Красивая девушка в свадебном платье, садебное платье купить

Дочка! Миленькая! Я же тебя похоронил

– Ну, что, Валюша – поедете сегодня с подружками платье выбирать? – Спросил Лев Захарович свою дочь, – Если что, пиши мне сразу же, я тебе ещё денег на карточку переведу, а то, вдруг, не хватит…

– Да ладно тебе, пап, — смеясь, отвечала ему Валентина, — Я же не у Диора платье заказывать собираюсь. Ну, да, посмотрим с девчонками что-нибудь интересное, дизайнерское – но не переживай, астрономических сумм, на это дело, я тратить не планирую.

Лев Захарович с любовью взглянул на свою единственную дочь: бизнесмен гордился тем, что смог воспитать в ней скромность и умение правильно распоряжаться деньгами, но всё же – иногда бывали случаи, когда Валя слишком буквально понимала смысл слова «экономия».

– Милая, ты же знаешь, что ради твоего счастья, я готов пойти на всё? – Спросил её отец, слегка усмехнувшись, — Даже принял твоего Игоря, хотя, по-прежнему считаю, что со свадьбой вы несколько поторопились…

– Пап, ну не начинай, прошу тебя…, — Умоляюще посмотрела на него девушка, — Я же тебе тысячу раз говорила, Игорь – мой единственный, моя вторая половинка. То, что мы встретились – это же один случай на миллион!

– Я помню, помню, — примирительно поднял руки Лев Захарович, — Речь сейчас даже не об этом, а о том, чтобы ты не стеснялась просить меня обо всём, что считаешь нужным видеть на своей свадьбе. В конце концов, для чего я все эти миллионы зарабатывал?

В глазах девушки, сидевшей напротив него за обеденным столом, засветились такие нежность и теплота, что у богача невольно защемило сердце. В эти моменты, Валентина была невероятно похожа на свою мать.

– Спасибо тебе папочка, ты самый лучший! – Проговорила она, и, поднявшись – перегнулась через весь стол, чтобы обнять Льва Захаровича.

Валентина поцеловала отца в щёку, и унеслась в свою комнату – собираться на предсвадебный шоппинг.

«Ох, милая моя, знала бы ты, как мне жаль, что с тобой рядом не будет нашей мамы. Уверен, она бы была счастлива, видя, какой умницей и красавицей выросла её дочка…», — подумал про себя, с лёгкой грустью, бизнесмен.

Инесса Михайловна, супруга миллионера, умерла, когда девочке едва исполнилось четыре года – женщина, увы, не смогла справиться с последствиями тяжёлой наследственной болезни. Заболевание крови, дремавшее в организме жены бизнесмена все эти годы – неожиданно начало прогрессировать с колоссальной скоростью, так что врачи просто не успели ничего сделать. Она «сгорела» буквально за несколько месяцев, и день её смерти стал одним из самых «чёрных», в жизни Льва Захаровича…

С тех пор, он воспитывал Валентину практически в одиночку, изредка прибегая к услугам нянь. Конечно, чуть позже, когда девочка подросла и пошла в школу – мужчина нанял для неё замечательную гувернантку, в чьи обязанности входило не только присматривать за маленькой Валей, но и помогать ей с учёбой и уроками.

К счастью, Валя с раннего возраста поняла, какой ответственной работой занимается её отец, а, потому, почти не доставляла ему проблем по части своего воспитания. Валя росла очень смышлёной, не по годам серьёзной и развитой девочкой. После школы, которую, к слову, она закончила с золотой медалью – девушка, с лёгкостью, поступила в один из самых престижных ВУЗов столицы.

Лев Захарович заработал своё состояние исключительно честным и тяжёлым трудом. Он, когда-то, начинал с самых низов, подрабатывая клерком в банке. Постепенно, благодаря упорству и ответственности – мужчина смог выстроить свою карьеру, и стал успешным управляющим сети региональных филиалов крупного банковского холдинга.

Вот только здоровье его, за эти годы, сильно пошатнулось. Ясное дело, управлять таким огромным финансовым гигантом – всегда было хлопотно, а, где-то, даже и опасно. Конкуренты бизнесмена постоянно находились «на чеку», и только и ждали того момента, когда Лев Захарович допустит какую-нибудь грубую ошибку, что смогла бы открыть для них лазейку к получению власти над всем его делом и капиталами. Неудивительно, что к своим «солидным» годам, мужчина начал всё чаще жаловаться на плохое самочувствие: то сердце у него «прихватит», то давление подскочит так, что впору «Скорую» вызывать…

А, тут, на последнем курсе университета, его Валентина познакомилась с Игорем – её будущим женихом. Для Льва Захаровича это было полной неожиданностью, так как, ещё совсем недавно – его ненаглядная дочка была сосредоточена исключительно на учёбе, и о парнях даже и не помышляла. И, вдруг, как она ему потом рассказывала, на одной из студенческих вечеринок, куда девушка, поначалу, совсем не хотела идти – Валя встретила этого странного, долговязого парня, чьи тёмно-синие глаза, напрочь покорили молоденькую студентку…

– Папа, представляешь? Игорь ко мне сам подошёл и спросил – люблю ли я Тургенева? – Торопливо, задыхаясь от восторга, рассказывала отцу Валя. – Я его спросила, а почему это вас интересует? А он говорит, я у вас в сумке заметил краешек книги с его стихами. Тургенев – и мой любимый писатель тоже. Боже, ты не представляешь, как я тогда переволновалась! Сегодня уже почти никто не читает классическую поэзию, а Игорь…

