дома бабушки. – Как мама?

Женщина поджала губы:

-Полёт она перенесла нормально. Состояние без изменений. – Сухо ответила бабушка. – Ты сможешь её навещать, после операции, хотя в этом нет смысла. Она всё ещё в коме.

Полина вздохнула. Здоровье её мамы – был один из решающих факторов её переезда в новый город. Недавно Наталью доставили в местный центр нейрохирургии, который был гораздо лучше, чем больница в их городе. Лечение оплачивала бабушка, Надежда Ивановна. Она же позвонила Полине после похорон отца и велела собирать вещи. При этом тон её не терпел возражений. Сначала Полина заартачилась, но, узнав про то, что её маме попытаются помочь, сразу согласилась. Ей на почту пришли билеты на ближайший рейс, очевидно, бабушка не любила растягивать события. Так Поля впервые в жизни села в самолёт, который увёз её в новую жизнь. Она тогда смотрела на облака в маленькое окошко иллюминатора и надеялась, что впереди будет лучше. Ведь хуже было всё равно некуда. Полина летела над землёй, оставляя позади ту ночь. Ночь, которая часто снилась ей в кошмарных сновидениях, после которых вся подушка была мокрой от слёз…

В январскую ночь семья Макаровых задержалась в гостях у Смирновых, поэтому возвращались домой далеко за полночь. Старенький автомобиль катил по тёмной автостраде, на которой редко встречались автомобили. За окном падали редкие хлопья снега, мелькали придорожные деревья, со светоотражающими лентами на стволах. Полинка чувствовала, что её веки слипаются. Плавный ход автомобиля, разговор родителей и тихая музыка, наполняющая салон, убаюкивали её. Она то и дело клевала носом, а один раз даже тюкнулась лбом в стекло. Кажется, она всё-таки уснула, на минутку, а может и на все полчаса. Однако в следующую секунду она резко вскинула голову, услышав крики. Мама пронзительно выкрикнула имя мужа:

-Юра!

А затем машина дёрнулась, вместо музыки раздался оглушительный треск стекла. Полину дёрнуло на заднем сидении, а затем впечатало в треснувшее стекло пассажирской двери. Ударившись, девочка потеряла сознание. Она не знала, как приехали спасатели и скорая. Не видела, как её родителей вырезали из автомобиля. Позже, в больнице, когда её состояние стало стабильным, врач сообщил ей, что стало с родителями. Юрий Макаров погиб сразу в автомобиле. А вот Наталье повезло чуть больше, она жива, но находится в критическом состоянии. А Полина….

А Полина, по заверениям того же врача, родилась в рубашке. Только девочка тогда лежала в палате и, глядя в потолок, думала, можно ли назвать это везением? Папы ведь больше нет. А мама, возможно, вовсе не придёт в себя. Тогда что делать ей? Одной в этом мире?

Из разговоров медсестёр, которые думали, что Полина спит, девочка узнала, что виновником аварии был какой-то богатый парень. Сын какого-то местного бизнесмена. Его доставили в эту же больницу с незначительными ранениями. Он нёсся за рулём на огромной скорости, не справился с управлением на оледенелом участке дороги и протаранил их автомобиль. Папа Полины пытался что-то сделать, но машину вынесло с трассы. Их этих же сплетен девочка узнала, в какой именно палате лежал этот человек. Для Полины не было шоком узнать, что этого горе-водителя смогли отмазать и даже не будут судить. Да и не было сил у школьницы требовать правосудия и законного ответа. Но вот сделать хоть что-то она хотела…

Словно под гипнозом девочка выбралась из своей палаты в тот же вечер. Она дождалась, когда ночной обход медсестёр с градусниками и уколами обезболивающего закончится. Девочка, делая невозмутимый вид, шла в сторону перевязочного кабинета. Миновав его, она прошла на третий этаж, туда, где были частные палаты для особо привилегированных пациентов. Найдя нужную дверь, она прокралась внутрь.

Пациент спал. Полина замерла у его постели, глядя с опустошающей ненавистью. Он был молод, наверняка, студент или вообще старшеклассник. Либо он только что получил права, либо папа просто купил их ему вместе с тачкой, подарив на День рождения. Лучше бы купил своему сыну мозги и совесть. Кулаки Полины сжались, горячие слёзы брызнули с глаз. Её лихорадило, когда она вглядывалась в безмятежное лицо лежащего перед ней шатена. Пара царапин! Всего пара царапин, тогда как её отец был в морге! Не помня себя от ненависти, девочка бросилась на спящего юношу:

-Ненавижу тебя! – Крикнула она яростно. – Ублюдок! Ненавижу!

Парень распахнул карие глаза, на его лице был шок. Он попытался оттолкнуть от себя девочку, которая была раза в три меньше, чем он. Однако гнев придал ей сил. Завязалась настоящая драка.

-Отцепись, дура! – Орал пацицент. – Ты кто такая?!

-Ненавижу! Ненавижу! – Визжала школьница, царапая его лицо.

В эту секунду, услышав крики, в палату забежал врач. Он оттащил Полину за пояс, которая брыкалась и кусалась, как дикая кошка. Вбежали ещё медсёстры. Девушку смогло усмирить лишь успокоительное, причем внушительная доза…

Полину не наказали, сославшись, на состояние аффекта и травму головы. За неё вступился лечащий врач. А того парня просто перевели в частную больницу.

Полина же постоянно плакала. Казалось, ее слезы не могу иссякнуть. Чудовищная ситуация казалась ей нереальной, несправедливой! Позже девочка, конечно, смогла взять себя в руки. Она понимала, что надо надеяться на лучшее, на то, что хотя бы ее маме станет лучше. Ей во многом помогали друзья и близкие семьи. Родственников у девочки не было, ну, так она думала. Она знала, что её вторая бабушка одна воспитывала папу, но она жила в другом городе и умерла, когда Полине было пять лет. Решался вопрос с опекой, ведь Полина была ещё не совершеннолетняя. Тётя Лиза, та самая, от которой они возвращались ночью, вызвалась забрать девочку к себе. Правда этого так и не случилось. Полицейские нашли другую бабушки Полины, по маминой линии, которая изъявила желание позаботиться о дочери и внучке. И вот, Поля стоит перед ней, не зная, куда себя деть…

Вскоре, однако, хозяйка дома сжалилась и кивком пригласила её сесть на диван. Далее Полине пришлось пройти эдакое интервью от новоиспеченной родственницы. Надежда Ивановна интересовалась вкусами девочки, её прошлой жизнью. Она спрашивала, как Полина училась, какие предметы в школе ей даются хуже. Интересовалась, занимались ли её внучка чем-то дополнительно, например, танцами, живописью или игрой на музыкальных инструментах. Услышав отрицательный ответ, она недовольно поджала губы и с упрёком посмотрела на портрет своей дочери, словно бы обвиняя Наташу в необразованности её чада.

-Я люблю писать… Ну, сочинять… — Робко заметила девушка. – У меня хороший слог, так говорят…

Женщина проигнорировала этот факт:

-Тебе повезло. В окрестностях есть частная школа – самая лучшая в этом городе. – Сообщила бабушка деловым тоном. – Я уже занялась вопросами о твоем переводе. Начнёшь обучение со следующего месяца, чтобы не терять год. Пока что я приглашу к нам репетиторов. В этой школе хорошая программа, боюсь, ты не сможешь потянуть такой уровень самостоятельно. Обучение в столь престижной школе может гарантировать твоё поступление в любой из ВУЗов, в том числе заграничных.

Полина, молча, кивнула. К своему стыду она так и не решила, на кого планирует поступать и с какой профессией свяжет будущее…

После непродолжительной беседы Полину пригласили ужинать в столовую. Трапеза проходила в гнетущем молчании. После еды Надежда Ивановна сама проводила внучку на второй этаж, в её комнату. Рядом с кроватью, украшенной пологом, уже стояли её чемоданы.

-Это комната принадлежала твоей маме. – Сообщила женщина.

Она оглядывала помещение вместе с внучкой, словно тоже видела впервые все эти элегантные шкафчики с резными дверцами, тумбочки, прикроватную банкетку и туалетный столик с мягким пуфиком…

-Располагайся, наверное, ты устала после дороги. – Сказал женщина и коснулась дверной ручки, чтобы затворить за собой дверь. – Если что-то понадобится, ты можешь спросить Розу, она подавала ужин. Моя комната находится через две от твоей, прямо по коридору.

