Милая бабушка

Ольга Степановна

Ольга Степановна отмучилась. Она ушла тихо и спокойно, никому не доставив никаких хлопот. И хотя последние часы жизни она пребывала в полузабытьи, изредка её сознание всё же прояснялось.

В эти непродолжительные моменты казалось, она стесняется того, что за ней ухаживают, и старается отойти как можно тише и незаметнее. За несколько минут до того как её дыхание остановилось Ольга Степановна снова пришла в себя, подозвала к себе Машу и взяла её за руку.

Девушка весь день была как не в себе, она понимала что вот-вот должно произойти то, чего она так боялась. Они с Сашей провели с Ольгой Степановной два года. Ольга Степановна сжала руку девушки. Её сухие губы дрогнули. Старушка пыталась что-то сказать. Маша взяла со стола стакан с водой, но женщина глазами дала понять, что пить не будет. Она сделала ещё одну попытку что-то сказать. Маше было больно наблюдать за тем, как она беспомощно пытается что-то сделать, а она и помочь ей не может. Поняв, что сил что-то сказать у неё нет, Ольга Степановна едва ощутимо сжала руку Маши и пальцем указала девушке вниз. Маша посмотрела на пол. Может что-то упало? Женщина отрицательно повела глазами и ещё раз повторила своё движение. Теперь она слегка постучала указательным пальцем по простыни. Маша растерялась. Она подумала, что следует сменить простынь, но снова не угадала. Ольга Степановна продолжала постукивать пальцем. Амплитуда её и без того слабых ударов становилась все ниже и ниже. Девушка стала называть первое, что приходило ей в голову, от волнения пот мелкими капельками выступил у неё на носу.

— Простынь… одеяло… кровать… на полу.

В этот момент Ольга Степановна моргнула.

— Что-то под кроватью?

Она снова моргнула. Девушка не раз делала уборку в этой комнате и знала, что под кроватью Ольги Степановна были огромные прозрачные пакеты, битком набитые старой одеждой. Делая влажную уборку, Маша периодически доставала их оттуда, протирала от пыли, а потом, когда влажный пол высыхал, засовывала назад. Но покоряясь воле умирающей женщины, девушка заглянула под кровать Ольги Степановны, внимательно всё осматривая.

— Здесь пакеты со старыми вещами, Ольга Степановна, — не найдя ничего необычного, сказала девушка. — Вам они нужны? — поднимаясь с колен, продолжала она.

Взглянув на женщину, Маша невольно воскликнула. Ольга Степановна не дышала…

Маша и Саша снимали комнату в квартире старого ещё довоенного дома на последнем этаже, а Ольга Степановна жила на первом. Они регулярно виделись во дворе и всегда здоровались с приветливой старушкой. Однажды Саша встретился с ней возле местного магазина. Старушка приветливо улыбнулась молодому человеку, а он, увидев её сумки до отказа набитые капустой, картошкой и морковью, предложил ей свою помощь…

— Ну, что вы, Сашенька, они совсем не тяжёлые, я сама…, благодарю.

Но Саша понимал, что она отказывается из вежливости и руки её трясутся не столько от её уважительного возраста, сколько от овощей, которых набрала слишком много, слегка не рассчитав свои силы. Уговорив таки принять его помощь, он проводил Ольгу Степановну домой. Разговорившись по дороге, немного рассказал о себе и своей жене, и даже сам не заметил, как согласился на предложение им с Машей зайти на днях “на чай” в благодарность за предоставленную помощь.