И дочь начала заваливать его разными фактами про этого парня – и музыку они слушают одинаковую, и вкус, у них, в литературе и кино совпадает, и закончил, он, тот же факультет, что и Валентина, только годом раньше…

Словом, между ними царила такая идиллия, что Лев Захарович просто не смог заставить себя сказать хоть одно слово против, когда Игорь пришёл к нему, просить благословения и руки его дочери. При этом, бизнесмену, сам жених не сказать, чтобы сильно понравился: было в нём что-то такое, что беспокоило Льва Захаровича. Он не мог этого объяснить, но иногда ему казалось, что молодой синеглазый брюнет только и делает, что что-то «вынюхивает» в их доме. Однако, не мог же он, в самом деле, собственными руками разрушить счастье своей дочери? Скрепя сердце, отец благословил молодых, и взял на себя большую часть расходов по организации свадьбы.

***

Жемчужно-розовый лимузин плавно ехал по главной улице города, перед ним продвигалось ещё три белоснежных иномарки «бизнес-класса», которые, все вместе, образовывали невероятно красивый свадебный кортеж.

Валентина, одетая в великолепное белое платье с ручной вышивкой и множеством сверкающих кристаллов – держала в руках традиционный «букет невесты», и вся трепетала от предвкушения главного события своей жизни. Всего через час, они с Игорем должны будут пройти церемонию торжественной росписи в ЗАГСе, после чего официально станут мужем и женой. Валя не могла дождаться момента, когда жених наденет ей на пальчик обручальное кольцо. После этого, пара, вместе со всеми гостями, отправится в заранее арендованный на весь день ресторан, где, как уверял отец – их ждёт незабываемое празднество, на сто двадцать человек, и «море первоклассного веселья».

Валя улыбнулась, и положила свою руку поверх его руки – Игорь отвлёкся от собственных мыслей, и с волнением посмотрел на возлюбленную:

– Всё нормально?

– Да, – отозвалась девушка, а затем слегка сжала его пальцы, – Просто ты так задумался… Мне кажется, или ты переживаешь больше меня?

Валя спрашивала без скрытого умысла, она ведь, и сама испытывала то же самое – ей приятно было думать, что они, с её избранником, совпадают даже в таких мелочах…

– Конечно, а как же иначе? – ответил с улыбкой, Игорь. – Этот день просто обязан стать самым идеальным. Жаль только, что Лев Захарович не сможет присутствовать…

– Да, мне тоже, — со вздохом ответила жениху Валя, — Но я ему обещала, что у нас с тобой будет самая красивая фотосессия. Хочу, чтобы папа, позже, с удовольствием посмотрел наши снимки.

Отец Валентины действительно, к огромному своему сожалению, вынужден был остаться дома: накануне утром, у него сильно болело сердце, и личный врач порекомендовал ему избегать серьёзных нагрузок и алкоголя – что на праздновании свадьбы любимой дочери, вряд ли было бы возможно.

– Ничего, Валюша, не переживай так, — говорил дочери-невесте бизнесмен, — Сейчас отлежусь маленько, и буду как новенький… — Мужчина слабо улыбнулся, – Жаль, конечно, но зато я вам отличного оператора заказал, так что, потом, посмотрю вас «на большом экране».

Валентина была безмерно огорчена тем, что папе стало плохо, и что он так и не увидит свою дочь в свадебном платье. Однако здоровье отца для неё было куда важнее…

Неожиданно, лимузин новобрачных остановился. Валя не сразу поняла, что произошло, поэтому опустила стекло, и высунула голову наружу, чтобы посмотреть. Причиной внезапной остановки кортежа оказался пожилой бездомный, лет пятидесяти на вид, медленно переходивший дорогу по пешеходному переходу. За собой он тащил старую детскую коляску. Валентина сначала подумала было, что там ребёнок, однако, когда нищий вышел на середину дороги – девушка явственно различила торчавшие из неё пустые бутылки и большой кусок картона. Дочка бизнесмена слышала, что бездомные часто используют такие коляски в качестве подсобного средства, куда можно было сложить собранные на свалках макулатуру, стеклотару, и другие материалы, которые, впоследствии, они могли бы сдать в пункты приёма, и получить за них деньги.

Бездомный мужчина не был похож на алкоголика, но двигался очень медленно. Казалось, он находился в предобморочном состоянии, и с трудом различал всё происходящее вокруг него. Валя отметила про себя, что одет был нищий, хоть и в потрёпанную, но в чистую и опрятную одежду – значит, дело было отнюдь не в принятии им, каких-либо алкогольных веществ. Невеста подумала, что он, может быть, болен – вот и ступает так осторожно, чтобы, не дай бог, не упасть посреди проезжей части.

– Ну, что ты там копаешься? Давай, проходи быстрее! Не видишь, у нас тут свадьба едет!? – Крикнул ему тем временем водитель лимузина, подгоняя несчастного нищего.

Игорь тоже заметно занервничал – он, то пытался выглянуть в окно, то садился обратно: «досадная помеха» на дороге, казалось, ужасно его раздражала.

– Что, скоро он там, нет? – Спросил жених недовольно.

