Милая скромная бабушка

Дайте мне умереть, пожалуйста… Умоляю

Короткий ноябрьский день подошёл к концу и на город надвигался хмурый, дождливый вечер. Только забарабанили первые крупные капли, прохожие быстрее засновали по тротуару. Каждый хотел поскорей добраться домой и укрыться от дождя за чашкой горячего чая. Лишь только сгорбившаяся пожилая женщина выделялась из людского потока. Она шла очень медленно, ноги плохо слушались её и казалось, что каждое движение причиняет невыносимую боль. Женщина много раз останавливалась, чтобы отдохнуть. И снова брела, не обращая внимания на дождь, который нещадно бил по её ветхой, старой одежде. Прошло несколько секунд, а она опять схватилась обессиленными руками за перила лестницы, ведущей в частную медицинскую клинику. Но на этот раз не смогла продолжить путь и рухнула прямо у входа.

Через несколько мгновений по счастливой случайности дверь открылась и на пороге появился молодой человек в белом медицинском халате. Он оживлённо разговаривал по телефону.

— Да, Танюша, через десять минут освобождаюсь. Заскочу в магазин и домой. Я тоже скучаю, дорогая. Знаешь…, — молодой человек внезапно прервал разговор, увидев лежащую на крыльце пожилую женщину, — Таня, я тебе перезвоню.

— Вам плохо? — спросил он, нагнувшись к женщине.

Она была такая сухонькая, маленькая, беззащитная, с изрезанным морщинами лицом. Игорю, так звали начинающего врача – хирурга, стало очень жаль её.

«Боже мой, какой глупый вопрос я задаю. Конечно же, ей плохо,» — сам себе ответил молодой человек.

Вдруг женщина шелохнулась и еле слышно прошептала:

— Дайте мне умереть, пожалуйста… Умоляю.

И тут же потеряла сознание.

«Как можно не хотеть жить? Даже убелённые сединой старцы и те не хотят умирать. Наверное, уже бредит.», — подумал Игорь, не приняв слова женщины всерьёз.

Он с трудом уловил еле-еле слышное сердцебиение. И в следующее мгновение подхватил старушку на руки и понёс в клинику. Игорь внёс её в свой кабинет, а через несколько минут выбежал оттуда как угорелый.

— Марина, Людмила, задержитесь, пожалуйста, на час, — крикнул он собирающимся домой медсёстрам, — мне нужны ассистентки на срочную операцию.

— Но, Игорь Андреевич, рабочий день закончился, он не бесконечный. У нас семьи, дети. Домой нужно, — недовольно ответила Марина.

— Да, давайте завтра, — поддержала коллегу Людмила, нервно теребя ручку сумки.

— Девушки, до завтра пациентка не доживёт. Прогноз неблагоприятный. Крайне необходимо хирургическое вмешательство, — продолжал уговаривать Игорь.

Тут же в разговор вмешалась администратор Эльвира. Она хоть и птица невысокого полёта, но имела покровительство главного врача клиники, Антона Николаевича. Поэтому позволяла себя вести абсолютно свободно, при чём не только с пациентами, но и с врачами.

— Игорь Андреевич, какая операция, кому? Этой бомжихе, которую Вы подобрали на улице? – демонстративно сморщилась Эльвира, — но это же престижная клиника, а не приют для бездомных. К тому же операционная через пять минут нужна будет главному врачу Антону Николаевичу. Сейчас мужик — «большая шишка» из местной администрации приедет, то ли бородавки, то ли прыщи удалять.

Эльвира довольно хихикнула. Она любила этих толстосумов, которые оставляли здесь кругленькие суммы денег, часть из них приятно оседала у неё в кошельке в виде премии.

— Эльвира, опомнитесь! Какие бородавки, какие прыщи? Человек умирает. Если я сейчас же не помогу, то её не станет!

— Ну и что с того? Подумаешь, одной бомжихой будет меньше, только лучше для всех, — как ни в чём не бывало ответила Эльвира.

Игорь аж опешил от такого омерзительного отношения к людям:

— Эльвира, у Вас нет сердца и совести, похоже, тоже нет. Раз ассистенток не будет, значит пойду оперировать один, — произнёс Игорь и решительно направился к двери.

