Девушка за решеткой

— О какая краля! Надо будет развлечься ночью с ней, — сказал и заржал один из подонков

Дарья смотрела на сына округлившимся от ужаса глазами.

— Илья, я не хочу, чтобы ты работал егерем. Я против этого, понимаешь? Ты ведь знаешь, что произошло с твоим отцом, почему же хочешь повторить его судьбу? Пойми, я просто не перенесу, если что-то с тобой случится. Ты единственная моя забота в этой жизни. Я хочу, чтобы ты жил долго и счастливо. Я потеряла мужа, твоего отца, и осталась жить после его смерти только ради тебя.

Илья нахмурился…

Его отец, Егор Андреевич, работал егерем в местном лесничестве и погиб от рук браконьеров, которых он застал у тела мёртвого амурского тигра.

— Кто вам позволил здесь охотиться? — подступился к ним Егор, — вы что, не знаете, что это противозаконно?

— А ты кто такой, что нам указываешь? — расхохотался один из браконьеров.

Дорогие машины, хорошая одежда, элитное, эксклюзивное оружие…

Всё это выдавало в них богачей, прожигателей жизни, которым было абсолютно наплевать на все законы.

— Я здешний егерь, — ответил Егор. — И я не позволю вам бесчинствовать тут, стрелять в зверей, уничтожать природу.

— Боже мой, какие высокопарные слова, — усмехнулся другой браконьер, шагнул к Егору и схватил его за грудки.

Егор отреагировал мгновенно, и браконьер упал к его ногам, зажимая рукой разбитый нос. Это словно послужило сигналом к драке. Егор сопротивлялся как мог, но силы были неравны. Несмотря на полученные травмы, они все вместе набросились на Егора и под ударами их ног его сердце остановилось навсегда.

Было заведено дело, власти обещали найти преступников, но слова своего не сдержали.

Илье в то время было всего смь лет, и он навсегда запомнил тяжёлый, надрывный плач матери на могиле отца, и её глаза, обезумевшие от горя.

Отец посмертно был представлен к правительственным наградам, но вернуть его никто не был в состоянии.

— Сыночек, родной мой, как же мы теперь будем жить? – часто плакала Дарья, но потом все-таки сумела взять себя в руки и смириться со страшной потерей.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

В том глухом краю, где жили Илья и Дарья, с работой было совсем плохо. Впрочем, Дарье повезло, она устроилась поваром на одну из зон, где содержались заключённые. Это позволяло ей приносить домой хоть какие-то продукты, чтобы сын не голодал. Илюша с детства был таким болезненным и худеньким, что материнское сердце сжималось от боли, каждый раз, когда она видела его. Сколько бессонных ночей провела Дарья, думая о судьбе сына. Но так и не смогла решить, чем же ещё она может ему помочь…

Время шло, Илья рос и старательно помогал матери по хозяйству, словно, не замечая той бедности, которая их окружала.

– Потерпи, мамочка, – говорил мальчик. – Я скоро вырасту и сделаю так, чтобы ты никогда и ни в чём не нуждалась.

Дарья только вздыхала в ответ и крепко обнимала сына…

Когда Илью забрали в армию, она надеялась, что он останется где-то там, найдёт себя в большом городе. Встретит хорошую девушку, заведёт семью…

Только бы не возвращался сюда, в эту глушь. Но Илья отслужил и вернулся. Она и радовалась и огорчалась от такого его решения. Но Илья был непреклонен и на все её доводы отвечал только одно:

— Мама, если ты думаешь, что я могу оставить тебя, ты глубоко ошибаешься. Я совсем не такой. Я найду здесь работу, и мы будем жить вместе. Теперь тебе будет намного легче… Я всё сделаю для этого.

— Сыночек, дорогой мой, и где же ты собираешься тут работать? Здесь ведь в округе одни зоны… и непроходимые леса.

— Мама, я хочу, как отец быть егерем.

Сердце Дарьи гулко стукнуло.

— Нет-нет! Не за что, я запрещаю тебе, слышишь? Запрещаю!