– Да откуда я знаю? Застрял, как сонная муха…, — ударил в отчаянии по рулю водитель.

Клаксон издал пронзительный звук, и в этот момент – нищий обернулся в сторону лимузина.

Встретившись взглядом с Валентиной, мужчина словно застыл. Несколько секунд, он молча смотрел на девушку, а, затем – на глазах его заблестели слёзы.

– Оксана! Доченька! – Выкрикнул он внезапно, после чего, резво заковылял в сторону невесты.

Валя растерялась, совершенно не понимая, как ей на это реагировать.

– Дочка! Миленькая! Что ж ты, раньше-то, мне о себе знать не давала?! Я же тебя похоронил почти… Дай хоть обниму тебя… – Не переставал говорить бродяга, а сам, в это время, пытался заключить в объятия ошарашенную Валентину.

– Погодите, мужчина, — Ловко «выскользнула» из его рук невеста, — Не знаю, что у вас случилось, но я – не ваша дочь. И зовут меня не Оксана…

Нищий остановился, с невыразимой печалью в глазах глядя на девушку:

– Больше знать меня не хочешь, да?? Ну, ничего, ничего… Я понимаю – кому нужен какой-то старый бомж?..

– Игорь?! – Испуганно позвала жениха Валя, и молодой человек выскочил из лимузина.

– Мужик, ты чего творишь? – Грубо спросил его он, — Сказали же тебе – обознался! Хватит тут всякую чушь нести, невесту мне напугал до смерти… Вали лучше отсюда, покуда я тебе подзатыльников не навесил!

Пожилой бродяга глянул на него так, словно перед ним было пустое место:

– Не надо так со мной разговаривать, молодой человек, — медленно проговорил тот, — Я, всё-таки, гораздо старше вас, и имею право на уважение…

– Чего-о-о?? – Протянул высоким тоном Игорь, и внезапно замахнулся на старика.

Валя, выбежав из авто, еле успела остановить жениха, она-то видела, что нищий мучился от высокой температуры и кашля. Красные пятна на щеках мужчины и мелкий озноб, от которого тот не мог ровно стоять – говорили сами за себя.

– Игорь, зачем ты так? Я ведь, совсем не это, имела в виду…, — Впервые, с укором посмотрела на парня Валя. – Этому человеку нужна помощь. Ты, что, не видишь, что он болен?

Валентине было искренне жаль бездомного. Девушка, хоть и была богатой – но сердце имела доброе, и всегда проявляла сострадание к тем, кому в этой жизни довелось попасть в тяжёлую ситуацию.

– Надо полицию вызвать. – Упрямо мотнув головой, произнёс Игорь, — Мало ли, что у этого старого «прощелыги» на уме…

– Господи, да что за ерунду ты говоришь!? – Покачала головой Валя. – Он просто принял меня за свою дочь, и только! Кто знает – может, пропала она, или и того хуже… Нет, я так это оставить не могу…

С этими словами, невеста подошла к одной из белых машин, и, вытащив из своей сумочки пару крупных купюр – протянула их водителю:

– Вот. Возьмите, пожалуйста, деньги – и отвезите этого мужчину в больницу.

Валентина кивнула в сторону нищего, который так и стоял рядом, низко опустив голову и пошатываясь от сжигающей его изнутри лихорадки. Одной рукой, бездомный продолжал, по привычке, держать свою коляску – а другой, пытался стереть беспрерывно катившиеся по его сухим, щетинистым щекам, слёзы…

– Не вопрос. Сделаем всё в лучшем виде, Валентина Львовна, — ответил шофёр, и помог обессиленному бездомному сесть в салон автомобиля.

Когда они отъехали, Валя невольно прикоснулась к своему лбу – у неё, от переживаний, тоже разболелась голова. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы успокоиться – девушка услышала за спиной недовольный голос своего будущего мужа:

– Валя, мы сегодня жениться поедем, или нет? Уже на двадцать минут опоздали с этим бомжом!

Валентина посмотрела на Игоря, и, впервые, за всё время их знакомства, задумалась – а так ли хорошо она знает человека, с которым намерена связать свою жизнь? В конце концов, Валя всё же решила, что Игорь повёл себя столь агрессивно из-за мучивших его переживаний относительно свадьбы, а ещё из-за страха, что нищий мог ей, как-либо, навредить.

***

Несмотря на то, что свадебная кавалькада прилично припозднилась – свадьба Игоря и Валентины всё-таки состоялась. Причём Игорь, до последнего момента, вёл себя так, словно девушка своим замечанием насчёт бездомного – оскорбила его до глубины души. Молодой человек успокоился лишь тогда, когда сотрудница ЗАГСа объявила их мужем и женой. Надев, теперь уже законной супруге, кольцо на палец – Игорь заметно расслабился, и радостно произнёс, обращаясь к невесте и всем свидетелям:

– А теперь, друзья мои, нас ждёт – ресторан!

Гости дружно заулюлюкали, и всей толпой начали продвигаться к выходу, предварительно пропустив счастливых молодожёнов.

Остаток дня, все провели в шикарном ресторане, наслаждаясь прекрасной живой музыкой (Лев Захарович, оказывается, заказал для дочери целый оркестр), замечательной кухней и смешными конкурсами, которые проводил шоумен-ведущий.

