Истории из жизни — Не уходи, не оставляй нас, — девочка заплакала уже во весь голос

— Не уходи, не оставляй нас, — девочка заплакала уже во весь голос

Девочка плачет

Свободная и независимая — это не о Полине, как и любимая дочь — это тоже не о ней. Хотя на первый взгляд Полина должна быть любимой дочкой, ведь единственный ребёнок в семье. Родители музыканты, тонко чувствуют музыку, а к дочери отношении строгое. Воспитание аскетическое. Только в тех рамках, которые установили родители. Без объяснений: почему так нельзя, а так можно. Ответ один: делай что тебе говорят. Она и делала. Сказали, что должна выбрать музыку и её выбрала. Хотя музыку Полина любила и стала учителем музыки, но никогда не была ни на одной тусовке. Подруг тоже не было.

Так же как и будущую профессию, мужа ей тоже выбрали родители. У Полины никто и не спрашивал, нравится ей этот уже взрослый, состоявшийся человек.

Виталий, её муж был при должности и соответственно с хорошей зарплатой. С первого дня стало понятно, что жить молодая семья будет по его правилам, а точнее по его законам. За Полиной не было права даже совещательного голоса. Словом из одного повиновения она без пересадки попала в другое. Что может быть по другому даже не знала, только смутно догадывалась. Что такое радость почувствовала, когда родилась дочь. Иринка с первой минуты улыбалась маме и такого счастья Полина раньше никогда не знала.

Иришка с каждым днём всё больше становилась похожей на маму, а к пяти годам уже и характером была такая же. Нежная, ранимая, но и сдержанная в то же время.

На их фоне Виталий был полной противоположностью. Особенно его диктаторские замашки стали проявляться, когда Виталия повысили в должности. Теперь он только раздавал команды. Полина откровенно побаивалась мужа и скорее не за себя, а за Иринку. Поэтому со всеми проблемами старалось справляться сама. Сначала пыталась посоветоваться с родителями, но они прямо дали понять, что теперь Полина отрезанный ломоть и муж у неё достойный, пусть заботиться о ней он. Ну и Полина больше не напрягала ни мужа, ни родителей. Даже когда Иришке нездоровилось, муж, как и дедушка с бабушкой не знали.

Но вот настал день, когда Виталий перешёл всякие границы. Он орал на неё, оскорблял и унижал уже при дочке. Было понятно, что Полина его только раздражает и даже она не искушённая в отношениях поняла, что ни она, ни дочь ему не нужны. Очевидно появилась замена. А не разводился Виталий лишь потому, что хочет сохранить своё лицо перед сослуживцами и знакомыми. Полина понимала, что надо уходить. Дом и всё что в доме принадлежала мужу. Да она и не претендовала ни на что. Заикнулась ещё раз родителям, но ничего нового не услышала.

— Запомни, что сюда тебе дороги нет…

В тот вечер Полина узнала, что она серая моль, ничтожество. И что он подал на развод. Что-то будет платить на ребёнка, который по образу и подобию своей мамаши, а от Виталия ничего нет. И завтра утром пусть обе выметаются из его дома, тут теперь будет другая хозяйка и любимая женщина в одном лице.

Странно, но Полина даже почувствовала облегчение. Почти всю ночь собирала вещи сортируя их несколько раз. В одну сумку много не соберёшь, но для Иришки взяла самое необходимое. А когда в шесть часов утра подошла к дочке, та оказывается уже проснулась.

Иришка обняла маму, заглянула ей в глаза и сказала:

— Пойдём мама.

***

Фактически тем ранним утром Полина и Ирочка уходили в никуда. Но почти сразу нашли крохотную комнатку, которую сдавала одинокая бабушка в центре. Она уже лет семь была вдовой, детей не было. После смерти мужа перебивались как могла, пока соседка не надоумила пустить квартирантов. Бабушка побаивалась чужих людей, но когда на пороге её квартиры оказалась молодая женщина с девочкой сразу поверила бабушка, что эти двое её не обидят и сдала им комнату.