Тогда Поля решилась задать бабушке собственный вопрос, который бередил её душу с момента, когда Надежда Романова ей позвонила.

-Простите… — Позвала она женщину, которая намеревалась её покинуть. – Простите…

Она растерянно моргнула, осознав, что совсем не понимает, как обращаться к этой знатной леди. Так уловила проблему внучки и кивнула, словно бы разрешая ей вольность:

-Ты можешь называть меня бабушка. Так будет лучше и проще для всех. – Сказала она.

Поля отчего-то покраснела, но послушалась:

-Я бы хотела узнать, бабушка, почему мама не рассказывала мне про вас? Почему вы… Не общались со мной?

Полина действительно не понимала, отчего эта женщина, которая жила одна в столь роскошном дворце, ни разу даже открытки не прислала в День рождения своей внучки?

Девочке не хотелось быть меркантильной, но невольно, глядя на позолоту в интерьере, на все эти картины в узорных рамах, она вспоминала трудности, которые иногда переживала их семья. Она помнила, как папа много трудился, чтобы обеспечивать семью. У мужчины не было высшего образования, он бросил институт, когда родилась Полина. Юрий часто менял работу, ища место, где платят больше или, хотя бы, вовремя. То он был грузчиком, то строителем, то охранником…

Порой Макаров устраивался сразу на две работы. Мама Поли рассказывала, что когда девочка была совсем малюткой, Юрия почти не было дома. Он очень переживал тогда, что не видит свою дочь. Когда Юра возвращался с работы, ребенок уже спал. Когда он уходил на другую работу, ребёнок ещё не успевал проснуться. Он даже не брал девочку на руки, а просто смотрел на неё, спящую, чтобы не разбудить.

Когда Полине исполнилось три года, она пошла в садик. Её мама стала работать продавцом-консультантом в магазине одежды, а папа по знакомству устроился в автомастерскую, так как хорошо разбирался в автомобилях. Их жизнь наладилась, но и в будущем бывало всякое. А тут…

Оказывается, у них была жутко богатая родственница. Которая бы точно не обеднела, если бы помогла им деньгами.

Надежда не сразу ответила на вопрос внучки. Полина подумала, что она вообще сочтёт его неприличным и уйдёт. Однако бабушка смилостивилась. Она прошла в комнату, присев на край кровати. Провела по бежевому покрывалу морщинистой рукой:

-Твоя мама сама от меня отреклась, как и от нашей семьи. – Сообщила женщина. – Наталья всегда была своенравным ребёнком. Однако её крайняя выходка побила все рекорды и поставила крест на наших отношениях.

Полина тоже прошла в комнату и села на пуфик, чтобы выслушать рассказ.

-Её будущее должно было быть прекрасным. – Делилась женщина. – За Натальей ухаживал Алексей Баринов, один из самых завидных женихов с огромным состоянием. Они были знакомы с детства. Наши семьи дружили. Однако она связалась с парнем, который никак не подходил ей по статусу. Юрий был студентом какого-то ПТУ, сыном нашей поварихи. Он приезжал в поместье, чтобы забирать мать с работы… Ему удалось задурить голову Наталье. Она решила, что влюбилась, поэтому наотрез отказалась от идеи встречаться с Алексеем. Бариновы тогда жутко на нас обиделись, был настоящий скандал. Они считали, что мы их оскорбили, и я не могу их винить. Алексею действительно нравилась Наташа, он был крайней зол. А потом… Потом Наталья забеременела. Тобой.

Она посмотрела на Полину нечитаемым взглядом и девочка заерзала на мягком пуфике. Она почувствовала внезапную вину за то, что пятнадцать лет назад оказалась в животе матери.

-Мы предлагали ей сделать аборт, чтобы закончить этот кошмар. Я обещала, что всё улажу. Её образование, её брак… Я могла всё уладить… – Сказал женщина, как ни в чем не бывало. – Однако она выбрала жизнь с новой семьёй и в нищете. Однажды утром оставила записку на вот этой тумбочке, и сбежала в родной город Юрия. Кажется, у их семьи там была старая халупа. Конечно, я сразу разорвала отношения с Наташей. После такого того, как родная ночь вонзила мне нож в спину и опозорила, я не могла иначе. Тем более, что после побега единственной дочери её отец, твой дедушка, занемог. Последние годы Григорий болел всё чаще и чаще, пока не оставил меня одну со всем этим справляться. Он покинул нас в прошлом году. Наталья даже приезжала на похороны, прознав от кого-то о трагедии. Однако мы с ней не общались.

Девочка вспоминал, что мама, и, правда, улетала прошлой осенью по каким-то делам. В то время она была очень бледна и печальна…

Полина не жалела о том, что узнала правду. Маму она нисколько не осуждала. Всего несколько часов в этом доме, а она уже хотела сбежать! Только вот из рассказа было неясно, как бабушка относится к ней? Раз уж планировала избавиться от внучки ещё на стадии зародыша.

-Но я смогла узнать, что два последних года Наташа переписывалась с отцом. Нашла у него в тумбочке огромную стопку писем. Когда он уже был не в состоянии писать сам, то заставлял Игоря. От меня эта переписка держалась в тайне. – Задумчиво продолжила женщина, покрутив перстень с изумрудом на пальце. — Думаю, он смог простить дочь, однако я – нет. Слишком много сил и трудов я вложила в своего ребёнка, чтобы потом получить плевок в душу. И, как видишь, судьба оказалась на моей стороне. Жизнь всем раздала по заслугам.

Полина побледнела:

-Что вы имеет в виду?! – Дрогнувшим голосом спросила девочка.

Бабушка расправила невидимые складки на юбке:

-Я знала, что моя дочь вернётся ко мне, так и случилось. Только не думала, что её придётся вести самолётом на больничной койке. Юрий тоже получил по заслугам, за то, что разрушил семью.

В лицо Полине бросилась кровь. Она вскочила, сжав кулаки:

-Как вы можете так говорить?! Папа был замечательным человеком! Не все в мире измеряется деньгами или статусом! У нас… У нас была счастливая семья!

Да только её бабушка даже бровью не повёл. В комнате повисло тяжелое молчание. Женщина резко поднялась на ноги, выравнивая спину. Сверху вниз посмотрела на Полину:

-Надеюсь, я дала исчерпывающий ответ на твой вопрос, дитя. Теперь можешь отдыхать. – Спокойно произнесла она, игнорируя слова внучки. — Завтра тебе рано вставать. Буду учить тебя манерам, потому что ты отвратительно двигаешься, ешь и говоришь. Занятия с репетиторами с понедельника. И я надеюсь, что ты не станешь позорить моё имя в новой школе, больше, чем опозорила фактом своего рождения.

Не дав Полине шанса и рта раскрыть, она стремительным шагом покинула спальню, закрывая за собой дверь с тихим щелчком…

Догадки Полины оправдались. Её бабушка не испытывала к ней тёплых чувств, лишь неприязнь. Словно именно Полина – причина их разногласий и проблем с дочерью. Девочка видела это в надменном взгляде, в холодном тоне Надежды Ивановны. Может, если бы она была похожа не на маму, а на отца, ей бы даже не позволили занять эту славную комнату, выделив место в каком-нибудь сарае.

Полина вздохнула и рухнула ничком на кровать, даже не снимая с себя одежду, что наверняка привело бы её бабку в ужас. Девочка думала, что ни за что не уснёт на новом месте, но едва ее веки сомкнулись, как усталая, измученная школьница провалилась в сон без сновидений.

Так и началась новая жизнь Макаровой Полины.

***

Соловьев Максим забежал в школу, игнорируя недовольный окрик охранника. Он и так опаздывал на занятия на добрые десять минут. И это в первый день после затянувшегося отсутствия. По официальной версии, заверенной домашним лечащим врачом семьи Соловьевых, Максим тяжело болел. Да, вот так парню не повезло, подхватил грипп после зимних праздников. Однако все, кто был подписан на парня в социальных сетях, могли заметить, что он публиковал фотографии не из больничной палаты. На его снимках красовались невероятные панорамы заснеженных вершин.