Единственное, что не давало покоя молодой новобрачной – так это мысли о том бедном бездомном, которого она отправила в больницу. Девушка была, до глубины души, тронута искренностью его слов о пропавшей дочери. Она подумала о том, что чувствовал бы её собственный отец – случись с ней нечто подобное…

Спустя пару дней, Валентина решила навестить нищего, а заодно и узнать – не требуется ли ему ещё какая-то помощь. Выяснив у водителя кортежа адрес больницы, куда он отвёз мужчину – Валя, недолго думая, собралась и поехала туда. Приехав в больницу, Валентина, первым делом, прошла к главврачу, чтобы выяснить, что же, на самом деле, приключилось с бездомным. Она объяснила всю ситуацию, и спросила, нельзя ли ей навестить несчастного мужчину.

– За состояние больного можете не переживать. Данилов оказался «крепким орешком», несмотря на то что поступил к нам в крайне тяжёлом состоянии, — ответил ей врач.

– У него что-то серьёзное? – Забеспокоилась Валя.

– В том-то и дело, что да, — пожал плечами доктор. – Запущенная стадия воспаления лёгких и если бы вы не отправили его к нам – всё могло бы закончиться печально. Мы успели дать ему все необходимые препараты, поставили капельницы и уколы, но риск, что воспаление пойдет дальше – по-прежнему остаётся…

Доктор проводил Валентину в палату нищего, и девушка тихонько постучала, прежде чем войти.

– Глеб Иванович? – Осторожно позвала его по имени Валя. – Можно войти?

В глазах бездомного моментально вспыхнула радость, стоило ему увидеть посетительницу:

– Оксана, доченька! Ну, конечно, проходи! Как же я рад тебя видеть, Господи! Признала-таки отца родного?

Валентина сдержанно улыбнулась, и, пройдя в палату, села на стул рядом с кроватью мужчины.

– Глеб Иванович, я не Оксана. Меня зовут – Валентина, и я – родная дочь бизнесмена Белодворцева Льва Захаровича. Расскажите, пожалуйста, почему вы считаете меня своей родственницей?

Данилов хотел было улыбнуться, но осекся, глядя – как внимательно смотрит на него девушка. Радость в его зрачках начала медленно гаснуть, подобно пламени догорающей свечи.

– Как же это?.. – Не мог взять в толк бездомный, — Я же тебя, с самого детства воспитывал, ты ещё совсем крошкой была… Ты хоть, маму-то, помнишь?..

Глеб Иванович глянул на девушку с надеждой, однако та отрицательно покачала головой:

– Я даже не понимаю, о чём вы сейчас говорите. Моя мама умерла, когда мне было три года. Меня с детства воспитывал только отец. Я просто не могу быть вашей дочкой, понимаете?

Кажется, до мужчины, наконец, начало доходить, что сидевшая перед ним девушка – не его дочь. Потерев лицо рукой, он устало спросил Валю:

– Зачем же вы, тогда, сюда пришли? Не подумайте, я благодарен вам за то, что довезли меня до больницы и оплатили лечение – но, если вы не Оксана, то что вам от меня нужно?

Валентина с искренней теплотой посмотрела на Глеба Ивановича:

– Я хочу помочь вам. Но сначала мне нужно узнать, как вы оказались на улице. Быть может, у меня получится облегчить ваше положение?

Данилов тяжело вздохнул, и развёл руками:

– А чем тут поможешь? Я же сам, в какой-то степени, виноват в том, что со мной произошло…

Мужчина смущённо смял руками покрывало, видимо, сильно нервничал – а потом начал свой печальный рассказ:

– Это всё началось три года тому назад. Тогда, я ещё был нормальным человеком, была у меня хорошая работа на сталелитейном заводе, жена-красавица, и дочь Оксаночка – моя самая большая радость в жизни…

Он вновь взглянул на Валю, но на этот раз – с сожалением.

– Когда это случилось, мы с Верой, супругой моей, просто не представляли, что нам делать. Оксана работала менеджером в турфирме – продавала путёвки по заповедным местам области и соседних городов: экскурсии разные организовывала ещё… Нравилось ей это всё очень, и работу свою, она сильно любила. А потом – отправило её начальство в командировку, в Питер. Ехать нужно было на поезде – так дешевле выходило. Дочка должна была отвезти туда крупную сумму денег, и я её отговаривал от этой поездки, как мог! Сердце моё, тогда, не на месте было – как же это так, молоденькая совсем девчонка, и в одиночку такие деньжищи везёт!

Глеб Иванович вытер кулаком слёзы, что успели выступить у него на глазах при воспоминаниях о дочери, а после продолжил:

– В общем, не доехала моя Оксаночка до этого проклятого Питера… Что с ней стало, мы с Верой так и не узнали. Жена, потом, полгода вся «чёрная» ходила, потому что полиция Оксану найти так и не смогла – но и похоронить мы дочку не могли тоже, тела-то не было…

Бездомный со злостью сжал кулаки, и пробормотал сквозь слёзы:

– Господи, как несправедливо всё устроено в этом мире! Она же, совсем чистая душа, не обманывала никого и никогда, наоборот, только добро всем старалась делать…

Глеб Иванович тихо всхлипнул, и тихо проговорил:

– Вера от сердечного приступа умерла через год, оставила меня одного совсем…

– Боже, мне так жаль…, — Искренне посочувствовала ему Валентина.

