Бабушка тёща старая мама женщина

— Эх, вот зять и дочка решили отправить меня в дом престарелых…

Анна Васильевна сжалась на заднем сиденье машины зятя и молча смотрела, как за окном проплывают знакомые с детства пейзажи. Деревушка, в которой она жила, давно осталась позади и теперь перед глазами несчастной женщины мелькали то речка, то небольшие рощицы, то лес, в который она всегда ходила за грибами и ягодами.

Время от времени, когда автомобиль подпрыгивал на какой-нибудь кочке, из багажника доносился тихий стук. Анна Васильевна знала, что это её инвалидная коляска, с которой она теперь не расставалась. Женщина взглянула на коротко остриженный затылок зятя Димы и вздохнула: он ничего ей не говорил, но она уже догадалась, что он везёт её в дом престарелых, и больше она никогда не увидит того, что всегда окружало её. Старушка всё так же смотрела в окно, но видела не родную природу, а всю свою жизнь, которая вот с такой же скоростью пролетела перед ней…

Анна родилась и выросла в деревне, в самой обычной семье. Её мама была дояркой, а отец трактористом, оба работали в колхозе и часто, после уроков, Аня бежала то к маме на ферму, то на полевой стан к отцу. Ни о каком богатстве в семье не было даже речи, да, собственно говоря, к этому они и не стремились. У них было что поставить на стол, было что надеть в будни и праздники. Конечно, это были обычная сельская еда и простые вещи, но для семейного спокойного счастья этого вполне хватало. Другой жизни Аня просто не знала и не мечтала о ней, а потому очень удивилась, когда услышала от родителей, что они мечтают выучить её в городе.

— Мама, — возмутилась Анна, — но я хотела, как и ты, быть дояркой. Тётя Зина уже давно на пенсии, а всё ещё работает, потому что никто не хочет идти на её место.

— А ты, значит, хочешь? — улыбнулась мать.

— Ну да. И ничего такого в этом нет. Я привыкла жить здесь и не хочу вас с папой оставлять. Буду присматривать за вами и всё такое.

— Это ты хорошо говоришь, дочка, — вмешался в разговор отец, — значит, мы правильно тебя воспитывали и в нашей старости ты будешь для нас опорой. Но сначала тебе нужно построить свою собственную жизнь. А для этого необходимо выучиться, получить профессию. Добиться успехов. Вот кем бы ты хотела работать?

— Дояркой, — развела руками Анна.

— Замечательно, только эта работа, а не профессия. Нет дипломов доярок. Ты хорошо училась в школе, а значит, справишься и с учёбой в техникуме, или училище. А вот в каком, выбирай сама. Можно окончить кулинарный или швейный, многие девушки становятся учителями… — отец запнулся, потому что больше ничего не мог предложить своей дочери. В замешательстве он повернулся к жене: — Мать, ну что ты молчишь?

— Да я согласна с тобой, — кивнула она в ответ. — Швеёй быть очень хорошо. И дома сможешь подрабатывать, и на производстве трудиться. То же самое скажу и про повара. Готовить ты, Анечка, умеешь. А если подучишься, тебе и вовсе цены не будет. Есть у нас в городе ещё и строительный техникум. Там учатся штукатуры, маляры всякие… Но я бы не хотела, чтобы ты занималась этим. Тяжело это, да и грязи много. А вот учитель – это хорошо, и профессия уважаемая…

Аня не стала спорить с родителями. Ей вдруг и в самом деле захотелось получить какую-нибудь профессию, и немного подумав, она решила стать поваром. К радости родителей и самой Ани проблем с поступлением не возникло, и вскоре она стала студенткой кулинарного техникума и перебралась в город, где ей предоставили место в общежитии.

Прошло полгода.

Теперь Аня не понимала, как ей могла нравиться скучная и однообразная деревенская жизнь. Новые друзья и подруги, весёлая студенческая жизнь, танцы по субботам… – всё это очень быстро вовлекло Аню, в непривычный для неё круговорот, и она уже не представляла, что когда-то жила по-другому.

За красивой девушкой пытались ухаживать многие парни, но она всем давала от ворот поворот, бесцеремонно насмехаясь над поклонниками и ни мало не смущаясь этим.