— Будет, Игорь Андреевич. Я могу, — прозвучал робкий женский голос за спиной.

Это была Алёна, молоденькая медсестра, отработавшая в клинике всего лишь месяц. Но она – единственная, согласилась пойти на операцию.

— Хорошо, Алёна, готовьтесь к операции, — ответил Игорь и поспешил к женщине, жизнь которой вот-вот может угаснуть.

Но он во чтобы то ни стало должен её спасти…

Игорь два года назад с отличием окончил медицинский институт. Ни один пациент после его рук ещё не умер, и он не хотел, чтобы эта традиция сегодня нарушилась.

Такой безудержной прыти молодого врача к спасению человеческой жизни совсем не разделял главный врач Антон Николаевич. Главным для него был престиж его клиники, открытой специально для приёма людей с увесистыми кошельками, а не для таких вот бродяжек без роду и племени.

Как только дверь операционной закрылась, через минуту Антон Николаевич издал громогласный крик:

— Как он посмел, молодой наглец! Мало того, что вонь сюда притащил, так ещё и выгодного клиента вспугнул! Теперь поползут слухи, что мы бомжей принимаем. А ну, открывай дверь! Немедленно!

Дверь операционной на секунду открылась и тут же захлопнулась под напором рук Игоря. Он закрыл дверь на ключ, чтобы главный врач не ворвался и не испортил проделанную работу. Ни руки, ни нервы молодого хирурга не дрогнули. Только еле заметные капельки пота проступили на его лбу. А губы беззвучно повторяли:

— Только живи, родненькая, живи.

Он сам не понимал почему так проникся к пожилой пациентке. Может быть, она напомнила бабушку, которая воспитала его после ухода родителей. Игорь с облегчением вздохнул, когда понял, что операция прошла успешно.

— Спасибо Вам, Алёна. Вы – чуткий человек, — улыбнувшись, сказал он медсестре.

Они оба ощутили чувство радости от того, что спасли человека. Но только радость оказалась недолгой. Переступив порог операционной, Игорь вздрогнул от обрушившегося на него потока гнева главного врача.

— Что Вы себе позволяете? Это – солидная клиника для образованных, обеспеченных людей, а не грязных бомжей. Может, она, вшивая и с микробами. А этот омерзительный запах, его теперь за сутки не выветришь. С головой дружите вообще? По-видимому, забыли, что именно за счёт моей клиники Вы получаете приличные деньги.

Игорь никогда не был трусом и сейчас ни за что не испугается.

— Я спасал человека и нисколько не жалею. Это мой долг как врача, служащего людям.

Антон Николаевич побагровел и затрясся от нервного срыва. Клиника – это его детище, его территория, на которой только он устанавливает правила. И никто, никто не имеет права их нарушать.

«Этот Игорь, молодой выскочка. Хоть и талантливый, но подобных выпадов я не потерплю ни от кого», — бешено крутилась только одна мысль в голове Антона Николаевича.

— Немедленно убирайте эту старуху отсюда! Неважно куда – на улицу, в обычную больницу или ночлежку. Но чтобы здесь её не было.

Игорь ужасался и не верил своим ушам, но нашёл в себе силы смело ответить:

— Как можно так равнодушно, бесчеловечно относиться к людям. Ведь мы врачи, давали клятву Гиппократа. У этой женщины больное сердце и выбросить её на улицу по меньшей мере жестоко.

Антон Николаевич вконец вышел из себя и закричал, брызгая слюной:

— Даю Вам пять минут, убирайте её или сами убирайтесь вместе с ней!

Игорь ничего не ответил. Такую чёрствую, продажную душу ничем не пронять. Он тут же схватил у оторопевшей Эльвиры листок бумаги и написал заявление на увольнение. Игорь, конечно, осознавал, что лишается престижной, денежной работы. О таком «хлебном» месте мечтают ещё с институтской скамьи. Но поступиться своими принципами доброты и человеколюбия, заложенными бабушкой ещё в детстве, не мог. Не имел права.

Главный врач злобно усмехнулся, прочитав заявление:

— Ну и катитесь на все четыре стороны! И Вас, мамзель, я тоже не задерживаю.