Мужчина кивнул, и закончил свой рассказ:

– Она не выдержала, да и я «недалеко ушёл», после её кончины. Запил так, что, по нескольку дней к ряду, проснуться не мог. Всё надеялся, что во сне умру – и отправлюсь, сразу же, к моим девочкам… А, тут, эти «чёрные риэлторы» как раз подоспели. Опоили меня чем-то, я даже не помню, как бумаги подписывал… Только в конце оказалось, что я им свою квартиру «на добровольных началах» отписал. Вышвырнули меня на улицу, и с тех пор – я эти два года по ночлежкам, да старым «заброшкам» мотаюсь. Живу, как говорится, чем бог пошлёт…

– И вы совсем не хотите выбраться из всего этого? – Осторожно спросила его Валя.

– А зачем? – Печально глядя на девушку, произнёс бездомный. – Какой мне смысл стремиться к чему-то лучшему, когда, двое самых дорогих для меня людей погибли? Я ведь даже не знаю, жива ли Оксана – скорее всего, и она уже «на том свете», вместе с Верочкой – раз за столько лет не объявилась…

Тут, мужчина будто вспомнил что-то, и потянулся к лежащей на комоде рубашке, из нагрудного кармана которой, он вытащил маленькую фотографию.

– Вот, погляди, милая, — протянул девушке фото Данилов, — Это моя Оксаночка. Я её фотографию, теперь, всегда с собой ношу – у сердца…

Валентина взяла фотокарточку, и внимательно пригляделась к изображённой на ней молодой девушке. Секунду спустя, Валю словно бы ледяной водой облили, руки и ноги у неё задрожали, а сердце забилось в разы быстрее…

Хотя снимок и был изрядно потрёпан, а, кое-где, его края уже даже начали осыпаться – лицо девушки, как две капли воды похожей на саму Валю – было очень ярким и чётким. Конечно, причёска и одежда этой незнакомки сильно отличались от тех, какие носила дочь бизнесмена – но черты лица и даже цвет глаз – всё говорило о том, что Оксана походила на Валю, словно родная сестра-близнец.

– Бог ты мой! Да мы с вашей дочкой – одно лицо! – Ахнула девушка.

Значит, Глеб Иванович ей не врал, и он действительно принял Валентину за свою дочь…

Бездомный кивнул, и слабо улыбнулся:

– Что тут скажешь? Мистика, не иначе – откуда, тогда, у моей дочки, может быть такой точный «двойник»?

Валентина посмотрела на него со всей серьёзностью, и решительно произнесла:

– Не знаю, Глеб Иванович, что там насчёт двойников – но я обязательно постараюсь выяснить, что стало с вашей Оксаной. Обещаю вам…

После этого, девушка попрощалась с нищим, и отправилась прямиком к своему отцу. Хотя состояние Вали иначе, как шоковым, назвать было нельзя – она понимала, что единственный человек, у которого могут быть хоть какие-то ответы на её многочисленные вопросы – находится сейчас у себя дома, в рабочем кабинете.

***

Когда Лев Захарович узнал о сложившейся ситуации и о том, что у его Вали может быть сестра-близнец, то сначала, к большому изумлению– пытался свести всё к шутке, а потом, и вовсе, какое-то время отнекивался, говоря, что не понимает, что именно дочка хочет от него услышать.

Но, когда Валентина рассказала отцу, как мучился от безвестности все эти годы Глеб Иванович, и насколько трагичной для него оказалась потеря всей семьи – сердце Льва Захаровича смягчилось, и он попросил дочь присесть, прежде чем бизнесмен расскажет ей всю правду о её рождении.

– Валя, дочка, ты только не принимай всё близко к сердцу, — предупредил её отец, — Что бы ты сейчас не узнала, знай – мы, с мамой, тебя всегда любили как родную. Всё остальное – не имеет никакого значения.

– Что значит, «как родную»? – Нахмурилась Валентина. – Вы меня, что же, удочерили?

– Не совсем, — вздохнул бизнесмен. – Понимаешь, Инесса и я – мы долго не могли завести детей естественным путём. Какое только лечение мы не проходили, увы, бесплодие оказалось, для нас обоих, беспощадным приговором. Инесса сильно переживала, а я, глядя на её страдания, предложил ей попробовать, что-то вроде, суррогатного материнства…

– Что? – Не могла поверить своим ушам Валя.

– Конечно, в то время, это было не совсем законно, — продолжал, смущённо глянув на дочь, Лев Захарович, — Но мы нашли женщину, которая согласилась отдать нам своего ребёнка. Её звали Вера. Валентине показалось, что пол под ней начал медленно уезжать куда-то в сторону.

В глазах у девушки на мгновение потемнело, но она приложила огромные усилия, чтобы не упасть в обморок, и узнать эту тайну до конца.

– Вера жила тогда, с родителями, в аварийном доме, и ей очень нужны были деньги, чтобы перебраться в новое, просторное жильё, — рассказывал отец Вале, — Так сложилось, что она забеременела двойней от одного нехорошего человека. Он отказался признавать детей, и Вера не знала, что ей было делать дальше – на тот момент, срок оказался уже слишком большим, и у неё не было возможности прервать беременность.

– Значит, я даже не ваша родная дочь? – Побледневшими от волнения губами, произнесла Валентина.

