Красивая девочка шикарная милая умная очаровательная грациозная скромная с характером

— Я лучше умру, чем попаду в детдом

Вера проснулась от необычного ощущения, что на неё кто-то пристально смотрит. Открыв глаза, на подушке она лепесток розы, а вот ещё один…

Да это не лепестки, а целый букет из прекрасных красных роз.

— С добрым утром, — нежно сказал муж Павел, – С нашим днём тебя, дорогая!

Вера такого приятного сюрприза никак не ожидала.

«Что же произошло в этот день? Ах, да! Двенадцать лет назад состоялась их свадьба».

Она была очень счастлива в тот день, как и все последующие годы тоже. Да, многие не поверят. Скажут, мол, сказка. Лишь в кино такое можно увидеть. Но Вера знает, что бывает и не только в кино. Это счастье случилось именно с ней — большое, как безбрежный океан. Она купалась в нём каждый день и ужасалась от мысли, что может всё потерять. Гнала эти мысли прочь.

Вера не представляла своей жизни без мужа Павла и сына Кирилла. Подруги всегда удивлялись, как спустя годы ей удалось сохранить такие трепетные отношения с мужем. Всё просто – у Веры необыкновенно доброе и любящее сердце, которое помогает ей быть счастливой.

С Пашей они познакомились ещё в институте и с того момента уже не расставались. Павел был старше Веры на пять лет. Она только что выпорхнула из школы, а заодно из-под родительской опеки. За плечами у Павла техникум, и уже два года он сам зарабатывает на жизнь. Кроткая, худенькая девушка сразу покорила сердце молодого человека, и на последнем курсе учёбы Павел сделал Вере предложение. Вот так, незамысловато, началось их тихая, семейная жизнь.

Они не ругались, даже по мелочам. Ценили каждый совместный день, согретый любовью друг к другу. В атмосфере добра и спокойствия родился сын Кирилл. Недавно у него был первый юбилей – десять лет. Какие же приятные воспоминания может навеять букет роз, подаренный утром мужем. Вера так далеко ушла в любимые события прошлых лет, что даже не сразу поблагодарила мужа за сюрприз.

— Паша, дорогой, спасибо! И тебя с нашим днём! Я счастлива, что ты у меня есть! – радовалась Вера.

— А ты у меня! Может, немножко отметим наш праздник сегодня вечером? – спросил Павел.

— Да, конечно, милый. Я приготовлю вкусный ужин, не задерживайся, — ответила Вера.

— Звучит заманчиво, — улыбнулся Павел.

После завтрака Павел привычным движением руки накинул куртку, одел начищенные до блеска ботинки и поспешил на работу. Ещё с детства он не терпел грязной обуви.

Весь день Вера пребывала в предвкушении романтического вечера и, конечно же, не предполагала, какая грозовая туча нависла у неё над головой.

Стрелки часов приближались к шести, а Паши всё не было. Вот уже на полчаса опаздывает. Праздничный ужин остывал на столе. Вера забеспокоилась, что же случилось. Может, на работе задержался? Она в десятый раз набирала номер телефона мужа, в трубке упорно раздавались длинные гудки.

— Мам, а папа скоро придёт? Я есть хочу, — крутился вокруг стола Кирилл.

— Ну, садись, сынок ешь, — ответила Вера.

Кирилл, обрадовавшись, уплетал ужин.

Прошло ещё пятнадцать минут.

— Спасибо, мам. Всё вкусно. Я пойду, ещё уроки не до конца сделал, — сказал Кирилл.

И здесь Вере тоже повезло. Кирилл рос ответственным и умным мальчиком, учился сам на пятёрки и четвёрки, его не нужно было ежедневно контролировать.

Наконец, послышался звон ключей и звук открывающейся двери.

— Паша, где ты был? Я волновалась. На работе задержался? – спросила Вера.

— Да, на работе, — ответил Павел, потупив глаза.

Вера знала Павла до каждой чёрточки, каждой родинки, каждой эмоции и сразу догадалась – что-то не так. Муж явно был расстроен. Вера предпочла не лезть с расспросами, она подала ужин на стол. Павел взял вилку в руку и застыл.

— Не могу я спокойно есть, когда такое произошло, тем более в этот день. Прости меня, Верочка, — потерянным голосом сказал Павел.

— Что случилось? – испуганно спросила Вера.

