Хорошая красивая милая девушка простая добрая родная скромная стеснительная юная

— Мы ничего не можем сделать, ваша девочка умрёт в течение года, — сообщил врач

Анна с Сергеем мечтали о большой и дружной семье — чтобы детей не менее трёх, а лучше четверо. Два мальчика и две девочки…

А что? Финансы им позволяют! У Сергея автомобильный бизнес, приносящий неплохой доход. У Анны отец — владелец небольшого мясоперерабатывающего комбината. Когда Анна с Сергеем поженились, Владимир Николаевич им подарил шикарный особняк в центре их небольшого городка. Аня после окончания технологического института ни дня не работала. А зачем? Есть папа, теперь ещё и муж…

Анна обустраивала их с Сергеем семейное гнездышко в особняке, ждала мужа с работы. Тот всегда спешил к любимой жене.

Их медовый месяц затянулся почти на полгода. Да, они очень любили друг друга, и когда тест показал долгожданные две полоски, их счастью не было предела! Все мечты сбудутся. Обязательно!

Беременность протекала легко, все анализы были в норме. Аня слушала врачей, выполняла все их назначения. Её мама Галина Александровна предлагала дочке съездить ещё в Москву — провериться на всякий случай, но Аня решила, что это лишнее. Сергей её поддержал — зачем, ведь у них в городе тоже неплохие специалисты?..

Ждали они дочку. И вот подошёл час «икс «. Сергей сам повез жену в роддом.

— Потерпи, родная, — приговаривал он, поглядывая в зеркало на жену на заднем сиденье, стонущую от боли, — сейчас уже скоро.

— Да, да, — сжав зубы, говорила Аня, — терплю… Я справлюсь, Серёженька. Справлюсь… Скоро мы увидим нашу доченьку.

В приёмном покое Сергею указали на стул — мол, дальше не положено. А он и не противился. Видеть страдание жены было для него невыносимо. Он лучше тут подождет.

Всю ночь Сергей ждал, а под утро вышла из отделения медсестра.

— Ну, что? — кинулся он к ней.

— Девочка, — только и сказала она.

— Да, да! — радостно затараторил Сергей, стряхивая остатки сна, — нам говорили! А сколько? Что там вы говорите? Рост, вес…

— Пока ничего не могу сказать, — смутилась медсестра, — вам лучше утром к доктору подойти. А сейчас езжайте домой, отдыхайте.

— К доктору? — холодок пробежал по спине у Сергея, он опомнился, — а Аня как?

— Все в порядке! — кивнула медсестра и пошла по своим делам.

От волнения и бессонной ночи Сергей туго соображал. Да, все вопросы утром…

Был девятый час, когда он вновь рванул в клинику, по дороге позвонила мама Ани — Галина Александровна.

— Серёжа, я ничего не понимаю, — в волнении сказала она, — звоню в роддом, а мне отвечают, что все вопросы к лечащему врачу. Что происходит? Как там Аня?

— Я уже подъезжаю туда.

— Да, да! И мы с Володей выезжаем!

Когда тесть с тёщей были в больнице, Сергей уже знал страшную правду. Доктор завёл его в кабинет, и всё объяснил. Их с Аней дочка родилась с тяжёлым заболеванием. Редкое настолько, что его невозможно диагностировать во время беременности.

— Ребёнок обречён, — тихо сказал врач, — девочка умрёт в течение года.

— Но неужели ничего нельзя сделать? — в отчаянии вскричал Сергей.

— Ничего, — покачал головой врач, — сейчас этим заболеванием занимаются учёные, строят различные теории, но не более. Возможно, в будущем таких детей будут оперировать, но не сейчас.

— А нам что сейчас делать?

— Смириться… Простите, но это так. И ещё, — врач немного помолчал и добавил, — подумайте, надо ли вам забирать такого ребёнка домой. Поймите, девочка всё равно умрёт, не пройдёт и года. Но весь этот год будет одним сплошным мучением. И в первую очередь для вас. Вы будете видеть, как она угасает, и ничем помочь не сможете.