– Но это же совершенно неважно! – Заверил её отец. – Да, тогда у нас не было никаких документов с прописанными условиями, как это делается сейчас – только устная договорённость. Но Вера оказалась честной женщиной, и, родив двойняшек – одну из них отдала нам, а другую – оставила себе. Не волнуйся, мы ни в чём её не обманули – она получила ровно столько денег, чтобы купить себе новую квартиру в хорошем доме.

Валентина не знала, что и думать. С одной стороны, то, о чём рассказал ей её собственный отец – было самым настоящим преступлением! А, с другой – они с мамой, по сути, помогли целой семье. Что бы было с Верой, забери она двоих маленьких детей в готовый вот-вот развалиться дом? Да и с пожилыми родителями, наверняка, было не всё так непросто…

– Инесса узнала через своих подруг в больнице, что Вера вышла замуж полгода спустя, — заканчивал свой рассказ Лев Захарович, – Муж у неё оказался хорошим, и сразу же удочерил девочку. Видимо, это и есть тот самый Данилов… Сомневаюсь, что он что-нибудь знал о нашей с Верой «сделке». Мы попросили её никому об этом не рассказывать, и, судя по тому, как он на тебя отреагировал – он так, до сих пор, ни о чём и не догадывался.

Валя сидела на кресле, крепко вцепившись в его мягкие подлокотники – девушке казалось, что она сейчас потеряет сознание.

– Так, значит, у меня есть сестра-близнец, и это – та самая Оксана, за которую принял меня Глеб Иванович…, — проговорила она больше для себя, чем для отца.

Бизнесмен встревоженно посмотрел на дочь – он прекрасно понимал, какие чувства в тот момент испытывала девушка.

– Дорогая, но Оксана погибла. Ты уже ничего не изменишь, да и, вряд ли, чем-то сможешь помочь Глебу Ивановичу. Я, конечно, могу попросить устроить его на работу – но не уверен, что его возьмут куда-то, «выше» дворника…

Валентина неожиданно встрепенулась.

– Нет, папа. В том-то и дело, что полиция так и не нашла её останков. Вполне возможно, что Оксана жива, только, почему-то, не выходит на связь. Я хочу попробовать найти её, но для этого мне понадобится твоя помощь.

Бизнесмен только руками развёл:

– Да всё, что угодно, — покорно согласился Лев Захарович, — Если ты считаешь, что это сможет как-то помочь твоему новому знакомому, я только «за».

– Спасибо, папа, — поблагодарила Валя, — Мне очень нужно её отыскать, и я для этого сделаю всё, что от меня потребуется…

Игорь же, в отличие от своего тестя, планов по спасению сестры Валентины не оценил: откровенно говоря, у него на капиталы тестя были свои, весьма далеко идущие планы. Он-то надеялся, что бизнесмен скоро отправится на небеса, и Игорь, как полноправный супруг его дочери – приберёт всё состояние покойного к своим рукам.

– Валя, зачем тебе это надо? – спрашивал он возмущённо свою жену. – Что за дурацкую идею, ты себе вбила в голову? Если человек не нашёлся за три года – значит, он или не хочет этого – или его, вообще, уже давно нет в живых! Пожалей отцовские деньги, прошу тебя!

Валентина прищурилась, и тихо спросила мужа:

– С чего бы тебя, вдруг, стали так волновать деньги папы? Игорь, ты так странно ведёшь себя в последнее время – я тебя не узнаю!

– Что же тут такого, если я, всего лишь, хочу образумить свою, излишне романтичную жену? – Тут же сменив тон на ласковый, спросил её Игорь.

Молодой человек нежно обнял супругу за талию, и медовым голосом произнёс:

– Я же не запрещаю тебе никого искать, просто… Давай не будем торопиться. Может, эта твоя Оксана сама найдётся – когда решит, что пришло её время вернуться.

Валя не стала переубеждать своего мужа, а, вместо этого наняла троих детективов, каждому из которых поручила разыскать всю возможную информацию об исчезнувшей девушке. Дочка бизнесмена рассудила, что, так или иначе – кто-нибудь из них, обязательно сможет найти тот конец «ниточки», потянув за которую – Валя, наконец, сможет выйти на след потерянной сестры.

***

С момента найма детективов прошло почти два месяца, а никакого «сдвига» в намеченном деле, так и не предвиделось. Валя была на грани отчаяния, когда ей, неожиданно, позвонил Семён Алексеевич – самый старший и опытный из всей троицы «ищеек».

– Валентина Львовна, танцуйте. Есть у нас, кажется, верный след. Женщина, про которую вы говорили, сейчас живёт в отдалённом таёжном посёлке. Формально – она жена местного егеря, но появилась она в тех окрестностях – ровно три года назад, до этого, её никто никогда не видел.

– Как её зовут? – Спросила с волнением в голосе Валя.

– Тут единственная несостыковка имеется, — неуверенно произнёс детектив, — Егерь зовёт жену Анфисой, но что-то, мне сдаётся, он «темнит».

– Почему вы так решили? – Не поняла молодая женщина, — Скорее всего, наоборот, это мы ошиблись, и эта девушка – не моя сестра…

– Как сказать, — загадочно ответил Семён Алексеевич, — Вся штука в том, что Анфисой звали покойную жену лесника. Она погибла пять лет назад, после нападения медведя на их сторожку.