— Мне сегодня неожиданно пришло известие. В посёлке недалеко от нашего города умерла женщина, я был с ней много лет назад, когда первый год работал после техникума. Она почти на пятнадцать лет старше меня. Всего две встречи… В том посёлке проходила моя первая командировка. Я не знал, что она забеременела. Вообщем, у меня есть дочь Света, ей тринадцать лет. Родственников у неё нет. Мать Светы успела рассказать про меня своей подруге, и она мне сегодня позвонила.

Пока Павел говорил, Вера была как в тумане. Ей казалось, что эту историю рассказывают другому человеку, а она просто невольно подслушала рассказ. Вера не стала считать, когда это событие приключилось с Пашей, до знакомства с ней или после. Слишком больно. Да и ради чего, если всё уже произошло. Они с Пашей создали семью, и не просто семью, а целый мир, их собственный, который любили и оберегали. И Вера даже в страшных снах не могла подумать, что этот мир может рухнуть.

«Нет, нет, всё что угодно, только не это. Нужно взять себя в руки», — пыталась сохранить спокойствие Вера.

А внутри у неё всё переворачивалось, в голове стучало:

«Чужая женщина, чужой ребёнок…».

Она настолько любила мужа, что никого кроме себя рядом с ним представить не могла. Решение пришло само собой. Она не потеряет семью, ни при каких обстоятельствах.

Павел сидел подавленный, опустив голову. Ему было очень стыдно перед Верой. Он боялся прервать молчание, ему казалось, что Вера не смириться с этим и уйдёт.

Вдруг нежная рука Веры легла на его ладонь, она заглянула мужу в глаза и несмело спросила:

— Паша, что делать будем? Нужно решать по поводу ребёнка.

Хотя ответ она уже знала заранее. Павел, добрый и порядочный человек. Вера предчувствовала, что ни секунды не раздумывая, он признает дочь и будет заботиться о ней.

— Верочка, я сделаю анализ ДНК. И если Света моя дочь, я не смогу допустить, чтобы она скиталась одна, при живом отце, — ответил Павел.

Отец…

Это слово больно резануло Веру. Ей невыносимо было думать, что Паша, её Паша, мог когда-то ласкать другую женщину, кроме неё. Даже если это было давно, возможно до знакомства с ней. Настолько прочной у Веры была связь с мужем, они воспринимали друг друга как единое целое. Но Вера, несмотря на внешнюю хрупкость, очень сильная, и всё сможет преодолеть. Друзья и знакомые частенько говорили, что у неё стальной характер и она всегда добивается, того, что захочет.

— Понимаю, Паша, поезжай за ней,- еле слышно сказала Вера.

Предложить ехать вместе Вера не смогла, пока не смогла…

На следующий день Паша поехал за Светой. Вера не находила себе места. Она думала, как девочка, только что потерявшая мать, воспримет отца. После смерти самого близкого человека, она, наверное, подавлена горем и страхом за свою судьбу. Возможно, будет отказываться говорить с неожиданно обнаружившимся отцом и тем более с женщиной, которая теперь станет её мачехой.

На следующий день у Веры всё пошло наперекосяк. У неё, любящей чистоту и уют, любая работа валилась из рук. Стрессовое состояние быстро раскусила мать Веры, Елена Викторовна. Она властная женщина, всегда считавшая своё мнение единственно верным. Злилась на дочь и даже слышать не хотела ни о каком новом ребёнке.

— Он изменил тебе, кабель. Даже ребёнка на стороне сделал, а ты всё прощаешь. Как так можно, позволять о себя вытирать ноги, — выговаривала она.

От несправедливых слов Веру даже затрясло. Если бы это была не мама, она ей-богу высказала бы всё в лицо этому человеку, не стесняясь в выражениях. Но с матерью пререкаться не смогла и лишь только произнесла:

— Мам, не говори, так, пожалуйста, прошу тебя. Ты же знаешь, Паша не такой. Мы любим друг друга.

— Ну, ну, фантазёрка. Ты всю жизнь витаешь в облаках, как и твой отец, — с издёвкой сказала Елена Викторовна.

Днём был короткий звонок от мужа, как удар током.

— Вера, завтра вечером приезжаем…

Ей не спалось почти всю ночь. Как она будет разговаривать со Светланой? Ведь ей нужно наладить с ней контакт. А с тринадцатилетним подростком сделать это не просто. Но Вера надеялась, что любовь и ласка, сопровождающие её жизнь, помогут пережить и эту непростую ситуацию. Сложно было сказать об этом Кириллу. Ему уже десять лет и он всё понимает. Вера не нашла ничего лучше, как сказать правду. Сын такой молодец и здесь проявил свою любовь, и бережное отношение к маме:

— Мама, не переживай. Поживём – увидим. Главное, мы вместе.