Полине повезло, бабушка если надо было из-за Ирочкой присматривала. А надо было. Зарплата учительницы музыки была очень скромной. Дома заниматься с учениками возможности никакой. Но Полине ещё раз повезло. Она стала по вечерам аккомпанировать на пианино в одном, средней руки ресторане. Тоже какие-то деньги. Потому что от Виталия на дочку приходили жалкие гроши. Как уж он там умудрялся договориться со своей бухгалтерией, но алименты были смехотворные. Как же не по себе было Полине играть перед почти всегда нетрезвой публикой. Помогал где-то прочитанный совет психолога: Надо представить, что ты в колбе от термоса, зеркальной стороной наружу, чужие взгляды тебя не достанут. И вроде помогала.

Но больше всех Полине помогала её дочь. Самый родной и любимый человек на свете. Ради Иришки она готова была горы свернуть, а в её случае горы — эта работа. Зато какое было счастье выходной день и каждый понедельник, тогда только уроки музыки, никакого ресторана. Они шли с Иринкой в парк, обе любили там неспешно гулять. Сколько сказок в этом парке Полина рассказала дочке. Они и пели здесь отойдя подальше. Полина с восторгом слушала чистый голосок Иринки, которая буквально на лету схватывала слова и мелодию.

А недавно в их компании появилась Маша, кукла которую Полина подарила дочке. Иришка увидев куклу, как прижала её к себе, так и старалась не выпускать из рук ни днём, ни ночью. Бабушка-хозяйка оставаясь по вечерам с Иринкой рассказывала Полине, как дочка усаживает их на диване и они с куклой выступают.

— Стихи рассказывают, песни поют, загадки загадывают. Иринка даже капризничай за обедом перестала.

Бабушка нашла способ: она говорила, что если Иринка не съест обед, то и кукла Маша останется голодной. И у обеих не будет сил, а не будет сил прибежит болезнь и победит обеих.

Ну, Иришка и опустошала свою тарелку за себя и за Машу.

В тот день они тоже втроём гуляли по парку и обнаружили, что столько вокруг опавших листьев, что никогда ещё не было. Иринка перебегала от дерева к дереву выбирала понравившийся листик и относила маме. Вскоре у Полины был уже большой осенний букет. Они решили, что сейчас выйдут на аллею, там найдут скамейку и аккуратно соберут букет. Когда на скамейке стали раскладывать листья заметили, что нет куклы Маши. Они искали Машу обойдя каждое дерево на поляне. Иринка сначала держалась, а потом стала плакать и так горько, что у Полины сжалось сердце. Она и сама была готова заплакать. И так, и этак утешала дочку, предлагала прямо сейчас пойти за новой куклой, хотя и понимала, что не нужна новая кукла Иришке, а её любимая Маша. И конечно Иришка не согласилась, а заплакала уже во весь голос. Её плач услышал прогуливающийся в этом же парке мужчина средних лет. Не услышать трудно было, так может плакать только тот, кому сейчас очень горько или больно. Тем более, что плакал ребёнок. И он подошёл к ним.

— Кто тебя обидел девочка?

Наклонился он к Иришке.

— Это я обидела Машу, я её потеряла…

Девочка захлебывалась в плаче. Мужчина вопросительно посмотрел на стоящую рядом молодую женщину, у которой в глазах тоже были слёзы. Ну он и подумал, что тут в самом деле горе, похоже пропал ребёнок. Полина догадалась о чём подумал мужчина и рассказала, что Маша — это любимая кукла её дочки Иринки. Пока они собирали осенние листья Маша и потерялась.

— Ну так…втроём мы быстрее найдём Машу, — обращаясь к девочке сказал незнакомец. — Меня зовут Антон Кириллович. Если вы не против возьмите и меня на поиски Маши. А вас как зовут?