– Допрыгаешься ты, Анька! – говорили ей подруги. – Всех оттолкнёшь от себя и останешься в старых девах.

– Сама любить хочу, – заявляла девушка подругам. – И мой жених будет самым лучшим на свете. Ради этого и подождать не трудно.

И вот она дождалась: в её жизни появился он. Денис. Высокий, спортивный красавец, с умопомрачительным кудрявым чубом, который она так любила накручивать на свои пальцы. Это была та самая любовь, о которой Аня читала в книжках и теперь девушка мечтала только о том, что станет его женой, и они больше никогда не расстанутся.

Отстаивая своё право на счастье, Анна рассорилась сразу с несколькими подругами и тогда-то все снова увидели, какой крутой у неё нрав. Один раз она даже подралась с соперницей, показав всем, и в том числе Денису, что она не потерпит даже намёка на измену.

– Сумасшедшая, – смеялся на это парень. – Мне никто, кроме тебя, не нужен…

И Анна успокоилась.

— Знаешь, Денис, – сказала она однажды своему любимому, – мои папа и мама хотят познакомиться с тобой. Давай съездим к ним на выходные. Они будут очень рады.

— Ну а что? – Денис обнял её и прижал к себе. – Это даже любопытно… Представляешь, я ведь никогда не был в деревне… Надеюсь, мне там понравится.

— Обязательно! – пообещала Аня и рассмеялась счастливым смехом.

Вот только всё вышло совсем не так, как она себе представляла. Денис не мог скрыть своей брезгливости при виде условий, в которых жила семья Ани.

– Боже мой! – восклицал он то и дело,– это же просто прошлый век!!! Как вы тут живёте, я не понимаю?

Отец Ани, понимая осуждающие взгляды Дениса, хмурился. Вся его приветливость улетучилась при виде презрительно сморщенного носа гостя, мать тоже была расстроена. Она наготовила кучу еды, но Денис едва притронулся к простым деревенским блюдам, которые были поданы безо всяких изысков и украшений. Денис вырос в профессорской семье и был уверен, что праздничный стол выглядит совсем по-другому.

– Это что, с луком? – спросил он, показывая на плавающие в тарелке кусочки.– Я его терпеть не могу.

После обеда Денис и Аня пошли прогуляться по деревне, и снова он был недоволен ни асфальтированными дорогами и грязью, которая налипала на его чистенькие туфли.

– Ань,– сказал он, наконец, – я, наверное, поеду в город, а ты возвращайся к родителям. Погости у них, они ведь ждали не меня, а тебя.

– Подожди, но ты даже не попрощался с ними…

– Ничего, ты за меня извинись и всё. Где тут у вас остановка?

– Автобус будет только вечером,– вздохнула девушка.

– Я подожду здесь… – показал он на стоявшую в стороне скамейку.

– Остановка – там, – махнула рукой Аня, отворачиваясь, чтобы он не увидел выступившие на её глазах слёзы.

Проводив Дениса, она вернулась домой и не смогла сдержать горькой усмешки, когда увидела, с каким облегчением родители узнали, что гость решил не оставаться у них. Они ничего не стали говорить дочери и только мать, присев с ней рядом на диванчик, положила её голову к себе на плечо и стала гладить, приговаривая:

– Ничего, доченька, всё будет хорошо…

Точно также они сидели и спустя два месяца, когда Аня приехала домой и сказала, что больше в город не вернётся.

– А как же твой Денис? – спросил отец.

– Он нашёл себе другую, папа, и уехал вместе с ней в Москву. А мне сказал, что мы с ним не пара…

– Ну вот и хорошо, что не пара, – кивнула мать. – Найдём тебе другого жениха, хорошего. Вон, хотя бы, Петя – сосед. В армии отслужил, работящий, положительный… И о тебе постоянно спрашивает.

– Не всё я вам сказала, мама,– опустила голову Аня. – В город я не вернусь, но и замуж за Петю не пойду. Зачем я ему с ребёнком?

Мать только ахнула и взглянула на мужа. А тот решительно поднялся с места:

– Ну и ничего. Ну и вырастим. Не вешай нос, дочка…

В положенный срок Аня родила мальчика. Но он был таким слабеньким и болезненным, что врачи не давали ему никаких шансов.