Вообще Саша был не очень общительным, его немного удивило, как легко ему дался этот разговор, а вот его жена Маша любит поболтать с людьми и точно найдёт, о чём поговорить. И действительно они засиделись у Ольги Степановны до поздна. В тот вечер много смеялись, рассказывали и слушали истории из детства, молодости Ольги Степановны, её жизни с покойным мужем, его научной работе, их путешествиях. Договорились обязательно встретиться за чаем ещё. А Саша дал свой номер телефона и сказал, чтобы Ольга Степановна звонила, если ей что-то понадобится и не стеснялась говорить ему, когда у неё закончатся овощи, чтобы он помог ей их принести, ведь ему совсем не сложно после работы заглянуть к ней на несколько минут по пути домой. Ольга Степановна с благодарностью приняла предложение…

Через пару дней она позвонила Саше, но не для того, чтобы попросить о помощи, а для того, чтобы предложить им с Машей переехать к ней. Они снимают комнату на последнем этаже, а у неё смогут спокойно занять одну, а залом пользоваться вместе без стеснения. Деньги ей не нужны, но от помощи с уборкой в квартире и готовкой она не откажется.

— Немного уже тяжеловато самой, понимаете, Сашенька, видимо всё-таки возраст, — иронично подметила она.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Саша, обсуждая это с Машей, видел, что его жена уже согласна. Аренда жилья съедала большую часть их семейного бюджета и если бы они могли жить у Ольги Степановны, выполняя обычную работу по дому, то это было бы просто замечательно. Но более главным аргументом было то, что и Саше и Маше Ольга Степановна понравилась. Было приятно помочь такой светлой женщине. Так и решили.

В воскресенье Маша с Сашей стали переносить вещи с четвертого на первый. Они бодро шагали вверх и вниз, перенося горшки с цветами, книги и одежду, немного менее бодро, перетягивая свой старый разваливающийся, но такой родной комод, купленный на барахолке.

— Пере-езжа-ают… — заметил сосед со второго этажа Федор, с интересом наблюдавший за ними.

И чтобы наблюдать ему было удобнее, он просто вышел в пролёт и когда Саша или Маша проходили мимо, он немного отходил назад, пропуская переносящего вещи. Он лениво почесывал одной рукой своего кота, который развалился на его второй руке. Фёдор внимательно разглядывал всё, что проносили мимо него, будто боялся что-то упустить из виду. Его кот при этом тоже все время смотрел на людей, ходящих мимо него, но как-то более безразлично…

Через пару часов переехали. И стали жить вместе. Поначалу, как говорится, притирались…

Ольга Степановна никак не могла заставить себя просто сидеть весь день. Бывало, что пока Маша с Сашей на работе, старушка успевала всё убрать и приготовить еду. Никаких претензий от неё не было, наоборот заботилась о ребятах, как о родных, денег она все так же за проживание брать не хотела. Маше приходилось буквально воевать по этому поводу, ведь они с Сашей в таком случае чувствовали себя какими-то обманщиками, что жили просто так в ее квартире. Со временем наступил мир — Маша взяла всё-таки под свой контроль бытовую жизнь в квартире. А ещё через время они уже больше были похожи на семью, чем на хозяйку и постояльцев.

Прошло уже больше года со дня переезда ребят и в одно субботнее утро Ольга Степановна тихонько ушла по своим делам. Маша и Саша проснулись, увидели, что одни, позавтракали и собирались пойти погулять в парк, Маша решила быстро вынести мусор перед уходом, пока Саша одевался и когда возвращалась домой встретила Фёдора, соседа со второго этажа. Он стоял на лестнице, почти спустившись на первый этаж и гладил своего кота.

— Здравствуйте, — сказала она, мельком глянув на него и не дожидаясь ответа, взялась за ручку двери и собиралась уже войти в квартиру, как услышала вопросительное “здравствуйте” от соседа.

Она остановилась и держась за ручку глянула в его сторону.

— И что думаете? Долго ещё?

— Что? — спросила Маша.

— Долго ещё вам ждать?

— Чего? -не понимая, о чём он говорит ответила девушка.

Фёдор лукаво улыбнулся.

— Ну как же…квартиру, которая вам достанется от Ольги Степановны.

Кровь мигом отлила от щек Маши.

— Что вы говорите такое!? — возмутилась она.

— Что я говорю, я знаю, что я говорю, а ещё я знаю, что долго! А знаете почему?