Вечером Вера приготовила ужин. Вкусные запахи с кухни проникали во все щели, Кирилл не смог устоять, прибежал.

— Кирюша, подожди немного. Сейчас придёт папа, и все вместе будем ужинать. Договорились? – предложила Вера.

— Да, мам, конечно, — согласился Кирилл.

Спустя несколько мгновений раздался привычный для Веры поворот ключа в дверном замке. Она, стараясь сдерживать волнение, пошла в прихожую. От увиденного Вера опешила. На пороге стоял смущенный Павел, а рядом с ним девчонка – подросток. Коротко стриженная, с татуировками на шее, с левой стороны носа прокол. Одежда была не лучше. Бесформенный свитер и широченные штаны, а сапоги как у американских солдат завершали образ. Вера не так часто встречалась с современной молодежью. Ведь её Кирилл совсем не такой. Поэтому она ошарашенно смотрела на девчонку. Но это были ещё цветочки.

Не успела Вера отойти от первого впечатления, как тут же её накрыл второй удар.

— Ну, вот что ты уставилась? Не нравлюсь? Ты мне тоже. Стало быть, мачеха собственной персоной. Учить жизни меня будешь? Не пытайся, я уже учёная. И матерью ты мне никогда не станешь. Хорошо устроилась, да ты…

Грубую речь остановил Павел:

— Света, перестань, нельзя себя так вести. Вера ни в чём не виновата и не заслужила такого отношения. Немедленно извинись.

Вместо этого, Светлана злобно сверкнула глазами на Павла и прокричала:

— Папаша нашёлся, зачем ты меня сюда притащил? Ты раскошелься, деньги мне плати. Вроде как алименты должен. И я уйду.

— Не кричи, соседей напугаешь. Иди руки мой, будем ужинать, — сказал Павел.

— Не хочу я есть, сами давитесь своим ужином. Где можно ласты бросить, могу прямо здесь. А ты, папа, думай насчёт денег до утра, — продолжала нагло вести себя Светлана.

— Пойдём, покажу твою комнату, — еле сдерживаясь от справедливого гнева, сказал Павел.

Девчонка небрежно швырнула сапоги и прошествовала вслед за ним. Вера в отчаянии заломила руки и прижалась к стене. А она ещё считала себя сильной…

Как же теперь жить?

— Верочка, что с тобой? – испугался Павел, когда увидел жену, белую как полотно.

— Ничего, просто не ожидала такого, — растерянно ответила она.

— Вера, пойдём на кухню, я тебе сейчас всё расскажу про Свету. У неё нелёгкая была жизнь. А Кирюша, где? В своей комнате? – спросил Паша.

Вера кивнула головой. Как же хорошо, что Кирилл сидел за компьютером в наушниках и не слышал всей этой перебранки.

— Папа, привет! Приехал! Дай пять! Павел обнял сына, крепко, по-отцовски.

— Кирюша, пойдём ужинать с нами, — предложил он.

— Пап, тут такое кино интересное идёт, сейчас закончится, и сразу приду.

— Да что ж такое, никто не хочет идти ужинать…

Хорошо, что у них есть комната для гостей. Раньше там жил отец Веры, два года назад ушёл в мир иной. Теперь комната свободна, как раз пригодится для Светы, если всё сложится, конечно. Несмотря на трудности он надеялся, что всё будет хорошо.

Вера накладывала ужин на тарелки и еле сдерживала слёзы.

— Паша, ну почему это случилось с нами?

— Вера, не рви мне душу. Если бы я узнал об этом раньше, всё могло быть по-другому. Света не стала бы такой чёрствой и наглой. Её мать спилась, фактически была алкоголичкой. Удивительно, как её не лишили родительских прав. Девчонку фактически с восьми лет воспитывала улица, понятно во что превратилась. Второгодница, в школе перебивалась с двойки на тройку. Верочка, я понимаю, что она не подарок. Я, конечно, сделаю анализ ДНК. Но если подтвердится, что она моя дочь, я не смогу просто так о ней забыть. Да, будет сложно с ней, невыносимо сложно. Но, любимая, мы справимся. Верочка – ты ведь у меня ангел с железным характером. Помнишь? – улыбнулся Павел.