— Но у нас есть деньги! Мы можем отвезти её в лучшие клиники мира! — Сергей едва не плакал.

— Да причём здесь деньги, — вздохнул врач, — в данном случае они совершенно бессмысленны. Да, вы можете поехать за рубеж, там вам пообещают золотые горы, но ребёнок всё равно к году умрёт. Вы можете проконсультироваться с другими врачами, они скажут то же самое.

Сергей молчал, опустив голову. Как же так? Их малышка, их долгожданная доченька обречена. Страшно.

— А как Аня? — тихо спросил он, — она всё знает?

— Да, я ей всё сказал. В данном случае нужна хоть горькая, но правда. Есть ещё один момент. Во время родов возникли осложнения… Аня больше не сможет иметь детей.

Сергея словно ударили, он даже качнулся. Побледнел, руки затряслись. Да за что им всё это?

— Можно Аню увидеть? — хрипло спросил он, — и дочку?

— Да, вас сейчас проводят в отделение…

В коридоре Сергей увидел Владимира и Галину, но только махнул им рукой — всё потом. По виду зятя они поняли, что произошло что-то страшное.

Аня лежала в палате. После пережитого ужаса она была сломлена, выжата, как лимон. Даже слёз уже не было. В голове стояли слова доктора:

«Ваш ребёнок нежизнеспособен».

Но как же так? Она сама слышала её плач, её личико. Даже пятнышко на правом запястье разглядела – родинка в виде сердечка. Интересно так… Живая она! Дышит! А врач говорит, что малышка скоро умрёт. Почему так случилось? Врач сказал, что такая болезнь встречается очень редко, и никто от нее не застрахован. Не повезло именно ей, и ее доченьке…

В палату зашёл Сергей, он тут же кинулся к кровати жены, встал перед ней на колени.

— Девочка моя, — скрывающимся голосом сказал он, — я всё знаю. Ты крепись, родная.

Аня хотела что-то сказать, как из глаз хлынули слёзы, море слёз…

Они плакали вместе с Сергеем, и не было им утешения. А потом Сергей попросил врача показать им ребёнка. В душе теплилась надежда, что всё это неправда, ошибка…

Малышка лежала в кувезе, обмотанная различными трубочками и проводами. Синюшно-красная, глазки закрыты. Еле дышит. Аня, увидев своего ребёнка, вздрогнула: как же сейчас тяжело её девочке, хуже, чем ей.

— Солнышко моё! — прошептала она, — ты держись! Я тебя не брошу.

Сергей, услышав это, только опустил голову. Как же было больно! Уже в палате он сказал жене о совете доктора.

— Я её не брошу! — повторила Аня, легла на кровать и отвернулась к стене.

Сергей поцеловал жену и молча вышел из палаты. А уже внизу встретился с Галиной и Владимиром, они тоже уже обо всем знали. Галина плакала, Владимир крепился из последних сил.

— Надо принимать решение, — наконец приговорила Галина, — раз так случилось.

Все со страхом посмотрели друг на друга — решение было им все понятно.

— Нет, надо всё узнать точно! — затряс головой Сергей, — вдруг ошибка.

— Да, да! И я так думаю, — сглотнув комок в горле, сказал Владимир.

Галина закивала в ответ. Все надеялись, что есть вариант спасения малышки. Но…

Через несколько дней, проконсультировавшись с ведущими светилами медицины, стало понятно, что доктор из роддома был прав. Сергей принял единственное, как он думал, решение — написать отказ от ребёнка. С этим он пришёл к жене.

Анна плакала, кричала, что никогда так не поступит, но слова мужа, родителей, доводы врачей сделали своё дело. В итоге были подписаны все нужные бумаги.

— Она здесь? — с болью спросила Анна врача уже после оформления документов.

— Нет, — ответил врач, — девочку срочно решено перевести в Московскую специализированную клинику, там хоть немного облегчат её состояние.

— Я смогу её навещать? — с надеждой спросила Анна.

