Парень кирпич стена

— Хватит кормить себя и меня несбыточными мечтами. Я никогда не смогу ходить, — сказала девочка и заплакала

Отец, как обычно, подвёз Женьку до школы.

— Сынок, ты давай уже за ум берись! – повернувшись к сыну, сказал Александр Иванович, — каждый день мне то классная звонит, то директор. Ну, надоело уже, что меня как мальчика отчитывают: то ты с урока сбежал, то нагрубил кому. Ты же уже здоровый лоб. Восьмой класс!

— Хорошо, папа! – прилежно кивнул головой мальчик и вышел из машины.

Махнув отцу на прощание, побежал в школьный двор, улыбаясь при этом.

«Смешной он папка! За ум берись.»

Да он вообще-то и так не дурак. По всем предметам нормальные оценки. Только русский язык хромает, но это ерунда. Экзамен всё равно сдаст.

Женька в этом уверен. Если что, отец подключит своё влияние, и тогда всё точно будет в шоколаде. А папка у него ого-го! Директор строительной компании! Надо сказать, и школа, в которой учился мальчик не обычная общеобразовательная, а с математическим уклоном. Нельзя сказать, что Женька прям такой уж математик, скорее родители свои амбиции в жизнь воплощают с его помощью. И вот иногда у мальчишки случаются срывы – то сбежит с урока алгебры, то физику сорвет. А учителя терпят. А куда им деваться?

Александр Иванович – первый спонсор их элитной школы. Так, пожалуются отцу на сынишку и дальше терпят. А Женька, действительно, шалопай…

Избалованный шалопай. В тот день восьмой класс неожиданно узнал, что их учительница по русскому языку Анна Петровна попала в больницу – и, похоже, надолго. Известно, как дети воспринимают новости о болезни учителей. Понятно дело, обрадовались.

— Рано радуетесь! – усмехнулась завуч Тамара Сергеевна, — ей на замену придёт новый педагог, и у неё вы точно не забалуете! Это вам не Анна Ивановна, которая делала вид, что не замечает, как вы списываете на контрольных, и сочинения из интернета дёргаете.

— А что там за учитель? – насторожились ребята.

— Она в зоне работала.

— Кем? На вышке что ли стояла? – и класс дружно взорвался смехом.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Ну почему на вышке? В колонии для несовершеннолетних русский язык и литературу преподавала. Жёсткая женщина! – как можно серьёзнее сказала Тамара Сергеевна.

На следующий день в класс зашла она…

Юлия Геннадьевна внешне выглядела совсем не устрашающе. Невысокая, худенькая голубоглазая блондинка, с мягкой улыбкой. Восьмиклассники выдохнулизря пугала Тамара Сергеевна, уж с этой пигалицей мы справимся! Но у Юлии Геннадьевны оказался железный характер. Ни на какие провокации она не велась, ни разу не удалось сорвать урок, даже Женьке. И главное – выдержка. Ни разу она не повышала голос в сложных ситуациях, хватала взгляда ее голубых глаз, которые если что становились жесткими и колючими. Мягкая улыбка тоже тут же пропадала. Но при этом она очень хорошо объясняла материал, её понимал самый слабый ученик в классе. И со временем Юлия Геннадьевна стала непререкаемым авторитетом для школьников.

Только не для Женьки. Вот не понравилась ему новая учительница, и все тут! И он старательно продолжал делать всё, чтобы вывести её из себя, уроки учил через раз. Женьку даже одноклассники не понимали.

— Ну чего ты на неё взъелся? – удивлялись ребята, — зачем опять вчера журнал спрятал, это же ты сделал… а раньше ещё… Это ты же подложил ей дохлую мышь. Она вполне нормальная тётка.

— Мне она не нравится! – просто отвечал Женька.

Он был уверен, что все выходки, как и прежде, сойдут ему с рук. Папа всё сможет…

Но нет…

Ближе к ноябрю стало понятно, что по русскому языку за четверть у Женьки маячит двойка. Были вызваны родители, составлен разговор с Женей, выслушали Юлию Геннадьевну.

— Евгений совершенно не интересуется предметом, — сказала она родителям, — за всё это время ни одной домашней работы не сдал, не сделал ни одной контрольной. Просто сдаёт пустые тетради и всё! Нет, я понимаю, был бы пятый-шестой класс. Но здесь взрослый парень. Ему ОГЭ сдавать через год. А как он их сдаст, когда ничего не хочет делать?