— Да, милый, конечно, — Вера обняла мужа за шею.

Она на всё готова, чтобы сохранить свою семью. Только Вера не могла врать сама себе. Она втайне надеялась, что Светлана — не дочь Павла. Увы, её надежду оборвал результат анализа из клиники, подтвердивший стопроцентное отцовство Павла.

Практически все тяготы общения со Светой легли на Веру. Муж целый день был на работе. А Вера занималась частным бизнесом, она начинающий дизайнер и большую часть времени проводила за работой на дому. Общение, громко сказано…

Поначалу оно заключалось в паре грубых слов, нагло брошенных в адрес Веры. К её еде Света не притрагивалась. Она на карманные деньги, что давал Павел, где-то перекусывала и пропадала до позднего вечера. Вернувшись обратно, не говоря ни слова, проходила в свою комнату.

Павел пытался наладить контакт со Светой. Он решил, что ему это удастся легче, так как даёт ей деньги. Но не тут то было! Света воспринимала деньги как расплату за то, что отца не было рядом с ней все тринадцать лет её жизни. И совершенно не смущал тот факт, что Павел не знал о её существовании. Как он не старался проявить к новоявленной дочери заботу и внимание, она отворачивалась и ничего не отвечала. Единственное, что ему удалось добиться всеми правдами и неправдами, так это занести в память её мобильного номера телефонов его и жены. Вере казалось, что Света возненавидела её с того момента, когда увидела. Но она не теряла надежды сблизиться со Светой. Твёрдо решила, что добьётся хорошего отношения девушки, если не любви, то хотя бы уважения. Вера сделает это ради мужа. Но пока все её попытки, хотя бы даже заговорить со Светой, заканчивались провалом. Они не только оставляли равнодушной Светлану, но и вызывали в ней волну бессмысленного раздражения.

Вера любила порядок, чистоту, каждая вещь имела своё место, в комнатах не было и пылинки. Чтобы досадить мачехе, Света намеренно ломала брошки, украшения, рассыпала мусор по комнатам, «случайно» заливала скатерть кофе. Вера такие мелкие неприятности стойко переносила. Она, как ни в чём не бывало, принималась за уборку заново. От этого ненависть Светы только возрастала. Она грубила мачехе. Павел пытался это остановить, но всё было напрасно. Хорошо хоть Кирилла она не трогала. Несмотря ни на что он никогда не отзывался о Свете плохо. Только один раз не стерпел, сказал:

«Мама, ну и сестрёнка у меня…»

Чего не скажешь о Павле. Его поначалу боевой, положительный настрой, постепенно иссякал. Он не знал, что делать, чтобы наладить отношения с дочерью. Всё чаше стал заводить разговор об отказе от Светы.

— Может, квартиру ей снимем, буду помогать деньгами.

— Паша, да ты что? Ей тринадцать лет, какая квартира? И что с ней будет потом? Страшно подумать, кем она может стать. Нужно вытащить её из состояния безудержной наглости и цинизма. Жаль, что она большую часть дня и до позднего вечера проводит где-то, наверняка, с плохой компанией. Но мы всё равно должны бороться.

Вот и проявился Верин стальной характер. Он поставила перед собой цель и не вправе от неё отступать.

— Какая ты у меня смелая и мудрая! – восхитился женой Павел.

К сожалению, пока эта смелость и мудрость не приносила результатов. Вере никак не удавалось подобрать ключик к сердцу Светы. Тихо, спокойно, ласково она старалась помочь девушке во всём: готовила, приводила в порядок вещи Светы, делала ей хорошие подарки, от которых та демонстративно отказывалась. Вера никогда не ругала Светлану. У неё всегда было доброе слово, согревающее, ободряющее. А если девушка совсем отравляла её жизнь, то грустно говорила:

«Ну, зачем так, Светочка?».

Ситуацию усугубила школа. Где это видано, чтобы тринадцатилетний ребёнок не учился в школе. С трудом они устроили Свету в школу поблизости от дома. Девушка ещё больше озлобилась, в школе вела себя отвратительно. Постоянно то отец, то мачеха вызывались к классному руководителю, завучу, директору. Не один раз Вера печально говорила, обращаясь к Свете:

— Светочка, ну зачем ты себя так ведёшь? Зачем? Ты можешь учиться хорошо, себя мучаешь, папу и меня.