– Он не протянет и нескольких дней, – говорили они молодой маме.

Малыш прожил месяц…

Новое горе надолго выбило Анну из жизненной колеи, она замкнулась в себе и никого не хотела видеть. А когда немного отошла, устроилась работать в родной колхоз.

Прошло десять лет.

Всё это время Анна жила с родителями, о мужчинах и не думала и общалась только с соседом Петей, который стал для неё настоящим другом. Но когда он однажды сделал ей предложение, только покачала головой:

– Зачем я тебе, Петенька? Я уже не молоденькая, груз тяжёлый за плечами…Ты ведь всё знаешь…Характер у меня жесткий, не привыкла я человеческому теплу. Да и не люблю я тебя…

– А я тебя люблю, – сказал он. – И моей любви нам на двоих хватит.

И Анна уступила ему. Они сыграли скромную свадьбу и стали жить вместе, но мечты Ани о ребёнке таяли с каждым годом. Муж её ни в чем не упрекал, он и в самом деле любил жену и был счастлив с ней. И судьба, наконец-то повернулась к ним лицом: Анне исполнилось сорок два, когда она обратилась с недомоганием в больницу и там узнала от врачей ошеломительную новость. Она ждала ребёнка! Вопрос рожать или нет, не стоял вообще, и вскоре вся семья с умилением любовалась на новорожденную девочку, которую назвали Ирочкой. Это были самые счастливые годы в жизни Анны и её мужа.

Ируся, как они любовно называли свою дочь, росла красавицей и умницей. Она хорошо училась в школе, и вся семья гордилась дочерью и внучкой. А время ни на минуту не останавливало свой ход. Ирина выросла и уехала учиться в город, поступив в институт.

Дедушка и бабушка, встретив свою старость в покое и заботе, ушли один за другим. Постарели и Анна с Петром. Всё их счастье по-прежнему было в единственной доченьке и они очень переживали, если в её жизни случались какие-нибудь неурядицы.

Ирина успела выйти замуж и развестись, и Анна, прекрасно знавшая историю её неудачного замужества, в очередной раз уверилась в том, что все городские мужчины – ветреные и высокомерные изменники, не способные на настоящие чувства. И потому нового зятя Дмитрия, второго мужа дочери, встретила неласково:

– Городской, значит… – усмехнулась она. – Ну-ну… А работаешь кем?

– Кредитным консультантом, – сказал Дмитрий.

– Ишь ты… в банке, значит, сидишь… В белой рубашечке…

Дмитрий улыбнулся:

– Чаще в костюме… Но какое это имеет значение?

— А такое, что вы все городские — бесполезные неумёхи… Никакого от вас толку…

— Мама, ну что ты такое говоришь? — урезонивала её Ирина. — Дима у меня очень хороший. И добрый. Он вам с папой обязательно понравится.

— Ну дай-то Бог, дай Бог… — недоверчиво покачала головой Анна.

Несмотря на то, что Дмитрий сразу понял, какое впечатление произвёл на тёщу, он старался не вступать с ней в конфликты, но поездки к ней в гости, или время, когда она приезжала к ним с Ириной, ему казались невероятно долгими.

— Не понимаю, — разводил руками Дмитрий. — Что я ей сделал? За что она меня так не любит?

— Не преувеличивай, — просила его Ирина. — Мама добрая и хорошая. Просто у неё был неприятный опыт общения с городскими мужчинами. — А я-то тут при чём?

— Не бери в голову и всё,- улыбалась Ира.

Дмитрий соглашался с женой, радуясь тому, что видит свою тещу не часто.

Но однажды случилось то, что поставило в их семье всё с ног на голову: Дмитрий лишился работы. У Ирины тоже не получалось хорошо зарабатывать, повсеместный кризис многих выбил из колеи. Супруги едва тянули оплату квартиры. А потом с Ириной случилось два несчастья одно за другим. Сначала она подхватила воспаление лёгких и долго лежала в больнице, а спустя пару недель после выписки, неудачно упала и сломала ногу. Ни о какой инвалидности не могло быть и речи, но восстановление женщины обещало занять много времени. И тогда Ира поговорила с мужем о том, что им будет лучше какое-то время пожить в деревне.

