Истории из жизни Женская дружба. Или в чём заключается женское счастье?

Женская дружба. Или в чём заключается женское счастье?

Две подружки

— Ох, Кать, повезло же тебе! — Ира отхлебнула кофе из фарфоровой белоснежной чашки и улыбнулась подруге. — Кто бы мог подумать, что все мечты сбудутся, да? А помнишь, как когда-то ещё студентками один журнал на двоих покупали и на пирожках экономили?

Катя пожала плечами:

— Что было, то было, Ирусь. Но нам правда грех жаловаться.

Подруги сидели на террасе загородного дома, принадлежавшего мужу Катерины, успешному пластическому хирургу Егору Вознесенскому.

Зарабатывал Егор немало, график его операций обычно был расписан на полгода вперёд. Катерина имела свой небольшой бизнес: у неё была небольшая сеть магазинов по продаже букетов. Бизнес приносил стабильный доход, который Катерина могла тратить исключительно на себя. Ирина после окончания университета осталась на кафедре, чтобы сделать карьеру в науке. Правда, вскоре выяснилось, что наука — не совсем её конёк. Но вот зато как управленец Ирина показала себя с наилучшей стороны. И теперь, спустя 20 с небольшим лет, она стала заместителем ректора экономического ВУЗа, который некогда закончила.

Сегодня подруги решили встретиться, чтобы немного поболтать и отдохнуть от нелегких трудовых будней. К тому же, был отличный повод собраться.

Два месяца назад Ирина во второй раз стала мамой и родила вторую дочку. Многих удивляло, что женщина решилась родить детей с такой разницей в возрасте. Старшей девочке Марьяне недавно исполнилось 15 лет. Но Ира лишь отшучивалась от вопросов о поздних родов или говорила, что это касается исключительно неё самой и её супруга.

— Как дела у Егора? Все так же — весь в работе? — поинтересовалась Ирина.

— Да как обычно, — Катя вздохнула. — Вижу его только поздно вечером да рано утром. Обещал, что летом поедем на море, но боюсь, что опять не получится. К нему даже из Москвы уже едут оперироваться. А он и не отказывает.

Ира усмехнулась:

— Правильно делает, что не отказывает. Сейчас, пока молодые, надо зарабатывать. Отдохнуть успеем.

— Наверное, ты права. Хочешь ещё кофе? Тебе, кстати можно? — поинтересовалась Катя.

Ира кивнула:

— Можно, я грудью не кормлю. Марьяну откормила, намучилась, вторая будет на смеси расти. Пусть кто-то попробует сказать, что я — плохая мать!

— Ты — отличная мать, — Катя положила ладонь на плечо подруги. — Просто прекрасная. А чем кормить — твоё дело.

Какое-то время подруги молча сидели в плетёных глубоких креслах, наслаждаясь свежим воздухом и приятным ароматом недавно распустившихся в саду Кати цветов. Ира вздохнула, растрепала пятерней свои короткие каштановые волосы и тихо сказала:

— Всё-таки жизнь — очень странная штука. Никогда не знаешь, куда она тебя приведёт.

— Ты о чём? — Катя оторвалась от созерцания раскидистой яблони и с удивлением посмотрела на подругу.

— Просто мысли вслух, Катюш. Ладно, давай ещё кофе и поедем по магазинам. После всей этой нервотрёпки с рождением Кристинки хочется гардероб обновить, женщиной себя почувствовать.

— И как ты такую крошку на няню оставляешь? От Марьяны, помню, ты ни на шаг не отходила, просто в зубах носила, — с некоторым осуждением в голосе поинтересовалась Катя.

— Потому и оставляю, что умнее стала. Живём один раз. Хочу по магазинам — пойду по магазинам. Ничего с ребёнком не случится!

Кате показалось, что Ира проговорила это с какими-то странными, немного агрессивными нотами. Но внимания не обратила.

— Ладно, хватай сумку, поехали! Я ещё на маникюр хотела, — Катя потянулась и резко поднялась с кресла. — Часа за три управимся.