— Нет, но у прежнего педагога всё же получалось! – парировал Александр Иванович, — никогда жалоб не было. Была твёрдая четвертка.

— Я ничего не хочу сказать плохого про прошлого учителя, — вскинув голову ответила Юлия Геннадьевна. – но при первом же тесте я обратила внимание на вашего мальчика. Тогда единственный раз он сделал работу… И вот из неё стало понятно, что у него большие пробелы в знаниях. Может быть, Женя и силен в точных науках, но вот в гуманитарных всё сложнее.

Директор при этих словах опустила глаза. Женька по всем предметам был шалопай. Его просто тянули. Причина та же – богатый папа…

А Александр Иванович был в полной уверенности, что его сын вполне даже неплохо учится. И тут пришла какая-то новенькая училка и что-то там заявляет.

Дома Александр Иванович возмущался – что это за педагог такой? Только пришла, и уже свои порядки устанавливает. Надо с этим что-то делать. Супруга тоже ахала и охала – вот чего на его сыночка взъелись?

— Ты с директором поговори! — советовала Екатерина, — как так можно? По всем предметам четверки и пятёрки, а тут двойка! Что мой сын, дурак что ли?

— Да сама она дура! – сквозь зубы цедил Александр, — и с директрисой я уже разговаривал тет-а-тет… Она сказала, что эта Юлия Геннадьевна до конца года у нас точно будет. Сделает она ей внушение. Но ты бы видела эту пигалицу! Сама росточком метр шестьдесят от силы, её пальцем перешибить можно, а смотрит так, как будто бессмертная. И умничает всё.

— Ну, так ты сам с ней поговори! Она что, не знает, кто ты?

— Да знает, конечно! И говорил я с ней. Сказал, что новые словари я в её кабинет купил, интерактивную доску тоже… И мебель в школу моя фирма подарила…

— И что?

— А она смотрит на меня своими глазищами и усмехается. Говорит, что от этих подарков знаний в голове у моего сына не прибавилось.

— Вот наглая! Нет, но что-то же делать надо… Ты поговори с директрисой, пусть её выгонят что ли…

Весь этот разговор родителей Женька, конечно, слышал. И тоже прям был возмущён! Как это она смеет его, сына уважаемого бизнесмена, ни во что не ставить! Да, надо что-то делать. И в голове четырнадцатилетнего подростка ничего лучшего не созрело, как отомстить Юлии Геннадьевне за ее, как он считал, плохое отношение…

Вскоре Женька узнал, где живёт учительница. Это было не сложно сделать – просто проследил за ней и все…

Юлия Геннадьевна жила в обшарпанной пятиэтажке на краю города. Женька усмехнулся, увидев, как женщина заходит в облезлый подъезд – и эта тётка учит его прекрасному миру литературы, а сама живет почти как бомжиха? И ещё умничает…

Женька у мелких пацанов выяснил и квартиру, где жила Юлия Геннадьевна.

— А, эта новенькая… — вспомнили ребята, — она недавно здесь живёт. На первом этаже.

И мальчишки показали Женьке окна. Старенькие рамы, давно не крашеные. Решёток нет. Женька ещё раз усмехнулся…

Других учит жить, сама бы научилась…

Тогда он ушёл от дома, решил не привлекать внимания, а в следующий вечер подошёл к известным ему уже окнам. В руке Женька сжимал приличный кирпич…

Сейчас как саданёт по стеклу! Куда эта Юлия Геннадьевна побежит! Ха! А на улице вообще-то зима! Померзнет…

Ей полезно! Женька подошёл ближе, оглянулся. Никого…

Прицелился…

Решил чуть ближе подойти, чтобы наверняка расколотить всю раму. И тут его внимание привлекло движение внутри комнаты.

«Чего она там делает? – удивился Женька, — зарядку что ли?»