— Не советую! Не рвите себе сердце! Забудьте!

— Доктор, как? Это же часть меня!

Анна заплакала. Она вспомнила свою малышку, слабенькую такую, с чудной родинкой на запястье. Женщина чувствовала себя предательницей. Врач долго и терпеливо её в этом разубеждал – не было другого выхода.

— Я так хотела этого ребёнка, — вытирая слёзы, говорила Анна Сергею, когда он пришёл её навестить, — чтобы маленький человечек называл тебя папой, а меня мамой. Потом бы я ещё родила. А теперь что?

— Ничего, родная, мы справимся с этим, — утешал её Сергей.

— Ты теперь меня бросишь. Я больше не смогу тебе родить…

— Никогда! Мы всегда будем вместе!

И супруги, обнявшись, молча плакали…

По правилам клиники посещения были запрещены, но для Сергея сделали исключения, он несколько часов сидел с женой в палате. Оба молчали, раздавленные общим горем.

Где-то под вечер в роддоме послышался громкий плач ребёнка. Анна вздрогнула, у Сергея ёкнуло сердце. Да, надо побыстрее забирать отсюда жену. Невыносимо это всё! И тут в палату зашла санитарка.

— Можно я пол протру? — спросила она и тут же начала работать шваброй, приговаривая, — господи, да за что это бедному дитю…

— Вы о ком? — в раздражении спросил Сергей, думая, что старушка имеет виду их ребёнка.

— Да я об отказнике, — кивнула на дверь санитарка, — сегодня утром молодая мамашка родила и сбежала из роддома, отказалась от совершенно здорового мальчишки. А он, словно чувствует, что его предала мамка, орёт, и никак его не успокоить. Бедняжку, теперь в приют отправят. Вот даёт же бог детей таким кукушкам. А парнишка такой ладный, такой хорошенький.

Аня, услышав все это, вдруг поднялась с кровати и нетвёрдым шагом направилась к двери.

— Я только посмотрю на него! — умоляюще сказала она, глядя на Сергея.

И он всё понял, пошёл следом…

Их пустили в детскую.

Малыш…

Здоровый мальчик. Только Аня взяла его на руки, он затих. Несчастная женщина почувствовала, как в груди потяжелело…

Это прибыло молоко. Никого не спрашивая, она приложила ребёнка к груди. Малыш сладко зачмокал. А Аня замерла от боли и непонятного чувства блаженства. Малыш…

Сергей в растерянности смотрел на жену. Медсестра тоже. А Аня…

Она все решила в ту минуту. У неё будет ребёнок! И Сергей её поддержал…

В больнице им пошли навстречу, все документы быстро оформили. И из больницы Аня выписалась с сыном. Галина и Владимир были рады, что всё так вышло в итоге. Дочка отвлечется от своей трагедии. Малыш поможет ей. Ну и что — не кровный? Это будет самый любимый внук на свете! А про то, что случилось до этого, всем надо забыть как страшный сон. Тем более врачи им сказали, что та девочка, их родная малышка, умерла. И они всё забыли…

Или попытались забыть. Но иногда ночами Анна, уложив сына спать, вспоминала ту несчастную девочку с удивительной родинкой на ручке…

***

Прошло восемнадцать лет. Анна и Сергей вырастили, и воспитали Никиту как своего, он даже не знал, что родители ему не родные. Анна и Сергей в сыне души не чаяли.

Успешно сдав экзамены, Никита поступил в московский ВУЗ. Устроив сына в столице, родители стали жить в ожидании редких весточек от Никиты — как учёба, как с друзьями отношения складываются, как дела в общежитии…

К этому времени родители Ани уже умерли, Сергей стал крупным бизнесменом в их городе, сама она была домохозяйкой. Да, не получилось создать большую семью, но у них был сын! Их гордость и надежда! Никита звонил часто, но приезжал только на Новый год и на каникулы.

Вот и в тот раз летом он приехал, но не один. А с девушкой! Родители так растерялись. Сын только третий курс окончил, жениться что ли собрался?

