Женщина девушка с ребёнком

Нагуляла

София, красивая русоволосая девушка с пронзительными голубыми глазами, стояла в толпе темнокожих иностранных студентов и весело смеялась. Они наперебой рассказывали ей что-то, и она едва успевала отвечать им, а в это время Сергей, учившийся на пятом курсе физмата, стоял в стороне и не сводил с неё глаз, в бессильной ярости сжимая кулаки…

София нравилась ему давно. Но она училась в соседнем корпусе университета, выбрав факультет иностранных языков. И её постоянно окружали иностранцы.

«Конечно, – думал Сергей, – с ними ей интересно. Вон она как смеётся. А что могу ей дать я? Конечно, мама рассказывала, что у нас семья интеллигентов в пятом поколении, прадед был учёным, профессором, дед известным архитектором. Но мне-то что с того? Разве с такой девушкой как София можно говорить об этом? Хвастаться корнями. Ей нужно рассказывать что-то смешное, веселое, заставлять её улыбаться. А я, как назло, зануда, каких поискать.»

И вдруг обомлел: София, раздвинув толпу поклонников, сама подошла к нему и подняла тетрадь, которую он уронил, даже не заметив этого.

– Это ваше? – она посмотрела на него и так улыбнулась, что у Сергея внутри разлилось какое-то невероятное тепло.

– Да, спасибо, – наконец-то нашёлся он с ответом. – Я сегодня такой неловкий.

– Бывает, – кивнула она и тут же отошла прочь.

С того самого дня Сергей не мог ни спать, ни есть. Все его мысли занимала София, и он ужасно мучился от того, что больше не видел её даже издалека. Сергей не представлял, куда она пропала, а спрашивать ни у кого не хотел. И вдруг увидел её в студенческой столовой, где она брала себе обед. Сергей решил больше не теряться и поспешил к ней. Она как раз в этот момент доставала из сумочки деньги, чтобы расплатиться на кассе, но он не позволил ей сделать это.

– Разрешите мне угостить вас обедом, – улыбнулся он. – В конце концов, вы вернули мне тетрадь с лекциями, которые мне очень нужны. И тем самым избавили от массы утомительной работы.

София вскинула на него взгляд и почему-то покраснела. А потом отказалась от его жеста.

– Мне неудобно, не надо…

– Да перестаньте, – рассмеялся Сергей. – Я бы с удовольствием пригласил вас в самый дорогой ресторан, но по карману мне только студенческая столовая. Не лишайте же меня последней капли достоинства.

– Ну хорошо, – кивнула София. – Платите, раз уж вам так хочется.

Спустя минуту он подсел за её столик и вскоре они уже болтали так, как будто были знакомы всегда. Вот только когда Сергей пригласил её на свидание, она отказалась.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

– Спасибо, конечно. И мне очень приятно, что вы обратили на меня внимание, но я не готова к серьёзным отношениям. Всё моё время занято учёбой, я так привыкла… Простите…

Сергей уступил и сбавил натиск, но ухаживаний не оставил и через год София дала согласие стать его женой.

– Слишком она у тебя красивая, – ворчливо говорила Сергею мать, Наталья Андреевна. – За такой глаз да глаз. Знаю я этих вертихвосток. Изменяют мужьям направо и налево.

– Мама, зачем ты так говоришь? – возмутился Сергей. – София не такая.

– Господи, да ты откуда знаешь, такая она или не такая? Вот увидишь, когда начнёшь с рогами ходить! Попляшешь тогда. И не жалуйся, не говори, что я тебя не предупреждала. Взвоешь…

– Не взвою, мама. Я с ней буду самый счастливый.

– Ну-ну, посмотрим…

Свадьба была весёлой, и только Сергей хмурился, замечая, как на его невесту смотрят все парни. Ревность черной змейкой вползла к нему в сердце и уже никогда его не покидала.

София смеялась над мужем, ласкалась к нему, обещала, что будет любить всегда. Он оттаивал, говорил, что верит и тоже очень сильно её любит, но стоило ему увидеть, как его молодая жена разговаривает с кем-то или, что ещё хуже, кому-то улыбается, снова вспыхивал как факел.

Наталья Андреевна только подливала масла в огонь. И старательно следила за невесткой, не позволяя ей спокойно даже шагу ступить.