Медсестра Алёна вздрогнула, поняв, что последняя фраза предназначена ей. Она еле сдержала слёзы. Для неё, провинциальной девчонки, после окончания медицинского колледжа попасть в престижную клинику было настоящей удачей. И на съём квартиры, и на жизнь денег хватало. Даже оставались средства, чтобы помочь маме, живущей в деревне с младшими сестрёнками и братом. А что же теперь будет?

А Игорь не думал, что его ждёт потом. Главное, для него сейчас жизнь пациентки. Он, не мешкая ни секунды, позвонил другу Сергею, однокурснику, работающему в городской больнице.

— Сергей, тут такое дело… В общем, очень нужна твоя помощь.

Игорь сбивчиво рассказал о случившемся, не сдерживая овладевших им эмоций.

— Дружище, не переживай. У нас, конечно, проблема со свободными местами в палатах. Признаюсь, честно, люди даже в коридоре лежат. Нельзя так, но приходится. Знаешь, я сейчас переговорю с заведующим отделения, где работаю. Что-нибудь придумаем. Нельзя же человека на улицу выбрасывать, это каким извергом надо быть, — успокоил друга Сергей.

Как говорится друг познаётся в беде. Сергей не на словах, а на деле доказал, что настоящий друг.

Только после того, как передал пожилую пациентку в надёжные руки больничных врачей, Игорь взглянул на часы и изумился. Без четверти двенадцать ночи. Зная вспыльчивый характер Татьяны, он представил какой скандал ждёт его дома…

Молодые люди уже полгода жили вместе и планировали пожениться. Только одно смущало Игоря. Уж больно Татьяна деньги любит, наверное, отец — бизнесмен привил ей это чувство. А когда случались ссоры из-за ерунды, девушка никогда не забывала упрекнуть Игоря:

— Нам мой отец квартиру подарил. А ты денег вообще зарабатывать не умеешь. Со своей навязчивой идеей о служебном долге готов всех бесплатно лечить. Я одежду хочу дорогую носить и отдыхать на пятизвёздочных курортах, как мои подруги. С тобой я этого никогда не дождусь.

Лишь только, когда Игорь устроился в престижную клинику и стал приносить домой хорошие деньги, Татьяна успокоилась. Игорю даже показалось, что она изменилась. Стала добрее, спокойнее и от этого ближе и роднее его сердцу. Как жаль, что ему это только показалось. Татьяна аж затряслась и покрылась пунцовыми пятнами, когда узнала, что Игорь ушёл из клиники.

— Что? Я не ослышалась? Из-за какой-то старухи ты лишился достойной работы? В кои-то веки стал приносить приличные деньги. А сейчас опять пойдёшь в городскую больницу, гроши получать. Ну, это уж без меня! Прав был отец, когда говорил, что ты голодранец и не пара мне.

Игорь застыл на месте, не веря услышанному. Почувствовал, что глаза на мокром месте, но сумел сдержать слёзы, не показывая Татьяне своего внезапно свалившегося горя. А наутро собрал чемодан и ушёл. Татьяна в это время красила ногти на руках и даже бровью не повела, когда Игорь пошёл к двери. Больших усилий ему стоило взять себя в руки, чтобы не зарыдать. Всего за несколько часов он потерял самое ценное – любимую работу и девушку, которую считал своей судьбой. Нет теперь у него ни работы, ни девушки, да и дома тоже нет…

Он вырос в посёлке, приехал в город да так тут и остался. Своей квартиры ещё не заимел, не заработал. Грустные мысли накатили на Игоря со страшной силой, да так, что ноги подкосились и он присел на скамью в парке. Через секунду словно очнулся ото сна:

«Господи, что это я? У меня пожилая женщина после операции, а я совершенно не интересуюсь её здоровьем. Какой же я врач после этого?».

Игорь моментально вскочил и побежал в больницу. Сергей, увидев его с чемоданом в руках, аж присвистнул:

— Ты что? Здесь жить собрался?

— Да, нет. Просто трудности личные, сниму где-нибудь квартиру.

Игорь заметно волновался, нервно сжимая пальцы на руках. Сергей словно прочёл его мысли:

— Да всё в порядке с твоей пациенткой, разговаривает потихоньку, правда пока сбивчиво. Сказала, что зовут её Мария Васильевна. Выкарабкается, благодаря тебе. И место мы ей в палате нашли, как раз предыдущая женщина выписалась сегодня. Давай, провожу тебя к ней.