Но девушка только ухмылялась и грубо отвечала:

— Прекрати меня учить жизни, мачеха…

А однажды случился ужасный случай, по сравнению с которым предыдущие оказались сущей ерундой. Вера всегда приветливо встречала Свету из школы и обязательно старалась накормить. Хотя девушка так ни разу и не притронулась к её еде.

В тот день, как практически и всегда, Света получила нагоняй в школе и плохие оценки. Настроение у неё было хуже некуда. Она бросила портфель в коридоре и, злясь на весь мир, опустилась на стул. Вера с улыбкой вышла из кухни и спросила:

— Светочка, ты расстроена. Что случилось, что-то с контрольной? Пойдём обедать.

Вдруг девушка схватила портфель, прибежала на кухню и со злостью бросила его на обеденный стол. На столе стояли тарелки, чашки, кастрюля с супом – всё полетело на пол, загремело, разбилось, а Светка в истерическом припадке ухватила скатерть и сдёрнула её. Вера бросилась к ней. Пыталась обнять.

— Светочка, успокойся!

И тут девушка от негодования укусила мачехе руку до крови. В это время раздался звук открывающейся двери. Так совпало, что Павел по работе оказался недалеко от дома и решил зайти пообедать. Не позвонил Вере, решил пусть будет сюрприз. Но он не подозревал, что настоящий сюрприз ждёт дома. Света поняла, что перешла все границы и ей влетит за это побоище. Она, как ошпаренная, бросилась из кухни в прихожую, и на ходу накидывая одежду, выскочила на улицу.

Когда вошёл Павел, Вера перевязывала руку бинтом. Увидев мужа, она торопливо начала рассказывать на ходу сочинённую историю:

— Паша, представляешь, несчастье какое. Зацепилась за скатерть, и всё, что на столе было, на пол уронила, жалко – посуды много разбила. Я сейчас всё приберу. Прости…

Павел увидел раненую руку жены, промокший от крови бинт и сразу всё понял.

— Вера, не лги мне, ты не умеешь это делать. Она ударила тебя? Знаю, что это так. Всё, я принял решение, откажусь от неё. В понедельник пойду в детдом, — уверенно сказал Павел.

— Паша, не торопись. Дай ещё немного времени, — попросила Вера.

— Нет, Верочка, нет. Сегодня ударила, а завтра в нервном припадке убьёт. Я не смогу без тебя жить, дорогая. Я же дышу тобой.

Павел нежно обнял и прижал жену к себе.

— Паша, так обидно, что не получилось. Ведь это же твоя дочь. Пожалуйста, дай ещё один шанс.

— Нет, Вера. Она лишь по анализу дочь, а фактически нас ненавидит. И нам эту стену зла и подлости не преодолеть. Да, и не нужно. Родной она никогда не станет. Прости, что столько проблем причинил тебе, приведя её сюда.

До вечера Вера пребывала в растрёпанных чувствах. От расстройства она не знала, куда себя деть. Павел долго думает, но когда принимает решение, то никогда его не меняет. Получается, что не смогла она лаской и заботой растопить сердце девушки. Как обидно осознавать своё поражение. Она автоматически приготовила ужин, есть совсем не хотелось. А тут ещё и Павел позвонил, сказал, что будет поздно, срочный отчёт.

— Мам, я голодный, — сказал Кирюша, выходя из комнаты.

— Садись, сынок, кушай.

Кирилл сразу заметил, что мама чем-то расстроена.

— Мама, что случилось? Опять Света? – испуганно спросил он.

— Нет, всё в порядке, милый, — успокоила сына Вера.

Какой он у неё хороший, воспитанный, сочувствующий. Между ним и Светой всего лишь три года разницы, а как будто целая пропасть. Что же делать? Ведь Павел сейчас такой храбрый, а спустя время будет корить себя за то, что сдал дочку в детдом.

Вера вдруг вспомнила, что мама ей всегда говорила, когда возникают непреодолимые трудности, нужно обращаться к богу. Мама была искренне верующей христианкой и дочери тоже привила любовь к Богу. В углу спальни на стене висели две иконы. Вера стала молиться и креститься, как учила её мама.

— Господи, помоги! Хочу наладить хорошие отношения со Светой, мечтаю, чтобы были мы единой семьёй. Почему она ненавидит меня? Только из-за того, что я мачеха? Что делать не знаю, на тебя уповаю, — полушёпотом произносила Вера.