— Мама, мамочка, успокойся… Ну посмотри, не все же егеря гибнут.

— Господи, да какой из тебя егерь? Ты такой худенький… Тебя же ветром унесёт…

Илья улыбнулся.

— Это только с виду я такой. А на самом деле, я сделан из железа! Армия не прошла для меня даром. И я очень этому рад.

— Всё равно! – качала головой Дарья. – Я не хочу, чтобы ты шёл по стопам своего отца. И ты должен меня понять!

— Я понимаю, мама… Понимаю. И поищу другую работу. Ты только не волнуйся… всё будет хорошо.

Илья сдержал обещание и устроился разнорабочим на лесозаготовки.

Но оставался там недолго. Дарья видела, что сыну очень тяжело на такой работе, он ещё больше похудел, приходил домой и сразу ложился спать, не в силах даже нормально поесть. И тогда Дарья потребовала, чтобы он ушёл оттуда.

— Мам, — покачал головой Илья. — Меня и без того взяли туда со скрипом. Только-только закончился мой испытательный срок. Меня перевели на нормальный оклад. Как же я уйду и главное куда? У нас ведь здесь не столица, работу на каждом углу не предлагают.

— Сынок, в зоне, где я работаю, несколько человек ушли на пенсию. Требуются новые сотрудники. Я уже разговаривала с нашим начальством, они готовы взять тебя в самое ближайшее время.

— Мам, ну я не знаю…

— Может быть всё-таки попробуешь? Зона у нас женская, в принципе тихая, никаких особых проблем не бывает. Служи себе и служи.

Илья подумал и согласился…

Первое время он довольно-таки настороженно присматривался к новому окружению и быстро понял, что для заключённых надзиратель часто царь и Бог. За определённую плату передавали в камеры то сигареты, то телефоны, то ещё что-нибудь запрещённое. Особенно злоупотребляли этим трое охранников Николай, Фёдор и Иван. Всем им было уже далеко за сорок, проработали они в этой системе довольно-таки долго и потому чувствовали полную свою безнаказанность.

— Слушай, Илюха, — сказал как-то ему Василий, ещё один надзиратель, с которым Илья попал в одну смену. — Ты ведь у нас новенький, да я и сам здесь нахожусь всего пятый год, стаж у меня не такой как у Фёдора, Николая или Ивана. Так вот, хочу предупредить тебя…

— О чём это?

— А вот как раз о них, несвятой троице. Не хочу, чтобы ты повторил мои ошибки.

— В смысле?

— Поначалу у меня были с ними столкновения. Никак не мог я принять их политику. Понимаешь, они считают, что им можно всё. Нарушают устав на каждом шагу. Зарабатывают на зэчках…

— Как это, зарабатывают?

— Да очень просто. Если им заплатят, они могут принести и передать в камеру то, что передавать нельзя. Могут прикрыть от тяжёлой работы или наоборот, самых непокорных загнать в такие условия, что только сильные выдерживают. По своей воле отправляют женщин в карцер и держат там без еды, и воды. Понимаешь, таким образом ломают их. Как-то ночью, это было давно я только- только перевёлся сюда, ну, может быть отработал месяц-два… Иду значит, и из одного карцера слышу какие-то звуки. А я точно помнил, что там никого быть не должно. Подошёл, открыл дверь и увидел их троих. Они развлекались с молодой девкой, понятное дело из заключённых. Она ревёт, а им всё равно. Увидели меня, прервались, подошли и доходчиво объяснили, что никому не о чем сообщать не надо. До сих пор помню, как они шипели мне в лицо. Подонки…

— И что же ты? — взволнованно спросил Илья.

— Ну а ты как думаешь? Конечно, я не согласился с их доводами и заявил обо всём произошедшем руководству зоны.

— Молодец! Я бы тоже так сделал. Ну, их наказали?

