Красивая пара муж и жена мужчина женщина

Не бывает, чтобы просто так всё закончилось

— Хотите честно?

Антон кивнул.

— Хотелось бы.

— Никто не будет искать вашу жену, тем более, что брак у вас не настоящий, всего лишь гражданский, а по-русски, это обычное сожительство. — Следователь поднял руку, видя, что Антон собирается возразить. — Вы же не расписаны? Ну, вот и не надо возмущаться. Она вам по сути никто. Так что искать её вы не можете.

— Но, мы прожили три года.

— Да, хоть сто лет. Знаете же прекрасно, без бумажки — ты букашка!

Антон вышел из участка, глубоко вдохнул морозный воздух. Прошло уже полгода с момента исчезновения Вали, а воз и ныне там. Он прекрасно понимает, что следователь говорил правильно. Не женат официально, знать друг другу никто. А ведь он хотел, очень хотел, жениться на Валентине, но у неё почему-то находилось тысяча отговорок. Антон был уверен на сто процентов, что Валя его любит, вот он это на подсознательном уровне чувствовал, но она всё равно до конца так и не открылась ему. Самое странное, и он понял только сейчас, Валя ничего не рассказала из прошлого. Нет, были конечно какие-то истории из детства, а что было с ней уже в осознанном возрасте молчок.

Встретились они, когда Вале уже было 32, а ему и того больше — целых 36. Странно, но раньше Антон никогда не задумывался об этом. Просто Валя была рядом, ждала его с работы. Сначала, как дичок была, боялась каждого шороха на улице, было не вытащить. А потом ничего, отошла. Пару раз слышал, как она во сне плакала, что-то про бывшего мужа говорила. Решил, что у неё почему-то была неудачная семейная жизнь, возможно, её муж был тираном, поэтому и замкнутая. Не стал ничего выспрашивать, когда захочет, когда сможет, сама всё расскажет. Не рассказала.

Однажды вернулся домой, а её нет. Дело было утром, Антон ещё задержался после ночной смены. Решил, что в магазин выскочила или ещё куда. Дежурство было тяжёлым, устал неимоверно, поэтому только скинул с себя вещи и рухнул. Проснулся. Дома тихо. Встал, прошёлся по квартире, но Вали нигде не было. Только после этого заметил записку на кухонном столе. В ней всего несколько слов:

«Если любишь, не ищи меня.»

Всё, ни одного слова больше. Ни одного намёка, что он сделал не так или вообще, что могло случиться.

Он несколько дней бродил по городу, надоедал знакомым. Хотя, можно было этого и не делать, у Вали совсем не было подруг. У него была мысль, что Валя решила вернуться туда, где была раньше, наверное, к своему бывшему мужу, если таковой всё-таки имелся. Но почему нельзя было поговорить? Просто по-человечески нельзя?

Он прекращал поиски. Проходила неделя, другая, и Антон понимал, что быть такого не могло. Не могло, и всё. Валя его любила, и по своей воле она бы не ушла.

В последнее время он старался находиться дома как можно реже. Всё там напоминало его любимую, поэтому намного чаще он бывал на работе, чем в родных стенах. Вот и сейчас, дойдя до подъезда, посмотрев на тёмные окна своей квартиры решительно развернулся и направился к больнице. Там всё по-другому, там он чувствует себя нормально, а здесь… Здесь, как рыба, выброшенная на берег…

— Антон Михайлович, а вы что здесь? Вроде ж не ваше дежурство.

Анечка, медсестра, которая часто с ним работала и знала всё о его горе, удивлённо смотрела. Он ничего не ответил и девушка прикрыла дверь в кабинет, тут же упёрла руки в бока.

— Вы с ума сошли?! Нельзя так себя изводить. Вы не хотите думать о себе, о своём здоровье, вы хотя бы о пациентах подумайте. Мало того, что вы уставший, так у вас ещё выражение лица такое, что пациентки рожать боятся.

Антон Михайлович присел, посмотрел на Аню.

— Зачем ты мне всё это говоришь? Я и сам всё прекрасно понимаю, но что делать-то а? Аня, давай не будем заводить этот разговор. Я внимательно отношусь к пациенткам и не совершу никакой ошибки.

— Я всё понимаю, Антон Михайлович, но и вы же всё понимаете.

Мужчина махнул рукой.

— Конечно, понимаю, Аня. Только вот сделать ничего не могу. Не могу… Понимаешь?

Анна села перед ним.

— Послушайте меня, Антон Михайлович. Вы, конечно, доктор и всё такое, но иногда бывают ситуации, когда нужно обратиться к другому доктору. У меня есть знакомая, она отличный психотерапевт. Попробуйте, может быть, это именно то, что вам нужно.