— Папы вот уже год как нету, мама одна, а места в доме хватит всем. Зато, представь, какая будет экономия. За квартиру платить не надо. Питание своё… Соглашайся. Нам ведь нужно совсем немного времени, чтобы снова встать на ноги.

— А что на это скажет твоя мама?

— Я уже говорила с ней, она согласна… Да и ты отдохнёшь в деревне. Там же красота, свежий воздух, лес, речка, рыбалка. Помнишь, ты говорил, что ни разу не был на рыбалке? И за грибами никогда не ходил. Вот у тебя и появится такая возможность.

— Ну, если рыбалка… и грибы…– развел руками Дмитрий.

Но, несмотря на обещание жены, о деревенских удовольствиях ему сразу же пришлось забыть.

– Ну что, зятёк мой дорогой, – заявила ему Анна, – теперь всё хозяйство ляжет на твои хрупкие плечи.

– Почему на хрупкие? – переспросил Дима. – Нормальные у меня плечи.

– А вот это мы посмотрим, – усмехнулась своенравная женщина.

И началась для Дмитрия самая настоящая каторга. Куры и утки сбивали его с ног, едва он появлялся во дворе, чтобы покормить их. Запах из свинарника, который ему приходилось чистить, преследовал его теперь постоянно, но даже это было не самым неприятным. Хуже всего мужчине было из-за насмешек и упрёков, которыми осыпала его тёща. Она замечала всё: рассыпанное зерно, неумело выметенный двор, плохо забитую доску… а однажды, когда Дмитрий принёс воду, чтобы налить в корыто свиньям, они выбили у него ведра из рук и самого усадили в образовавшуюся лужу. Анна, увидев эту картину, расхохоталась:

– Свинья грязь везде найдёт, да, зятёк? Вот говорила же я, что никакого толку от вас, городских нету. Давай ведра, сама скотину напою.

Но Дмитрий упрямо покачал головой:

– Ну уж нет! Я сам!

– Ишь ты, настырный какой, – усмехнулась Анна. – Ну давай, посмотрим, какой ты герой. Неделю хоть выдержишь?

– Год! – неожиданно разозлился Дмитрий. – Спорим?

– Спорим, – усмехнулась Анна и помогла ему подняться.

Дмитрий проявил завидное упорство. Он многое не умел делать, но старательно добивался результата и вскоре не только кормил всё хозяйство, но и чинил старые тещины постройки, рубил дрова, топил баню, зимой чистил снег. А ещё купил себе старенький мотоцикл с коляской и теперь передвигался по узким деревенским улочкам только на нём. И только работу в огороде не любил и не понимал. Как-то Анна отправила его на прополку грядок, а когда пришла принимать работу, увидела, что он вместе с травой выдернул и свалил в кучу всю рассаду, которая так хорошо укоренилась. Вся деревня смеялась, когда разгневанная тёща с граблями в руках гоняла своего непутёвого зятя по всему огороду. А в другой раз, в свой день рождения, Анна приготовила праздничный обед и попросила зятя принести из огорода укропа и петрушки.

– Как раз Ирочка придёт с работы и будем обедать. В общем, иди за зеленью, а я пока переоденусь.

Дмитрий, желая угодить теще, не только принёс петрушку и укроп, но и сам нарезал зелень и обильно посыпал ею все блюда. Анна только всплеснула руками, когда увидела, что Дмитрий приправил всю еду купырем и ещё какой-то сорной травой…

– Я же весь день у плиты стояла, бестолочь ты городская! – кричала она на зятя, а он только хлопал глазами и не понимал, почему она на него сердится.

И только когда он однажды сильно обжёг руки борщевиком, пожалела его, качая головой и обрабатывая воспалившиеся кисти:

– Эх ты, недоразумение…

Но год прошёл, и Анна была вынуждена признать, что Дмитрий сдержал своё обещание и не сбежал из деревни. К тому же она привыкла к нему и уже почти не сердилась, если он что-то делал не так, и только продолжала называть «чудом городским» или привычным «недоразумением». Несколько раз Ирина заводила с матерью разговор о том, что им лучше продать дом и перебраться в город, но Анна только вздыхала:

– Нет уж… Вот куда денусь, тогда делайте что хотите. Дом продавайте, перебирайтесь в город. А меня уж отсюда не переманивайте. Старики мои тут лежат, муж тоже, отец твой. Меня рядом с ними положите и тогда я уж вам не указ.