— Вот потому я и завёл с тобой этот разговор, чтобы ты не оказался в дураках так же, как и я. Молодец, говоришь? Ну тогда послушай, чем всё закончилось. Начальство приняло к сведению мои слова, была назначена внутренняя проверка. Вот только никто из заключённых не стал жаловаться на беспредел, который устраивают Фёдор Николай и Иван. Я тебе больше скажу та самая девушка, которую я видел с ними, наотрез отказалась подтверждать мои слова. Сказала, что в ту ночь она не покидала стен своей камеры и никаких претензий к нашей троице не имеет. Меня обвинили в наговорах, влепили выговор, лишили премии. А Николай, Фёдор и Иван получили благодарственные письма за безупречную службу, вроде как это выяснилось во время проверки. Но даже это было ещё не всё. Буквально через несколько дней, когда я поздним вечером возвращался домой, кто-то накинул мне на голову мешок и затянул на шее. А потом меня били. Жестоко, умеючи, до потери сознания. Я уверен, что это были они, но доказательств у меня опять же никаких не было. Наоборот, я встретил с их стороны столько сочувствия и поддержки, что даже сам засомневался в своих убеждениях. Почти два месяца я провалялся в больнице, потом пришлось вставлять новые зубы… В общем, объяснили мне вполне доходчиво, что не нужно совать нос туда куда не следует. Когда я впервые после больницы вышел на дежурство, снова попал с Николаем, Фёдором и Иваном. Улучив минуту, они все трое подошли ко мне и стали расспрашивать, как я себя чувствую и понял ли, что не нужно ходить ночами по улицам одному. И по зоне тоже не нужно ходить там, где и без того всё в порядке. А ещё запрещено заглядывать в камеры, открывая дверь. Иначе эта дверь может очень больно прищемить любопытный нос. Всё это они говорили, смеясь и подшучивая, но я всё понял. А теперь хочу, чтобы и ты понял это. Ты, я вижу парнишка правильный, но ошибок можешь наделать будь здоров… И мне будет очень жаль, если ты попадёшь так же, как и я. Я знаю твою мать, она очень хорошая женщина. Подумай, хотя бы о ней.

— Подожди, Вася, — заговорил Илья. — Я не понимаю, а почему та девушка, о которой ты говорил, не поддержала тебя? И остальные тоже. Я ведь думаю, что это был не единичный случай?

— Правильно думаешь. Ну что я тебе на это могу сказать? Спустя время, я разговаривал с той девчонкой. Один на один, без свидетелей. И она призналась, что просто испугалась. Они ведь могли сделать её жизнь просто невыносимой. И такие случаи бывали. По их приказанию сами же заключенные избивали непокорных, а над некоторыми так издевались, что те готовы были покончить жизнь самоубийством. Таких переводили в другие зоны.

Илья покачал головой.

— Но ведь с этим нужно что-то делать…

— Я попробовал, — горько усмехнулся Василий. — У меня ничего не вышло. И потому тебе не советую. Это ведь целая система, брат…

— Почему ты рассказал мне об этом именно сейчас?

— Скоро будет новый этап. Так сказать вливание свежей крови. Все женщины, кто посимпатичнее обязательно попадут под внимание этих подонков. Просто хочу, чтобы ты имел это в виду и не натворил глупостей. Ладно, заболтался я с тобой. А мне пора на мой пост.

— Вася, — остановил его Илья, — спасибо тебе большое.

— Не за что, — улыбнулся тот и быстрым шагом пошёл прочь…

Через несколько дней в самом деле прибыл новый этап. Илья сам помогал распределять женщин по камерам и невольно обратил внимание на девушку лет двадцати пяти, стройную, хрупкую, и очень красивую. У неё были огромные серые глаза, в которых плескалось что-то такое, от чего у Ильи защемило сердце.

Девушку звали Арина. Она была осуждена за причинение смерти по неосторожности. Как узнал Илья, она работала медсестрой и что-то там произошло с какой-то старушкой. Вроде бы Арина перепутала лекарства и поставила ей не ту капельницу. Старушка не выжила и Арину осудили на года. Теперь она прибыла в зону, чтобы здесь отбывать положенное наказание.