– Куда это ты собралась?

– На собеседование, – отвечала София. – Хочу предложить свои услуги как переводчика.

– И что, – усмехалась Наталья Андреевна, – теперь на собеседование вот в таком виде принято ходить? Не стыдно тебе? Блузка вот-вот лопнет! И юбка в облипку!

– Наталья Андреевна, блузка – моего размера. Кроме того, сверху я надену пиджак. И юбка не в какую ни в облипку. Просто строгий крой и, как видите, длина у неё вполне приличная, до колена.

– Нет, всё-таки зря мой Сереженька на тебе женился! Вертихвостка ты и больше никто! Только и знаешь, что перед мужиками бедрами вертеть, да грудь напоказ выставлять!

– Это мой-то второй размер? Даже если бы я хотела, его всё равно никто бы не заметил, – отшучивалась София, но, когда оставалась наедине с мужем, говорила ему:

– Серёжа, я устала от постоянных придирок твоей матери. Хорошо, что ещё она с нами не живёт. Иначе я просто сошла бы с ума.

– Соня, мама желает нам добра. И она очень любит нас.

– Нет, Серёжа. Она любит тебя, а меня ненавидит лютой ненавистью, – вздыхала София. – Не пойму только, что я ей сделала.

– Ничего, успокойся, – обнимал жену Сергей. – Я с ней поговорю.

София не знала, говорил он с матерью или нет, но при каждом своём появлении Наталья Андреевна не уставала втыкать шпильки в невестку и порой доводила её до слёз. Не забывала она надавить и на сына:

– Серёжа, не вздумайте сейчас заводить детей. Поживи с ней сначала так, присмотрись. Хотя бы года три-четыре. Посмотри, чем она дышит, а потом уже и рожайте. И повнимательнее пожалуйста, а то будешь воспитывать чужого ребёнка, как своего и даже не догадаешься об этом.

Сергей прислушался к советам матери и когда однажды София завела речь о малыше, сказал, как отрезал:

– Рано нам ещё об этом говорить. Не хочу. Всему своё время. Да и куда торопиться? Мы ещё достаточно молоды, времени у нас предостаточно. Так что давай оставим эти разговоры.

София в ответ только пожала плечами, хотя такие взгляды Сергея на жизнь ей не понравились. Почему-то она считала, что дети – вполне естественное дополнение для счастливой любящей семьи, но, оказалось, что её муж думает по-другому.

– Ладно, пусть будет так, – кивнула она ему. – Может быть ты и прав.

Но судьба распорядилась иначе. Не прошло после свадьбы и полугода, как София забеременела, причём это получилось как-то, само собой. Никаких мер для этого она не предпринимала, специально ничего не подстраивала и даже сама удивилась тому, что произошло. А вот Сергей пришёл в настоящее бешенство.

– Значит, ты всё решила по-своему, да? Кто тебе разрешал?? Ты меня спросила?

– Да что ж ты на меня так кричишь? – вспыхнула София. – Серёжа, на минуточку, если ты забыл: мы с тобой женаты. И так уж получается, что от этого бывают дети! Или ты считаешь, что в этом виновата я одна?

– Я хочу сказать, что все решения мы должны принимать оба! Вместе! У меня были другие планы!

– Да не знала я, что так получится! – расплакалась София. – И ещё не знала, что ты так воспримешь известие о нашем ребёнке. Все мужья, которые любят своих жен, радуются тому, что станут отцами. Осыпают будущую мать цветами. На руках по комнате кружат! Обнимают, целуют! А ты осыпал меня упрёками, как будто я совершила что-то очень плохое. Если тебе не нужен наш малыш и я тоже не нужна, я уйду прямо сейчас. И живи один со своими планами!

Сергей, словно до него только сейчас дошёл смысл его же претензий, протянул к жене руки и привлек её к себе:

– Ну ладно, прости, прости… Я не хотел тебя обидеть. Просто всё вышло так неожиданно. И ещё мама…

– Я не хочу сейчас слышать про твою маму, – продолжала плакать София. – И ты меня в самом деле очень сильно обидел. Даже не вздумай говорить про то, что я должна в угоду тебе избавиться от ребёнка.