***

Катя и Ирина подружились ещё на первом курсе университета. Девушек роднило то обстоятельство, что обе они родились в бедных семьях. Катю растила мать-одиночка, работавшая на двух ставках в городской больнице медицинской сестрой. У Иры семья была полная, но отец сильно пил, из-за чего ей с матерью приходилось несладко. С детства Ира усвоила простую мысль: уверенной нельзя быть ни в чём. Отец мог прийти пьяным и агрессивным, мог — трезвым и добрым. Мог пропить получку в день зарплаты, мог гордо принести её домой и положить перед матерью во время ужина. С таким ощущением Ира и росла: мир казался ей опасным, непредсказуемым местом, где рассчитывать можно только на саму себя.

Несмотря на отсутствие денег и связей, Ира и Катя смогли поступить в престижный экономический ВУЗ. Девочкам пришлось непросто. Их однокурсниками были детки богатых родителей, привыкшие получать всё самое лучшее по щелчку пальцев. Они смеялись над тем, как Катя и Ира одевались, над тем, что они приезжали в университет на автобусе, а не на собственных машинах… Часто из-за этого подруги горько плакали в туалете университета.

Но, собравшись, они возвращались на занятия и, как ни в чём ни бывало, писали конспекты и радовали преподавателей своими ответами. Быстро Катя и Ирина дали понять, что заслуживают уважение. Учились они прекрасно, получали только пятерки. Представители «золотой молодежи», которые учились с ними на одном курсе, сперва перестали высмеивать девушек, потом начали обращаться за помощью. Естественно, подруги мечтали о лучшей жизни. Они видели перед собой людей, которые не считают денег и могут позволить себе всё: хорошую одежду, классные машины, путешествия. Девушки часто мечтали, что когда-нибудь они тоже сумеют выбиться в люди и разбогатеть.

— Как же мне все это надоело, — как-то раз заявила Катя, когда вместе с Ирой они возвращались домой после занятий. — Самое страшное — это засаленные обои. Знаешь, у нас вечно нет денег на ремонт. И там, где стоят стулья, остаются такие сальные пятна. Видеть их не могу. Когда стану хорошо зарабатывать, у меня будет лучший ремонт и домработница.

— А я ненавижу макароны, — призналась Ира. — У нас же вечно одни макароны. С сахаром, с маслом, с сосисками этими дешёвыми.

Внезапно Катя остановилась и пронзительно посмотрела Ире в глаза:

— Слушай, давай прямо сейчас друг другу поклянемся! Вот прям вот в этот день, 10 октября!

— В чём поклянемся? — поинтересовалась Ирина.

— В том, что будем жить хорошо. Не будем такими, как наши родители. Мы всё сделаем, чтобы стать богатыми, чтобы наши дети не стыдились нас, чтобы у них тоже было всё лучшее, чтобы они, как я, не мыли полы в университете, чтобы заработать лишнюю копейку… Чтобы по ночам за других рефераты не писать за деньги!

— Катюх, ты чего завелась, — Ирине не понравился нездоровый блеск в глазах подруги.

— Конечно, мы будем жить хорошо, у нас будут отличные дипломы, нас везде на работу возьмут!

— Нет, давай поклянемся! — Катя не собиралась отступать, и Ирина сдалась. — Давай руку!

Катя взяла подругу за руку и, зажмурившись, произнесла:

— Клянусь, что стану богатой, буду жить в своем большом доме, у меня будет красивый муж и много-много-много денег! Теперь ты!

Ира пожала плечами:

— Клянусь, что буду хорошо зарабатывать и у меня будет прекрасная семья, о которой никто и никогда не скажет ничего плохого!

Ира не удержалась и вложила в клятву, которой сперва не придала значения, свою боль. Она знала, что об её отце-алкоголике судачат и соседи, и одногруппники. Девушка стыдилась отца и мечтала, что у неё будет образцово-показательная семья, которой все будут только завидовать.

Катя, конечно, тоже мечтала о полной семье и муже, красивом и обеспеченном. Спустя несколько лет Катя вспоминала тот день с горькой усмешкой. Надо же, мечты действительно имеют свойство сбываться. Правда, далеко не всегда это происходит так, как нам бы того хотелось. После окончания университета Катя устроилась на работу в финансовый отдел крупной частной клиники. Работу свою она обожала. Ей нравилось, что она попала туда, где людей делают более здоровыми и красивыми. Она обожала общаться с врачами (давала о себе знать детская мечта поступить в медицинский). Катя была влюблена даже в больничную атмосферу и в приятный аромат антисептиков.