Илья услышал чей-то смех. Он обернулся и увидел Ивана и Фёдора. Они не сводили глаз с Арины, о чём-то переговаривались и посмеивались. Неприятный холодок закрался в душу Ильи, но что он мог им предъявить? Абсолютно ничего. Илья нахмурился и решил, что будет внимательнее следить за ними и не позволит бесчинствовать, как они к этому привыкли.

Прошло две недели…

Как-то Илья заступил на дежурство, попав в одну смену с Николаем и Фёдором. Сначала всё было как обычно, но ближе к ночи Илья понял, что они что-то замышляют. И принялся наблюдать. Вскоре, к его удивлению к своим друзьям присоединился и Иван, хотя этот день был выходной. Пока все трое ужинали, Илья решил сделать обход. Он проходил по коридору, когда услышал голос из пустующий одиночной камеры. Его кто-то звал по имени. Илья подошёл к двери, открыл окошечко и увидел там Арину.

— Пожалуйста, пожалуйста… — говорила она, умоляюще складывая руки.

Илья, не раздумывая, открыл дверь, и Арина тут же набросилась на него, силой втянув в камеру. Железная дверь захлопнулась за его спиной, и Илья оказался объятиях девушки.

— Что вы делаете? — воскликнул он, заливаясь краской, а Арина торопливо целовала его щёки, губы, ловила руки и их покрывала поцелуями. — Да успокойтесь же!

Илья взял девушку за плечи и крепко встряхнул. Она тут же пришла в себя и тихо заплакала.

— Илья, вы добрый, я знаю, мне говорили… Помогите мне, прошу вас! Они специально привели меня сюда сказали, что скоро придут. Все трое. А я так не могу, я не хочу, я не такая… Илья, у меня есть муж. И сын. Его тоже зовут Илюшей. Ради вашей матери, ради моего ребёнка помогите мне. Я не перенесу, если меня вынудят изменить мужу. Я люблю его, и поверьте, ни в чём не виновата. Адвокаты добиваются отмены решения суда. Мы подали апелляцию. Я ведь никого не убивала, меня просто подставили. Руководство больницы решило сэкономить. Они купили лекарства у непроверенной компании. И чтобы не нести за это никакой ответственности, сделали виноватой меня. — Арина вдруг взмахнула руками и упала перед Ильёй на колени. — Прошу вас, помогите мне… Николай уже несколько раз пытался добиться моего расположения, Иван тоже… Я защищалась, расцарапала его и тогда они пообещали мне самую долгую ночь в моей жизни. И привели сюда…

Арина плакала, а Илья лихорадочно соображал, что же ему теперь делать. Но времени на раздумья не оставалось. Распахнулась дверь и трое пьяных надзирателей ввалились в камеру, рассчитывая хорошо поразвлечься. Никто из них не ожидал увидеть здесь Илью. А он, без лишних разговоров, врезал Фёдору, стоявшему к нему ближе всех. Иван и Николай бросились на помощь другу, началась драка, Арина подняла крик, призывая на помощь.

Избитого Фёдора унесли на носилках, его друзья пострадали меньше, хотя и им сильно досталось. Никто из них не ожидал, что этот хлюпик, как они привыкли его называть между собой, даст им такой отпор. Илья вышел из камеры, с трудом передвигая ноги. Но он очень доволен собой ему удалось помешать планам Фёдора, Николая и Ивана и спасти Арину от бесчестья.

Дарья узнала обо всём случившемся и сразу же побежала в больницу к сыну.

— Илюшенька, сыночек, ну как же так? Господи, люди это или звери? Что же они с тобой сделали?

— Ничего, мама, переломов нет, а синяки быстро заживут.

Дарья горько плакала, сидя над сыном.

— Мальчик мой, хороший мой… Прости, это ведь я настояла на том, чтобы ты шёл сюда работать.

— Перестань, мама, я взрослый человек и сам принимаю решения. Да ты не беспокойся, иди домой. Я же тут под наблюдением врачей. Всё будет хорошо.

