Лето природа русская деревня картина маслом

Всё как в мечтах…

Саша всегда был не от мира сего, так говорил его отец, но при этом он не только души в сыне не чаял, но и гордился им. Когда была жива мать Саши, жена Николая Сергеевича, он часто спрашивал:

— Настя, вот скажи, в кого Сашка у нас такой? Вроде ни у меня, ни тебя в роду не было таких не от этого мира сего.

Настя смеялась:

— Коля, ну почему не от мира сего? Саша вполне современный мальчик, занимается спортом, а то что ему интереснее рисование и стихии, чем машинки и пистолеты.., но ведь не все должны быть воинами.

Николай вздыхал.

— Я так надеялся, что он станет мне помощником.

— Коль угомонись, девяностые остались в прошлом. Неужели невозможно вести бизнес спокойно, без этого всего?

— Это ты Насть, да и многие другие, кто не варится в этой каше думаете, что девяностые в прошлом, а на самом деле ничего не изменилось, просто теперь ничего не делается напоказ.

Коля вообще не очень-то любил говорить о делах дома, не хотел нагружать Настю. Она знала, что он занимается машинами, в его салонах продавались как новые автомобили, так и подержанные. Но это в принципе всё. Для Николая же было важно, чтобы его любимая и сын не нуждались ни в чём.

В день рождения Саши, когда ему исполнилось 15 лет, Настя почувствовала себя плохо. Первым заметил, что с ней что-то не так сам именинник, он подошёл к матери:

— Мам, ты выглядишь бледной, с тобой всё в порядке?

— Да, сынок, всё хорошо, просто немного устала.

— Мам, ну зачем всё это было нужно? Я бы лучше посидел бы с вами вдвоём с тортом и всё.

— Саш, ты и так не особо отмечаешь дни рождения, а 15 лет — это всё-таки дата. Да и друзей у тебя, как оказалось немало. Иди, всё нормально.

Саша конечно пошёл, но сначала подошёл к отцу:

— Пап, ты бы присмотрел за мамой.

Николай удивлённо посмотрел на сына:

— В каком смысле?

— Папа, в обычном. Она бледная какая-то, испарина на лбу. Мне то она говорит, что всё замечательно, а на самом деле…

Николай беспокойно перевёл взгляд на Настю.

— Слушай, ты прав. Сейчас я её отправлю отдыхать, а мы тут с тобой сами справимся.

Сашу больше всё напугало не то, что мама выглядела плохо, а то, что она согласилась идти отдыхать. Вот это на маму вообще не было похоже.

Вечером, когда гости разошлись, Настя стала чувствовать себя ещё хуже и Николай вызвал скорую.

Какая-то болезнь с труднопроизносимым названием сожрала Настю за три месяца…

Саше казалось, что мир рухнул. Он видел, что его отец, которого вообще нельзя было сломить ничем просто сник. Когда Саша увидел, что вечерами он один пьёт в кабинете, то решил поговорить с ним.

— Пап.

— Да, сынок, слушаю…

Отец не смотрел на него, будто ему было стыдно, и это уже было неплохо.

— Пап, тебе очень тяжело, я понимаю…

Николай усмехнулся, показал на бокал:

— Ты про это? Да, мне легче так, помогает хоть немного забыться.

Саша вздохнул:

— Тогда нальёшь мне?

Николай удивлённо посмотрел на него.

— Чего? Совсем с ума сошёл?

— А что мне делать, пап? Ты нашёл себе утешение, а мне… Мне даже не поговорить с тобой…

Николай какое-то время смотрел на свой бокал, потом выплеснул его содержимое на фикус. Саша замер, потом произнёс:

— Мама убила бы тебя за это.

Саша не выдержал, заплакал. Впервые за всё это время отец обнял его.

— Поплачь, легче станет, я уже знаю это.

Казалось, что они и так очень близкие всегда, после смерти мамы стали единым целым, никаких половинок, просто одно целое.

***

Саша поступил на филологическое отделение, параллельно занимался в художественной школе, он давно её окончил, но брал частные уроки. Николай иногда ворчал:

— Сын. Ну, неужели тебе не хочется стать таким, чтобы тебя все боялись? Чтобы у тебя были свои деньги. Ты не подумай, но вот осознание того, что ты сам всё это заработал, греет.

— Пап, а зачем человеку много денег?

Саша на минуту оторвался от картины, которую рисовал. Он сидел за ней уже месяц, но отцу не показывал пока.

— В смысле, зачем? На деньги можно купить всё.

— Абсолютно всё?

Николай как-то растерялся под натиском всегда такого спокойного сына.

— Ну, да, всё.

— И здоровье?

Отец вздохнул.

— Я понимаю. Куда ты клонишь? Да, есть вещи, которые нельзя купить за деньги, но большинство то можно!

— Пап, но если самое главное нельзя купить, то зачем ради них убиваться?

Николай вскочил и заходил по комнате.

— Не понимаю, почему ты так говоришь. Ты просто не можешь так думать, потому что сам привык жить в роскоши.

— Пап, но согласись, если бы у нас не было всего этого и была бы мама, мы не были бы менее счастливы.

— Да, но это другое. Саш, ты не прав. Вот умру я и вдруг не оставлю тебе ничего, вот как тогда жить будешь?

— Пап… Ну, ты рано умирать собрался. А если серьёзно, буду жить как все, найду работу, от которой будет оставаться время на любимые занятия, и всё, буду жить.

Саша понимал, что сейчас в разговоре между ним и отцом целая пропасть, но своё мнение он высказал, да и чего высказывать, отец и так всё знал.

— И что, даже не обидишься, что я тебе ничего не завещал?

— Нет. Значит, ты завещал это кому-то, кому это действительно нужно. Знаешь папа, у меня давно в детстве была мечта: чтобы мы жили в какой-нибудь глухой деревушке, где нет твоих партнёров и твоего бизнеса, чтобы мы всегда были все вместе: ты, я и мама.

Николай внимательно посмотрел на сына.

— Всё-таки странный ты, Сашка. Ничего тебе не интересно.

— Ну почему, пап? Очень интересно, мне рисовать интересно. Создавать то, что будет потом всегда рядом, например это…

Саша повернул картину к Николаю. Он ахнул, потом подошёл ближе.

— Настя.., такая весёлая, красивая, как живая.

— Вот именно пап, мы можем смотреть на маму и думать о ней как о живой. Неважно, что её с нами уже нет, она всегда будет с нами.

— Может быть, ты и прав. Но согласись, жить не зная нужды совсем неплохо.

Саша улыбнулся.

— Соглашусь с тобой папа…

***

С этого разговора прошёл наверное год. В бизнесе Николая всё было настолько хорошо, что становилось страшно, и как оказалось, совершенно не зря.

— Николай Сергеевич, вы домой собираетесь?

Он вздрогнул, посмотрел на свою секретаршу. Рита была с ним уже лет пять, и у них были не только деловые отношения. Николай знал, что стоит ему только предложить и Рита тут же пойдёт за ним на край света, и совсем не из-за его денег. Это кстати, ему тоже было непонятно, как и мировоззрение сына.

— Собираюсь.

По идее Рита должна была уйти, но она решительно прошла в кабинет и села напротив него.

— Коль скажи, что происходит?

Он устало улыбнулся:

— А ничего особенного Рита, кому-то очень приглянулась моя фирма. Вот так.

— Но ведь сейчас другое время.

Он только грустно улыбнулся.

— Рит, я хотел бы, чтобы ты на время уехала. Там, в твоём сейфе лежит конверт, в нём премия для тебя и путёвка.

Она отрицательно качнула головой.

— Я никуда не поеду.

— Поедешь Рит, по тому как твоё присутствие связывает мои руки. Ты же умная женщина, сама всё прекрасно понимаешь.

Рита сидела молча какое-то время, потом кивнула:

— Хорошо, Коль, когда я должна уехать?»

— Вообще вчера, а так у тебя там билет на самолёт на завтра. — Он устало потёр глаза. — Рит, так нужно.

Она встала.

— Я всё поняла, Коля…

— Рит, иди. Когда всё закончится, мы обязательно поговорим.

Она вышла тихо прикрыв за собой дверь.

Саша ждал отца. Уже час ночи, а его нет, хотя в последнее время это норма. Отец стал дёрганый, дома практически не появлялся. Саша понимал, что у него неприятности, но поговорить не получалось. Сегодня утром он увидел, что у отца с собой пистолет, то есть всё ещё хуже, чем он мог себе представить. Саша очень хотел сказать, что несмотря на то, что сын у него не воин, но если потребуется, то он встанет на защиту или рядом с ним всегда.

Часы показывали два.

«Что-то сегодня папы уж очень долго нет.»

Саша включил телевизор, чтобы хоть как-то отвлечься, и сразу замер. Там шли новости.

«Известный бизнесмен был взорван в своём собственном автомобиле…» — диктор вещал, а Саша тихо оседал на пол.

На экране в сполохах огня он узнал машину отца.

***

Рита приехала на следующий день.

— Саша, как же так?

— Я не знаю… В последнее время что-то происходило, только отец такой, никогда ничего не расскажет.

— На него очень сильно давили. Он чувствовал что-то…

По щеке Риты покатилась слеза, а Саша вдруг не к месту подумал, что она страдает не меньше, чем он.

Странности начали происходить почти сразу после похорон. Как оказалось, отец продал свою фирму, буквально за 3 дня до смерти. Никто не знал об этом. Его заместитель, друг их семьи, страшно возмущался по этому поводу и несколько раз спросил у Саши, куда его отец дел деньги.

— Да не знаю я, и то, что он фирму продал, первый раз слышу.

А ещё через месяц после известно, что папа вывел все свои деньги со счетов. И снова друг семьи был у них дома и очень осторожно пытался выведать у Саши, а не завелась ли у отца молодая любовница.

В третий раз друг семьи появился на оглашении завещания. Он сидел и смотрел на Сашу в упор,ю. Когда нотариус объявил, что Саша достаётся какой-то старый дом в глуши, о котором Саша и не знал, а больше у отца ничего не было, друг семьи выругался и ушёл.

Саша грустно вздохнул:

— Ну в принципе, я и в деревне смогу найти работу…

Новые хозяева дома, нужно отдать им должное, не выгоняли Сашу, и вообще не обнаруживали себя никак до оглашения завещания, дали собрать ему в доме всё, что было нужно.

На следующий день Саша сел на поезд.

***

Он шагал по деревне, и хоть на душе скребли кошки, чувствовал себя как-то хорошо, спокойно. Когда нашёл нужный дом, уже смеркалось. Саша устало поставил чемодан, остальные вещи остались пока в камере хранения, и сверился с адресом, потом с фотографией.

«Нет, никаких сомнений, что это именно тот дом. Но тогда почему там горит свет? Неужели бомжи заселились?»

Саша осторожно перелез через забор. Отметил, что во дворе стоит неплохая машина, которая никак не может принадлежать бомжам. Осторожно заглянул в окно, и его медленно накрыло темнотой…

Очнулся он от того, что его кто-то сильно тряс.

— Саша, да, Сашка!

Потом ему в лицо вылили наверное целое ведро воды. Сашу это моментально взбодрило, открыл глаза и увидел человека перед собой, захотел тут же потерять сознание, но человек сказал голосом отца:

— Саш, не пугайся, я не привидение, я настоящий.

Саша чудом удержал сознание.

— Ты же погиб. Я сам хоронил тебя.

Николай помог встать сыну.

— Ну, хоронил ты останки человека, а не меня. Пойдём-ка в дом, я всё тебе расскажу.

— Подожди, — Саша махнул рукой, потом пошатнулся так, что Николай едва успел поймать его. — Ты… Ты не можешь быть моим отцом.

Николай спросил:

— Почему?

Саша как-то странно посмотрел на него.

— Не знаю. Как мама называла тебя, когда злилась и ругала?

Николай улыбнулся.

— Карлсон.

— Папа, это ты!!!

Саша упал ему на грудь и заплакал. Ему сейчас совсем не было стыдно плакать. Несмотря на то, что ему уже стукнуло 23.

***

Они сидели во дворе и пили чай.

— Вот тогда-то я и решил не дожидаться, пока меня грохнут, а грохнул себя сам, предварительно всё продав и переведя деньги совершенно другому человеку, то есть себе.

— Пап, но… А если бы всё вскрылось?

— Да ничего бы не вскрылось. Как ты думаешь, кто будет меня здесь искать? Это же глухомань. Кстати, мне пришлось потрудиться, чтобы разыскать этот домик. Он мне представлялся именно таким после нашего с тобой разговора. Бизнесом я и здесь могу заняться, сельское хозяйство поднимать буду. Зато здесь нас никто не достанет и никто не найдёт.

Саша довольно улыбнулся.

«Всё как в его мечтах, только мамы не хватает… Женился бы отец что ли, не старый ведь ещё.»

— Здравствуйте.

Николай и Саша резко повернулись, у ворот стояла бледная Рита.

— Простите, я поехала за Сашей, боялась, что ему совсем плохо тут станет. Хотела предложить жить в моей квартире, места хватило бы, а тут… Извините…

Она развернулась и вышла за ворота.

Саша посмотрел на отца.

— Чего ты сидишь, уедет же сейчас.

Мужчина кинулся вслед за Ритой.

Они так долго разговаривали, что Саша успел задремать.

— Сашка.

Парень вздрогнул, посмотрел на распалённого отца, на Риту так и пышущую злостью.

— Саш, мы решили пожениться.

Рита фыркнула.

— Не мы, а ты.

Саша улыбнулся.

— Давно пора.

Они замолчали и удивлённо посмотрели на него.

— Ты что, не против?

— Да, вы с ума сошли. Я только за. У меня сегодня очень счастливый день. А ещё говорят, что нельзя вернуть тех, кого забрали небеса, можно, хоть и не всех…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Бедная бабушка на улице зимой ночью
— Вот сынок нашла я тебя, увидела какой ты, а теперь и помирать можно…

На улице стоял лёгкий морозец. Снег белыми пушистыми хлопьями застилал землю и прохожих, сновавших в этот вечерний час по проспекту....

На улице стоял лёгкий морозец. Снег белыми пушистыми хлопьями застилал...

Читать

Вы сейчас не в сети