Красивая девочка с цветущем саду

— Вот скажи, зачем девочке такая большая квартира? А нам самый раз

— Ну и что будем делать?

— Что-что. Ты уверена, что получится всё с квартирой?

— Да тут даже не переживай. Нинка сразу завещание написала. В случае, если я удочеряю Валентину, то квартира переходит мне.

— Неплохо. То есть накладок никаких быть не должно?

— Вроде нет.

— Тогда нечего и думать, а то найдётся кто-то ещё, а мы так и будем ютиться в этой однушке. Валя уже не маленькая, найдём ей кучу кружков, чтобы дома как можно меньше находилось.

— Вот ещё деньги на неё тратить, пусть книжки дома читает.

Костя и Зинаида разговаривали приглушённо, всё-таки на похоронах находились. Да и не хотелось, чтобы кто-то, что-то слышал, не нужно им этого.

Зинаида присела рядом с Валей, обняла её. Девочка посмотрела на подругу мамы и уткнулась ей в плечо. Долго плакала, а Зинаида с удовлетворением слышала сзади.

— Посмотри, как жалеет девочку.

— Так они вроде с Ниной лучшими подругами были.

— Ну, если лучшими, то понятно тогда.

Зина была довольна. Ну, а что? Конечно они с Ниной были подругами, но брать чужого ребёнка в свою семью просто так наверное никто бы не согласился и она не исключение. Так что обвинять её совершенно не в чем. Сейчас никто и ничего просто так не делает, а так чем не бонус трёхкомнатная квартира…

Валю сразу забрать не удалось, хотя сразу они подали документы на удочерение или усыновление. Зина никак не могла понять, почему удочерение называется усыновлением.

Вскоре им разрешили въехать в квартиру Нины и Вали. Правда всё остальное оформление должно было произойти потом, но это уже не важно было. В квартире они нашли кое-какие сбережения. Их хватило на то, чтобы быстренько кое-что поменять. Во-первых, Валина комната была теперь не большая с видом на парк, а маленькая с окном во двор. Зачем маленькой девочке такая огромная комната? Правда телевизор остался на месте.

— Ничего страшного, захочет кино посмотреть, можно в большой комнате. Нечего ребёнку постоянного на экран пялиться.

Костя полностью поддерживал супругу. И вообще, после похорон Нины у них ссоры в семье прекратились, они-то и были в основном из-за того, что жить приходилось в таких условиях, а Костя ничего не предпринимал. Он обвинял её, а она его.

Прошло всего три года и Зина поняла одну простую вещь, что без Вали им было намного проще. Девочка не была нахальной. Она безропотно переехала в другую комнату. Хорошо училась. Да и вообще не доставляла хлопот.

Костя наконец-то нашёл другую работу, в семье денег стал заметно больше и Зина подумала глядя на забитый под завязку шкаф, что неплохо бы как-то разместить пару шкафов в комнате у Вали. Она даже сходила туда, но поняла, если поставить хоть один шкаф, то придётся выносить диван на котором спала Валентина. Конечно, это был не вариант. К ним время от времени приходили из опеки и хоть Зина хорошо их встречала, угощала, кто знает, что у них там на уме. Но мысль о том, что Валя очень мешает просто засела у неё в голове.

— Ну и чего об этом думать? Ты же всё равно ничего не сможешь сделать.

Костя сидел рядом на диване и смотрел телевизор. Зина обернулась на дверь комнаты Вали.

— Слушай… Ей скоро 15. Ну вот чем ты думаешь она живёт? Ничего нам не рассказывает.

— А ты хоть у неё расспрашивала? Мне кажется она совсем дома не разговаривает.

— А что мне спрашивать и так всё понятно. Лет в 16 загуляет, какого-нибудь бухарика встретит, в подоле принесёт. А может и своего сюда притащит, и что мы сможем сделать?

— Зин, не гони ты вперёд паровоза. Придумала, если что-то, то говори.

Зина понизила голос.

— Костя. Ну ты сам подумай, насколько нам было бы легче, если бы Валя с нами не жила.

Костя хмыкнул.

— Но это же дураку понятно. Зачем говорить очевидные вещи. Зин, ты как дипломат ей богу, говори уж.

— Я тут недавно вычитала, что есть монастырь неподалёку. Всего-то в 200 километрах отсюда. Так вот, туда можно отдать ребёнка. Ну, ребёнок там будет жить, учиться. И как правило, такие дети потом и остаются там послушниками. Они должны отречься от всего мирского, то есть от квартиры тоже. Если бы вот нам удалось запихнуть туда Валю…

Костя присвистнул.

— Ну ничего себе план. Как же мы это сможем сделать.

— Я не знаю. Я вот хоть что-то придумала. Теперь ты подумай.

Ночью оба почти не спали, всё придумывали, как уговорить Валю. К утру измученная Зина села в постели.