Дарья долго не соглашалась, и ушла только когда Илья уснул. Она уже подходила к дому, когда навстречу к ней вышла соседка Лиза. Когда-то она училась с Ильёй в одном классе, и Дарья всегда подозревала, что девушка неравнодушна к её сыну.

— Тётя Даша, — торопливо заговорила Лиза, — это правда, что Илья находится в больнице?

— Да, Лизонька, правда. — Расскажите, как он себя чувствует? Его можно навещать?

— Как себя может чувствовать избитый человек? Плохо, увидишь его и не узнаешь.

— Тётя Даша, возьмите меня с собой, когда пойдёте к нему снова, — попросила Лиза и её глаза вдруг наполнились слезами. — Мне так жалко Илюшу, так жалко…

— Ну хорошо, конечно пойдём…

Илья удивился, увидев перед собой Лизу. А она присела рядом с ним, а потом припала к его плечу и тихо заплакала.

А ещё через несколько дней к Илье пришёл Василий и рассказал о том, что руководство зоны приняло решение уволить Ивана, Николая и Фёдора.

— Арина подняла на уши всю зону, — улыбаясь, говорил он. — Заключённые пообещали устроить бунт, если их оставят на своих должностях. Начальство испугалось шумихи и приняла единственно верное решение. Теперь нам будет спокойно работать. Выздоравливай поскорее и возвращайся.

— Нет, Вася, я тоже уволюсь. Мой отец всю жизнь проработал егерем. И знаешь, он всегда говорил, что звери намного лучше людей. Теперь я понимаю его слова. Мама была против того, чтобы я пошёл по его стопам. Но, думаю, больше она возражать не будет.

— Значит расстаёмся? -вздохнул Василий.

— Вася, я очень рад что у меня есть такой друг как ты. Мой дом всегда открыт для тебя. А ещё я хочу пригласить тебя на свадьбу. Я сделал предложение Лизе, и она согласилась…

Прошло месяца.

Выписавшись из больницы, Илья выполнил всё, что задумал. Он уволился из зоны и оформился егерем в местном лесничестве. А ещё узнал, что адвокаты Арины всё-таки добились отмены приговора и она вышла на свободу, чтобы забыть произошедшее как страшный сон. Она так и не увиделась с Ильёй, уехала, не попрощавшись с ним. Но он об этом не жалел и просто радовался за неё, искренне желая ей счастья.

Свадьба Ильи и Лизы была в самом разгаре, когда к дому подъехали две машины. Из одной вышел какой-то незнакомый мужчина, лет , а с другой пожилой человек и Арина, которую Илья узнал сразу. Они с Лизой пошли навстречу гостям, и Илья тут же попал в объятия мужчин, и самой Арины.

— Это мой отец и муж. Мы приехали вместе, чтобы ещё раз поблагодарить тебя за то, что ты сделал.

Мужчина крепко пожали руки друг другу.

— Проходите к столу, разделите с нами наш праздник, — пригласил Илья гостей.

— С удовольствием, — ответил Владимир, муж Арины. — Но сначала позвольте вручить вам подарок. Он улыбнулся и протянул Ильи ключи от чёрного джипа, за рулём которого приехал сюда.

Илья запротестовал, не желая принимать такой дорогой подарок, но Арина, смеясь, вложила ключи ему в руку.

— Бери-бери, не раздумывая! И очень вас прошу, будьте счастливы!

Она прижалась к плечу Володи, а Лиза прильнула к Илье. Все они были счастливы.

Прошёл год.

Илья возвращался домой с обхода закреплённой за ним территории. В его руках был огромный букет полевых цветов, которые он нёс своей любимой жене Лизе. Она недавно подарила ему сына, которого он назвал в честь своего отца Егором. Дарья души не чаяла в маленьком внуке и очень радовалась тому счастью, которое Лиза принесла с собой в их семью. И Илья был на своём месте. Ему нравилось работать егерем, нравились тишина и безмятежный покой старого леса. И материнское сердце чувствовала, что всё в его жизни будет хорошо. А значит и она будет жить спокойно и счастливо.

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.