Через некоторое время Катя встретила свою судьбу. Это был молодой перспективный пластический хирург Егор Вознесенский. Парень сразу «положил глаз» на новую сотрудницу, часто забегал в финансовый отдел якобы «просто так поболтать», приносил Кате шоколадки, подаренные пациентами, делал приятные комплименты. Коллеги сразу отметили, что Катя Егору очень понравилась.

— Удивительно, — говорили они. — Он ко всем девушкам был равнодушен, а тут такое внимание.

Катя лишь смеялась и пожимала плечами:

— Не знаю, наверное, это — большая и чистая любовь!

Правда, Катя знала, что о Егоре в больнице ходят разные слухи. Многих интересовало, почему такой мужчина в 30 лет все ещё не женат. Катя была уверена, что главная причина такой аномалии — увлеченность работой. Действительно, Егор всё время проводил в больнице, часто брал дополнительные дежурства. Пациенток у него было немало. Доктор прославился своей ответственностью и умелыми руками, которые творили настоящие чудеса.

Катя быстро поняла, что влюбилась в Егора и с нетерпением ждёт моментов, когда он заглянет в ее кабинет. Егор, почувствовав это, позвал девушку на свидание. Отказать ему она не смогла.

Через полгода Егор и Катя поженились. И девушка не верила своему счастью. Всё, о чем она мечтала, сбылось. У неё есть красивый, успешный муж, у которого на момент свадьбы уже был собственный просторный загородный дом, квартира в центре города и несколько машин.

Ира подруге немного завидовала. У неё с личной жизнью долго не складывалось. Она встречалась с симпатичным аспирантом-физиком, но он явно не горел желанием жениться и завести семью. Да и богатым паренька назвать было нельзя. Поэтому Ира проводила с ним время, чтобы не чувствовать себя одинокой, сама же она присматривала более перспективного жениха. И вскоре он появился на горизонте. Собственный бизнес, несколько квартир, в том числе и в столице, многочисленные счета в зарубежных банках…

Ира познакомилась с Семёном случайно: он был отцом одного из студентов университета, где она работала в администрации. Несмотря на то, что Семён был гораздо старше Ирины, он начал проявлять знаки внимания. Встречал после работы, делал дорогие подарки, предлагал на выходные слетать в Европу… Иру его напор немного пугал. Но она понимала, что изображать неприступность в этой ситуации рискованно. Ведь шансов на то, что ей попадется более богатый поклонник, чем Семён, было немного.

Начался бурный роман. Ирина была уверена, что Семён обязательно женится на ней. Она была молода, умна и привлекательна. Внешность её соответствовала модельным параметрам: высокий рост, длинные ноги, тонкая талия в сочетании с пышным бюстом, огромные синие глаза. Никого не удивляло, что Семён проявил к ней интерес.

Но всё закончилось очень быстро, буквально в один момент. Когда Ира поняла, что беременна. Такой реакции от поклонника Ирина не ожидала. Узнав о задержке и о появлении второй полоски на тесте, Семён просто бросил трубку. На звонки Ирины он не отвечал. Через 10 минут на ее карту «упала» круглая сумма, потом она получила СМС: «Мне не нужен ребёнок. Тебе тоже. Это на аборт. Когда решишь проблему, дай знать». Ирина проплакала два дня подряд. Она уже успела влюбиться в Семёна, в её голове рисовались картинки будущей счастливой жизни. И он предал ее… И не только ее, но и будущего ребенка.

Аборт Ирина не сделала. Просто не смогла. Она действительно отправилась в клинику, но сбежала через пять минут, не отдавая себе отчёта в том, что она делала. Возвращаясь домой, Ира поглаживала свой живот, который ещё не начал расти, и говорила про себя: «Все будет хорошо, у нас всё будет хорошо», Катя решение подруги одобрила. Узнав о том, что Ира беременна, она сказала:

— Если нужна будет помощь, обращайся. У Егора есть связи, лучшие врачи будут к твоим услугами.