– Вот как? – Оживлённо переспросила Валя, — Тогда, действительно, стоит проверить этот вариант…

В трубке послышался одобрительный вздох:

– Деревенские говорят, что новая жена лесника и вправду сильно напоминает ту, первую Анфису – но всё же, они божатся, что это совершенно другая женщина…

– Хорошо, я вылечу первым же рейсом, — заверила его Валентина, после чего положила трубку…

Когда дочь бизнесмена прибыла по указанному адресу в сопровождении папиной охраны, то очень удивилась: она стояла перед добротным домом лесничего, сложенного из крепких брёвен. Во дворе бегало несколько кур, и неспешно, пожевывая на ходу травку, прогуливалась коза. Дверь ей открыла женщина, увидев которую – Валя подумала, что смотрится в зеркало: до такой степени, они с ней были похожи. Это, без сомнения, была Оксана. На руках у её сестры сидел годовалый ребёнок, мальчик. Он с интересом глазел на пришедшую к ним в дом гостью.

– Здравствуйте, а вам кого? – Спросила её жена лесника совершенно спокойным тоном.

Она, словно бы, и не заметила поразительного сходства между ними.

– Да я, в общем-то, к вам приехала. Вас же Анфисой зовут, верно?

– Да-а-а, — медленно протянула та, и внимательнее вгляделась в лицо Вали.

Кажется, в этот момент до неё начало доходить…

– Матерь божья! – Ахнула Анфиса, и инстинктивно попятилась внутрь дома, — Кто вы? Что вам от нас, с Петечкой, нужно?? Почему, вы так на меня похожи?!

Голос женщины почти сорвался на крик, когда из соседней комнаты к ней подоспел супруг. Егерю хватило одного взгляда на Валентину, чтобы понять, что же произошло.

– Успокойся, любимая, она тебе ничего не сделает, — принялся он успокаивать свою жену. – Думаю, эта женщина приехала просто поговорить…

– Верно, мне нужно сообщить вам кое-что, очень важное, Анфиса.

Полчаса спустя, когда все успокоились, хозяйка дома поставила на печную плиту чайник, и села за большой стол. Напротив неё сидели супруг – Фёдор, и странная пришелица из города, похожая на неё, как две капли воды. Валентина объяснила ей, кто она такая, а также рассказала семейству, кем, на самом деле, является сама Анфиса.

Узнав своё настоящее имя, Оксана нахмурилась так сильно, что лоб её прорезала отчётливо глубокая, горизонтальная морщинка:

– Глеб Иванович… Папа…, — пыталась она что-то вспомнить, но, похоже, у неё ничего не получалось. – Простите, — сказала она в итоге, — Но я совершенно ничего не помню. Меня ведь, Феденька нашёл в лесу, неподалёку от железной дороги. Я даже не помню, как я там оказалась – пришла в себя только здесь.

– Это правда, — подтвердил егерь, — Я тогда, как раз обход делал. Вдруг, вижу, что-то красное среди травы виднеется… Ну, я и подошёл поближе посмотреть, а там она…

Мужчина опустил взгляд, не в силах справиться с тяжёлыми воспоминаниями:

– У меня жена, когда-то, вот также погибла, — продолжил он, — Только её медведь задрал, а у Анфисы была голова пробита. Конечно, я не мог её посреди леса бросить. Забрал к себе, и выходил как мог. Документов при ней никаких не было, так что – я думаю, ограбили её, да и с поезда сбросили… У неё все ноги были в мазуте измазаны, как будто она, после падения – ещё какое-то время ползла вдоль путей, пока окончательно не потеряла сознание.

– Должно быть, так и было, — кивнула ему Валя, — Твой папа, Глеб Иванович, что-то подобное изначально и предполагал. Говорил, что у тебя при себе большая сумма денег имелась, ты везла её в другой город, по работе.

Оксана долго сидела, погружённая внутрь себя, но постепенно, на лице её проступили какие-то проблески памяти:

– Кажется… кажется, я начинаю что-то вспоминать! Пока ещё очень туманно, но…

Женщина перевела взгляд на Валентину:

– Погодите, но тогда, выходит – вы и я, мы с вами – сёстры? Просто, я только сейчас начала всё это осознавать…

– Понимаю, я сама испытала самый настоящий шок, когда обо всём узнала, — улыбнулась ей в ответ Валя.

Маленький Петя тихонько подполз к дочери бизнесмена, и легонько подёргал её за край штанины:

– Ой, какой хорошенький! Это ваш с Фёдором сыночек?

Оксана покраснела, а Фёдор с гордостью объяснил:

– Когда Анфисе, то есть Оксане, стало лучше – мы поняли, что оба чувствуем друг к другу одно и то же. Вот и подумали, зачем нам что-то выяснять, куда-то идти? Мы есть друг у друга – и это главное. Стали жить как муж и жена, а потом, вот, и Петенька у нас появился…

– Да, только у сына большие проблемы со здоровьем, — с грустью добавила Оксана, забирая сына у мужа, и сажая его к себе на руки. – Петенька мой, от порока сердца страдает…

– Какой кошмар! – Выдохнула расстроенно Валя, — А врачи что говорят?