Они познакомились и стали искать Машу втроём. Искали долго, уже надвигались сумерки, но Маши нигде не было.

— Предлагаю продолжить поиски завтра, — сказал Антон Кириллович. — Вы против не будете, если и я с вами?

Они ещё несколько дней искали Машу. Уже многое узнали друг о друге. Оказалось, что Антон Кириллович тоже профессиональный музыкант, первая скрипка в городской филармонии. Так в процессе поиска Маши Полина узнала, что он тоже любит Равеля, что Антон Кириллович тут же и продемонстрировал голосом, изобразив знаменитое болеро. И так у него здорово получилось, что Иришка тоже захотела и смогла повторить почти без ошибок.

— Девочка Иринка, — сказал Антон Кириллович. — Да ты талант.

Потом они сидели в кафе. И теперь Иринка, и Антон Кириллович пальцами выстукивали вступление к щелкунчику. Это так увлекло девочку, что она даже на какое-то время забыла про Машу, но ненадолго. Вспомнила и опять стала плакать. Иринка не согласилась на новую куклу, которую теперь уже Антон Кириллович предложил ей.

Когда расставались Антон Кириллович тихонько сказал Полине:

— Как бы мне вас завтра одну, минут на пять увидеть?

— У меня есть идея.

Полина сказала во сколько у неё заканчиваются уроки в музыкальной школе…

На следующий день у входа школы её уже ждал Антон Кириллович.

— Полина, я тут вот что придумал, — сказал он поздоровавшись с ней и протягивая конверт с письмом.

Полина прочитала и с благодарностью посмотрела на Антона Кирилловича. Она бы наверное ещё долго на него смотрела, нравился он ей, ведь был таким добрым и внимательным к ней и Иришке. Но смутилась и сказала:

— Как здорово вы придумали. Тогда встретимся сегодня в нашем кафе.

— И я принесу письмо для Иринки, — предложил Антон Кириллович.

Он на самом деле отлично придумал: Вроде бы он дал объявление о том, что пропало кукла Маша и если кто-то знает где она, то пусть напишут по его адресу. Но написала к нему сама кукла Маша. Она рассказала, что очень любит Иринку и её маму Полину. Но хочет увидеть другие города и страны посмотреть, какие там дети и куклы. Поэтому Маша и уехала. Но обязательно будет писать Иришке и всё будет рассказывать. И просит девочке ей отвечать.

— Это ничего, что пока Иришка не умеет писать?

— Пусть попросит маму, а потом и сама научиться…

Как же загорелись глаза у Иришки. Она попросила ещё раз прочитать письмо от Маши и захотела тут же написать ей ответ. Ели уговорили, что лучше это сделать дома, а по дороге надо ещё и конверт купить. Больше Иринка не плакала, она ждала письма от своей Маши. А та сразу же отвечала и всё рассказывала, где побывала, что видела, как познакомилась с Барби и Кеном.

Полина уже не скрывала от себя самой, что ждёт встречи с Антоном Кирилловичем. А Иринка давно не скрывала от мамы с каким нетерпением ждёт Антона Кирилловича и однажды спросила:

— Почему не приходит к нам в гости, а провожает только до подъезда? Я и бабушке Тоне уже рассказала, какой хороший Антон Кириллович.

И однажды спросила у бабули:

— Можно ему к нам в гости приходить?

И бабушка Тоня разрешила.

— Давай пригласим его мама, вместе и письмо Маше напишем. Она же не знает о нём.

Полина улыбнулась. Оказывается её дочка уже и квартирной хозяйке-бабушке Тоне о Антоне Кирилловиче рассказала. Полина была бы не против, чтобы он пришёл к ним в гости, но тогда надо рассказать, как они тут на съёмной квартире оказались. Полине не было стыдно признаваться, что их выгнали из большого, богатого дома, и выгнал муж и отец. Какое прошлое у Антона Кирилловича она уже знала, он сам рассказал. Наверное не всё, что посчитал нужным, то и рассказал: о работе, в которое всегда был увлечён; о путешествиях; о том, что за работой и путешествиями не нашёл времени жениться. Но тут же поправил себя сказав, что не встретил ту, которая была бы ему дорогим человеком.