— В конце концов, почему кто-то вообще её мнение спрашивать должен? Она ребёнок, мы взрослые. Значит нам виднее, что для неё лучше и это даже обсуждаться не должно.

Костя хмыкнул.

— Так-то оно так, только…

— Ну что ещё? Говори.

— Слушай Зин. Ты же дружила с Нинкой. А откуда у неё вообще эта квартира? Да и деньги у неё же вроде, как водились.

— С чего, это у тебя друг такие вопросы?

— Я помню ты говорила, что это папаша Валькин помогает. А не случится так…

Зина махнула рукой.

— Не случится. Не помогает, а помог один раз. Нина как-то умудрилась с ним связаться. Он намного старше был. Ну вот любовь у них там случилась, а он не из местных значит. А потом, когда Нинка ждала, что он на ней женится, он и признался, что женат и жену бросать не может. Нинка тогда, как в воду опущенная ходила. Он-то уехал, а уж потом ей пришли и принесли ключи от квартиры, и счёт в банке. Откупился он от неё. Она брать не хотела, а тут оказывается, что беременна. Вот и взяла, как бы для ребёнка.

— Ничего себе… А вдруг, этот папаша найдётся?

— С чего это вдруг? Во-первых, он знать не знает пра Валю вообще, а во-вторых, столько лет не находился, а тут возьмёт и найдётся. Да не говори ты глупостей.

Костя лёг, вроде как успокоился и вскоре мирно засопел. Нина же всё лежала и думала, думала…

Разговор с Валей получился даже проще, чем она надеялась. Девочка внимательно выслушала её и просто кивнула. Зина улыбнулась.

— Ну вот, людей посмотришь, себя покажешь. Я-то думала тебя уговаривать придётся.

Девочка подняла на неё серьёзные, не по-детские глаза.

— Но ведь у меня в любом случае нет выбора, так ведь?

Зина даже растерялась, но потом просто сделала вид, что не вникла в её слова.

— Мы с дядей Костей будем приезжать, навещать тебя, про успехи твои узнавать.

Валя с тоской посмотрела в окно. Как же не хотелось…

Она представляла высокий забор, каменные стены, решётки на окнах. Решила, что как только дождётся совершеннолетия сбежит…

Когда-то давно мама заставила её заучить адрес. Она сказала, что если ей в жизни совсем плохо придётся, так что вообще никакого выхода не будет, Валя должна поехать туда, рассказать кто она такая и показать маленький золотой кулончик, которую девочка всегда носила и там ей помогут. Мама говорила, но Валя видела, что она сама хочет верить в это, только вот что-то неуверенное всё же в её словах было. И только потом Валя подумала, что возможно поэтому адресу живёт её отец, но проверять девочка не хотела. Боялась, что там и правда отец, и он от неё откажется. Скажет, что Валя ему не нужна. Не нужна так же, как и её мама…

В монастыре, куда её привезли оказалось всё не так уж и плохо, там были и другие ребята. Не все кстати попали сюда добровольно. Например Петьку привезли родители, потому что просто не могли с ним справиться. Он сначала брыкался, а потом ничего, интересно ему стало. Самое главное, что молиться и фанатически верить их никто не заставлял. Да, у них были обо всём этом уроки, но не более.

Валя очень сдружилась с Петькой. Всё потому что, несмотря на свой шебутной характер Петя был начитанным и очень умным, а ещё спортивным. Их занятия спортом очень поощрялись, а учитель говорил, что в человеке должно быть прекрасно всё, и душа, и тело.

Именно Петя уговорил её написать по тому адресу.

— Петь… Ну, а если я права? Если я совершенно не нужна ему?

— Ну он просто тебе не ответит. Чего ты теряешь-то?

Валя долго думала, никак не могла решиться, а потом под Новый год всё-таки написала…

Зина сидела перед представителем опеки.

— Вы говорите, что Валя сама изъявила желание находиться в монастыре?

— Конечно, ей очень тяжело после ухода матери. Мы конечно всеми силами поддерживали её, но вы же понимаете, подростковый возраст. Вот мы и не стали противиться. Лучше там, чем попасть в плохую компанию. Неужели вы со мной не согласны?

Мужчина задумчиво смотрел в честные глаза Зинаиды.

— И вы конечно ездите её навещать?

— Ну конечно. Разве может быть по-другому?

— Может быть у вас и фотографии совместные оттуда имеются? Ну когда вы встречаетесь, наверное фотографируетесь?

— А вот фотографий нет. Как-то место не располагает, знаете ли… Кстати мы в следующем месяце поедем к ней. Специально для вас попрошу Валю сфотографироваться.

Мужчина закрыл папку.

— Ну что ж, тогда я буду ждать. Обязательно принесите мне такие фото. Взгляд подростка знаете ли о многом может рассказать.