Да, Макс с семьёй прекрасно провёл время на горнолыжном курорте. Пока его одноклассники ломали зубы о гранит науки, он покорял склоны на лыжах и сноуборде. Жил в личном альпийском шале, расслабляясь в открытом джакузи. Однако лафа закончилась, пора бы и за ум браться.

Максим и планировал начать, да только проспал. И, как на зло, первым уроком была химия. Вела его женщина, которая Макса ненавидела! А он всего лишь провёл в сентябре незапланированный эксперимент, едва не взорвав кабинет химии…

Правда, Максим торопился в школе не только потому, что не желал вновь испытывать терпение преподавательницы. На её гнев, как и на сам предмет, ему было плевать, если честно, с колбами он точно не свяжет свою жизнь. Максиму не терпелось увидеть одну девчонку, а еще поучаствовать в том, что затеяли его одноклассники. Ещё когда Макс отдыхал среди снежных вершин, его лучший друг, Димка Лаврентьев, все уши прожужжал про новенькую. И нет, не потому что она была какой-нибудь длинноногой красоткой-манекенщицей, спрыгнувшей с обложки глянцевого журнала прямо в их класс. Увы, но нет! Дело в том, что к ним, прямо среди учебного года, перевелась внучка ведьмы с холма! Максу жутко хотелось самому на неё глянуть. Ведь все думали, что у Ведьмы нет родственников, а тут – девчонка, да ещё и его возраста.

-Она наверняка тоже ведьма. Прямая родственница нашей старухи, как-никак. – Авторитетно заявлял Дима, когда они созванивались. – Такая же странная, к слову, как и её бабка. Бледная, как вампирша, да ещё со шрамом на роже! Одевается, как чучело, в какие-то тряпки с рынка. Вот где логика? Живёт в таком доме, а не может купить нормальную одежду! Мы её пытались сначала нормально расспросить про особняк, про ведьму, есть ли тюремные камеры и орудия пыток в их подвалах, про которые все говорят, но она молчит, словно воды в рот набрала. Глаза вылупила, словно не понимает, о чем мы. Ясное дело: бабку покрывает.

-Может, она сама не в курсе. – Вяло отозвался Макс.

-А какая теперь разница? – Зевнул в трубку его друг. – Она сильно поругалась с нашей примой, Олесей, так сразу стала персоной нон-грата. Кажется, Леська сказала что-то про внешний вид новенькой, или её мать… Да кто этих девок разберёт. В итоге они чуть ли не подрались. Но она вообще бешеная, эта девчонка, словно кошка! Когда я её спросил в столовке, в шутку конечно, правда ли, что её бабка ест на завтрак младенцев, и готова ли она есть местную еду, если она сварена не в котле, она обозвала меня идиотом и вывернула поднос мне на любимую рубашку! Она до сих пор воняет супом! Прикинь?!

-О-о… — Протянул Максим. – Надеюсь, она ещё жива?

-Жива. – Сквозь зубы сцедил друг. – Но мы её маленько потрепали, конечно. Пока что у нас стадия бойкота. Делаем всем классом вид, что её не существует.

-Ты осторожнее там, а то проклянет тебя на вечную диарею. – Фыркнул в трубку Максим.

Наверное, парням их возраста не пристало верить в байки и легенды, не верит же Максим в Деда Мороза…

Да только если Деда Мороза он не видел, то ведьму из особняка встречал. Тогда ему исполнилось тринадцать лет, и он тоже только переехал из городской квартиры в здешний особняк. Он принадлежал его деду, а после смерти достался его отцу. Тогда их семья получила огромное состояние старика, которое сейчас успешно проматывала. Дом Максима был расположен довольно близко к окраине, а с домом Ведьмы их разделял парк. В тот знойный день Макс вышел на пробежку по тенистому парку. Во-первых, от скуки, поскольку друзей у него тут еще не завелось. Во-вторых, чтобы держать себя в форме, он был нападающим в футбольной команде. Он вставил в уши наушники-«капли» и не заметил, как добежал до ворот, заросших плющом и дикими розами. Парня обуяло любопытство, ведь он уже был наслышен про таинственный дом. Тогда Максим прошмыгнул на территорию, оказавшуюся задним двором особняка. Тут-то он и встретил эту даму. Как же она на него глянула! Он еле ноги унес от страха!

Надо признать, было с первого взгляда понятно, откуда рождаются слухи, вокруг её персоны. Эта старушка из этого дома выглядела весьма эпатажно. Всегда наряжалась в чёрные наряды, наверняка, дорогие, нот жутко странные. С таким выбором гардероба было два пути: либо тебя запишут в городские сумасшедшие, либо в местные ведьмы. Дети выбрали путь мистики. Да, местные дети всегда сторонились особняка на холме. Про него складывались и передавались из уст в уста различные мрачные легенды. Говорили, что там живут призраки неупокоенных родственников старухи. В озере Дивное, что раскинулось на территории особняка, тонули люди. Говорили, что она родную дочь там утопила. А с тех пор ходила в чёрном, в трауре по утопленнице. Правда это или нет, но её дочь никто не видел. А ещё, что в окружающем холм парке множество ловушек. И если прийти туда ночью, то заблудишься и останешься среди деревьев навсегда.

Про ловушки, кстати, почти правда. Однажды в заповедном парке разом появилось множество капканов и сеток. Только вот оказалось, что это браконьеры повадились ловить животных и птиц на запрещённой для охоты территории, а поймали местных людей. Даже ребёнок пострадал. Только детвора решила по-своему: это ведьма не хочет, чтобы к её дому подбирались люди, вот и расставила капканы. В общем, старуха-затворница, которая не любила общаться с местными жителями, была обсуждаемой персоной в их престижном районе. А её внучка, тоже ведьма, автоматически стала изгоем в их школе.

И сегодня его друзья запланировали кое-что интересное. Они хотели позвать её в один из классов, заперев там на всю ночь. Такое шоу было грех пропустись! Тем более, если уж совсем честно, Максим тоже долгое время был новеньким. Он, в силу своей общительности и социального статуса, сразу влился в компанию местных мажоров, но место надо было сохранять. Да и Олеся ему давно нравилось, надо и перед ней покрасоваться…

Максим прибежал на второй этаж школы, но в дверь постучать не успел. Она распахнулась сама, так резко, что парень отшатнулся.

-Макарова! Полина! – Крикнула химичка вслед беглянке.

Да только девчонка её не слышала. Она промчалась мимо ошарашенного Макса, обдав его слабым потоком воздуха. Он лишь успел увидеть, что девчонка плачет. Конечно, он сразу понял, кто это был. Чёрные волосы, белая кожа и совершенно незнакомое лицо…

Та самая новенькая, о которой болтал его друг…

Бросив взгляд на дверь в класс химии, Макс решил, что после побега одноклассницы ему лучше не попадаться на глаза учительницы. Найдёт, на ком сорвать свою злость за то, что там случилось. Парень поправил рюкзак на плече и, развернувшись на пятках, пошёл прочь по тихим в этот час школьным коридорам. Решив зайти в столовую, он спустился на первый этаж. Тогда-то Соловьев и приметил, что девчонка, вытирая руками сопли и слёзы, идёт в сторону школьных туалетов. Она шаркала ногами, не особо разбирая дорогу. Макс чуть со смеху не покатился, заметив, что новенькая открыла дверь в… мужской туалет! Вот это была хохма!

Он достал телефон, чувствуя, что сможет заснять на камеру что-то интересное. Конечно, Максим прокрался следом. Он зашёл в туалет для мальчиков в тот момент, когда за девочкой закрылась одна из кабинок. Парень задумался, почему бы ему не начать их знакомство с заявления о себе? Он мог бы чем-то подпереть дверь, чтобы девчонка осталась тут до следующей перемены…

О, тогда её наверняка заклеймят извращенкой, которая шастает по мужским туалетам. Либо можно вывернуть на неё ведро с водой.

Макс прошёл в соседнюю кабинку и замер, услышав, что всхлипы девушки сменились словами. Он прислушался. Казалось, она говорила по телефону.