– Нет-нет! Я и не собираюсь, прости… – снова повторил Сергей.

Он сделал всё, чтобы они помирились и сумел уверить жену в том, что очень рад новости о малыше. А то, что он наговорил, было просто результатом шока, всё-таки его тоже можно понять, к такому повороту событий он не был готов.

София поверила его словам, вытерла слёзы и улыбнулась, хотя и знала, что ей ещё придётся выдержать битву со свекровью. Мнение Натальи Андреевны о том, что ей рано становиться бабушкой, София прекрасно знала, ведь та не уставала говорить об этом. Однако к удивлению Софии, Наталья Андреевна не стала давить на невестку и только покачала головой:

– Ну-ну. Ладно, посмотрим. Надеюсь, тебя хватит на то, чтобы родить хотя бы внука?

– Тут уж как получится, – улыбнулась свекрови София. – Но я постараюсь.

– Ага, постарайся, – усмехнулась Наталья Андреевна.

Месяцы беременности пролетели очень быстро. Малыш совсем не мучил Софию, и она была уверена в том, что родит здорового и крепкого сына. О том, что это именно мальчик, врачи сказали ей давно. И даже Наталья Андреевна, как показалось Софии, стала относиться к ней помягче.

Всё закончилось с появлением малыша на свет. Мальчик родился смуглым и черноволосым, и это очень удивило Софию, ведь она сама была светлокожей и русоволосой. Сергей тоже был светлым и потому, когда она дома распеленала сына, и он увидел его вблизи, отшатнулся от малыша, вместо того, чтобы взять на руки.

– Что это? – показал он пальцем на ребенка.

– Наш сын. Миша. Я хочу, чтобы его звали именно так. Ты не против? – с нежностью глядя на младенца проговорила София.

– Нет! Нет, – закричал вдруг Сергей. – Это исчадие не может быть моим сыном! Мама говорила мне, что, когда ты родишь, я должен сделать тест ДНК, чтобы знать, своего ли ребёнка воспитываю. Но я уже с первого взгляда вижу, что здесь не при делах. Ты обманула меня. Изменяла мне, нагуляла его! Посмеялась надо мной, да?

– Что такое ты говоришь? – воскликнула София. – Как ты можешь? Миша – твой сын! Я никогда не изменяла тебе!

– Посмотри на мои волосы! – не успокаивался Сергей. – Смотри, какого цвета мои волосы и кожа! А он чёрный!

– Не черный, а просто смуглый…– возразила София.

– Ничего не хочу слышать, – упрямо сжал губы Сергей.

Наталья Андреевна поддержала сына.

– Ну так я и думала! – злобно рассмеялась она, едва взглянув на внука. – Ну и от кого он? От какого-нибудь молдаванина или кавказца? А может от турка или латиноамериканца? Кому ты там переводишь? Мне сын рассказывал, что ты с особым удовольствием работаешь с представителями африканских стран. А может быть не только работаешь, но и развлекаешься, а? Спасибо, хоть родила не чернокожего… Эх ты, переводчица! Лучше бы Серёжа женился на какой-нибудь продавщице!

София прижала к себе малыша и ушла в спальню, где не выдержала и расплакалась, роняя слёзы на голубенькие пеленки, в которые был завернут её сын.

Несколько дней Сергей и Наталья Андреевна, которая на время перебралась к сыну, молчали, не разговаривая с Софией. И совсем не хотели слушать её объяснения. Несчастной женщине оставалось только надеяться на то, что они одумаются и поймут, что были неправы. Однако они не собирались прощать её.

Спустя неделю после рождения сына Сергей вернулся домой пьяным и сразу же пристал к жене:

– Я всё-таки хочу знать, кто отец этого … этого… я не знаю, как даже его назвать…

– Сын! – закричала София. – Ты должен называть его сыном!

– Я никому и ничего не должен! Тем более тебе и ему! И вообще, забирай его и убирайтесь отсюда оба! Ничего не хочу слышать о вас!

– Серёжа, – устало проговорила София. – Давай сделаем тест ДНК. Ты сам всё увидишь. Я не обманывала тебя и не предавала.

– Ничего не хочу! – отмахнулся от нее муж. – Ты убила мою любовь к тебе! Больше я ничего не хочу!

– А может её и не было, любви-то? – грустно спросила София.

Сергей ничего не ответил. Он просто ушёл в свою комнату и там рухнул на кровать.

Через несколько минут София услышала его громкий храп. Тогда она вошла к нему с ножницами в руках и срезала небольшую прядь волос, которую убрала в чистый пакетик. А потом промокнула ватной палочкой кончики губ мужа и только после этого вернулась к малышу. На следующий день София отдала свои и взятые у мужа и сына образцы на тест ДНК, а ещё спустя несколько дней торжествующе протянула Сергею и Наталье Андреевне результаты экспертизы.

– Вот! Смотри сам! Мы с тобой – родители Мишеньки. Это официальная бумага, подтверждающая мои слова.

Сергей взял протянутый ею лист и внимательно прочитал его, а потом передал матери. Она точно также ознакомилась с содержимым документа и усмехнулась:

– Не знаю, как тебе это удалось, но лично мне это ничего не доказывает. Достаточно взглянуть на твоего и моего сына, и сразу станет ясно, что они не имеют никакого отношения друг к другу.

Сергей вспыхнул, выхватил из рук матери бумагу, разорвал её на мелкие кусочки, а потом бросил их жене в лицо.

– Уходи! – сказал он ей. – И Мишу своего забирай. Пусть его воспитывает тот, с кем ты спала у меня за спиной.

– Серёжа… На улице почти ночь, – взмолилась София. – И мороз. Куда же ты прогоняешь меня с новорожденным ребёнком?

– А меня это не волнует. Давай, освобождай жилплощадь. Здесь будет жить другая девушка, порядочная, в отличие от тебя.

– Однажды ты пожалеешь об этом, – сказала София. – Но будет уже поздно.

– Пусть это тебя не волнует, – рассмеялась Наталья Андреевна, подталкивая невестку к двери.

И София ушла, прижимая к себе крохотного сыночка. Несколько дней она скиталась по городу, ночуя там, где придётся и, в конце концов, пришла к стенам больницы, потому что ей показалось, что малыш плохо себя чувствует.

В самом деле, у Миши была высокая температура, и София не могла найти себе места, пока доктора не успокоили её: ничего серьёзного нет, но мальчику необходимы комфортные условия жизни.

– Послушай, – сказала ей уже немолодая медсестра. – Ты обмолвилась, что тебе негде жить. А у меня есть младший брат. После смерти жены он живёт один и давно хочет найти домработницу. Виктор – бизнесмен и много времени проводит на работе, а дома бывать не любит, потому что там пусто и одиноко. Я могу поговорить с ним и, если он даст согласие, будешь жить у него и работать по дому. Готовить, убирать, стирать. В общем, чисто женские функции. Да не смотри так. Это временно, пока малыш подрастёт. А потом отдашь его в детский сад и устроишься по специальности. Ну или как пойдёт. Да ты не бойся, Витя – хороший и порядочный. Глупостей в голове нет, всё-таки ему уже за пятьдесят. Ну, звонить что ли?

– Звоните, – кивнула София и уже через пару дней приступила к своим новым обязанностям.

Прошёл год.

Как-то вечером Виктор дождался, пока София уложит Мишу спать и, когда она вышла к нему, чтобы подать ужин, подошёл и коснулся её руки.

– Подожди, пожалуйста. Я хочу поговорить с тобой. Присядь.

София послушно опустилась на стул. Виктор, не выпуская её руки, сел рядом.

– Только, пожалуйста, ничего не говори пока не выслушаешь меня. Понимаешь, София, за этот год я не просто привык к вам с Мишаней, я искренне полюбил вас. Никогда я не рвался домой с таким нетерпением. Мне очень хочется проводить с вами как можно больше времени. Я никуда не хочу вас отпускать. Прости мою сумбурную речь, я чувствую себя школьником, ни ничего поделать не могу. София, я люблю тебя и хочу предложить тебе руку и сердце. Знаю, я намного старше тебя, но пока это не очень критично, а что будет дальше, Бог весть. Но если ты согласишься, я обещаю…

София протянула руку и коснулась его губ.