— Мама, папа, не переживайте! — со смехом сказал Никита, понимая чувства родителей, — мы с Катей жениться пока не собираемся, но жить будем вместе!

Голубоглазая шатенка улыбнулась Ане и Сергею. Да, симпатичная девушка. Но куда они торопятся?

— Мы обязательно поженимся, как только окончим университет. Мои родители тоже были не в восторге, когда мы с Никитой решили жить вместе, но потом смирились. Мы очень любим друг друга. И не можем друг без друга, – заверила их девушка.

— Господи, где же вы жить собираетесь? Вам же квартиру надо снять, — растеряно почесал в затылке Сергей, прикидывая цены в Москве.

Нет, он, конечно, потянет, но как-то неожиданно.

— А на жильё мы не будем тратиться, — объяснила Катя. — Мне бабушка оставила однокомнатную квартиру.

Анна с Сергеем только переглянулись – все молодые уже решили, и их не спросили. Ну что поделать? Сейчас молодежь такая — скороспелая…

И только что-то тревожили Анну. Она смотрела на девушку — и видела себя.

— Ань, — шепнул ей Сергей, когда они пошли на кухню за салатами и закусками, — ты заметила, сын выбрал девушку прям на тебя похожую.

— Я думала, мне показалось, — призналась она.

— Нет, точно похожа! Катя оказалась милой девушкой, рассказала, что её родители медики — мама врач, а папа занимается научной работой, иногда практикует как хирург. Учится Катя на том же факультете, что и Никита, в одной группе даже.

— Мы с первого курса дружим! – признался Никита.

— Вот конспиратор, — засмеялся Сергей, — а родителям ни слова.

— Я думал, вы рассердитесь, — виновато улыбнулся Никита.

— Ну что мы, не понимаем, — Аня вздохнула, — главное, чтобы головой думали. Вам сейчас университет надо закончить.

— Вот и мои родители так говорят, — засмеялась Катя.

Она неловко задела стакан с соком и опрокинула на себя, легкая рубашка была испачкана, особенно правый рукав. Девушка так расстроилась, а Аня её успокоила, в ванную повела.

— Сейчас я твою рубашку сразу постираю в машинке, и следов не будет, — заверила она. – У тебя есть во что переодеться?

Катя кивнула в ответ и сбегала к чемодану. Из ванной она вышла в футболке.

— Вот, — девушка смущённо протянула Анне рубашку, — я не решилась сама хозяйничать с вашей стиральной машиной.

— Сейчас закину, — улыбнулась Аня и взяла испачканную вещь, да так и замерла.

На правой руке девушки была родинка в виде сердечка! Такое же, какое было у её девочки. Только теперь оно стало больше и ярче. Но форму родинки женщина запомнила на всю жизнь. Она иногда даже видела её во сне…

Она ничего не сказала девушке, предложила ей вернуться за стол, пока она с машинкой будет возиться. А сама на ватных ногах зашла в ванную, села у машинки и уставилась в одну точку. Неужели бывают такие совпадения? А что это тогда? Нет, это точно совпадение, ей же тогда сказали в скором времени, что её дочка умерла.

— Аня, ты чего тут возишься, — в ванную заглянул муж.

— Серёжа, — прошептала Анна, — я может быть, сошла с ума, но мне кажется… Нет, этого не может быть… Глупости это.

— Так, говори! – потребовал Сергей.

И Аня рассказала ему о своих догадках.

— И похожа она на тебя, — пробормотал Сергей, он растерянно уставился на жену, — но как это возможно?

— Вот и я думаю… Серёжа, надо расспросить эту девочку побольше о семье… Всё-таки я думаю, что это совпадение.

Так они и сделали. Собравшись с силами, накинув на себя маску беззаботности, они вернулись к сыну и его подруге. Но спрашивать им ничего не пришлось, Катя сама рассказала.

— А вообще-то я из этих мест, — призналась Катя с улыбкой. – я родилась в этом городе. А потом оказалась в Москве.