«Слава Богу, жива!» — обрадовался Игорь, увидев бабушку, лежащую на крайней к окну кровати.

Ещё одна победа в копилочку удачных хирургических операций. Игорь подошёл ближе и заглянул в глаза женщины. Хоть с возрастом они потускнели, но не утратили жизненного огня. Однако вместо радости от удачного спасения в глазах её он увидел пронизывающую грусть и отчаяние.

— Здравствуйте, Мария Васильевна. Как Ваше здоровье? – с теплотой спросил Игорь.

— Не хочу, чтобы у меня было здоровье. Не хочу вообще жить на этой земле. Господи, ну зачем ты меня спас? Я же просила тебя – не надо! – взмолилась женщина.

Растерянный Игорь смотрел изумлёнными глазами на пациентку и не мог произнести ни слова. Ведь из-за неё он потерял всё, что у него было, а в ответ даже не получил банального «спасибо». Обидно и жестоко. Вдруг женщина тихо сказала:

— Мне к сыну давно нужно.

— К сыну? Правда? – моментально оживился Игорь, — Так что же Вы сразу не сказали? Он, наверное, переживает, волнуется за Вас. Дайте номер телефона, я ему сам позвоню.

Слёзы потекли по морщинистому лицу Марии Васильевны. Горькие слёзы, выстраданные, вымученные. Она дрогнувшим голосом еле слышно произнесла:

— Некому звонить. На кладбище он уже десять лет как лежит. А я не поверишь, милок, с того самого дня как закопали моего Сашеньку во сыру землю, так каждый день к нему на кладбище хожу. И в будни, и в праздники всё с ним. Каждый день Бога молю, чтобы прийти мне к нему поскорей из этой мирской жизни и никогда больше не уходить. Я вчера себя совсем плохо чувствовала, не могла идти, прилегла на кровать. Глаза закрыла, а Сашенька передо мной стоит, так чётко его видно, вот как тебя сейчас, и просит: «Мама, мамочка! Не покидай меня! Приходи!». Ну я остатки сил собрала и побрела на автобус. Увидела могилку сына, лицо его родное на памятнике и на душе легче стало. Только вот на обратную дорогу не хватило моих сил. Хоть и до дома совсем чуть-чуть оставалось…

Переведя дыхание, женщина почти шепотом сказала:

— Если бы не ты, сейчас я уже могла быть с сыном. А вдруг там есть жизнь. И там хорошо. А может я даже обняла бы сына или хотя бы почувствовала его тепло.

Она закрыла глаза, словно мыслями хотела перенестись в потустороннюю жизнь…

То, что сказала Мария Васильевна – настоящее откровение и оно тронуло Игоря до глубины души. Женщина так проникновенно говорила, что невозможно было не заплакать вместе с ней. И Игорь сделал это, несмотря на то, что мужчина, а мужчины не плачут. Казалось, что в эти эмоции он вложил все случившиеся с ним беды за последний день. Игорь не хотел причинять несчастной женщине новую боль своими расспросами, но не смог удержаться:

— А что случилось с Вашим сыном?

Мария Васильевна, тяжело вздохнув, ответила:

— То же, что и со мной вчера. Сердечный приступ. Вернее, как сказано в медицинском свидетельстве – острая сердечная недостаточность. Но Саша никогда не жаловался на здоровье, тем более на сердце. Вечером возвращался с работы и вдруг упал на улице. Люди проходили мимо, наверное, думали, что пьяный. Скорую помощь всё же кто-то вызвал, но уже было поздно.

Мария Васильевна сотни раз вспоминала тот трагический вечер, который унёс жизнь сына. И каждый раз жгучая боль возвращалась с новой силой, как будто всё было вчера.

— Саша ведь так и не успел жениться. А я просила его, но он говорил, что всё будет, не нужно торопиться с этим делом. Но не успел…Так и осталась я без сына и внуков. А ведь мне только 60 лет, могла бы водиться с внуками в полную силу.

В эту секунду на лице Игоря было такое неподдельное удивление, что оно не скрылось от взгляда Марии Васильевны.