И молилась снова и снова. Самозабвенно и до слёз. Она так растворилась в молитве, что не услышала, как хлопнула дверь и вернулась Света. Её внимание привлёк странный шёпот и чуть слышные всхлипывания. Дверь была приоткрыта. Света тихонько подошла, прислушалась. Поняла, что речь идёт о ней. А молитва…

Откуда-то она её знает. Вдруг вспомнила, бабушка всё время читала эту молитву, когда она была маленькой. Светка очень любила её. Жаль, что бабушка умерла, когда ей было только восемь. С того момента началась её фактически беспризорная жизнь с пьющей матерью. Вера молилась, а Светка не могла оторвать от неё глаз. Внезапно возникло желание подойти к мачехе, извиниться за сегодняшний поступок. Но что-то её остановило. То необъяснимое, что занозой сидело в её сердце и мешало раскрыть его для светлых чувств. Она поспешила в свою комнату и плотно закрыла дверь. Никто не слышал, как Светка полночи рыдала.

Все выходные Вера ходила подавленная из-за Светы.

— Не расстраивайся, Вера. Мы всё делаем правильно. Надеяться больше не на что. Зря я её привёл. Она даже прощения за свой ужасный поступок не попросила, когда поранила тебе руку, — успокаивал жену Павел.

— Просто не решилась. Не все могут говорить такие слова, — вступилась за Светлану Вера.

— Нет, не оправдывай её ужасного поведения. Вот сегодня вечером вернётся, а завтра утром я её увезу. И точка, — Павел больше слушать ничего не хотел.

Но Света не вернулась вечером. Впервые не вернулась…

И ночью тоже…

Лишь под утро раздался звонок мобильного телефона Веры.

— Вера…- чуть слышно прошептала Света – Я замерзаю, не могу пошевелиться, приезжай.

— А куда, Светочка, куда? – испуганно спросила Вера.

— Не знаю. Какой-то заброшенный нежилой дом на стройке недалеко от города.

И всё. Связь оборвалась. Вера безрезультатно набирала номер Светы. Абонент недоступен…

— Паша, поедем быстрее, со Светой что-то случилось. Она говорит, что замёрзла. А сейчас же конец октября и на улице холодно, — испугалась Вера.

Павел, не раздумывая, побежал к машине и через десять минут они уже ехали за город. Заброшенный дом на стройке…

За городом же не один такой дом. Но им повезло. Светка была в первом попавшемся доме. Когда они зашли, у них подкосились ноги. Света лежала с закрытыми глазами, без сознания, с бледным лицом и синими губами.

— Вера, она дышит. Быстрее вызывай скорую.

На их счастье скорая приехала в считанные минуты.

— Переохлаждение. Вы вовремя нашли её. Ещё бы чуть-чуть и замёрзла. А сейчас выкарабкается, молодой организм, крепкий. Уже завтра сможете её навестить, — сообщил врач.

На следующий день, рано утром, Павел и Вера уже примчались в больницу. Зайдя в палату, Вера кинулась к Свете и впервые обняла её, а Павел держал дочку за руку и не отпускал.

— Светочка, что случилось?

— Вера, прости меня за всё. Ты самая лучшая. Я с детства на улице, очерствела ко всему, ожесточилась, обиделась на весь мир. Я забыла, что в жизни есть добро, любовь, забота. Думала, не существуют они уже давно, вымерли как мамонты. А ты просто притворяешься, чтобы быть хорошей в глазах мужа. А вчера я услышала, как ты искренне молилась за меня… Это было так проникновенно, так в детстве бабушка читала молитвы. Я хотела зайти к тебе, но не решилась. Потом… Потом я случайно услышала, что папа хочет отдать меня в детдом. Я лучше умру, чем попаду туда. Тогда решилась замёрзнуть, просто заснуть и не проснуться. Но я не смогла, Вера. Не смогла… Позвонила тебе.

Дальше Света уже не могла говорить, её душили слёзы. Рыдали все, и Света и Вера и Павел. Закончилось противостояние мачехи и дочки мужа. Своей добротой она победила злость, завладевшую сознанием Светы, перевернула её душу. И девочка её полюбила, потому что не полюбить было нельзя. Главное, что теперь они вместе, они — одна семья.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая девочка с плюшевым медвежонком в руках
Плюшевый мишка

– А на лесной землянике варенье всё-таки вкуснее, – снова повторила Елена Николаевна. Катя с нежностью посмотрела на свою упрямую...

– А на лесной землянике варенье всё-таки вкуснее, – снова...

Читать

Вы сейчас не в сети