— Простите, я не хочу с вами разговаривать на такие темы, с чего вы вообще такое решили, — остановила его девушка.

— А я скажу! Потому, что у неё есть племяяянник и вам ничего не достанется, зря вы это всё затеяли, — продолжал улыбаться Фёдор.

— Послушайте… — начала было Маша, но входная дверь подъезда открылась и в него вошла Ольга Степановна.

— О, соседка наша пришла, смотри Федя, — мужчина указал коту на Ольгу Степановну и улыбнулся. — А мы тут с вашей Машей о вашем племяннике болтаем, Маша, оказывается, о нём ничего не знает, помните его, Ольга Степановна?

— Здравствуйте Фёдор, конечно помню, хороший племянник у моего мужа, как не помнить, простите меня, я с дороги, пойду присяду отдохну, устала очень.

Маша тоже поспешила уйти от неприятного разговора с соседом вслед за Ольгой Степановной.

Гуляя в парке, Маша рассказала мужу о странной беседе с соседом. Они были очень удивлены таким мнением о себе. Но больше всего их огорчало, что если эти слухи дойдут до Ольги Степановны, то они могут её очень расстроить. Так они гуляли, думали и пришли домой.

Дома их ждал праздничный обед. Ольга Степановна приготовила салат, бутерброды, запекла курицу с картошкой и сделала пирог с персиками на десерт.

— Сегодня у нас с мужем 70 лет с дня свадьбы, давайте отпразднуем вместе, — улыбаясь встретила их Ольга Степановна Маша и Саша с удовольствием приняли приглашение.

Всё было очень вкусным, ещё хозяйка открыла бутылку сухого вина. После десерта, удобно усевшись в кресла в зале, они медленно допивали вино, и с интересом слушали историю знакомства Ольги Степановны с её мужем, их любви и счастливого жизненного пути. Она рассказала, как они сильно хотели детей, как много лет отчаянно пытались и как смирились, когда доктора поставили диагноз её мужу. Племянников у неё тоже не было, а у её мужа был один, но , к сожалению, она видела его лишь один раз, мельком в самый страшный день в её жизни, — на похоронах её дорогого мужа. По её глазам было видно, что очень сожалела, что так и не познала счастья материнства, но она никогда не сомневалась и не пожалела о своем выборе, ведь она прожила целую жизнь самым любимым человеком на земле.

— Сашенька, Маша, спасибо вам, что вы отпраздновали этот день со мной, — ясно улыбалась Ольга Степановна, Знаете, — я даже подарок для нас с мужем сегодня сделала, и обязательно расскажу вам о нем, только позже…

Сегодня Саша и Маша вспоминали этот день все так же с улыбкой, но и со слезами на глазах. Умер их близкий друг, их светлая Ольга Степановна. Они точно знали, что делать, знали, где её похоронить, она даже оставила деньги на этот случай, не желая обременять и беспокоить на этот счет никого другого.

В дверь квартиры несмело постучали. Маша открыла. В коридоре стоял 55-60 летний мужчина в костюме и смущенно улыбался. За ним на лестнице, всё так же спустившись не до конца стоял сосед Фёдор.

— Здравствуйте, Маша, поздоровался гость, меня зовут Дмитрий Наумович, я племянник Ольги Степановны.

— Здравствуйте, Дмитрий Наумович, проходите, — Маша закрыла дверь, оставив заинтересованного Фёдора в коридоре.

Мужчина вошёл в квартиру, посмотрел в сторону лежащей Ольги Степановны, немного улыбнулся и кивнул будто поздоровался с ней. Увидел Сашу.

— Это Саша, мой муж, это Дмитрий Наумович, племянник мужа Ольги Степановны.

Дмитрий Наумович быстро глянул на Машу, потом смущённо улыбнулся и протянул руку Саше.

— Александр, — представился и пожал руку Саша.

Они рассказали о последней воле Ольги Степановны, о том, как и где именно она хотела быть похоронена и что они сейчас активно занимаются устройством всего, поскольку заранее не готовились, ведь до последнего не верили, что она скончается.

