Истории из жизни — Ты простая санитарка, — прокричал больной и бросил в неё грязную тряпку

— Ты простая санитарка, — прокричал больной и бросил в неё грязную тряпку

Медсестра

Помогая на кухне маме с ужином, Светлана снова затронула не очень приятную для неё тему.

— Слушай, мам, ну, может, ты, всё же, решишься и переедешь? Ведь мы с Олегом всё обсудили, и он будет только рад, если ты у нас поселишься.

Присев на стул, Ольга Борисовна тяжело вздохнула и ответила:

— Да, нет, дочка, я привыкла к своим местам. Кроме того, здесь все мои родственники и друзья, а ещё работа.

Этот разговор был не первым, и всякий раз Светлана получала отказ. Но она не оставляла попытки уговорить маму на переезд.

Ещё три года назад у них с Олегом получилось неплохо устроиться в соседнем городе, где вскоре они купили квартиру. А вот мать так и осталась жить на прежнем месте, не желая никаких перемен. Пользуясь отпуском, который удалось выпросить у начальства, Света, всё же, намеревалась добиться своего и уехать обратно только вдвоем. Обняв маму за плечи, дочка добавила:

— Ну да, ты ведь не можешь жить без своих пациентов. Они для тебя, как родные дети, которым нужен уход. Только ты не подумай, что я ревную, просто хочу подчеркнуть тот факт, что пора бы подумать и о себе. Ты уже год, как на пенсии, вот, скажи, разве проблема в деньгах? Мы тебе помогаем, поэтому, работу можно оставить и жить уже в свое удовольствие.

Улыбнувшись, словно в её словах было что-то смешное, Ольга Борисовна произнесла:

— Вот, видишь, у тебя всё в деньгах измеряется, а мне и добрых дел за глаза.

Очередная попытка оказался неудачной, и Светлана решила на время оставить маму в покое. К тому же, она ведь не только для этого взяла отпуск, чтобы перетирать с ней избитую тему. Радостно присев рядом, дочка, чуть дыша, проговорила:

— Я ведь специально одна приехала, Олега отправили в командировку, хотя, он тоже хотел с тобой повидаться. Так вот, ему обещали за это приличную премию. И как думаешь, куда он её потратит?

Ольга Борисовна взяла лицо дочки в свои руки и прошептала:

— Конечно же, на тебя, других вариантов просто быть не может. Смею предположить, что купит какое-нибудь дорогое украшение, я права?

Света игриво покачала головой и только после этого сказала:

— Не совсём, он планировал отдых за границей. Мы давно собирались на море, да всё времени свободного не было. Но теперь-то начальство не откажет, пусть только попробует. Кстати, не хочешь поехать с нами?

И опять они вернулись к старой теме:

— Так и знала, Света, что ты неспроста рассказала мне про командировку Олега и твой внезапный отпуск. Да, пойми, не могу я всё взять и бросить. Здесь мой родной дом, я привыкла к этим местам и хочу тут провести остаток своей жизни. А что касается моей работы, то я очень рада, что от меня есть хоть какая-то польза. И запомни, не профессия красит человека, а его отношение к людям. Вот, я работаю простой санитаркой, и ничего, меня уважают и ценят, за искренность и доброту.

Светлане даже как-то неловко стало, что они перешли на личности:

— Ну, мам, я ведь не хотела тебя обижать. Ты прости, что снова лезу не в свое дело. Это ты правильно сказала, что не одной профессией живёт человек. Главное ведь, то, что у него внутри, вот здесь. — При этом она приложила руку к груди, а затем добавила. — И если там пустота, то никакой статус не нарисует искренность и доброту. Наоборот, человек будет черствым, как сухарь, а может, и того хуже, сродни каменному исполину.

Вот теперь Ольга Борисовна увидела, что дочка ещё не потеряла доброты и способности к сопереживанию. И понимает, что в человеке есть, как положительные качества, так и не очень. Но всё они настолько перемешаны, что не знаешь, в какой момент и каким образом возникнет их проявление. В случае с мамой, Света была уверена, что она ни за что не предаст и не подведёт. А всё эти аргументы в пользу пенсии и отдыха, это всёго лишь повод показать своё отношение к ней. И Ольга Борисовна прекрасно об этом знала, поэтому, спокойно восприняла очередной разговор по поводу переезда.

Приготовив, наконец, ужин, мать и дочь в тишине перекусили, а затем вместе отправились смотреть любимый сериал.