Ира с радостью приняла это предложение. Правда, медицинская помощь не потребовалась. Беременность протекала идеально. И Ира радостно ждала появления на свет малыша, словно забыв о Семене навсегда. Правда, она замечала, что Катя словно завидует ей, глядя на растущий живот. А когда девушки вместе ходили по магазинам, где продавалось «приданное» для малышей, Катя и вовсе становилась чернее тучи.

— Катюш, что такое? Что происходит? — спросила как-то раз Ирина. — Что-то не так?

Катя с трудом выдавила улыбку:

— Нет, всё так. Всё хорошо. Просто… Ну, у нас с Егором есть некоторые проблемы… А я так хочу ребёночка!

Ира, ставшая во время беременности крайне эмоциональной, почувствовала, что на глаза наворачиваются слёзы жалости:

— Катюнь, всё будет, всё получится! — и она порывисто обняла подругу.

Но тот эпизод быстро забылся. Ира готовилась к материнству и, казалось, сияла от счастья. Она смирилась с тем, что станет матерью-одиночкой. Ведь она ещё так молода. У неё отличная работа, она не испытывает нужды, она даст ребёнку всё самое лучшее. И обязательно будет счастлива!

Может быть, этот внутренний свет и привлек внимание преподавателя университета, где работала Ира, Игоря Вячеславовича. Игорь был старше девушки на 15 лет, за его плечами уже был неудачный брак. Он влюбился в улыбку Ирины, в её мечтательный задумчивый вид, с которым она поглаживала свой растущий животик. Игорь начал предлагать девушке помощь: довести её до дома после работы на своей машине, помочь с покупкой продуктов… Сперва Ира думала, что преподаватель просто сочувствует будущей матери-одиночке. Но потом поняла, что происходит нечто большее. Буквально за неделю до предполагаемой даты родов она вызвала Игоря на серьёзный разговор.

— Игорь Вячеславович, могу я спросить, чем вызвано такое внимание с вашей стороны? — и девушка нежно улыбнулась.

Она не хотела задеть мужчину или смутить его, поэтому тщательно подбирала слова. Игорь замялся:

— Конечно… Да, я веду себя странно, наверное. Но, понимаете, вы мне нравитесь. Очень нравитесь. Ирина, я думаю о вас очень часто, — он взял девушку за руку и посмотрел ей в глаза. — Могу ли я рассчитывать на то, что когда-нибудь вы ответите мне взаимностью?

Ира рассмеялась. Но не над Игорем, а над сложившейся ситуацией:

— Игорь, вы же видите, я жду ребёнка! Мне скоро рожать! Вы — прекрасный человек, но в ближайший год мне будет не до любовных романов!

Игорь улыбнулся, глядя на девушку, и слегка сжал ее ладони в своих:

— Я всё прекрасно понимаю. И, если вы позволите, я готов буду быть рядом и помогать вам. Финансово, физически, если нужно. Я хочу доказать, что вы мне очень дороги!

Ира пожала плечами:

— Посмотрим, Игорь. Мне неловко просить у вас о помощи. Я пока не влюблена в вас, не буду обманывать. Но все может измениться.

В срок Ира родила дочку, которую назвала Марьяной. Игорь приехал забирать её из роддома, чем немало удивил мать Ирины. Мужчина действительно сдержал своё слово. Он часто заходил в гости к Ире, выполнял мужскую работу по дому, покупал дорогие продукты для кормящей мамы. И Ира поняла, что начинает влюбляться в него. Теперь ей нужен был не богатый мужчина, а человек, который был бы опорой, на которого она могла бы положиться, который мог бы защитить её и Марьяну от любых невзгод. И такого человека она нашла в Игоре.

Тем временем Катя строила карьеру. Она ушла из клиники и начала заниматься цветочным бизнесом. Дело её пошло в гору.

Катя отказалась от набивших оскомину традиционных букетов и решила предложить покупателям что-то новенькое. Она ориентировалась на западную моду, приглашала на работу молодых флористов, которые были готовы экспериментировать. И вскоре она оставила конкурентов далеко позади.

Егор тоже продолжал развиваться в своей сфере. Он часто ездил на конференции, повышал квалификацию, мастерство его росло с каждым днём. Вскоре он стал самым высокооплачиваемым пластическим хирургом города. Теперь Катя и Егор действительно могли позволить себе все, о чём только можно мечтать. Они купили огромный коттедж за городом, регулярно выезжали за границу. Катя могла спокойно отправиться на шоппинг в Европу на выходные, не считая при этом денег.