Но наконец и Полина решилась рассказать, что её бывший муж и отец Иришки буквально выставил их за дверь из своего богатого дома и они с радостью ушли. Потому что не видели от него ни заботы, ни внимания, ни добра. Сейчас снимают комнату маленькую, почти без комфорта. Но выше всякого уюта, главное никто на них не кричит, никто не попрекает.

Антон Кириллович слушал Полину с таким участием, что ей показалось, что они с Иринкой не безразличны ему, а уж он как небезразличен ей, Полине. Она и предположить не могла, что так бывает. И Полине так хотелось, чтобы этот человек чувствовал к ней тоже самое. Но Антон Кириллович был сдержан и только иногда Полина ловила на себе его взгляд от которого мурашки по телу…

Полина не знает помнит ли Антон Кириллович, что уже год как они знакомы. А она даже день недели и время запомнила. И позови её Антон Кириллович, пошла бы за ним, куда угодно с Иришкой конечно же. Ну, так он к её дочке относится как отец, а уж Иришка как его любит.

И однажды Полина делает то, чего от себя не ожидала. Пока Иринка играет в парке на детской площадке она смущаясь и запинаясь говорит Антону Кирилловичу, что не представляет, как можно жить без него. Потом набирает полную грудь воздуха и говорит первый раз в жизни:

— Я люблю вас!

У Антона Кирилловича слёзы на глазах. Он нежно целует ей руку, потом легонько обнимает за плечи и прислоняет к себе так, что Полина не может видеть его лица. Тогда и говорит:

— Ты не должна меня любить Полина…

Ей становится страшно. Почему? Неужели из-за Иринки? Из-за того что у неё есть дочь?

Он будто читает её мысли.

— Ты не должна любить меня, а я вас Иринкой люблю так, что рассказать об этом не смогу… Разве, что сыграть на своей скрипке. Но мы не можем быть вместе…

— У тебя другая семья?

В словах Полины страх, отчаяние и обида. Она будто подсказывает причину. И Антон Кириллович едва за неё не цепляется, но потом находит другую.

— Нет, у меня нет другой семьи. Есть разница в возрасте. Мне уже за сорок, а ты ещё не подошла к 30-летию.

— Антон, — Полина уже плачет. — Не говори глупости…

И вот теперь она услышит правду…

Шесть лет назад вернувшись из очередного путешествия, а на этот раз Антон Кириллович полетел в Африку, он почувствовал себя плохо. Ничего вроде конкретного, где болит или что болит не понятно. То ли слабость, то ли озноб, а потом жар. Он никогда не был внимательнен к своему здоровью. Да, оно раньше и не требовало внимание. А тут что-то очень уж напоминает о себе. Новый сезон в филармонии ещё не начался и Антон Кириллович решил пойти в больницу. Думал, что тут быстро разберутся. Пропишут таблетки, он честно их попьёт, потому что впереди гастроли, не хочется подводить оркестр. Но всё вышло не так…

Из больницы его сразу не отпустили. Заподозрили опухоль мозга, сделали все анализы, диагноз подтвердился…

Три месяца Антон Кириллович пролежал в онкологии. Там и понял, что всё очень серьёзно у него. Как у всех надежда то появлялась, то нет. Усилилась эта надежда кода лёг в одну из клиник Израиля. Там и понял, что вылечить его не получится. Истратил почти все свои сбережения, о чём сегодня жалеет. Лучше бы он оставил им, Полине и Иринке. Они дали ему столько счастья…

— Ах, если бы не болезнь….