-Мама… — Прошептала девочка дрожащим голосом. – Твой номер снова отключен… Я звоню тебе каждый день, в надежде услышать голос, но натыкаюсь на чертов автоответчик. Снова, и снова, и снова… Мама, как же я устала.

Максим замер, прислонившись к стенке между ними, внимая каждому слову.

-Мам… — С тоской взывала к родительнице девочка. – Мне иногда так больно и обидно, что вы меня оставили. Я не могу поверить, что папы больше нет. А ты всё никак не приходишь в себя! И это не честно, что я осталась одна с этими…. С этими мерзкими людьми! Они все ненавидят меня, мама! Они говорят эти гнусные вещи, выбрасывают мои вещи в мусорку, а сегодня сунули мне в волосы жвачку! Бабушка меня презирает. Когда я ей сказала, что мне здесь плохо, что они портят мои вещи и одежду, она лишь заявила, что они чувствуют, что я не из их круга! Сказала, что я должна больше стараться, а не быть, как отец! А я… Я просто ненавижу свою жизнь. Мне так тяжело, что я… Что я иногда не хочу жить, понимаешь?.. Я хочу к тебе. Я хочу к папе… Мне кажется, что я просто не дождусь тебя, мама…

Девочка перевела дух, а затем бросила с большим жаром:

-Мне кажется, что я дикая мышь, попавшая в экспериментальную клетку! Бабушка хочет сделать из меня тебя, понимаешь? Но только лучшую версию! Идеальную! А я не знаю, что мне делать? Тоже сбежать? Боже, мама… Я в отчаянии…

Девочка зарыдала так горько, что у Максима сердце сжалось и упало. Ему стало не то чтобы жаль девчонку, ему стало страшно…

Он испугался, что она что-нибудь сделает с собой. С крыши спрыгнет, или таблеток наглотается. И будет у них в школьном туалете летать призрак местной плаксы Миртл, как в Гарри Поттере. И он что, серьёзно хотел приложить к этому руку? К моральному уничтожению человека?

Максим понятия не имел, насколько ужасными были поступки его одноклассников. Димка рассказывал все со смехом, словно они просто шутили. Но вот он видит обратную сторону медали, и ему уже не хочется марать собственные руки. Даже если бы это понравилось Олеське. Макс не знал, выйти ему тихонько, либо подождать, когда девчонка покинет уборную.

И тут ему пришло смс на телефон. От неожиданности парень выронил смартфон, а тот ловко проскользнул по полу в соседнюю кабинку. За стеной воцарилась тишина. Макс чертыхнулся решив, что теперь выход очевиден. Он вышел и девчонка тоже. Она держала в руках его телефон, но застыла в шоке, увидев Максима.

-Ты что здесь делаешь?! – Вскрикивает она испуганно.

Максим же отмечает, что девчонка симпатичная. Даже с покрасневшим носом и влажным от слёз лицом. И шрам у неё – тонкий, похож на росчерк пера. Не так он себе представлял чудище из рассказов Димки.

-Что я делаю мужском туалете? – Вскидывает Максим бровь. – Дай-ка подумать…

Её покрасневшие глаза со слипшимися от слез ресницами широко распахиваются, а рот комично приоткрывается, когда она сознает свою оплошность.

-Мужской? То есть как? – Бормочет она, оглядываясь вокруг.

-Телефон отдашь? – Протягивает руку Максим, не зная, как себя вести.

-Ты что-то слышал? – Вместо этого спросила девочка, с подозрением уставившись на Макса.

-Если ты ходила в туалет, то это не мое дело. – Отмахнулся он, выхватывая смартфон и спешно выходя из уборной.

Он почувствовал себя слишком странно. Словно бы недавно побывал в чужой душе, и ему не понравилось…

Остаток урока Максим отсиживался в столовой, только не смог съесть ни куска сэндвича, который купил. Вскоре прозвенел звонок.

Когда Соловьев пришёл в класс, друзья встречают его улыбками, объятиями и расспросами. Олеся виснет на его шее, звонко целуя в щеку, и щебечет, что соскучилась.

-Ты привёз мне подарок? – Дует губки Леська.

-Я привёз тебе себя. Украсить бантиком? – Улыбается Макс.

Однако в ушах Максима всё ещё звоном стоят всхлипы мрачной девчонки, словно бы выпавшей из готического романа.

«Мне так тяжело, что я… Что я иногда не хочу жить, понимаешь?.. Я хочу к тебе. Я хочу к папе…»

Он заметил, что внучка ведьмы уже сидит за дальним столом у окна. В гордом одиночестве. Она подпёрла подбородок кулаком, уставившись на кроны школьных деревьев. А ещё увидел, что она отрезала себе клок волос, и теперь он торчит над ухом, как антенна.

«А волосы у нее красивые». – Растерянно подумал Максим, и сам себя чуть ли не ударил за такие мысли.

Раздался звонок на урок и историк потребовал садиться по местам. И тут случилось то, что повергло всех одноклассников Соловьева в шок. Макс сам не понимал, почему так поступил. Ноги просто понесли его к дальней парте. Он повесил сумку на спинку стула и сел рядом с девчонкой.

-Привет, плакса из мужского туалета. – Недовольно проворчал парень, словно это она попросила его сесть рядом. – Думал, ты не решишься прийти на урок.

Девочка изумлённо моргнула, но почему-то не рассердилась. Её губы тронула нервная улыбка:

-Зря ты сюда сел. Теперь тебя настигнет проклятье ведьмы. – Предупредила она негромко, потому что историк уже стал рассказывать про национальную политику большевиков.

-Класс. – Одобрительно кивнул Максим. — Если будешь ворожить, то наколдуй мне заодно бицепсы побольше.

Максим совсем не вёл конспект на этом уроке. Он всё время проболтал с новенькой, у которой оказалось неплохое чувство юмора. Правда сама она отвечала неохотно, словно ожидала от Макса подвоха. Она была похожа на животное, которое вечно гоняли и били ногами, а теперь вдруг решились погладить. Недоверчивая, подозрительная, но все же ищущая хоть какого-то тепла.

Стоит ли говорить, что в тот день Полину не смогли запереть в классе на всю ночь? Максим об этом позаботился, предупредив девочку. Та так растерялась, что даже не поблагодарила его. Просто прогуляла последний урок, к облегчению Соловьева. Конечно, на этом дело не закончилось.

Одноклассники Максима не понимали, а девушку, казалось, ещё больше возненавидели. Особенно Олеся. Максиму в итоге пришлось сделать выбор, довольно сложный для парня-старшеклассника. Соловьев решил при всех за неё заступиться, расставив все точки над «и».

В тот день у Олеси было плохое настроение. Может, плойка не справилась, и её светлые локоны легли не так, как она хотели, или ноготь обломился на конце…

Только девочка так и ждала, на ком выпустить пар. Удобный случай представился после урока физкультуры. Девчонки забрали одежду новенькой, поэтому той не в чем было выйти из душа. Весьма довольные собой, они поделились своей шалостью с одноклассниками.

-Где её тряпки, Леся? – Сурово спросил Макс.

-Максим, серьёзно? Ты что, с лыж упал, когда катался? – Взъярилась Олеся. – Или она на тебя приворот сделала? Я тебя не узнаю!

Соловьев хмуро посмотрел на девушку:

-Я тебя тоже.

-Я выбросила её одежду в мусорку. – Сложила она перед собой руки, вскинув подбородок. – И что, будешь рыцарем и обыщешь все школьные помойки, Соловьев?

Максим не хотел ударить девочку, ну, не был он так воспитан. Но встряхнуть в эту секунду надменную Соловьеву, которая всего месяц назад занимала все его мысли, ой как хотелось. Максу было тошно от мысли, что Полинка опять осталась одна, униженная одноклассницами. Он живо представил её заполненные слезами глаза и слипшиеся ресница, похожие на паучьи лапки. Не говоря ни слова, Макс решительно зашёл в женскую раздевалку, под женские недовольные вскрики и подбадривающее улюлюканье пацанов.

-Полинка! – Крикнул он в сторону душевых. – Я оставлю тебе свою футбольную форму на лавочке!