Зина хотела уже пойти в атаку. Накричать, что он плохо о них думает, но Костя стукнул её ногой по ноге и женщина осеклась.

Они вышли из здания. Зина обернулась и в сердцах плюнула на дверь.

— Ну что это такое? Вот почему бы им не оставить нас в покое? Квартира-то наша?

— Ну наша, но при выполнении определенных условий. Ты же прекрасно знаешь об этом.

— Да сколько их можно выполнять? Всю жизнь теперь что ли?

Зина зашагала к их машине.

— Только недавно вот купили, даже в долги залезть пришлось, а теперь ещё тратиться на поездку ради фотографий. И Валька ведь с характером девка, может и не согласиться сфотографироваться.

Машина остановилась напротив ворот монастыря. Зина с удивлением осматривалась.

— Что-то тут совсем всё не так.

— Да уж, с последнего раза расстроились тут… Интересно на какие шиши. А всё говорят, что в монастырях только честные.

Костя с завистью посматривал на масштабные работы. Вот именно такие ворота он хотел, когда у него будет загородный дом. Неизвестно правда когда такой случится, но помечтать то можно.

Зина двинулась к двум мужчинам, которые стояли у открытых ворот. Судя по их одеяниям они оба жили здесь.

— Здравствуйте, подскажите, как нам найти Валю? Валю Загорскую. Она здесь учится и живёт.

Мужчины повернулись к ней.

— Загорскую? А вы кто ей будете?

Зина начинала нервничать.

«Да кто они такие, чтобы расспрашивать!»

— Я её опекун. Вот вырвалась навестить, а вы мне тут зубы заговариваете.

Они переглянулись и один из них вздохнул.

— Пойдёмте, провожу вас к настоятелю.

Зина сначала хотела раскричаться, а потом смекнула, что раз её ведут к настоятелю, то скорее всего с Валей что-то случилось.

«А если самое страшное? Это что получается? Теперь-то можно будет спокойно жить?»

Нет, Зина конечно не желала девочке смерти, но уж больно хотелось стать совсем полновластной хозяйкой квартиры.

Они долго шли. Сначала по какой-то дорожке, потом длинными, тёмными коридорами. Зина отметила, что везде шли работы и не кое-какие, а настоящие, капитальные. Всё менялось, как будто на монастырь вдруг мешок золота упал.

Их завели в просторный кабинет. Навстречу поднялся настоятель.

— Чем обязан?

Мужчина, который сопровождал, что-то быстро сказал на ухо настоятелю и скрылся.

— Значит вы те самые опекуны Вали.

— Да, те самые. А что есть какие-то другие?

Зина воинственно выставила подбородок. Настоятель улыбнулся.

— Как оказалось есть… Вы сейчас познакомитесь. Они с Валей как раз в гости заехали.

Зина выпучила глаза.

«Что значит ещё есть? А как же квартира? Она ни с кем её делить не собирается.»

Дверь открылась и на пороге появилась Валентина. За ней мужчина в костюме. Он был почти седой, но сходство его и девушки бросалось в глаза. Тут Зина всё поняла, это её отец. Как же они нашлись-то?

— Здравствуйте. Очень мне хотелось посмотреть на людей, которые выгнали мою дочь из её собственной квартиры.

— Мы… мы никого не выгоняли. За такие слова и ответить можно.

Зина готова была кинуться в рукопашную, но мужчина поднял руку.

— Я не намерен с вами спорить. Сейчас я намерен с вами встретиться в суде. Вы не только вернёте Валентине квартиру, но и возместите всю пенсию, которую забирали у ребёнка. Что вы ей купили, можете вычесть. Хотя мне почему-то кажется, что вычитаемая сумма будет мизерной. Я как адвокат намерен наказать вас по всем статьям.

Зина повернулась к Вале, как бы ища защиты, но девушка отвернулась от неё…

Они медленно шли к машине. Валя взяла отца за руку.

— Пап, ну их. Пусть всё это им останется. Ну не били они меня, кормили и на этом спасибо.

Мужчина взял её лицо в свои руки.

— Ты такая же добрая, как и Нина. Ну, если ты так хочешь, то пусть… Поехали. Твой Петька уже наверное тропинку возле нашего дома вытоптал, парню и учиться некогда.

Валя покраснела.

— И вовсе он не мой.

Мужчина улыбнулся.

— Ну, значит мой…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Добрый хороший красивый мужчина
— Я звоню к вам из больницы. Ваша жена попала в аварию и погибла

Роман вышел из ювелирного магазина, довольно улыбаясь. Только что он купил своей любимой жене Ирме красивые золотые серьги, как раз...

Роман вышел из ювелирного магазина, довольно улыбаясь. Только что он...

Читать

Вы сейчас не в сети