Странно, но Дмитрий не поддерживал жену.

– Ириш, а мне здесь нравится. Давай поживём ещё у Анны Васильевны, если она не против, конечно.

– Живите, чего уж, – махала рукой Анна.

И вот, домахалась. Как-то возвращаясь из огорода, она поскользнулась и упала, сильно ударившись спиной. С тех пор, несмотря на все обследования, Анне становилось всё хуже и хуже, и вскоре ей пришлось пересесть в инвалидную коляску…

А теперь Дмитрий вез её в дом престарелых, и она не могла ничего сказать ему на это. Анна видела, что Ирина и Дмитрий что-то скрывают от нее. Они стали часто шептаться, что-то обсуждая, а потом Ира и вовсе на несколько дней уехала из дома, сказав, что у неё дела. Анна понимала, что дочь просто не хочет видеть её слез, но ведь она не собиралась умолять их простить её за все и никуда не увозить из дома.

– Конечно, я им в тягость,– думала она, лежа ночью без сна, и потому, когда зять сказал ей, что им нужно кое-куда поехать, безропотно позволила усадить себя в машину.

А теперь смотрела в окно, прощаясь с родными местами, и жалела только могилки родителей и мужа, которые никому не будут нужны.

Но вот машина остановилась и Анна, тяжело сглотнув, увидела, что зять привез её к большому зданию, окружённое соснами. Вокруг было очень красиво и только мелькавшие то там, то тут белые халаты портили общую картину.

— Какой-то странный дом для престарелых, – сказала Анна, когда Дмитрий помог ей выбраться и усадил в коляску. – Я думала, всё будет хуже.

Он резко повернул её к себе и присел, заглянув в глаза:

– В смысле «дом для престарелых»? Вдруг он хлопнул себя по лбу ладонью и рассмеялся. – Ну, тёща, ты даешь! Да как ты только могла подумать, что мы тебя куда-то отдадим? Здесь санаторий, здесь лечат! Мы оплатили целый курс твоего восстановления, и врачи обещали поставить тебя на ноги! Вон, смотри, и Ирина к нам бежит!

– Мамочка! Это наш тебе подарок к твоему юбилею. Я консультировалась со специалистами, они сказали, никаких операций не нужно, только массаж и современные физиопроцедуры! Скоро ты встанешь из этой коляски. Надо же будет тебе с внуками заниматься.

– С внуками? – Анна всё еще ничего не понимала.

– Мамочка, у нас будет двойня. Представляешь? Столько лет ждали и ничего, а теперь вдруг сразу двое! Как мы справимся?

– Вместе! – рассмеялся Дмитрий. Анна разрыдалась от счастья.

– Дети мои! Ирочка, Димочка… а я-то, глупая, Бог знает, что себе навыдумывала! Простите меня, ради Бога!

– Ну, мамуля, ты даёшь! – развела руками Ира, когда Дима ей все рассказал, а потом обняла мать.

– Мама, мы же тебя так любим… Я, кстати, тоже тут с тобой буду. Надо позаботиться о здоровье, всё-таки я уже не молоденькая. А тут рожать скоро.

Весь день Ирина и Дмитрий провели с Анной, отпраздновав её юбилей за накрытым столом, а потом Дмитрий уехал домой, оставив своих женщин в санатории. Врачи оказались правы и Анна, по окончании курса перестала жаловаться на боли и к машине зятя вышла на своих ногах.

– Теща моя! – улыбнулся ей Дмитрий. – Да ты совсем молодцом!

– Ох, Димочка… радость моя…Спасибо тебе за всё…

– А как же недоразумение? – рассмеялся он.

– Все недоразумения между нами остались в прошлом, – обняла она его и тоже засмеялась.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивый любимый родной мужчина нежный
Убийство на даче

На двери старенького сельпо участковый старательно приклеивал скотчем какую-то бумажку. В это время Даша, 20-летняя студентка приехавшая на лето к...

На двери старенького сельпо участковый старательно приклеивал скотчем какую-то бумажку....

Читать

Вы сейчас не в сети