Но он хочет взять слово с Полины, что она никогда больше не позволит, чтобы её кто-то обижал и унижал, тем более Иришку. Если правда, что он сможет оберегать их оттуда, Антон Кириллович будет делать это днём и ночью. А сейчас ему кажется, что это правда, что есть это, оттуда…

Он сказал, что никто из врачей не даёт ему точного времени на то, что ещё осталось, а пока он ходит. Даже раз в неделю играет со своим оркестром. И силы у него от них, от этих удивительных Полины и Иришки. Антон Кириллович уже не раз замечал, что при виде Полины и Ирочки даже боль проходит и это ему не кажется. Так и есть. Антон Кириллович даже не постеснялся спросить у своего врача:

— Может ли так быть?

И тот сказал, что так не просто может быть, а так должно быть даже при самой тяжёлой болезни. Если что сейчас и огорчает, даже злит Антона Кирилловича, так это появившаяся чутьё того, что где-то глубоко внутри сидят часы которые отсчитывают ему время. Сколько этого времени осталось Антон Кириллович не знает, а часы даже не намекают и не дают возможности подкрутить их, завести. Они, эти часы не пускают Антона Кирилловича на свою территорию, ещё и не подсказывают, где именно внутри засели. Просто отсчитывают…

Поэтому он просит Полину послезавтра встретиться у нотариуса и даёт ей визитку нотариуса с адресом, а там уже готовы документы. Свой дом, а это единственное его наследство он переписал на Полину и Иришку. Есть и кое-какие сбережения, тоже им. А взамен Антон Кириллович хочет взять с Полины слово, что она проживёт свою жизнь так, чтобы не оказаться рядом с человеком, который её недостоин. Сама будет так жить, а потом и Иришка это подхватит….

Вот тогда Полина впервые поняла, что такое горе, что было с ней раньше не шло ни в какое сравнение. Она встретила человека ставшего родным и дорогим. Сделавшего её и Иришку счастливыми. И этот человек неизлечимо болен и никто не знает, когда пробьёт его час…

Полина пришла к нотариусу. Она молча подписывала то, что давали и старалась не расплакаться. Антон Кириллович ещё и шутил, давал понять, что всё хорошо…

— Да, как же…хорошо…если его может в любой момент не стать…

Это Полина и спросила у него на крыльце нотариальные конторы. Она схватила Антона Кирилловича за лацканы пиджака и начало трясти приговаривая:

— Не уходи, не оставляй нас…

— Тише, тише девочка…

Он гладил её по растрёпанным волосам и целовал мокрые от слёз щеки…

Потом они сидели на скамейке в парке и Антон Кириллович говорил, и говорил с Полиной, будто гипнотизировал её словами.

— Это жизнь и я благодарен ей. Ты представь только минутку, что я никогда бы не узнал тебя и Иринку. Представила? А когда меня не будет, ты представляешь, что я был, как любил вас. И чтобы с нами не произошло останется память и у меня тоже. Я верю, что и там, куда я уйду память останется, а такая как у нас — это же огромная, ни с чем не сравнимое богатство. Словом Полинка хватит плакать. Завтра вы с Иринкой переезжайте ко мне, а послезавтра я ложусь в больницу. И мы ещё поборемся…

Они боролись. Ещё два месяца шла борьба. Если считать, что Антон Кириллович всё время был в сознании, пусть такую победу они одержали. Полина ночевала с ним в палате. Бабушка Тоня, которую они попросили переехать с ними в дом Антона Кирилловича оставалась с Иришкой. И они каждое утро приходили в больницу. Иришка садилась на кровать и Антон Кириллович читал ей очередное письмо от куклы Маши. Полина давно поняла, что обо всех странах и дальних морях Маша пишет не просто рукой Антона Кирилловича, она пересказывает то, что он видел во время своих путешествий.

***

А за три дня до смерти Антон Кириллович попросил, чтобы его отпустили домой. Тогда в палате кроме него были Полина и врач, и Антон Кириллович сначала спросил у Полины, не испугается ли она, если вдруг….