Фёдор слегка нахмурился:

– Говорят, что нужна операция и нужно её делать сейчас. Но она таких денег стоит, что нам их, вовек не собрать… Какая, тут, у нас, егерей, зарплата? Мы уже и к знахарке местной ходили, и в церковь свечи ставили, молитвы заказывали – всё одно, ничего не помогает.

Фёдор быстро смахнул скатившуюся по щеке – скупую слезу: он был сильным мужчиной, но судьба сына заставляла его прослезиться. Лесник не знал, что можно было сделать в такой ситуации.

– Но деньги же – это не проблема! – С нежностью посмотрела на мальчика Валентина. – Надо только отвезти малыша в город, и показать его хорошим специалистам. Операцию я оплачу, главное, что это спасёт жизнь моему племяннику.

Оксана поцеловала в обе щеки свою сестру, сжав её в тесном сестринском объятии, после чего от души поблагодарила:

– Знаешь, я в первую минуту, когда тебя увидела – думала, ведьма к нам на порог явилась, двойником моим обернулась. А, сейчас, я понимаю, что ты – Ангел, прилетевший к нам, чтобы спасти нашего сыночка!

Фёдор, со своей стороны, также горячо поблагодарил девушку, и она поехала обратно домой, чтобы организовать временный переезд в город вновь обретенных родственников…

Лев Захарович очень обрадовался, узнав, что Валентина смогла найти родную сестру. Валентина же, не теряя времени, договорилась с ведущими специалистами столичной клиники, и уже через месяц – Петеньке успешно провели операцию. Малышу предстоит долгое восстановление, но уже сейчас, он идёт на поправку, а, значит, впереди у него – здоровое будущее.

Оксана, приехав с мужем в город – первым делом отправилась на встречу с Глебом Ивановичем. Увидев родного отца – женщина сразу же всё вспомнила, и кинулась в объятия самого своего родного и близкого человека:

– Папа! Родненький! – Плакала она у него на груди. – Прости, что не давала о себе знать – я ведь не помнила даже своего собственного имени! Бедный, как же ты, чуть не погиб на улице! А мама? Боже, она же тоже, получается, из-за меня умерла?

– Не вини себя, доченька, — гладя Оксану по голове, успокаивал её Глеб Иванович, — Что было – то прошло. Самое главное, что ты жива и здорова. Спасибо твоему Фёдору, что вытащил тебя тогда из лесу, и присматривал за тобой всё это время. Ещё и дедушкой меня сделали – это ли не счастье? На старости лет, обрёл снова дочь, да ещё и с внуком! И зять, у меня, какой замечательный!..

– За это нужно нам всем Валюшу поблагодарить, — ответила, улыбаясь сквозь слёзы, мать Пети, — Если бы она потеряла надежду, и перестала меня искать, мы бы – подумать только, какой ужас, никогда бы не встретились…

Валентина стояла рядом, обнимая маленького Петю, и тоже тихонько плакала от счастья. Теперь, у неё появилась ещё одна семья и сестра, с которой она сможет разделить все самые важные события своей жизни.

Тем временем, Лев Захарович обнаружил на внутренних камерах дома кое-какие, очень «интересные» записи: на них, Игорь, в отсутствие дома своей жены и тестя – обыскивал сейф с ценностями и важными деловыми бумагами. Код от сейфа, мерзавец, вероятнее всего, получил от кого-то из прислуги, с кем и был в сговоре. Бизнесмен, недолго думая, вызвал полицию – и сдал им непутёвого зятя.

Как выяснилось позже, Игорь работал на конкурентов Льва Захаровича, и должен был внедриться в их семью, с целью скорейшего её разорения. Все активы компании и кое-что из ценностей – Игорь получил бы в качестве награды после того, как выполнит задание, а заодно и «спровадит к праотцам» отца своей супруги.

Валя, узнав обо всём – мигом разорвала все связи с горе-супругом, развелась – и выгнала его из дома. Но негодяй всё равно не уйдёт от наказания – теперь ему грозит тюремный срок за промышленный шпионаж и попытку кражи со взломом.

Однако, Валентина ничуть этому не расстроилась: спустя некоторое время, она познакомилась с молодым адвокатом по имени Ярослав, и через полтора года нежных и честных отношений – вышла за него замуж. Сейчас молодая семья счастлива, и Валя ожидает появления на свет своего первенца – сыночка, которого пара хочет назвать Костей. Валентина дружит со своей сестрой-близняшкой, и поддерживает добрые отношения с Глебом Ивановичем, который в данный момент учится на управляющего складом, будет руководить собственной продуктовой базой Льва Захаровича. Мужчина несказанно рад, что у него появилась возможность, пусть и во второй половине жизни, начать всё «с нуля». Поддержка и любовь семьи – позволили ему подняться с самого «дна», и теперь он, на своём примере, доказывает всем нуждающимся, что даже при самом плохом жизненном «раскладе» — ещё далеко не всё потеряно, и помощь может неожиданно прийти с той стороны, в которую обычно и не смотришь…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивый парень рыжий в парке
— Папа, я знаю, ты меня слышишь… — начал осторожно сын. — Прости, что я сомневался…

Порой Валере казалось, что все вокруг тихонько посмеиваются в сторонке, считая парня глупцом или… сыном глупца, слепого рогоносца… нет, не...

Порой Валере казалось, что все вокруг тихонько посмеиваются в сторонке,...

Читать

Вы сейчас не в сети