Но Ира замечала, что подругу нельзя назвать счастливой. Она с какой-то тоской смотрела на Марьяну, которую Ира часто приводила в гости.

— Кать, ну неужели ничего не помогает? — иногда спрашивала Ира. — Егор же может найти любых врачей. Сейчас в любыми болезными рожают.

— Нет, не помогает. Ир, я понимаю, ты хочешь помочь, но я не хочу об этом говорить, — и Катя всегда сворачивала разговор.

Ира относилась к ней с пониманием и старалась не давить на подругу. Но в глубине души переживала за неё и надеялась, что рано или поздно Катя все же станет мамой или решиться на усыновление.

***

Жизнь шла своим чередом. Марьяна из девочки превратилась в юную девушку-подростка. Игорь занял должность заведующего кафедрой. И Ирина, к удивлению Кати, решилась на второго ребёнка.

Правда, случилось это неожиданно для всех. Ира на некоторое время куда-то пропала. Она перестала звонить, писать, не приезжала к Кате в гости в течение полугода. Катерина волновалась за подругу, но та заверяла, что всё в порядке, просто она сильно устает на работе, а у Марьяны проблемы с учёбой… Наконец, Ирина позвонила Кате и радостно сообщила:

— Ну что, можешь меня поздравить!

— Что случилось? — с некоторым испугом поинтересовалась Катерина.

— Я родила. Вторая дочка. Кристиной назвали.

Катя потеряла дар речи:

— Но… Ты ничего не говорила! Ни про беременность, ни про свои планы! Ты шутишь?

— Нет, какие шутки? Просто были сложности большие, был риск, что потеряю ребёнка. Не хотела говорить никому, что беременна, чтобы потом не объяснять, что случилось. Сейчас всё уже хорошо.

Катя все ещё не могла прийти в себя от изумления:

— Ир, ну ты даёшь! Давай, приезжай в гости. Если хочешь, с Марьяной!

Ирина какое-то время молчала:

— Марьяна сейчас уехала. Она в пансионе в Европе. Решили её туда отправить на годик-другой поучиться. А то совсем от рук отбилась. Ни меня, ни Игоря не слушается.

— Ир, а ты не боишься, что она решит, что больше не нужна? Ну, родилась сестрёнка, а ты её… в пансион? — робко поинтересовалась Катя.

— Не решит, Кать. Она всё прекрасно понимает. Потом поговорим о Марьяне, я пока не готова, — голос Ирины при этих словах задрожал.

Но женщина быстро взяла себя в руки.

— Ну что, встретимся? Я ужасно соскучилась!

— Хорошо, приезжай в гости. Малышка с няней?

— Да, с няней. И по магазинам пройдемся, а то я сто лет не чувствовала себя женщиной, — мечтательно протянула Ира.

— Ладно, давай, до созвона.

***

Катя и Ира закончили с шоппингом. Катя вызвалась подвезти подругу до дома, и та охотно согласилась. Какое-то время уставшие женщины ехали молча. Потом Ира заговорила:

— В следующую пятницу будем крестить дочку. Я хочу тебя пригласить. Тебя и Егора.

Катя кивнула, не отрывая взгляд от дороги:

— Да, я приду. Егор, скорее всего, нет, у него по три операции в день как минимум.

Ира вздохнула:

— Молодец он у тебя. Зарабатывает… Мне грех жаловаться, конечно… Но Игорь все же не миллионер.

— Зато ты его видишь. Обнимаешь. В постель с ним ложишься. Ребенок вон у вас появился. А у нас… Не брак, а какая-то симуляция, — Катя тяжело вздохнула. — Ладно, прости, сорвалась. Я правда страшно от всего этого устала. Давай о хорошем. Покажи фотографии Кристинки, а то я её так и не увидела!

Ира побарабанила пальцами по сумочке, которая лежала у нее на коленях, и сказала:

— Нет фотографий пока что. Как-то я ее и не фоткала.

Катя удивилась:

— Ничего себе! Ей же уже почти два месяца! И ни одной фотки? Ну ты даёшь?