Антон вздохнул. В последнее время он и сам думал, что возможно придётся обратиться за помощью, но как же не хотелось, чтобы кто-то ещё узнал о том, что с ним происходит.

Аня улыбнулась.

— Я вам обещаю, никто об этом не узнает.

Антон вдохнул.

— Договорились.

Аня ничего не успела сказать, как в кабинет ворвалась разъярённая, по-другому и не скажешь, вторая медсестра.

— Да это просто бред какой-то! Какие правила? Я считаю, что такие люди должны рожать там, куда их отправили, а не нам с ними возиться.

Аня встала, удивлённо посмотрела на неё.

Эта девушка пришла к ним работать всего три месяца назад, но уже успела показать себя во всей красе. Создавалось ощущение, что пришла она к ним работать королевой, никак не меньше.

— Наташ, что случилось?

Медсестра даже ногой топнула.

— Нет, ну ты представляешь, привезли какую-то преступницу к нам рожать из тюрьмы! Из тюрьмы к нам! А почему бы и нет? Наш роддом, как будто специально для отбросов создан. Им рожать видетили. А мы причём? Может быть, таким, как она, и плодиться не нужно?

Антон смотрел на Наталью с не меньшим удивлением, чем Аня. Наконец он не выдержал.

— Простите Наташа, а вы когда учились на медсестру и выбирали профессию, разве не знали, что в помощи нуждаются разные люди, иногда и не очень-то приличные?

— Ой, только не нужно здесь демагогию разводить. Посадили, значит сиди, а не раздвигай ноги направо и налево, чтобы потом нормальным людям не пришлось с ней возиться.

Антон повысил голос.

— Наталья, мне кажется, вы забываетесь! Вы здесь кто? Вот и занимайтесь своими прямыми обязанностями.

Наташа зло сверкнула на него глазами и выскочила из кабинета. Аня посмотрела на него.

— Как смена начнётся… Ну что, пойдёмте, наверное ваши руки сейчас там очень нужны.

Антон кивнул, и через минуту они уже шли к приёмному покою. На встречу ему кинулся дежурный врач.

— Антоха, как хорошо, что ты здесь, тебя мне сам бог послал. У меня кесарева, уже роженица на столе, а там ещё одну привезли, похоже сложную, потому что рожать она ещё вчера начала. Не понимаю, почему столько времени её держали?

— Понял, иду, конечно. Она правда из тюрьмы?

— Да, там с ней два конвоира.

Антон покачал головой и ускорился.

— Аня, скажи, чтобы готовили операционную. Быстро всё для анализов и ЭКГ в приёмной.

— Да, сейчас.

Аня исчезла, а Антон в который раз подумал, что девушка на своём месте.

Он вошёл в приёмный. Два конвоира мялись у дверей. Женщина лежала, прикрыв лицо рукой. Антон подумал, что она закрывается, а потом заметил, что она закусила рукав, видимо чтобы не стонать. Что-то насторожило Антона. Только что, он сразу и не понял.

— Посторонним выйти!

Один из конвоиров начал спорить, но Антон рявкнул на него.

— В коридоре ждать, здесь всё стерильно! Или в операционную тоже пойдёте?!

Конвоиры вышли. Медсестра побежала помочь Ане, а Антон склонился к животу пациентки.

— Антон, это ты?

Он дёрнулся, как от разряда тока. Медленно, очень медленно, он перевёл взгляд на лицо пациентки.

— Валя? — Он скорее выдохнул, чем сказал её имя.

Валя быстро заговорила, тихо и иногда сдерживаясь, чтобы не застонать.

— Антошенька, любимый, сделай вид, что мы незнакомы. Это в целях безопасности нашего ребёнка. Антон, я не могу тебе всего сейчас рассказать, но знай, я не могла по-другому. Я убила своего мужа, который издевался надо мной. Вернее думала, что убила, а он оказался живуч. Его отец очень влиятельный. Он-то и упёк меня в тюрьму. Думала, они не найдут меня, но они нашли и сказали, что если не приду сама, то сделают плохо тебе. А я уже была беременна. Помоги нашему малышу, прошу тебя. Все конвоиры куплены. Его сынок ждёт пока я рожу, чтобы снова издеваться надо мной.

Она едва успела договорить, как в помещение вошла Аня. Антон стиснул зубы. Всё, потом. Сейчас он должен спасти Валю и ребёнка, его ребёнка.

Такой сложной операции он не делал очень давно. Вопрос был, кого спасать, и Антон это прекрасно понимал. Но для него не стоял выбор, просто он обязан был спасти обоих.

Через 4 часа он вышел из операционной. К нему подошёл конвоир.

— Ну что, когда её можно будет забирать?

Антон с трудом подавил в себе желание заехать тому в лицо.

— Недели через две, и то с условием, что она останется жива.

Второй конвоир поднял брови.

— В смысле?

— Прямом смысле. Я сделал, что смог. Роженица и ребёнок в критическом состоянии. Её не то что забирать, её даже шевельнуть сейчас нельзя. И здесь командую я, так что отдыхайте. Попрошу, покиньте больницу. Можете находиться снаружи столько, сколько вам нужно.

— Но.

— Никаких «но».

Антон прекрасно понимал, что они всё равно вернутся. Не они, так другие. Но сейчас ему нужно было выиграть время. Время, чтобы решить, что же делать дальше. Он быстро нашёл в интернете всю информацию. Это было несложно. Варя, так оказывается звали Валю, вышла замуж за сынка богатого бизнесмена. Много писали о том, что тётка Вари просто продала её, потому что тот сынок был не только старше девушки намного, но имел очень нехорошую репутацию. Потом шли яркие заголовки о том, что жертва не выдержала истязаний мужа и решила убить его, но он выжил, а Варю объявили в розыск.

Антон прикрыл глаза. Он должен помочь Варе, это даже не обсуждается. Но как? Бороться с такими людьми ему бесполезно. Хотя…

Антон улыбнулся и достал записную книжку.

Однажды, примерно год назад, он спас в прямом смысле жизнь жены одного очень большого начальника полиции. Причём не их города, а столицы. Они приехали в отпуск в их городок, у женщины начались преждевременные роды. Счёт шёл на минуты. Нужно было такому случиться, что именно в тот момент Антон возвращался с работы и стал невольным участником действия. Он не только сопроводил их до роддома, но и сам встал к операционному столу. Тогда муж роженицы сказал: «Вы даже не представляете, что я могу. Если у вас когда-нибудь, не дай Бог, случится ситуация, что никто не сможет помочь, звоните, я помогу. Только ситуация должна быть действительно аховая, потому что помогу я всего один раз.» Антон помнил, как спросил тогда у него: «И что, поможете, даже если я убью человека, и меня не посадят?» «Да, даже если вы убьёте троих, но только раз.» Антон помнил, как холодок пробежал по спине. А сейчас он звонил этому человеку.

Варя ничего не понимала. Она проснулась, всё вспомнила, осмотрелась. Наручников нет. Никого нет. В смысле, конвоиров. Только медсестра смотрела в окно.

— Простите, мой сын…

Девушка бросилась к ней.

— Тише, тише, всё хорошо. Мальчик пока в реанимации, но его жизни больше ничто не угрожает. Меня зовут Аня.

— Варя.

— Я знаю, вернее, под другим именем. Но это неважно. Мы встречались как-то раз.

Аня заметила, что глаза Вари наливаются ужасом, и сразу сказала:

— Ничего не бойтесь. Антон Михайлович спас вас не для того, чтобы вы дальше страдали. Такой переполох у нас в городе. Пока вы спали, из столицы приехали какие-то полицейские шишки. Говорят, там половину участка уволили, и какого-то бизнесмена в оборот взяли, а сына его уже в психбольницу забрали. В общем, не знаю, как это всё связано с вами, но знаю, что за всем этим стоит Антон Михайлович.

Варя слушала широко открыв глаза, и по её щекам текли слёзы.

«Нет, так не бывает. Не бывает, чтобы просто так всё закончилось.»

***

— Варь, что ты?..

— Ой, прости, задумалась.

Она посмотрела на Антона, который одной рукой придерживал коляску малышом, а другой протягивал ей коробочку.

— Что это?

— Это? А ты как думаешь? Варь, выходи за меня замуж, а? Надеюсь, в этот раз ты мне не откажешь.

Она минуту посмотрела на него, а потом бросилась на шею.

— Я всегда этого хотела, просто не было такой возможности.

В коляске закрехтел ребёнок.

— Всё, Сергей Антонович, проголодался, идём домой. Прости дорогая, ресторан чуть позже.

Вария прижалась к Антону и молча зашагала рядом. Ещё 3 месяца назад она и думать не смела, и даже не думала, что когда-нибудь сможет стать настолько счастливой…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Хорошая красивая милая девушка простая добрая родная скромная стерва дорогая шикарная
Приёмный сын

Татьяна работала в одной из лучших клиник города. Хирургом! Это была мечта девушки. Мама не одобряла выбор дочери – всю...

Татьяна работала в одной из лучших клиник города. Хирургом! Это...

Читать

Вы сейчас не в сети