Мальчишка усмехнулся, представив Юлию Геннадьевна, делающую ласточку или прыгающей на скакалке. Решил ещё и снять на камеру увиденное. А потому подошёл вплотную к окну. Сейчас он снимет и в интернет выложит. Вот смеху-то будет! Стекла снизу были немного заморожены, Женька встал на лавочку, что рядом была… как раз в этом месте штора была отодвинута, пацан заглянул в окно и замер…

В комнате с простой мебелью их было двое: Юлия Геннадьевна и девочка примерно Женькиного возраста. Девочка сидела в инвалидном кресле…

Женщина растирала ей ноги. Потом взяла девочку под руки и, обняв, удерживала ее в стоячем положении…

— Всё, мама, больше не могу, — услышал Женька в приоткрытую для проветривания форточку.

— Доченька, надо подольше стоять, врачи говорят, что нельзя расслабляться, иначе ноги совсем атрофируются, — со вздохом сказал Юлия Геннадьевна, и осторожно усадила девочку назад в кресло.

— Мама, уже надо принять тот факт, что я никогда не буду ходить! – с отчаянием крикнула девочка.

— Нет, Лена, нет! – воскликнула и Юлия Геннадьевна, — вот увидишь, всё изменится, ты поправишься…

— Хватит кормить себя и меня несбыточными мечтами, нам никогда не накопить таких денег на операцию! А зарядки твои… Мне как мёртвому припарка.

И девочка заплакала, а рядом с ней, сидя у инвалидного кресла и уткнувшись ей в колени, заплакала и Юлия Геннадьевна. А в щелку в окне смотрел Женька и прислушивался к приоткрытой форточке…

Училка, эта железная училка, плакала?

Он уже забыл, зачем пришёл к дому Юлии Геннадьевны. Мальчишка так растерялся. Оказывается, у его училки дочка-инвалид…

И как они бедно живут…

Женька посмотрел на кирпич в своей руке…

Он шёл отомстить за себя. Его обидели…

Почти дураком назвали. Его, сына известного бизнесмена…

Но сейчас после увиденного и услышанного все его обиды казались смешными. Он только представил, что бросает кирпич, который летит в квартиру, как падает разбитое стекло, как пугается эта девочка в инвалидном кресле…

И Женьке стало стыдно. Нет, он, конечно, шалопай, но не подлец. Обидеть того, кто и так в этой жизни обижен, он не сможет. Родители хоть и балуют его, но в целом правильные понятия в его голову вложили. Мальчишка закинул кирпич в снег, ещё и притоптал сверху. А потом побежал в сторону метро. Вернувшись домой, он всё никак не мог забыть все, то что увидел и услышал в доме учительницы. Перед глазами стояла картинабелокурая девчонка плачет навзрыд, а у нее в ногах рыдает Юлия Геннадьевна. Что случилось в этой семье? Про какую операцию они говорили? Прямо спросить у учительницы? А как он объяснит, что делал у ее дома? Да с чего бы вдруг она ему что-то рассказывала?

Так, девочку звали Лена – так называла её Юлия Геннадьевна. Дочка…

Наверное, фамилия та же. Женька решил покопаться в соцсетях и отыскать эту девочку. Сам не до конца понимал, зачем он это делает, но все же искал. И вскоре он нашёл её! Лене было лет. На ее страничке она была веселой позитивной девчонкой. И не в инвалидном кресле. Вот она катается на лошади. Вот они с мамой в горах, вот грибы в лесу собирает… а ещё куча фоток с друзьями. Ни на намёка на проблемы со здоровьем. Так что все-таки случилось?…

И Женька решился подружиться с Леной в интернете. Написал ей сообщение – что-то простое вроде «привет, как дела». Правда, Женя не сказал, что знает ее маму, что учится в той школе, где она работает. Через день Лена ответила. Они начали общаться по переписке. Оказалось, что раньше у Лены была собака. Женька тоже любил собак, у него дома жила овчарка, во дворе были два сторожевых пса…

Он с увлечение рассказывал девочке. Лене всё было интересно.

— У меня раньше тоже был большой дом, — как-то написала она ему, — а потом всё рухнуло…

— Ты можешь об этом рассказать? – осторожно спросил Женя.

И Лена написала, что ещё три года назад она жила с мамой и папой в другом городе. У них был двухэтажный особняк, Лена училась в престижной школе. Мама работала в частном лицее. У отца серьёзный бизнес. А потом отец ушёл к другой женщине. Вернее, он выгнал жену и дочь из их дома. А там поселил свою любовницу.