— Ой, Кать, ну я взрослая женщина, уже всё это спокойно воспринимаю, без розовых соплей в сахаре. Чего ты так удивляешься? Приехали! Спасибо за прогулку! Звони, скоро увидимся!

И Ирина выпорхнула из машины, прихватив несколько цветастых пакетов с покупками. Катя же какое-то время размышляла над её словами. Разве мать не считает своего малыша самым прекрасным во вселенной существом? Разве не испытывает желания постоянно его фотографировать и показывать окружающим? Что-то здесь было не так. Хотя и в ее, Катином, браке многое пошло не так, как хотелось бы. Впрочем, у каждого своим скелеты в шкафу. И далеко не всегда нужно ими делиться даже с самыми близкими подругами. Ирина пригласила Катю на посиделки, посвященные крестинам младшей дочки:

— Посидим в теплом семейном кругу, только самые близкие, — обещала она.

Катя предложила приехать первой, чтобы помочь с приготовлениями. Праздновать было решено в квартире Игоря и Ирины, поэтому помощь могла быть кстати. Ира с радостью согласилась. За два часа до предполагаемого прихода гостей Катя уже была у подруги. Женщины отправились на кухню. Игоря не было дома, Кристина спала в детской комнате, за девочкой следила няня. — Хорошенькая она, просто куколка, — с улыбкой заметила Катя, протирая тарелку.

— Очень на Марю похожа.

— Да, похожа, — голос Ирины стал задумчивым.

— Неудивительно, всё-таки они близкие родственницы.

— Ир, ты странная какая-то, честно.

Катя поставила тарелку на стол и потянулась за следующей. Ирина лишь пожала плечами:

— А почему странная?

— Ну, ты как-то о Кристинке говоришь, как будто она тебе не родная, что ли. Ты меня прости, конечно, но, может, тебе к психологу сходить?

Внезапно Ирина всхлипнула, глаза еёе предательски заблестели. Но женщина быстро взяла себя в руки:

— Нет, все хорошо, Кать, правда. Она мне родная. Просто… Я пока не привыкла.

Дверь в прихожей открылась. Раздались два мужских голоса. Один принадлежал Игорю, второй Кате был незнаком. Ирина внезапно побледнела, а тарелка, которую она протирала, выпала из её рук.

— Ир, что происходит, — воскликнула Катя.

Но Ирина, словно сомнамбула, медленно вышла их кухни и пошла в прихожую. Катя пошла за ней, не понимая, что происходит. Игорь действительно пришёл не один. Вместе с ним был мужчина лет 40 на вид. Мужчина держал под мышкой букет цветов, в одной его руке был огромный бумажный пакет, из которого торчала голова плюшевого медведя. Увидев Ирину, мужчина замер. Игорь тихо сказал:

— Ир, не надо, он имеет право.

— На что он имеет право? — прошипела Ирина. — У него нет никаких прав! Как ты посмел! Мразь! Урод! Ты пришел в мой дом!

Мужчина на глазах покраснел. Он молча смотрел на Иру, потом заговорил:

— Она — моя дочь. Я хочу её видеть. И это — мое право.

— Просто уходи. Уходи и никогда не появляйся. Александр, я тебя заклинаю. Если ты ещё раз тут появишься, я просто убью тебя. Своими руками.

Игорь сделал шаг к Ире, но она взглянула на него с такой ненавистью, что мужчина замер.

— А ты… Ты допустил все это. Ты молчал. Я ненавижу тебя. И его. Вас всех. Ненавижу!

Голос Ирины сорвался на визг. Её трясло. Катя подбежала к подруге и обняла ее за плечи. В комнате заплакала малышка. Игорь что-то сказал мужчине, которого, видимо, звали Александром, и оба они поспешно ретировались. Катя отвела рыдающую подругу на кухню, усадила ее на стул, дала воды. Ира плакала и не могла остановиться. Катя начала думать, что стоит вызвать скорую помощь. Происходящее напоминало истерический приступ. Но Ира все же взяла себя в руки.

— Прости, Катюш. Правда, прости. Не знаю, что на меня нашло.

Катя опустилась перед подругой на корточки и заглянула в её заплаканные глаза:

— Ира, что происходит? Я ничего не понимаю. Ты пропадаешь, потом вдруг — ребёнок, сейчас это. Ты меня пугаешь. Что за тайны?