Ответом ему была тишина, а затем её сменило тихое, но искреннее:

-Спасибо…

Футбольная форма Максима была велика для девушки столь хрупкого телосложения. Она сидела нелепо, как на вешалке. Но вид своей фамилии на спине Полины вновь всколыхнул что-то в душе Соловьева. В тот день Максим впервые проводил Полину до автомобиля, который забирал её домой. Так и завязалась их дружба, а может и нечто большее.

***

Полина не понимала, что с ней происходит и куда катится её жизнь. Казалось, вот ты живёт в роскоши и богатстве, спишь на пуховых перинах и ешь деликатесы. Разве не об этом мечтают люди? Оказалось, что нет. Полина бы отдала все эти богатства, лишь бы оказаться в их старой квартирке, рядом с мамой и папой. Пойти в свою школу, встретиться с друзьями…

Только вот папы больше не было. Мама не приходила в себя, сколько бы времени Полина не проводила у больничной койки и не умоляла её вернуться.

Одноклассники её невзлюбили, делая каждый день похожим на ад. Зачинщицей стала первая красавица школы – Олеся Бычко. То ли ей не понравилось, что учитель по физкультуре в первый же день похвалил новенькую и поставил её в пример для Олеси, то ли Полина не высказала должного уважения её монаршей особе…

Но её сразу все стали донимать. Они высмеивали ее одежду, ее бледное, исхудавшее за последнее время лицо. Да ещё и слухи, которые ходили вокруг её бабки, подливали масла в огонь. Школьники шептались, что со всеми, кто переходил бабушке дорогу, случались неприятности. Мол, ведьма поругалась с местной жительницей и та сваливалась с болезнью. Потом она отругала соседа-водителя, который облил её грязной водой, поскольку в темноте не заметил лужу, в которую попало колесо. Он в тот вечер помял машину, задев на повороте столб всего в паре метрах от собственного дома, хотя ездил там каждый день.

Полина не особо любила бабушку, но решила, что не может не заступиться за приютившую её родственницу. Конечно, она высказала все этим глупым пустомелям! И тогда началось…

А потом…

Потом появился Соловьев Максим. Полина ещё до встречи не раз слышала его имя. Казалось, что мальчик пользуется успехом среди девушек и уважением среди парней. Поэтому Поля долго присматривалась к нему, боясь, что его доброта – это ловушка. Он просто хочет втереться в ней в доверие, чтобы потом посмеяться. Но время шло, ничего не происходило. А Максим всё чаще стал её защищать. Вскоре, благодаря его влиянию, с ней стали общаться и другие ребята. Удивительно, но они даже подружились с Димкой, который казался ей жутко противным! Но на деле был просто смешным подростком.

Закончился учебный год. Наступило лето.

Да только дружба Максима и Поли не прекратилась, вместе с последним звонком. Они стали чаще видеться, гулять, выбираться в кино и в парки. Она даже познакомилась с его семьёй, правда к себе в гости не звала, опасаясь гнева бабушки. Максим стал лучом света в темном царстве Полины. Ведь ее бабушка только и умела, что критиковать девочку. Не смотря на то, что Полина очень старалась, она всегда поджимала свои губы и твердила:

«У тебя что-то не так с головой. Твой мозг работает неправильно, Аполлинария. Или ты просто лентяйка. Не удивлюсь, если тебе придется остаться на второй год. Какой позор».

С Максимом всё было легко и просто. Полина понятия не имела, как ему это удалось, но он просто превратил ненавистное прозвище в нечто, похожее на ласковое слово, которое ты бросаешь близким друзьям.

-Ты несёшь бред! – Смеялась Полина в ответ на очередную колкость друга.

-Ох, так прокляни меня, ведьма. – Ехидно улыбался парень.

И щёки девушки предательски краснели.

А однажды они засиделись допоздна у Макса дома, потому что смотрели сериал и не могла оторваться, включая серию за серией. Когда парень провожал её домой через парк, уже наступили сумерки. С ними бежала собака Максима – лабрадор Джек. Полина вздрогнула, почувствовав, что рука парня ненавязчиво сжала её пальцы. Сердце в девичьей груди заколотилось, когда их пальцы сплелись.

Уже через неделю Максим впервые её поцеловал. Поцелуй вышел нежным и трепетным. Летний вечер был тёплым, пели цикады, от розовых кустов из бабушкиного сада исходил сладкий аромат. Полина впервые почувствовала себя счастливой.

-До завтра. – Улыбнулся тогда Максим, отстраняясь.

Он убрал отросшую прядь волос с лица Полины. Ту самую, которую пришлось обрезать из-за жвачки.

-До завтра. – Ответила девушка, смущенная и взволнованная.

А на следующий день Полина пропала. Максим зря названивал ей, абонент был недоступен. Тогда парень собрал волю в кулак и решился пойти в особняк. Только вот дверь ему никто не открыл. Дом словно умер, растеряв всех обитателей. Свет в окнах не горел, люди не ходили их комнаты в комнату…

Его словно разом покинула жизнь. Это было жутко. Максим надеялся, что они уехали в отпуск, да только в сентябре девочка не вернулась. Конечно, по району сразу стали ходить слухи, что бабка утопила внучку в озере. И теперь её призрак бродит по особняку. Появилось много смельчаков, которые пробирались на территорию особняка, чтобы потом рассказывать нелепицы:

-Честное слово, я как-то гулял там, а в окнах был белый силуэт с чёрными волосами. – Говорил один.

-В доме кто-то пел, а затем начал плакать! – Утверждал другой.

Однажды, услышав подобную сплетню, Максим даже подрался. Потом его повели к директору и долго отчитывали.

-Вы не знаете, куда пропала Полина Макарова? – Спросил тогда Максим, после завершения экзекуции.

Директор нахмурился, вспоминая имя. Затем его лицо просветлело:

-Внучка Родионовой Надежды? – Спросил он. – Ох, они оставили школе крупное пожертвование, да. Кажется, девочку перевели в иностранную школу.

Максим потёр лоб, легче от информации не стало. Однако время шло, и со временем даже для Соловьев девочка превратилась в воспоминание, почти в легенду.

***

На часах была почти полночь. Весь благопристойный район уже спал, а в окнах элитных особняков не горел свет. Только в доме Соловьевых был разгар очередного скандала. Максим раздраженно фыркнул и откинул одеяло. Он понял, что заснуть не сможет, потому что даже наушники с музыкой не спасали его от родительской истерики. Судя по звукам, его предки добивали остаток сервиза. Скоро они будут вынуждены есть из пластиковой посуды.

-Иди к чёрту, Витя, я никогда так не говорила! – Кричала мама на отца. – Это всё твоя вина!

Максим поморщился. Он накинул лёгкую джинсовку прямо на пижаму, спустился вниз, стараясь не попасться на глаза родителям. Парень сунул ноги в кроссовки и, негромко свистнув Джеку, своей собаке. Так хозяин и пёс сбежали из дома. Или из эпицентра очередного апокалипсиса. Джек сразу ринулся вперед, радуясь свежему воздуху и неожиданной прогулке. Максим оглянулся назад.

Дом у Соловьевых всё ещё был шикарным. Только вот за белым заборчиком давно царил ад. Родители были на грани развода с тех пор, как их финансы стали иссякать. В какой-то момент оказалось, что состояние дедушки не бесконечно. Отец, решив спасти ситуацию, вложил деньги не туда, прогорел, и теперь мать каждый день напоминала ему об этой ошибке. Их отношения стали напоминать Израиль и Палестину. Наверное, мама имела право злиться. Ведь им придётся переехать из этого дома, который скоро заберут за долги. Ей придётся расстаться с шикарной праздной жизнью, а Максу…

Ну, наверное, он должен будет бросить учёбу в институте. Потому что вряд ли он потянет плату за обучение, даже с учётом того, что он откладывал деньги, перебиваясь подработками. Хотя это не особо его коробило. Он всё ещё занимался футболом, был лучшим нападающим местного клуба «Факел». Сейчас студент надеялся получить предложение от питерского клуба, переехать и оставить все эти стрессы позади.

Максим пнул одну из упавших шишек. Джек тут же ринулся за ней, намериваясь найти и вернуть хозяину. Они шли по парковой дорожке вперёд. Вечер был тихим, тёмным. Небо было беззвездным, а диск луны то и дело прятался за тучами. В какой-то момент Максим огляделся и понял, что забрёл слишком далеко. Он знал это место, здесь они частенько расставились с Полиной. Как давно это было? Да уже три года прошло.