— Родители туда переехали? – дрогнувшим голосом спросила Анна.

— Нет, они и жили там. Я отказник, — просто ответила девушка, — не удивляйтесь, что я так легко говорю об этом. Мои родители никогда от меня не скрывали эту историю. Случилось так, что я родилась с тяжелыми патологиями. Страдало сердце, желудочно-кишечный тракт. Меня из местного роддома отправили в Москву – скорее умирать, чем спасать. Не знали как меня лечить. Папа потом смеялся, что на опыты. Он в то время как раз занимался научной работой по этому заболеванию. И тут узнал, что поступила новорожденная с таким диагнозом. В общем, на свой страх и риск он решился на операцию, убедил в этом кого следует. Да, это был, по сути опят, эксперимент… Но удачный эксперимент! Я выжила! Папа с мамой меня удочерили. Мне тогда где-то около года было. После операции ещё года два меня лечили усиленно, а с тех пор я даже простудой не болею. Вот так!

Закончив свой рассказ, девушка улыбнулась и посмотрела на Никиту. Тот уже давно всё знал, он улыбнулся в ответ. А Анна с Сергеем сидели как каменные. Теперь уже не было сомнений. Перед ними была их родная дочь! Живая и здоровая! Та самая, с которой они попрощались много лет назад. Машенькой хотели тогда её назвать. Машенькой…

Теперь её звали Катей…

— А про тех, родных родителях, — с трудом подбирая слова, спросил Сергей, — ты ничего не знаешь?

— Нет! – беззаботно качнула головой Катя, — папа с мамой тоже ничего особо не узнавали. А зачем? Я их ребёнок! Они самые родные! А те… Просто биологические. Хотя, конечно, немного обидно, что они от меня так легко отказались. Ну да ладно!

Катя с Никитой ещё немного посидели за столом, а потом решили прогуляться по городу.

Анна с Сергеем, оставшись одни, сидели и смотрели друг на друга, не в силах вымолвить ни слова.

— Мне же сказали, что она умерла, — прошептала женщина.

— И мне тоже, — ответил Сергей, — Аня, я думаю, что это твой отец поспросил врачей, у него тогда были везде связи.

— Зачем?!!

— Чтобы мы не страдали от чувства вины.

И они оба вновь замолчали.

Да, Владимир Николаевич мог на такое пойти. Но теперь им что делать? Как дальше жить? Родная дочка скоро станет женой их сыну…

Да, никакого кровосмешения быть не может. Но как с этим со всем жить? Как Кате в глаза смотреть?

И Сергей с Анной решили съездить в Москву к родителям Кати – поговорить. У девушки они узнали их домашний адрес, объяснив это тем, что хотят обсудить нюансы.

— Мы же теперь одна семья, — подмигнул Сергей, — хотим познакомиться с будущими сватами.

— Неожиданно, — растерялась Катя, — но родители у меня очень хорошие. Я думаю, вы подружитесь. И дала адрес…

Сергей с Аней уехали, оставив молодежь хозяйничать в их особняке Вскоре они были в Москве…

Татьяна и Иван жили в обычной московской квартире, без особого изыска. Они уже знали о гостях, готовились. В общем, встретили Сергея и Анну очень хорошо. И вот, сидя за столом после обеда, Сергей решился первый начать важный для них с Аней разговор. Татьяна и Иван молча их слушали. О том, как Анна ждала ребёнка, как узнали о страшном диагнозе, как им пришлось отказаться от малышки, а потом они усыновили Никиту…

— Я просто до сих пор не верю, может быть, Катя не моя дочь, — в слезах прошептала Анна. – И это ошибка! Но родинка… И её рассказ.

— Катя в первую очередь моя дочь. Я вас не осуждаю, вы были не готовы к такой ситуации, тем более действительно, девочка была обречена. Но случилось чудо – она попала в руки моего мужа, — немного резко ответила Татьяна, потом смягчилась, — И ошибки нет. Так ведь, Иван?