— Да, да, я по возрасту ещё не такая старая. А Вы, наверное, думали, что мне лет 80. Ваша правда. После смерти Саши я превратилась в старуху, напоминающую бомжиху. Мне давно ничего уже не надо в этой жизни. И самой жизни не надо.

— Мария Васильевна, родненькая, нельзя же так! – закричал Игорь, уже не в силах себя контролировать, — Вам нужно отпустить ситуацию. Оторвитесь от сына. Вы мучаете и себя, и его. Думаете, ему там хорошо, зная, что Вы страдаете?

Женщина вдруг злобно взглянула на Игоря, и как ему показалось, даже с ненавистью:

— Да ты…Как смеешь меня учить, мальчишка? Ты…, не испытавший и капли страданий, выпавших на мою долю. Пошёл прочь!

— Что? – испуганно спросил Игорь.

— Пошёл прочь, говорю! – крикнула женщина и уткнулась лицом в подушку.

Игорь вышел из палаты обескураженный на ватных ногах и опёрся спиной о стену.

— Дружище, что случилось? Да на тебе лица нет, — всплеснул руками заметивший его Сергей.

Игорь под наплывом эмоций даже не смог сразу ответить другу.

— Тебе плохо что ли? – второй раз уже взволнованно спросил Сергей.

— Нет, я в порядке, – наконец ответил Игорь.

— Послушай, что-то мне подсказывает, что у тебя не всё в порядке. Я прав? – допытывался Сергей.

Игорь решил ничего не скрывать от друга, тем более настоящего и верного, которому можно доверять как самому себе.

— Да, прав. Столько несчастий свалилось на меня сразу, одновременно. Я скоро горбиться от их тяжести начну.

— Что за несчастья? Танюха новую шубу требует, а у тебя денег не хватает? – усмехнулся Сергей.

— Татьяна меня выгнала, — с обидой и болью сказал Игорь, — Ещё и работу потерял.

— Вот это поворот, — присвистнул Сергей, — А квартирка то вроде Танюхи была. Получается, ты теперь безработный и бездомный.

Игорь лишь только кивнул в ответ.

— Ну, с работой подсобить тебе берусь. Поговорю с заведующим. Думаю, что найдём место для тебя. Ты же первоклассный хирург, руки у тебя золотые. А вот, что касается жилья, тут всё сложно. В маленькой однушке пока ютимся с женой и ребёнком. Места не хватает. Извини, друг. Поищи пока съёмную, а там как бог даст.

— Спасибо, дорогой! – ответил Игорь.

— Пока не за что. Как прояснится с работой, сразу позвоню, — пообещал Сергей.

Найти съёмную небольшую квартиру на окраине города не составило никакого труда. Неожиданно у Игоря появилось много свободного времени. Он к этому совершенно не был готов. Обычно трудился с утра до вечера в клинике. А тут вдруг такое. Один целыми днями в пустой квартире.

Как только Игорь думал о клинике, сразу вспоминал про Марию Васильевну. Слишком сильное впечатление она на него произвела. Будто до сердца сумела дотронуться. Когда эта женщина заняла практически все его мысли, Игорь не выдержал и позвонил Сергею.

— Привет, привет, дружище! – радостно затараторил Сергей, — только хотел тебе позвонить. С работой вопрос решится в ближайшие дни. Я думаю со следующей недели сможешь приступить.

— Спасибо, Сергей, — ответил Игорь, — а как себя чувствует Мария Васильевна? Я хочу её навестить.

— Какая Мария Васильевна? Ах, да. Так выписали её вчера, — ответил Сергей.

— Как выписали? – удивился Игорь.

— Ну как, как, обыкновенно. Ни месяц же её в больнице держать.

— Послушай, Серёж, узнай адрес, где она живёт. Очень надо! – просил Игорь.

— Ну, Игорёк, даёшь, ты словно одержим этой Марией Васильевной. Хорошо, найду её адрес.

А Игорь действительно вёл себя как одержимый, запала ему в душу эта несчастная женщина…

Уже через час он стоял на лестничной клетке старенькой пятиэтажки и нажимал на кнопку звонка одной из квартир. Он нажимал уже раз пять, всё бесполезно. Никто не подходил. Внезапно страх овладел Игорем. А вдруг, она руки на себя наложила в таком состоянии. Господи, прости! Он выбежал из подъезда и заметил устремившиеся на него взгляды бабушек – старушек, сидящих на скамейке.