-Джек! – Позвал парень собаку, потеряв её из виду.

Он услышал призывный лай своего лабрадора где-то в дали. Парень нахмурился, осознав, что в той стороне находится территория особняка той самой ведьмы. А Джек точно лаял за забором, из заросшего сада. Должно быть, пёс погнался за кем-то…

Соловьев глянул на электронные часы. На экране высветилось четыре нуля. Ровно полночь, надо же, какое совпадение! Когда там призраки появляются? В полночь? Какие они, всё-таки, пунктуальные…

Максим не был суеверным, и он искренне старался себя убедить, что мурашки по спине прошлись из-за ночной прохлады, пробирающейся под ткань джинсовой куртки…

И никак не от страха! Макс вновь попробовал позвать пса, но тот теперь даже не отзывался. Он встревожено покосился на обросший плющом кованый забор.

-Брось, не будь трусом. – Раздражённо пробормотал Соловьев и, собрав волю в кулак, полез за псом.

— Джек! – Снова позвал он четвероного друга.

Ему померещилось, что собака лает из глубины фруктового сада. Он ступал между деревьями, всматриваясь в темноту. И тут луна вышла из-за тучи, освещая Максиму странную картину. У озера стелился туман, плотно прилегая к земле. И там его собаку гладил…

Призрак?!

Девушка с длинными, мокрыми волосами, словно только что вышедшая из печально-известного озера. На ней белое летящее платье, которое в свете луны словно сияет. А руки такие худые, что кажутся прозрачными…

Макс едва ли не поседел от страха, замерев на месте. Когда девушка подняла лицо, он выдохнул:

-Полина?!

Улыбка озарила её лицо. Сердце Максима пропустило удар. Это действительно была Полина!

-Привет, Максим. – Узнала его девушка.

Джек вился вокруг них волчком. Словно больше всех радовался встрече. Максим чувствовал себя странно, как во сне. Они с Полиной общались так, словно не было ее внезапного исчезновения, не было долгой разлуки. Они делились сокровенным, будто расстались лишь вчера. Он с нежностью смотрел на лицо девушки. Она казалось ему ещё более печальной, чем раньше. Да, время пошло ей на пользу. Она стала красивой, изящной, как фарфоровая куколка. Только в голубых глазах появилась тоска.

-Тогда бабушка увидела нас в саду и жутко разъярилась. – Рассказала Поля, почему пропала без вести. – Она кричала, что я пошла в мать. Посмела якшаться с человеком, без рода и племени. Я объяснила, что ты богат, но она заявила, что ваши деньги – лишь везение. Говорила, что твоя мать пустышка, а отец – мот, которые скоро разорится… Прости, это её слова. Только не думай, что наш поцелуй всё решил, нет. Она всё спланировала задолго до этого…

Они сидели на куртке Максима, на берегу озера. Девушка сорвала травинку, и стала отрывать от неё маленькие кусочки. Максим зачарованно смотрела на тонкие пальчики с коротко стриженными ногтями:

-Всё время, что я училась в местной школе, бабушка оставалась недовольна мной. Моей успеваемостью, поведением, манерами. В тот день она заявила, что не допустит, чтобы я пустила свою жизнь под откос, как её дочь. Она отправила меня учиться в закрытый пансионат для девочек, во Францию. Это что-то вроде института благородных девиц, только больше похоже на армию. Мне пришлось учиться на год дольше, я совершенно не дотягивала до их уровня и знание языка хромало. Сама бабушка тоже переехала в Европу. Наверное, чтобы контролировать меня. Она проверяла мои письма, отобрала телефон… И постоянно угрожала, что отключит маму от аппарата жизнеобеспечения. Я всё ещё не понимаю, врала она или нет.

Девочка стряхнула остатки травинок и принялась за новую. Максим похолодел. Её бабка, может, ведьмой не была, но бессердечной стервой – точно! Манипулировать внучкой, используя жизнь родной дочери – это какой круг ада вообще?!

-Как сейчас твоя мама? – Осторожно спросил парень.

Лицо Полины просветлело:

-О, она очнулась год назад. Только ей всё равно было плохо. Что-то повредилось в мозгу, она не узнает меня, часто зовёт папу… Но я надеюсь на лучшее. Бабушка отдала её в хорошую больницу.

Подчиняясь порыву, Максим коснулся тревожных пальцев девушки. Рука замерла, а затем Полина аккуратно высвободила пальцы. Она посмотрела в глаза Максиму:

-Я вернулась, потому что бабушка хочет осуществить свою мечту, Максим. Она не выдала маму за какого-то аристократа, поэтому мечтает сделать это со мной. – Девушка обхватила себя руками, посмотрев на луну. – Это не просто богатый наследник, а сын того самого парня, которому не досталась моя мама.

-Что за бред? Такие браки – это прошлый век! – Возмутился Максим.

-Может быть, но у меня нет выбора.

-Выбор есть всегда. – Возмутился парень, а затем выпалил, даже не дав себе время подумать. — Если мне дадут место в Питере, в футбольной команде, ты можешь поехать со мной.

Девушка подарила ему благодарную улыбку, но покачала головой в отрицании:

-Я не могу сбежать. Может, я не такая смелая, как мама. Дело в том, что моя бабушка всё ещё платит по счетам за больницу мамы. А когда я заикнулась, что не собираюсь замуж, она заявила, что я должна сначала заплатить по счетам. Отдать до копейки всё, что она вложила в мое содержанием и образование. Когда я сказала, что пойду работать, бабушка сменила пластинку… Схватилась за сердце, стала говорить, что она обо мне заботилась, и я не могу поступить также, как мама… Угрожает, что это сведёт её в могилу…

Максим сжал челюсть. Только что он сбежал из своего дома, думаю, что его жизнь – паршивая. Однако он ещё отлично жил. У него было любимое дело, надежды на карьеру и будущее. А Полина не жила, а мучилась. Играла чужую роль. Роль послушной марионетки для своей бабушки. Исправляла ошибки матери. И можно ли назвать это ошибками? Ведь она просто выбрала любовь. Они посидели в тишине. Максим не понимал, почему в современном мире происходит нечто подобное.

-А ты как? – Нарушила молчание Поля.

Макс вздохнул, а затем лег на землю, закинув руки за голову:

-Знаешь, твоя бабушка, может, действительно ведьма. Ведь состояние моих родителей было блефом, а теперь мы обанкротились, как она и предсказывала. Я даже подрабатываю в свободное время. – Поделился Максим. – Родители постоянно ругаются. Я всё жду, когда они разведутся.

-Мне жаль.

-Мне тоже. – Ответил Максим, но не имел в виду своих родителей.

Джек лежал рядом и, кажется, уснул. А Максим смотрел в темное небо, ощущая бедром тепло Полины, сидящей рядом, и чувствовал, что не хочет упускать ее второй раз.

***

Полина сразу поняла, что Алексей Алексеевич и Анна Федоровна Бариновы – одного поля ягоды с её бабушкой. Такие же надменные и чопорные. Они из тех людей, что устраивают не вечеринки, а светские рауты и званные приёмы. Именно на такое мероприятие класса «премиум» и позвали Полину. Здесь она должна была впервые встретиться со своим женихом – Евгением Бариновым. Бабушка была вне себя от восторга. Она наняла лучшего портного для своей внучки, а также команды стилистов.

-Ты покоришь его с первого взгляда. Когда-то Наталья смогла очаровать Алексея на подобном приёме, что устраивала наша семья. Ты не представляешь, как он был раздавлен, после её побега… — Рассказывала она, придирчиво оглядывая вечернее платье внучки.

Поля искренне не понимала, почему для бабушки это так важно. Казалось, что если она не закроет этот гештальт с объединением родов Бариновых и Родионовых, то ее дух не сможет упокоиться, она вернется призраком и будет мстить своим потомкам. Тогда, наконец, все легенды про особняк станут явью.

Полина поморщилась от собственных мыслей. Она не желала бабушке смерти. Хотя порой она думала, что ее жизнь стала бы проще, отправься старушка на тот свет. Добрая девочка ненавидела себя за такие помыслы, но ничего не могла сделать.