– Виктор, Витя… Не нужно ничего говорить. Я тоже очень сильно тебя люблю, но не могла даже подумать, что ты обратишь на меня своё внимание. Ты покорил меня своей добротой и заботой. Никто и никогда ко мне так не относился. И нам с Мишей ничего от тебя не надо, только люби нас так как ты можешь. А мы сделаем всё, чтобы ты был счастлив.

– Я с юности знал, что детей у меня не будет. А ты подарила мне сына. Ты ведь позволишь, чтобы он был моим сыном? Посмотри, мы с ним даже похожи… Я тоже смуглый, потому что в моих жилах течёт цыганская кровь. Одна из моих прабабушек была настоящей цыганкой…

София порывисто встала:

– Я вспомнила только сейчас! Мама говорила, что её дед, мой прадед, тоже был цыганом. И ещё у меня был брат, Коля. Он умер ещё в младенчестве, но был таким же смуглым и черноволосым, как и Миша. Как же я могла забыть это…

–Вот видишь, – улыбнулся Виктор, – мы с тобой одной крови…

– И судьба у нас, Витя тоже будет теперь одна на двоих, – сказала София. – ты никогда не пожалеешь о своем решении. А я сделаю всё, чтобы ты был счастлив.

София сдержала своё слово, и Виктор в самом деле был с ней по-настоящему счастлив. Мишу он записал на своё имя и мальчик привык считать его своим отцом, хотя и знал историю матери.

Когда Миша вырос, Виктор сделал всё, чтобы он получил хорошее образование, а потом они вместе вели семейный бизнес. Со временем Виктор отошёл от дел и во главе компании встал Михаил Викторович.

Однажды София пришла к сыну в офис, чтобы предупредить об отъезде.

– Сынок, мы с папой перенесли дату поездки. Улетаем рано утром. Извинись перед Люсей и внучатками, что мы не успеем проститься. Но нас уже ждут в санатории. Знаешь ведь, что там места просто нарасхват.

– Да, мамуль, конечно. Но вы не переживайте. Через недельку я вместе с семейством присоединюсь к вам. Хоть пару-тройку дней вместе отдохнем. Давно мечтаю о море. И Люся будет рада, не говоря уж про мальчишек. Кстати, я вот что подумал…

Он не успел договорить, как в дверь постучали и на пороге появилась пожилая грузная женщина в застиранном платье. Следом за ней вошел худощавый небритый мужчина неопределенного возраста.

– Мне нужен директор, – заявила незнакомка. – Я хочу добиться справедливости. Почему моего сына оставили без премии? Да, он много времени провёл в больнице и занимает простую, рабочую должность, но это же не значит, что его можно так обижать!

– Простите, я не понимаю, о чём идет речь, – проговорил Михаил, а София торопливо отвернулась к окну.

– Я говорю о выплатах, которые положены моему сыну! – воскликнула женщина. – И вы как директор, не имеете права!

– А мне, кажется, что это вы не имеете права врываться в кабинет моего сына и кричать на него, – спокойно произнесла София, поворачиваясь от окна. – Или вы думаете по-другому, Наталья Андреевна?

– Мама, вы что знакомы? – удивился Михаил.

– Да, сынок. Ты тоже знаком с этими людьми. Правда, мы с тобой оказались им не нужны. Заплати им, Миша, и пусть уходят.

Вперёд выступил Сергей.

– Миша? – переспросил он. – Значит, это мой сын? София, я имею право…

– Своё право на сына ты порвал много лет назад, – усмехнулась София. – И не надо винить в этом меня. А теперь, извините, я хочу поговорить с сыном наедине.

Михаил взглянул на мать, потом поднял трубку и коротко отдал распоряжение бухгалтеру.

– Идите, – сказал он Сергею и Наталье Андреевне. – Вас ждут внизу. Всё, что вам полагается, будет выплачено. Только впредь, пожалуйста, не беспокойте нас. Вы ведь к этому привыкли…

Сергей и его мать низко опустив голову вышли из кабинета. А София подошла к сыну и обняла его:

– Ничего, сынок. Это прошлое. И оно теперь ушло навсегда…

– Да, мама, – ответил Михаил. – И я очень рад этому. Только папе ничего не говори. Не хочу его расстраивать. Так ты рада, что мы скоро присоединимся к вам? И я очень рад, мамуля. Я очень сильно рад.

Следующий пост

Вы сейчас не в сети