— Да, тут и экспертизы не надо. Катя так похожа на вас, Анна, и не терзайте себя, наша дочка выросла в заботе и любви, — Иван задумчиво смотрел на гостей.

– Что же нам теперь делать?

Гости молчали. Сказать Кате – значит, сказать и Никите, что он не родной…

А как он это воспримет? И простит ли их Катя за предательство?

— Я думаю, самым правильным решением будет просто молчать, — предложила Татьяна, — Катя наша, Никита – ваш. Наши дети счастливы! Это же главное?!!

И все с ней согласились…

Анна с Сергеем приехали домой. А дома их ждал новый сюрприз, притом неприятный…

— Мама, папа, я вам не родной? – спросил Никита, как только они переступили порог особняка.

Анна с Сергеем, переглянулись и побледнели. А Никита им рассказал, что вчера приходила какая-то женщина и сказала, что она – его родная мать, ей в роддоме дали адрес…

Она от него отказалась, а вот сейчас вдруг вспомнила о сыне.

— И что ты ей сказал, — кусая пересохшие губы, спросила Анна.

— Что в любом случае вы мои самые родные, а она никто! Так это правда? – Никита был потрясен реакцией родителей.

Они не убеждали его в обратном…

— Никита, не волнуйся так, наши родители нас любят! – Катя подошла к парню, — мои мне тоже мне не родные, но только по крови. А по духу мне ближе их нет никого. Ну, только ты…

А потом был долгий разговор…

Анна с Сергеем вдруг решились рассказать детям всё. И Катя, и Никита слушали историю, не шевельнувшись. Катя была потрясена – её биологические родители, вот они! Успешные, симпатичные люди… а её бросили. Никита был обижен – почему молчали столько лет…

И со всех сторон Анна с Сергеем были виноваты. Поэтому когда за детьми закрылась дверь, они разом вздрогнули и прижались друг к другу. Много лет назад они потеряли дочь, а сейчас и сына. Не простят их ни Катя, ни Никита…

А молодые пошли по городу, собраться с мыслями, обсудить всё.

— Интересно получается, — сказала Катя, — мы вроде как с тобой брат с сестрой, только не родные. Кому скажешь, не поверят! В огромном городе нам было суждено встретиться. Разве это не чудо.

— Катя, это, наверное, и есть судьба! – ответил ей Никита. – Но родители… Как они могли.

— Не осуждай их, — произнесла Катя, подумав, — они думали, что делают как лучше. И в твоём случае, и в моём… Ты знаешь, а я на них и не злюсь! Если бы они от меня не отказалась, то я бы умерла во младенчестве.

— И мы с тобой точно не встретились, — нервно усмехнулся Никита.

— А что смеешься? Это так! Слушай, хватит нам строить из себя обиженных, пошли к родителям. Им сейчас явно не сладко.

Когда дети появились на пороге, Анна с Сергеем замерли в ожидании. Вот сейчас будут обвинения, упрёки…

— Мама, папа, — улыбнулась Катя, — можно мне вас так называть? Спасибо, что однажды вы стали родителями такого классного парня, который скоро станет моим мужем! Вы ведь не против?

— Дочка, милая моя, — заплакала Аня и протянула руки молодым, — сыночек, как мне вас делить? Вы теперь оба мне родные…

— Вот и хорошо! – засмеялась Катя.

И они обнялись все вчетвером, потом и смеялись, и плакали, пока не раздался звук дверного звонка. На пороге стояли Татьяна и Иван, которые решились приехать, переживали, как там их Катя…

Потом они все вместе жарили шашлыки во дворе, общались за столом под раскидистой яблоней. И так им было всё хорошо! Семейных тайн теперь не было…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Грустная бедная красивая одинокая девочка
Убирайся! От тебя воняет! Лучше бы ты вообще не приходила

- Бабуль? Бабуль! Я пошла уже, в школу пора! - Прокричала во весь голос девчонка с косичками в сторону огорода....

- Бабуль? Бабуль! Я пошла уже, в школу пора! -...

Читать

Вы сейчас не в сети