— Я только самое необходимое взяла и собаку свою – Клепу, болонку… Мама тоже с одним чемоданом. Папа так изменился. В один миг мы стали ему чужие… И вот когда мы ехали на такси к подруге мамы, которая согласилась нас приютить, в нас на полном ходу сзади въехала другая машина. – писала Лена, — В результате сильнее всего пострадала я. Да, и Клепа погибла. У меня оказались с позвоночником проблемы. Врачи сказали, что нужна операция. Очень дорогая операция. Конечно, мама все сообщила папе. А он ни разу даже не приехал ко мне. И денег на операцию не дал. Сказал, что у него теперь другая семья, и все деньги в бизнесе…

— Какой гад! – выругался в сообщении Женя, он только на минуту представил такую ситуацию в их семье.

Да такого быть не может. Отец всё для него сделает.

— Операцию мне так и не сделали, мама собрала меня и перевезла в квартиру, оставшуюся от бабушки. Пошла работать в вечернюю школу вначале, но ушла – там в тюрьму надо было ездить, а маме было психологически тяжело. А потом место в хорошей школе подвернулось… — рассказывала Лена дальше, — и всё там хорошо, есть небольшие проблемы. Но мама у меня сильная, справится.

— А с твоей операцией? Тебе же можно помочь? – наконец озвучил Женька вопрос, который очень его волновал все это время с тех пор, как он увидел рыдающую Юлию Геннадьевну.

— Можно, но это очень дорого. Ни один фонд за нас не взялся, — ответила Лена.

И замолчала…

Женька понял, что задел самое больное. Он представлял, как сейчас эта девочка плачет у монитора и не знал, как помочь…

Разбередил ей душу…

Решение пришло, само собой. Женя вечером рассказал о девочке Лене своим родителям.

— У этой учительницы больной ребёнок? – вздохнул Александр Иванович, — мне об этом директор ничего не сказала… Наверное, не сочла нужным или не знает. Жалко девчонку.

— Я не пойму отца, — пожала плечами мать, — ладно, полюбил другую. Но как можно выкинуть родного ребёнка из своей жизни?

— Каких только подлецов ни носит земля, — кивнул Александр Иванович и о чем-то задумался. – Сынок, а какую сумму надо на операцию?

— Саша, ты же не хочешь сказать, что будешь помогать этой женщине?! – воскликнула тут же Екатерина. — Я всё, конечно, понимаю, но у тебя же тоже не безграничные возможности. Ты и так школе постоянно помогаешь.

— Катя, не волнуйся, — улыбнулся Александр, — я просто узнаю.

Катя только плечами дернула. Она уже понимала – если её муж что-то задумал, то его не остановить. Хотя доброе дело задумал. Женька не знал, сколько денег надо на операцию. И тогда Александр решился напрямую поговорить с Юлией Геннадьевной.

Как-то он пришёл в школу ближе к вечеру и застал Юлию в кабинете, женщина проверяла тетрадки.

— Александр Иванович! – кивнула она, — вы по поводу Жени? Давайте поговорим. Вы знаете, в последние дни у него изменилось поведение, заниматься начал, я думаю, мы исправим ситуацию. Только надо дополнительно ещё позаниматься.

— Это всё хорошо… — ответила Александр и сел напротив Юлии, — но я здесь не по этому вопросу.

— А что такое?

— Я узнал, что вашей дочери требуется дорогостоящая операция. Дело в том, что наши дети познакомились в интернете.

— Да? Лена говорила, что списывается с одним мальчиком, но я даже не подумала, что это Женя. – удивилась Юлия.

— Но это он…. – Александр немного помедлил и продолжил, — он у меня хороший парень. Только балбес. Очень он переживает за вашу дочь. И я не могу остаться в стороне. Вы скажите, какая сумма нужна на операцию.

— Это очень дорого! – вздохнула Юлия, — мне даже неудобно вам озвучивать эти цифры.

— А вы все-таки скажите! – мягко, но настойчиво ответил Александр.

Да, сумма была огромная. Но реальная. Александр мысленно прикинул, сколько он может денег сам перечислить, сколько у партнёров спросить. Среди них есть нормальные люди, которые не откажутся поучаствовать в благотворительности…

Есть ещё один вариант…

Он взял реквизиты, куда нужно было перевести деньги, попрощался и ушёл. А Юля смотрела ему вслед.

Ну надо же, приличный человек оказался! А ей ведь показалось тогда, в кабинете директора, что он хам и зажравшийся скряга, которого ничего кроме его статуса не интересует.

Юлия тяжело вздохнула…

А ведь ее бывший муж оказался именно таким. Ведь Лене можно было бы помочь сразу, если бы Олег продал особняк или вывел часть денег из бизнеса. Но он заявил, что у него новая жизнь, новая семья. А она с дочерью ему теперь никто. Совсем ему голову замутила его новая жена, бывшая модель…

Юля ведь даже на коленях перед Олегом стояла, просила помочь дочери. А он только ругался и обвинял ее во всех смертных грехах. В итоге даже заявил, что сомневается в отцовстве. И это было последней точкой. Юля ушла, потом уехала из Москвы в свой родной городок. В какие она только фонды не обращалась. Везде тишина. И вот раз – и пришёл тот, от кого она точно не ожидала помощи.

А Александр на следующий день вызвал главного бухгалтера своей фирмы и объяснил ситуацию.

— Я смогу несколько миллионов перечислить со своего счёта. С партнёрами разговаривал, так на них надеялся, но никто не согласился. Я вот думаю, если кинуть клич среди наших сотрудников. Как вы думаете, они согласятся, что в следующем месяце им заплатят только половину зарплаты, а другая половина пойдёт на лечение девочки?

— Конечно, людям будет нелегко принять такое решение. У всех семьи, кредиты… — сомневался бухгалтер. — Но вы выступите перед коллективом. Скажите, сколько сами средств потратили. Возможно, и согласятся. Только не надо урезать зарплаты до половины. Надо предложить, кто сколько может.

— Да, вы правы… просто я посчитал, сколько нужно… Ну, ладно. Хотя бы так.

Далее он собрал коллектив в офисе, пригласил сотрудников из других филиалов компании по видеосвязи и рассказал о девочке Лене, которой требуется дорогостоящая операция. А самый родной человек – отец, не захотел помочь.

Сотрудники, выслушав босса, были в шоке. Но толком по делу никто ничего не сказал.

А уже буквально на следующий день в кабинет Александра Ивановича влетел ошарашенный бухгалтер.

— Александр Иванович, весь коллектив, и наш, и в филиалах, согласились перечислить для девочки процентов от своих зарплат.

— Семьдесят? – ахнул босс и облегченно вздохнул, — теперь точно хватит!

Вскоре вся сумма на лечение Лены была перечислена в клинику. Операция проходила за рубежом. Юлию Геннадьевну и Лену в аэропорту провожали Александр Иванович с семьёй.

— Спасибо вам! – сказала Юля в сотый раз уже перед вылетом и добавила, — я никогда не забуду вашей доброты.

— Вы прямо прощаетесь! – засмеялась Катя, — вот встретим вас после лечения, тогда и поблагодарите!

Екатерина была очень довольна решением мужа. Он ведь теперь герой. Он и его сотрудники – о них по всем каналам говорят. И Женька был счастлив – Лена будет ходить! Обязательно будет. Они ведь очень подружились, и не только в Интернете.

После того, как закрутилась вся история по сбору денег, Женя приходил в гости к Лене, ближе познакомился он и с Юлией Геннадьевной, которая оказалась совсем не плохой. И даже очень милой. Педагог дополнительно занималась с мальчиком на дому. И к четвертой четверти Женька был уже одним из сильных учеников по русскому языку в классе…

А к концу учебного года, когда уезжали Юлия Геннадьевна с дочкой на лечение, и по другим предметам подтянулся, стал более серьезным.

— Ну, вот, — улыбался он, общаясь с Леной ещё до отъезда в их квартире, — хотел прийти в гости к симпатичной девчонке, а меня тут уроками загрузили…

— А как ты думал? – улыбалась Лена, — я ведь сразу поняла, что с орфографией у тебя не очень – только ты первое сообщение мне написал.

— А почему не послала такого безграмотного подальше?

— Потому что ты показался мне очень симпатичным! – призналась девочка.

Женька довольно улыбнулся. А о том, что он однажды зимним вечером стоял под окном квартиры Юлии Геннадьевны и её дочери, он так никому и не сказал. Стыдно…

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.