-А если я ему не понравлюсь? – Отрешенно глядела Полина в свое отражение.

-Понравишься. – Категорично заявила старушка, словно даже этот вопрос уже уладила. – Ты уже не похожа на плебейку, которую я привезла в наш дом несколько лет назад. Ты похожа на Родионову…

Когда Полина с бабушкой зашли в зал, где уже собрался местный бомонд, она ощутила, как чужие взгляды ощупывают её. Вокруг сразу закружились сплетни и перешептывания – неотъемлемый спутник подобных вечеров. Любили аристократы посплетничать больше, чем бабки на лавочке.

Полина взяла бокал с соком, пригубив его. Пить не хотелось, просто надо было занять руки.

-Ох, а вот и хозяева вечера. – Восторженно отметила бабушка, кивая на статную чету.

Алексей и Анна встретили Полину приветливо, словно бы уже записали в дочери. Неудивительно, наверняка, этот ушлый тип спит и видит, как записать состояние её бабки на свой счет.

-Наконец ты вернулась в родной город. – Поприветствовал Алексей девушку. – Как тебе Европа?

-Круассаны и Эйфелеву башню сильно переоценивают. – Меланхолично отозвалась девушка.

Бариновы переглянулись и посмеялись, словно бы оценили шутку. Бабушка тоже улыбнулась, однако Полина ощутила, как цепкие пальцы старушки едва ущипнули ее за спину. Так она предупреждала: веди себя прилично.

-Простите, мне надо попудрить носик. – Бросила Поля. – Где здесь уборная?

Получив ответ, девушка отдала остатки апельсинового сока официанту и вышла прочь из набитого людьми зала. В тихом коридоре она сделала расслабляющий вдох. Сколько бы она не посещала подобные мероприятия, никак не могла к ним привыкнуть. Девушка неспешно пошла в указанную сторону, как её отвлёк мужской голос. Она повернулась: молодой парень тискал какую-то девушку. Они скрылись от посторонних глаз в тени лестницы. Макарова отвернулась, не желая им мешать, и хотела пройти дальше. Однако брошенное парнем имя заставило её остановиться:

-Это всё старуха-Родионова с её состоянием. – Шептал он неприязненно, накручивая на палец локон светлых волос девушки. – Отец спит и видит, как добраться до её миллионов. Наш бизнес дышит на ладан, этот брак – буквально счастливый билет для семьи.

-И где тебе откопали такую выгодную невесту? – Обиженно фыркнула девушка.

-Ай… — Отмахнулся парень. — Там занятная история в прошлом произошла, моему отцу в тот раз не удалось заполучить состояние Родионовых. Но теперь дело выгорит. От этой бабки уже землёй пахнет. Деньги вскоре отойдут внучке, а значит и мне, её законному и любящему супругу. Точнее, нам с тобой… Потому что я брошу эту идиотку сразу, как заберу себе её наследство.

Блондинка захихикала, подставляя свою шею для поцелуев.

-Надеюсь, её внучка хотя бы не страшная? – Хмыкнула девушка, хотя по голосу было ясно, она надеется на обратное.

-Сегодня узнаем. Мне присылали её фотки, но я даже заглядывать не стал. Ты у меня всё равно милее всех. Говорят, что у неё шрам на полрожи.

-Мерзость какая. – Захихикала блондинка и раздался очередной звук поцелуя.

Полина сглотнула. Было ли ей обидно? Да не особо. Она тоже не питала тёплых чувств к своему жениху. Только вот использовать себя она не позволит. Хватит, уже натерпелась. И тут, едва девушка хотела сделать шаг на встречу к сладкой парочке, как лицо парня попало в пятно света. От шока Поля замерла на месте. Она взгляда не могла оторвать от лица, оказавшегося знакомым.

-Ты… — Прошипела девушка, чувствуя, как гнев закипает в крови.

Она видела это лицо всего раз, четыре года назад, но запомнила на всю жизнь. Тогда на его лбу были царапины. Это он был за рулём той иномарки. Это из-за него погиб отец, а мать все еще в больнице и не признает родную дочь. Это из-за него её жизнь пошла под откос. И теперь она должна стать его женой? Не бывать этому.

Парень же, отвлекшись от губ блондиночки, заметил Полину. Он сморщился, хотел что-то сказать своей наглой зрительнице, как его взгляд упал на ее шрам. Затем он всмотрелся в лицо девушки. Он сразу выпустил из рук свою спутницу, отступая на шаг.

-Полина, верно?

Девушка молчала. Ей казалось, что едва она откроет рот, как высыплет все проклятия на этого ублюдка. Он же понял её гнев по-своему:

-Ты неправильно всё поняла. – Почесал он голову, покосившись на блондинку. – Просто мы же не было знакомы, понимаешь? Я обещаю, что все интрижки останутся в прошлом.

-Женя! – Пискнула его спутница обиженно.

-Свали отсюда, Кристина. – Бросил он в сторону.

Девушка вспыхнула и резко выбежала прочь. Жених и невеста остались наедине. На лице парня была глупая, извиняющаяся улыбочка:

-Знаешь, ты должна меня понять… Про тебя ходили слухи, мол, внучка странной старухи-Родионовой, со шрамом на лице. Я даже испугался. А теперь я вижу, что ты красавица. Уверен, мы с тобой поладим. Давай начнём наше знакомство заново, словно ничего не было?

Он протянул ей руку, чтобы пожать ладонь девушки, либо коснуться губами костяшек её руки…

Полина тоже потянула руку. Только в следующую секунду её ладонь впечатала в лицо шатена звонкую пощечину. Она эхом отозвалась в голове девушки, а ладонь загорелось от силы удара.

-Ты сдурела?! – Взревел он, хватаясь за щеку.

-Я не стану твой женой, даже если ты останешься последним человеком на земле. – Прошипела она ему в лицо. – Ты – убийца.

-Что ты несёшь?! – Отшатнулся он.

-Это… — Ткнула себя Полина пальцем в подбородок, где белел шрам. – Твой подарок. Неужели ты меня забыл? Как жаль, что я не смогла тогда в больнице придушить тебя! Скажи, сколько твой отец заплатил, чтобы отмазать тебя от тюрьмы?! Ты был пьяным за рулём? Или просто слишком тупым, чтобы водить машину?!

Вместе с тем, как Полина бросала в парня эмоциональные обвинения, в выражение его лица появлялось узнавание.

-Ты ничего не докажешь. – Бросил он, резко побледнев, лишь след от руки

Поли горел на его щеке.

-О, не сомневаюсь, что вы подчистили все следы за собой. – Фыркнула девушка. – Только знаешь что? Раз уж нас свела судьба, то я этого просто так не оставлю. Теперь я не девочка из бедной семьи, которая не может себя защитить. У меня тоже есть власть и деньги. Привык ли ты играть в эти грязные игры на равных, а?

-Ты всё равно ничего не сможешь сделать. – Прорычал парень. – Мы поженимся и я превращу твою жизнь в ад. Твоя бабка тебя ненавидит, потому что твоя мать – шлюха, опозорившая семью. Отец всё мне рассказал.

Полина была готова к тому, чтобы вновь ринуться в бой. На этот раз она не отпустит его так просто!

Только вот девушку опередили. Рядом рухнул железный поднос, раскидывая по полу закуски. Мимо девушки стремительной молнией пронёсся парень-официант. Его кулак впечатался в челюсть Евгения, заставляя его голову дернуться назад. Парни оказались на полу, принявшись драться. Они метелили друг друга кулаками, пинали ногами. Евгений был старше, только вот Макс был футболистом.

-Прекратите. – Женский тонкий голос звучал властно, особенно для дамы ее возраста. – Прекратите этот балаган немедленно.

Как ни странно, парни послушались, замирая. Максим, который в эту секунду нависал над лицом своего врага, чертыхнулся и, отпустив ворот Евгения, встал. Он отряхнул костюм, который помялся и порвался во время схватки. Полина же оглянулась. Должно быть, кто-то рассказал про драку. Либо их родственники пошли их искать. Потому что родители Баринова и её бабушка стали свидетелями ссоры и драки. А вместе с ними и часть гостей. Через час, а то и меньше, о скандале узнают все.