Полина упала перед его кроватью на колени и стала целовать его исхудавшие руки. Врач отвернулся. Потом Полина спросила у врача:

— А сейчас нам можно уехать домой?

Им разрешили…

Дома Антон Кириллович пробыл два дня, а под вечер третьего прервал чтение очередного письма от куклы Маши, попросил Иринку зайти к нему в кабинет и на нижней полке книжного шкафа взять большую коробку. Иришка принесла коробку, а открыть Антон Кириллович уже не мог.

— Полинка, — попросил он. — Открой пожалуйста…

В коробке была большая и очень красивая кукла.

— Это Маша, — сказал Антон Кириллович.

Девочка недоверчиво смотрела на незнакомую куклу.

— Да Иришка, это твоя Маша. Только она выросла и причёсана так, как в той стране, откуда приехала и платье у неё из той страны. А так она Маша, твоя Маша, — сказал Антон Кириллович.

Ира прижала куклу к себе и сказала:

— Ты ведь насовсем вернулась? Не уезжай без меня больше…

***

Когда хоронили Антона Кирилловича музыканты его оркестра играли болеро Равеля. Мелодия выворачивало душу Полины, и в тоже время была светлой что ли, такой, какой и должна быть для Антона Кирилловича.

А на девятый поминальный день в доме снова зазвучал Равель. Это Иришка разучила болеро и играла его на пианино, которая стояла в кабинете Антона Кирилловича. Ира играла без нот, смотрела на куклу Машу, которая сидела на пианино сверху и играла. И Полина не услышала ни одной фальшивой ноты…

Вот уже 12 лет они без Антона Кирилловича в его доме. Здесь всё как было при нём и живут они так, как он хотел. Только их стало больше. Бабушка Тоня умерла. Полина наконец встретила человека, который был очень похож на Антона Кирилловича. Первая об этом сказала Иришка. Сейчас она уже студентка консерватории. И есть ещё одно звание у Ирины — старшая сестра. У полины и её мужа Вадима три года назад родился сын, которого назвали Антоном.

Каждый год вся семья на годовщину смерти Антона Кирилловича приходит к нему. Очень удачный портрет на его памятнике, тут он как живой, а всё из-за глаз которые и лукавинкой, и безмерной добротой, и с верой, что всё у них получится. А на надгробной плите ноты. Кто знает их, кто умеет прочесть, кто музыкант, то сразу поймёт — это болеро Равеля, мощная музыка. Она и гимн, и реквием, и надежда, что жизнь какой бы длинной или короткой не была, нельзя прожить, как попало. Жить всегда надо ради кого-то, во имя чего-то.

Если подсчитать, всего-то и знакомы были Полина и Ирина с Антоном Кирилловичем чуть больше года, но как же он изменил их жизнь. Полина точно знает, что он заставил и без всякого принуждения почувствовать себя человеком. Он научил Полину уважать себя и он же, Антон Кириллович открыл для неё любовь. Он и был её первой любовью и поднял планку любви так высоко, что Полина просто не могла ступать ниже и если бы не встретилась с Вадимом осталась одна. Не считала бы себя несчастной или обделённой, ведь в её жизни был Антон Кириллович. Теперь она уверена, что Иринка не опустит планку ниже. Ну, а чтобы и маленький Антон вырос достойным своего тёзки, то тут вся семья постарается.

Дзен рассказы, читать на дзене истории из жизни, реальные случаи из жизни людей в бане. Деревенские смешные случаи читаем Яндекс. Трогательные до слёз откровения. Истории измен, о любви, предательстве. Свёкр и сноха. Тёща. Астрология. Гороскоп. Снегурочка. Новый год. Снохачество. Бабушка и внучка. Жена и муж. Измена. Здесь можете читать онлайн бесплатно.

Популярный рассказ: Попугай раскрыл измену мужа

Вы сейчас не в сети