Утром, лишь только прозвенел будильник, а Ольга Борисовна уже была на ногах. За долгие годы работы санитаркой в больнице она привыкла вставать рано и за считанные минуты приводить себя в порядок. Вот и сейчас, поправляя волосы на голове возле зеркала, она слегка улыбнулась, когда увидела сонную дочку. Света выходила из своей комнаты, усиленно протирая глаза от ночной пелены. Оставив ей завтрак на столе, Ольга Борисовна произнесла:

— Всё, я на работу, не скучай. Если будет не трудно, то съезди на дачу, там цветы надо полить.

Сфокусировав, наконец, сонные глазки в одной точке, Света сквозь зевоту ответила:

Да, хорошо, мама, я ещё и к Наде загляну, когда ещё такая возможность выпадет.

Речь шла о младшей сестре, которая, не смотря на успехи Светланы, не захотела идти по её дорожке, и тоже, как и мать, осталась в родном городе. Правда, за это время успела родить двоих детей и сейчас всё время посвящает их воспитанию.

Приехав к сестре, Света не удержалась:

— Ну, хоть ты меня поддержи, а то мама, ни в какую не соглашается. Заметь, мы ведь не к черту на кулички хотим её отправить, а к себе забрать. Пусть хоть на пенсии поживёт свободно, без всяких забот и хлопот. Что скажешь, Надя?

Покачав головой, как маятник, та ответила:

— Да ничего у тебя не получится, только зря время тратишь. Я ведь тоже ей об этом говорила, и не один раз, но всё без толку. Ты же знаешь, что наша мама не кочевник и разъезжать по всей стране не станет. Если уж и прижилась на одном месте, то больше никуда не уедет. Ты лучше чаще наведывайся к ней, чтобы мама не чувствовала себя в одиночестве.

Света с укоризной посмотрела на неё, но тут же, поняла, что следующий вопрос будет неуместен. Было понятно, что у Нади тоже хватает забот, и она чисто физически не может постоянно находиться с матерью. А вот Света пока не обзавелась детьми, хоть и живёт с Олегом уже 4 года. Но, как говорится, если поспешишь, то людей можешь насмешить. Вот Света и не торопится стать мамой, всё время, откладывая это на потом. Сестра уловила нотки недовольства и тут же, перевела тему в другое русло:

— Я сейчас вообще редко выхожу из дома, сама видишь, чем занимаюсь. Мне ведь некогда раскатывать кругом. Это ты, свободная птица, захотела, отпуск взяла и помчалась на край земли.

Разговор про переезд матери плавно отошёл на второй план. И это правильно, ведь не стоит ворошить то, что заведомо окажется провальным. В гостях у сестры Света почувствовала некое облегчение:

— Вот, не поверишь, как мне тут хорошо. Да, у меня есть отличная работа, любящий и заботливый муж, но не хватает простого душевного общения. Если честно, то и с Олегом мы видимся поздним вечером, когда уже нужно спать ложиться, либо на выходных, но и тогда он находит себе работу. В общем, одна рутина, от которой, никуда не денешься.

Тем временем, Ольга Борисовна уже навела порядок в нескольких палатах, а затем подошла к той, что находилась рядом с операционным блоком. И тут она услышала странный разговор двух пациентов:

— Иди, никто не увидит, под куртку спрячешь и тихонько пронесёшь.

Ясно, постояльцы больницы решили чем-то поживиться. И даже страшно предположить, что они собрались пронести на территорию медицинского учреждения. В голове у Ольги Борисовны моментально сработал сигнал «нужно проследить, иначе будет беда». Не долго, думая, она отнесла ведро в хозяйственную комнату, а затем тихонько спустилась следом за пациентом, который вышел из той палаты. Особо себя, не утруждая, он прошмыгнул к магазинчику, что располагался за забором. Несколько минут его не было, а когда появился, то нёс в руках чёрный пакет, с выпирающим горлышком бутылки, которое даже если не захочешь, то всё равно заметишь. Санитарка не стала его сразу останавливать, а дождалась, когда обратно вернётся в их палату.

Немного погодя, Ольга Борисовна, как ни в чем, не бывало, нагрянула с целью помыть пол. И в этот момент те самые два пациента опустошали принесённую бутылку. Как говорится, дёргаться нет смысла и всё тайное, становится явным. Забрав у них стеклянную ёмкость, санитарка вылила содержимое в раковину, а затем произнесла:

— На первый раз прощаю, а если снова попадётесь, то поставлю в известность главного врача.