Ира откинулась на спинку стула и мрачно улыбнулась одними губами:

— Происходит то, что моя идеальная семья не так уж идеальна. А я-то все пытаюсь делать хорошую мину при плохой игре. Все разрушено, ничего больше нет. Я не знаю, как жить.

— Что случилось? Я готова помочь тебе, — Катя обняла Иру за плечи.

И та начала свой рассказ.

Александр был лучшим другом Игоря. Дружили они ещё с университетских времён. Саша часто бывал в гостях у супругов. Будучи одиноким, он проявлял внимание к Марьяне. Ира была уверена, что у мужчины просто слишком много нерастраченной нежности, которую он дарит чужому ребёнку. Марьяна росла, превращаясь из девочки в подростка. Дядю Сашу она просто обожала. И он отвечал ей взаимностью. Иногда Ира даже шутила, что Маря влюбилась в друга Игоря. Игорь лишь пожимал плечами, Марьяна же порой краснела и убегала в свою комнату, услышав такие слова. Ира понимала, что Марьяна действительно немного влюблена. И это было неудивительно.

Саша был умным, довольно симпатичным, у него было неплохое чувство юмора. Девочки часто влюбляются в мужчин гораздо старше себя. Но в этом нет ничего страшного. Кто не влюблялся в школьного учителя или обаятельного коллегу родителей? Именно так думала Ира, пока не начала замечать странности в поведении дочки. Марьяна стала на удивление задумчивой. Прежде радостная и открытая, она замкнулась в себе, перестала делиться с мамой новостями и тревогами. А потом Ира сделала страшное открытие. За завтраком Марьяна вскочила и побежала в туалет, откуда вскоре раздались характерные звуки. Когда девочка вернулась, Ира ела напротив, заглянула дочери в глаза и спросила:

— Маря, что происходит? Скажи, я не буду тебя ругать. Просто скажи, что происходит, милая, и мы вместе решим, что делать.

Марьяна сперва пыталась врать, что все хорошо и на просто отравилась съеденным накануне хот-догом. Но через некоторое время сдалась и во всем призналась матери. У неё задержка, уже третий месяц. Она уже сделала несколько тестов на беременность, и на всех была отчётливо видна вторая полоска.

— А кто отец, Марьяша? — спросила Ира, гладя дочку по русой голове.

— Мам… Мама, только не ругайся… Саша…

Ира даже не сразу поняла, про какого Сашу идёт речь. Она сперва решила, что это — одноклассник дочери или ее друг по спортивной секции… А когда поняла, на некоторое время потеряла дар речи.

— Но как? Марьяша, он же… Старше тебя почти на 30 лет! Как он мог?

— Мам, так получилось. Помнишь, мы ездили к Саше на дачу? Вы с папой пошли ловить рыбу, а мы остались вдвоём. И… Ну, это было всего три или четыре раза, и все.

И Марьяна снова зарыдала, уткнувшись в плечо матери. Оправившись от шока, Ирина начала действовать. Игорь не поверил ей, но потом поговорил с другом сам и убедился в том, что дочь говорит правду.

— Прости, Игорь, но я правда люблю её… Не смог сдержаться, — говорил Александр. — Как будто взрыв в голове!

— Ты со своим взрывом по статье пойдёшь! — кричал Игорь. — Я тебя лично закрою на всю твою оставшуюся жизнь!

Сперва Ирина и Игорь действительно намеревались довести дело до конца. Но Марьяна уговорила не сажать Александра. Она грозила, что сотворит с собой нечто ужасное, если узнает, что возлюбленный сидит в тюрьме. И Ирине пришлось сдаться, хотя сделать это ей было нелегко. На семейном совете было решено, что рожать Марьяна будет в другом городе, в частной клинике. Ребенка удочерит Ирина. Благодаря деньгам и связям супругов дело удалось обставить так, словно Ирина — настоящая мать дочери Марьяны.

— Не буду рассказывать, как мы это провернули, — сказала Ира подруге. — Но все получилось. На деньги, которые на это ушли, можно было бы купить второй дом за городом, скажу прямо. Но мы не видели другого выхода.

Когда Марьяна оправилась после родов, её отправили в закрытый пансион получать образование. Ирина рассудила, что дочь должна быть как можно дальше от Александра. Марьяна долго рыдала и умоляла не отсылать её за границу, но в конце концов сдалась. И теперь Ирина стала «матерью» собственной внучки, одновременно потеряв веру в людей и в своего мужа, который сам привёл в дом человека, разрушившего жизнь Марьяны.

— Такая вот идеальная семья. А ты мне завидовала, что у меня ребёнок, а у тебя — нет, — грустно завершила Ирина.

— А мне тебе впору завидовать. Хотя бы живёшь спокойно с Егором. А я думаю, что надо уйти от Игоря. Пусть сам разбирается. Марьяна уже взрослая, у неё своя жизнь будет… Не могу я больше. Надоело. Баста.

Когда Ира сказала эти слова, лицо Кати изменилось. По нему словно пробежала темная волна. Женщина тяжело вздохнула:

— Завидовать? Мне? Ир, ты считаешь себя несчастной, а у тебя дочка, внучка… Муж тебя любит. Не вини его, Ир, он не виноват, правда. Он же не знал. Не разводись, не жги мостов! Ты… Ты не понимаешь, как тебе повезло! А я…

— Кать, ты чего? Что у тебя-то может быть не так? — Ира пытливо вглядывалась в лицо лучшей подруги.

Катя вдруг громко рассмеялась:

— Знаешь, почему у меня нет детей? И не будет? Нет, я ничем не болею! Я здорова, как говорится, как лошадь! Просто Егор, понимаешь ли, ко мне не прикасается. У нас с ним что-то было в первый год после свадьбы. И всё!

— Что ты такое говоришь? — Ирины глаза округлились.

— А Егор у нас девочками не интересуется. Я — его прикрытие. Он мне дал денег, чтобы я открыла свой бизнес, он меня финансирует, я могу на его средства купить хоть самолёт, хоть арабского скакуна! Только вот он любит мальчиков, понимаешь? У нас договор вроде как. Я ему не изменяю, мы — идеальная семья. Иначе он может клиентуру потерять. Он же молодой, красивый доктор, женщины у него хотят оперироваться, потому что имидж и репутация безупречные. А если его тайны всплывут, что будет? Ира, да я бы все отдала, чтобы у меня просто был любящий муж и дети! Мне почти 40, у меня куча денег, и я совсем одна!

Катя расплакалась. Ира обняла её и через некоторое время её плечи тоже задрожали от рыданий. Какое-то время женщины сидели на полу, обнявшись и пытаясь выплакать, выразить свое горе, свои переживания, свои одиночество и разочарование.

Когда вернулся Игорь, Катя и Ира уже успокоились и даже почти закончили сервировку стола. Крестины прошли в теплой атмосфере. Пришли только бабушки и дедушки малышки (которые не подозревали о том, что могут добавить к своему статусу приставку «пра») и несколько коллег с работы Иры и Игоря.

Вечером Игорь предложил гостям отвезти их до дома на своей машине. Катя и Ира снова остались одни.

— И что ты будешь делать? Так и продолжишь жить? С Егором? — тихо спросила Ира, убирая посуду в шкаф.

— Знаешь, Ир, порой судьба даёт нам уроки, которые мы или отвергаем, или принимаем. И сегодняшний урок я приму. Я хочу семью. Настоящую. И буду её строить. Без Егора. Я тоже хочу ребёнка. Хочу, чтобы рядом был мужчина, а не «банкомат». Решусь наконец на развод и будь что будет! У меня ещё есть время. Лучше быть одной, чем быть прикрытием. А ребёнка и усыновить можно.

Ира посмотрела на подругу:

— А мне что делать? Простить? И Игоря, и Марьяну? Не могу я, понимаешь! Просто не могу!

Катя молча подошла к подруге и изо всех сил обняла её:

— Ты всё можешь. Ради Кристины и Марьяны. Решай: ты или остаёшься одна сейчас, или сохраняешь семью. Какой бы они ни была. Но это — твоя семья, и ты ведь их всех любишь. А мне любить некого. Пока некого.

Женщины долго стояли, обнявшись. И каждая из них в тот вечер приняла единственное правильное решение.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Волчица

Вы сейчас не в сети