— Да-да. она была чудесной женщиной, — сказал Дмитрий Наумович. — И вот не доставляла никому хлопот. Очень хорошо, что вы этим всем занимаетесь, спасибо вам большое. Я бы и сам, но дела, и всё, что я смог, это вот успел приехать попрощаться с ней хотя бы. Хорошо, что Фёдор сообщил, вы ведь не знали, я понимаю. Я просто подумал, что как же я не попрощаюсь, ведь я должен, родной человек… Меня ещё ждут все эти бюрократические волокиты…ну вы понимаете. документы, наследство, я это так не люблю. А где , кстати она документы хранила?

— В столе, — ответила Маша, указав на большой дубовый стол в комнате Ольги Степановны.

Он медленно прошёлся по комнатам, заглянув по углам, в сервант, в трюмо. Подойдя к большому письменному столу мужа Ольги Степановны, он открыл его с виноватым взглядом и выгреб оттуда все бумаги и документы, которые она хранила в нём. Ловко собрав их в стопку и положив подмышку.

— Тут всё? — спросил он.

— Думаю, что всё, — ответила Маша, — Посмотрите в других ящиках ещё…

— Да, да, спасибо вам большое за помощь, ребята, — продолжал Дмитрий Наумович. — Я должен со всем разобраться сам, может где какие долги за квартиру, может ещё что…

— Не думаю, что были долги, она очень следила за всем, вовремя платила всегда… — начала Маша, но Дмитрий Наумович прервал её.

— Да да, как скажете, но это мой долг, быть уверенным, понимаете?

Маша покорно кивнула. Дмитрий Наумович прошёлся ещё по её комнате, заглянул в шкатулку, стоявшую на трюмо и достал из неё старинный кулон.

— О, ну это я тоже, пожалуй, заберу на всякий случай, ну мало ли, кто тут будет ходить во время похорон, понимаете? Пожалуй, всю коробочку и заберу, чтобы уж точно… Ну, что ж, я пойду уже, у меня правда очень очень много дел, вы меня должны понять. Я обязательно вернусь, вы не беспокойтесь, через неделю-две, там же такая процедура, наследство и все такое. До встречи, до встречи…

Саша и Маша продолжили приготовления к похоронам, понимая, что сразу после им стоит начинать искать другое жильё, поскольку новый хозяин вряд ли разрешит им остаться в этой квартире, да и с чего бы ему. Маша решила свериться со списком того, в чем усопшая хотела бы быть последний раз на глазах провожающих. Она увидела, что есть пункт, в котором было написано “шаль шелковая, синяя” и принялась искать её. Перерыв весь шкаф и так и не найдя, она вспомнила о пакетах под кроватью. Заглянув вниз, сквозь прозрачный полиэтилен она увидела что-то похожее на то, что ей нужно, она потянула пакет. Аккуратно достав вещи сверху, она дошла до голубой шали и когда потянула за неё, услышала, что в ней что-то шуршит, какая-то бумага. Достав, она увидела конверт, на котором было написано моим дорогим. Маша нисколько не сомневалась, что оно адресовано ей и её мужу, ведь теперь она поняла, что пыталась ей сказать Ольга Степановна перед смертью, указывая вниз. Она достала листа письмо и бланк завещания. В завещании было написано, что фамильный кулон её мужа, она завещает его племяннику Дмитрию Наумовичу. А остальное своё имущество, включая квартиру, она завещала Маше и Саше. В письме было написано, что Ольга Степановна сделала этот подарок — завещание на Сашу и Машу — себе и мужу в тот день, в семидесятую годовщину…

И она благодарна Саше и Маше за время, которое они прожили с ней, потому что перед тем, как уйти к нему и снова быть вместе навсегда, она познала счастье хоть и уже взрослых, но таких дорогих ей детей в их доме.

Оставьте свой голос

115 голосов
Upvote Downvote

Если у вас есть интересный рассказ, то можете легко добавить на сайт ЗДЕСЬ!

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.