И кто бы мог подумать, что один из пациентов проявит наглость.

— Я чё то не понял, это что такое было? Нас тут кто-то жизни учить вздумал? Ты простая санитарка, вот и драй полы молча.

При этих словах он взял какую-то тряпку с тумбочки и швырнул ей под ноги. Сверкнув глазами, словно прожекторами, Ольга Борисовна подошла ближе и произнесла всёго три слова:

— Мы ещё встретимся!

Видно было, как пациента от её слов затрясло, но он сделал вид, будто ничего не происходит. Естественно, что они гуськом вышли из палаты и не заходили туда, пока санитарка не закончила свою работу. С гордо поднятой головой Ольга Борисовна вышла и, снова сверкнув глазами, добавила в сторону этих двоих прохвостов.

— Марш обратно и только попробуйте напиться.

Пулей они залетели в палату и даже прикрыли за собой дверь. Глянув в их сторону, Ольга Борисовна, смеясь, прошептала:

— Надо же, а только два дня назад с кровати встать не мог.

Оказывается, одного из пациентов привезли сюда в состоянии тяжёлого похмельного синдрома. Он и говорить-то толком не мог, не то, что ходить. Но врачи постарались и кое-как привели его в норму. И вот, на тебе, он снова взялся за старые привычки, как будто мало было проблем, захотелось ещё добавить. Главному врачу, конечно, Ольга Борисовна говорить ничего не стала, но этих горе пациентов взяла на заметку. Дело в том, что им лечиться ещё две недели, и лишние неприятности в отделении ей ни к чему. Вот поэтому, чтобы походы за крепкими напитками в магазин не повторялись, она предупредила об этом знакомую дежурную медсестру. Та хорошо к ней относилась и пообещала, что за всем проследит и, что самое главное, заведующему отделением ничего не скажет. Кажется, что проблема была решена, но вот то, как пациент к ней отнёсся, ещё долго не выходило из её головы. Такое впечатление, что он возомнил себя самым важным в округе и ему всё должно сойти с рук. С другой стороны, Ольга Борисовна не имела морального права поддаваться на провокации. Ясно же, что пациент не в себе, наверное, последствия застольных гуляний ещё не выветрились, вот и несёт, что попало. Обхватив голову руками, Ольга Борисовна сама себе сказала:

— Не переживай, Оленька, на твой век ещё хватит таких пациентов.

Действительно, если на каждого из них обращать внимание, то никаких нервов не хватит. В этом и крылась стойкость её характера и мудрость рассуждений. И то, что дочка ей предлагала, совсем не подходило. Можно сказать, что санитарка душой прикипела к своей работе. Она жила этими пациентами, радела за их скорейшее выздоровление.

Вернувшись со смены, она взяла себя в руки, чтобы дочка ни о чём не догадалась. Но Света и так всё поняла.

— Что, мам, как всегда, тяжёлые и неугомонные пациенты?

Кивнув головой, Ольга Борисовна ответила:

— Ну, раз знаешь, то нечего и спрашивать. Ты кстати цветы на даче полила, не забыла, как я тебя просила?

Показав на грязноватую куртку, Света ответила:

— Вон, полюбуйся, всю испачкала, теперь точно не отстираю. Кстати, от Нади тебе привет, она ждёт в гости, ты, вроде, что-то там ей обещала.

С тех пор прошла неделя: за это время они с дочкой ещё раз съездили на дачу, заглянули в гости к Надежде и вообще приятно провели время. Светлана не лезла к матери с наболевшими вопросами. Похоже, что все точки над «и» были расставлены ещё в ходе её беседы с младшей сестрой. Ведь та дала четко понять, что их мама не нуждается в смене климата и обстановки. В этот день Ольга Борисовна с каким-то мрачным настроением собиралась на работу. Дочка это заметила и не удержалась, чтобы не спросить:

— Что случилось, ты в порядке?

Пожав плечами, мать ответила:

— Да вроде бы, но внутри как-то остыло, как будто душа не радуется. Наверное, усталость даёт о себе знать, а может, просто уже привыкаю к отсутствию эмоций.

И тут надо было бы обстоятельно поговорить, но Ольга Борисовна так спешила, что не стала и на минутку задерживаться.