— Скажите, Вы не знаете, где сейчас Мария Васильевна?

— Знаем, — почти хором ответили бабушки, — в гараже она.

— В каком гараже? — недоуменно спросил Игорь.

— Да, в старом гараже, ещё от мужа с советских времён остался. Машины уже нет и мужа тоже нет. А гараж до сих пор стоит.

— Что она делает в гараже? – Игорь удивился ещё больше.

— А шут её знает, она же чокнутая. Как сына похоронила, так совсем головой поехала.

Через пару минут Игорь добрался до обшарпанного гаража. Постучал по тяжёлой двери, которая и не думала открываться.

«Откройте – полиция!».

Только когда Игорь это произнёс внутри гаража послышалось шарканье ног. А потом массивная дверь отворилась. Мария Васильевна смотрела на него недоумённым взглядом.

— Нет никакой полиции, — опережая её вопрос ответил Игорь, — просто по-другому Вы бы не открыли.

И только сейчас он увидел то, что творилось в гараже. От увиденного у Игоря захватило дух, а сердце затрепыхалось словно птица в клетке. В центре помещения стоял большой портрет молодого мужчины. Рядом с портретом — множество икон. Повсюду горели свечи, десятки свечей. И цветы. Большие букеты цветов.

«Да, это же настоящий склеп! А на портрете — сын,» — изумился Игорь.

Он уже не мог сдерживать нахлынувших эмоций.

— О, боже! Мария Васильевна, разрешите мне быть Вашим сыном, умоляю! Я буду Вас любить как мать, всё, всё для Вас буду делать. У меня нет ни матери, ни отца. Они погибли в аварии, когда мне ещё года не было. Меня бабушка воспитывала, но и её сейчас уже нет.

По лицу женщины потекли слёзы.

— Не получится у тебя, мальчик. Не сможешь ты сына заменить.

— А знаете, Мария Васильевна, о чём я мечтаю, — спустя несколько тягостных минут сказал Игорь.

Женщина отрицательно покачала головой.

— Вот если бы у меня были деньги, я бы тогда медицинскую клинику построил, но не для толстосумов, а для простых людей. И если я спас хотя бы одного человека, которому стало плохо на улице, также как Вашему сыну, я был бы счастлив.

От этих слов Мария Васильевна на секунду замерла, а потом пристально посмотрела на Игоря и сказала:

— Это правда?

— Да, истинная правда, — ответил Игорь.

— Знаешь, Саша был бизнесменом, при чём очень успешным. И ещё хотел новое дело открывать. У меня после него остались деньги, много денег. Я их не тратила. Да, конечно, прошло время с тех пор, как его не стало. Деньги начали обесцениваться. Но их, правда, много. И я думаю, что их хватит на осуществление твоей мечты.

Игоря настолько переполнили чувства, что он не смог больше произнести не слова и лишь только крепко обнял Марию Васильевну.

С тех пор прошло восемь лет.

Игорь стал главным врачом клиники, своей собственной клиники. А его правой рукой — Алёна, та самая медсестра, которую когда-то выгнали с работы вместе с ним. По настоянию Игоря она закончила институт и теперь дипломированный врач-хирург. И это ещё не весь её статус. Она –любимая жена Игоря. Два года назад у них родился забавный мальчуган, которого назвали Сашкой. Игорь был счастлив. Казалось, что счастливей уже некуда. Но сегодняшнее утро доказало обратное. Перед уходом на работу ему позвонила Мария Васильевна. Они как обычно весело болтали. Мария Васильевна сказала, что возьмёт к себе сегодня Сашку поводиться. А потом в конце разговора неожиданно произнесла:

— Помни всегда, что я горжусь тобой, сын.

И это было для Игоря наивысшей наградой. Значит он проживает свою жизнь не зря.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Непутёвая женщина с ребенком на улице
Непутёвая соседка Клава: поменяла уже пять мужиков и родила от них 8 детей

У каждого человека есть пример жизни неопытных и непутевых людей, которую никогда и никому нельзя пожелать. Даже врагу! Когда узнаёшь...

У каждого человека есть пример жизни неопытных и непутевых людей,...

Читать

Вы сейчас не в сети