-Это безобразие! – Воскликнула мама Евгения. – Вы что себе позволяете, молодой человек?! Это недопустимо, я вызову полицию!

Полина едва не задохнулась от возмущения, осознав, что она ругает Максима. Девочка встала напротив своего друга, словно бы загораживая его от чужих взглядов и обвинений:

-Тогда вызывайте! – Бросила она, сверкнув взглядом. – Вызывайте, я хочу немедленно дать показания. Я расскажу о том, что пятого января, четыре года назад, ваш сын врезался в автомобиль моих родителей. Я расскажу, что он убил человека – Макарова Юрия, не понёс наказания, а все записи с места аварии чудом исчезли. И теперь моё слово не будет пустым звуком.

Женщина отшатнулась, побледнев. Она бросила испуганный взгляд на своего супруга. Гости вокруг, ставшие свидетелями такой небывалой сцены, стали шептаться. Скелеты сыпались из шкафов Бариновых, и они не понимали, как смогут их спрятать вновь.

Хозяйка вечера быстро прошла к сыну, и увела его прочь. Алексей Алексеевич натянуто улыбнулся гостям:

-Это обычная сцена ревности между детьми, не стоит обращать внимание. Давайте вернёмся в зал! – Попытался он разогнать публику.

Гости расходились неохотно. А Полина поняла, что она выиграла битву. Возможно, впереди её ещё ждёт война, но пока что она может выдохнуть. Она бросилась к Максиму:

-Ты что тут делаешь, Максим?!

-Я же говорил, что беру подработки. Мои родители раньше крутились в высшем свете, у меня остались знакомые. Платят отлично, так что… – Он скромно пожал плечами. – Но я рад, что оказался здесь, Поль.

Девушка покачала головой:

-Ты как? – Прошептала Поля, с нежностью глядя на Макса. – Болит?

Её ладони коснулись его щек, боясь дотронуться до губы, которая уже стала кровоточить и опухать.

-О, я лучше всех. Всегда приятно надрать задницу какому-нибудь придурку, защищая честь принцессы. – Воинственно заявил парень.

-Принцессы или ведьмы? – Уточнила девушка ехидно.

-Одно другого не исключает. Всё-таки меня ты приворожила, Полина, не отрицай. – Хмыкнул парень.

Поля фыркнула от смеха. Она чувствовала, что готова податься вперёд и коснуться поцелуем губ парня. Нежным, трепетным, как касание крылышек бабочки. Только не успела, как рядом раздалось покашливание. Полина охнула: про бабушку она совсем забыла! Старуха смотрела то на внучку, то на спортсмена. Максим распрямил плечи и положил руку на талию девушки, что не скрылось от внимания Родионовой:

-Поверить не могу. – Цокнула она. — Сначала сын поварихи, а теперь… Официант! Всё-таки ты копия матери, Аполлинария.

-Не всем деньги достаются по наследству, некоторым приходится зарабывать, чтобы идти к цели. – Бросил Максим. – Но, знаете, деньги, которые я получаю, разнося напитки, гораздо чище, чем те, что зарабатывают многие из гостей этого вечера.

Бабушка вновь окатила парня задумчивым, оценивающим взглядом. Затем её внимание целиком переключилась на Полину. Брюнетка тут же съежилась. Только слова, что произнесла старушка, оказались неожиданными:

-Знаешь, когда ты защищала этого ребёнка и угрожала Бариновым… Ты была больше похожа на меня, чем раньше. Как бы ты не сопротивлялась, в тебе течёт кровь Родионовых. Она говорила в тебя в этот момент, Аполлинария. Думаю, я почти довольна тобой.

-Бабушка! – Окликнула Надежду внучка.

Женщина не обернулась, но остановилась.

-Что с этой свадьбой?

-Какой свадьбой? – Фыркнула Родионова и пошла прочь.

***

-Пас и… ГО-О-О-О-ОЛ! – Взревел комментатор матча. – На последней минуте матча гости вырывают победу у хозяев поля!

Трибуны взревели. Закричала и Полина, вскакивая с места в ложе. Она была одета в форму своего супруга – Максима Соловьева, который только что принес победный гол своей команде. Похожую форму она надела однажды, будучи школьницей. Её бабушка недовольно поморщилась, затыкая пальцами уши:

-Как шумно! – Пожаловалась она.

-Да ладно тебе, ба! – Весело заметила Поля, заметив недовольство женщины. – Твой зятёк победил, радуйся!

-Я радуюсь! – Возразила бабушка. – Просто предпочитаю делать это внутри себя, а не визжать, как полоумная.

Поля засмеялась.

Вот такая её бабушка – аристократка среди футбольных фанатов.

Не так давно бабушка перенесла инсульт. Обошлось, старушка оказалась крепкой и очень быстро пришла в себя. Странно, но после этого Родионову словно подменили. Она стала гораздо добрее и терпимее к внучке. Словно бы, одной ногой побывав на том свете, решила использовать свой шанс, чтобы исправиться. Впрочем, после сцены на приёме Бариновых, женщина и так пыталась измениться. Поля это очень ценила. Так, Надежда Ивановна сама пригласила в их дом Максима, и тому пришлось вынести несколько часов пыток этикетом, прежде чем старушка их благословила на отношения. Бариновым досталось по заслугам.

К сожалению, Евгений так и не сел в тюрьму. Однако его отец отправился за решетку, из-за денежных махинация. Семья разорилась. Ходили слухи, что Евгений работал в каком-то сетевом магазине сотовой связи. Другие говорили, что он загремел в наркологический диспансер, из-за проблем с веществами, которые стал принимать из-за депрессии.

Полина, может и хотела бы позлорадствовать, да предпочла просто забыть об этом человеке. В её широкой душе было место только для любви, и она не хотела пачкать ее ненавистью к недостойному человеку.

Максиму тем же летом удалось подписать контракт с именитым футбольным клубом, в деньгах он больше не нуждался. Он помог отцу наладить проблемы с бизнесом. Его родители так и не развелись, всё-таки пережив свой кризис. Недавно они вовсе огорошили парня новостью: у него будет младший брат или сестра. Когда, во время своих ссор, они успели зачать ребёнка, Макс искренне не понимал. Однако он был рад за родителей.

Затем, спустя два года, молодые люди поженились. И теперь старушка просила лишь об одном: успеть бы посмотреть на внуков. Правда Полинка, которая только-только разобралась в себе и поступила в университет на журналиста, не спешила ее радовать. Она мечтала поработать криминальным репортером. Порой старушка ворчала:

-Скажи, зачем тебе работать? Да ещё на такой страшной профессии! Все мои деньги – твои! Останется ещё на пару поколений! – Искренне ругалась она.

Но Полина лишь головой качала. Мрачные слухи, что ходили вокруг особняк, со временем иссякли. Он перестал быть нелюдимым. Полина, вместе с бабушкой, занимались благотворительностью, организовывали приёмы.

Вскоре старушку Родионову уже никто не смел называть ведьмой. Ведь она помогла очень многим людям.

Звонок телефона заставил Полину отвлечься от ликования на футбольных трибунах. Она нахмурилась: звонили из маминой больницы.

-Здравствуйте, что-то случилось? – Тут же спросила девушка озабоченно, стараясь перекричать фанатов.

-Да. – Сказал врач. – То есть, нет! Полина, у меня для вас хорошие новости. Ваша мама зовёт вас, думаю, она всё вспомнила.

Сердце девушки ёкнуло. На глазах появились слезы.

-Я скоро приеду! – Пообещала она, а затем, посмотрев на обеспокоенную бабушку, что прислушивалась к её разговору, улыбнулась. — Мы скоро приедем.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

3 комментария

В
Вера Ответить

Рассквз очень легко читается ,на одном дыхании.Сюжет не «затасканный».спасибо автору.

И
Ира Ответить

Очень интересный рассказ!!! Легко читается.

С
Сагдия Ответить

Очень и очень трогательный рассказ скорее повесть

Напишите комментарий

Красивая девушка милая родная женщина шикарная
Уродина

- Фу, уродина пошла! Оля слышала эту фразу с раннего детства. Уродина… Когда мама родила её, и акушерка поднесла ребёнка...

- Фу, уродина пошла! Оля слышала эту фразу с раннего...

Читать

Вы сейчас не в сети