Однако в больнице её ждал сюрприз: один из тех пациентов, что прикрикнул на неё и кинул тряпку, странным образом пропал. Медсестры с ног сбились, пытаясь его найти, но всё безуспешно. Что ж, может, так и должно было случиться, кто его знает? В этот момент Ольге Борисовне показалось, что она как-то спокойно отнеслась к исчезновению пациента. Ей даже стало страшно за то, что не колышется сердце и не плачет душа. Нет той искры, что зажигала в ней эмоции. Помня о том, кем она здесь работает, санитарка взяла свое оборудование и пошла по палатам. Кроме уборки ей приходилось, и ухаживать, и помогать медсёстрам, в общем, некогда было скучать. Но этот пациент, конечно, сильно её удивил: не дождался окончания лечения и самовольно покинул больницу.

Ещё одна смена прошла на одном дыхании, как будто вообще не было никаких происшествий. Не долго, думая, дочка пригласила её на рынок, чтобы купить мяса для котлет и пельменей:

— Идём, мам, хватит взаперти сидеть, тебе нужен свежий воздух.

С этим трудно было не согласиться.

— Да, пожалуй, дочка, ты права и нам нужно чаще бывать на людях.

К чему она это сказала, Светлана так и не поняла. Но как только они вышли на улицу, мать, почему-то, потянуло идти через гаражи, минуя детский садик. Хотя, если рассудить, то от их подъезда до рынка была прямая дорога. Следуя за ней, Светлана пыталась понять, что происходит. Но неожиданно мама остановилась и произнесла, куда-то показывая рукой:

— Смотри, дочка, вроде человек на земле лежит. Надо ему помочь, вдруг, он болен.

Скорым шагом они достигли того места, где без движения лежал незнакомый мужчина в грязной одежде. Присмотревшись к нему, Ольга Борисовна от ужаса прикрыла рот рукой:

— Господи, это же он, то самый пациент из пятой палаты. Неужели всё, и он отмучился?

Однако нащупав пульс, она радостно скомандовала:

— Звони в скорую помощь и поторопи, а то ведь могут и не успеть. Если что, назови мои имя и фамилию, в том отделении, куда его должны отвезти, меня хорошо знают.

Дочка так и сделала, а в это время мужчина стал приходить в себя и, увидев лицо Ольги Борисовны, с дрожью в голосе промямлил:

— И здесь ты мне не дашь покоя?

Улыбнувшись в ответ, та произнесла:

— Я же говорила, что мы ещё встретимся.

Светлана, конечно, ничего не поняла из их разговора, но с расспросами приставать не стала. Вскоре приехала карета скорой помощи и беднягу забрали в больницу. Он снова попал в ту же палату, откуда и сбежал. Сходив на рынок, они возвращались домой уже более короткой дорогой. Дочка молчала, понимая, что сейчас никакие вопросы, а уж тем более, замечания, вообще не уместны. Она ждала, что мама сама начнет говорить и объяснит, наконец, что это, сегодня, было. Однако и Ольга Борисовна не спешила откровенничать, пока они не подошли к подъезду, и она не села на скамейку. Отдышавшись немного и ещё раз, посмотрев внутрь пакета, мать произнесла:

— Вроде должно хватить мяса, мы ведь с запасом купили.

Но по лицу дочери было видно, что она ждёт совершенно других слов. И тогда Ольга Борисовна продолжила:

— Вот, ты говорила, что мне пора на покой, пенсия и всё такое, только не учла, как важно быть всегда рядом.

Пришлось и Светлане сесть на скамейку, ведь разговор, похоже, приобретал особый характер.

— Ты и сама видела, как я сегодня человека спасла, пусть и совершенно мне постороннего. Душа моя всё чувствует и понимает. Как ты сказала, что пациенты и без моей помощи обойдутся? Ну, а теперь, каково твоё мнение?

Света еле сдержалась, чтобы не заплакать.

— Прости меня, мам, я ведь не думала, что эта работа так важна для тебя. Мне казалось, что на пенсии нужно об отдыхе думать, а не о том, как кого-то спасать.

Ольга Борисовна крепко обняла свою дочь и произнесла:

— Доченька, ты же знаешь свою маму, я не могу пройти мимо чужой беды, сразу бросаюсь на помощь, такая уж у меня натура. Слава Богу, что я передала своим дочерям эту способность.

Светлана на всю жизнь запомнила слова матери о том, что не всегда погоня за деньгам приносит счастье. Нужно иногда останавливаться и оглядываться назад, чтобы понять, для чего, собственно, ты всё это время жил и строил планы. Всё возможно, что именно после такого разворота человек обретает мудрость и начинает ценить свой каждый прожитый день.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети