Женщина деревенская

Антонина

Встретив машину, Антонина показала грузчикам, куда нужно отнести цемент и краску, а также другие строительные материалы.

Пока было тепло, она решила немного подремонтировать свой старенький дом. И он действительно требовал скорейшего обновления, ведь фундамент уже начал оседать, а крыша прохудилась ещё прошлой осенью, но приколоченный шифер пока что спасал от ливней. В этот момент к ней подошла соседка.

— Привет, Тоня, всё возишься со своим сараем? Ну и достаётся же тебе, как белка в колесе крутишься.

Понимая, что соседка не отстанет, Антонина прямо у неё спросила:

— Ты чего-то хотела или просто так, поболтать?

— Так точно, по делу пришла. Слушай, Тоня, одолжи мне пять сотен до зарплаты? Мой Костик какие-то запчасти на машину купил, будь она не ладна, а дома хлеб закончился. Всего на три дня деньги прошу, я ведь точно отдам.

Антонина усмехнулась и ответила:

— Вот, даёт, нашла, у кого спрашивать. Мне, между прочим, деньги с неба не падают. И если ты не забыла, то я многодетная мать и расходов у меня будет больше, чем у тебя.

Соседка сделала жалостливый вид и Тоня, всё же, согласилась одолжить ей деньги:

— Ладно, идём в дом, есть у меня немного на черный день. Но, смотри, не подведи с возвратом, а то, сама видишь, я ремонт затеяла, так у меня каждая копейка на счету.

Марина чуть ли не перекрестилась:

— Честное слово, Тоня, я к тебе сразу через три дня прибегу. Кстати, а чего это Фёдор Иванович вчера с тобой шушукался? Ты, наверное, с ним чего-то задумала? А что, он ведь ещё не старый мужчина и в самом расцвете сил.

Антонина поняла, к чему она клонит:

— Не говори ерунды, Марин, не о том думаешь. Мы просто обсудили с ним дополнительную работу. У него появился хороший заказчик на стороне, вот он мне и предложил в этом поучаствовать. А ты, ворона, что-нибудь странное увидела и давай трещать на весь посёлок. Хватит, Марин, не порти себе репутацию, пока я ещё нормально к тебе отношусь. Да и зачем мне муж в мои-то годы, совсем скоро уже сорок пять стукнет. Я и сама неплохо управляюсь, вон и дети помогают.

И в самом деле, как только она это произнесла, на крыльце появились сыновья. Старшие были погодками и учились в техникуме, а младший ещё учился в школе. Также была и дочка, но она ушла за хлебом в сельмаг. Посмотрев на своих детей, Антонина добавила:

— Вот поэтому я ерундой и не занимаюсь, мне просто, некогда это делать. В своем доме всегда забот хватает: то уборка, то готовка, то вот, ремонт. А, кстати, не хочешь присоединиться?

В ответ Марина отрицательно покачала головой:

— Да нет, лучше я мысленно пожелаю тебе удачи в ратном труде.

Сходив в дом, Антонина вернулась оттуда с деньгами в руках:

— Держи, да Костику своему скажи, пусть не сачкует. Наш фермер, Пётр Васильевич, недавно бригаду набирал в командировку. Чего это твой муж отказался? А потом не знает, где деньги на запчасти взять. Вот народ пошёл: есть возможность подзаработать, а они не хотят. Ладно, Марин, не буду я тебя больше задерживать.

После этого она повернулась к сыновьям и скомандовала:

— Так давайте ребята, смело берите инструменты и начинайте зачищать стены. Олеся как придёт домой, вам поможет, а я чуть позже разведу смесь и будем шпаклевать.

Вот она, настоящая жизнь многодетной матери: всегда есть, чем заняться, нет места лени и безделью.

Антонина уже как несколько лет живёт одна с детьми в этой ветхой избушке после пожара. Тогда ещё они жиле все вместе в просторном родительском доме Антонины, но в один миг остались без всего. Чудом никто не пострадал, но дом выгорел до тла, захватив с собой все постройки рядом. Начинать жизнь нужно было с чистого листа, но муж Андрей, не выдержал такого груза ответственности и сбежал подальше от всех трудностей. И где он сейчас находится, она не знает, но злые языки поговаривали, что бывший муж нашел себе любовницу. У которой не было таких жизненных проблем и теперь, тянуть на себе лямку отцовских обязанностей ему не приходилось. Пришлось Антонине в одиночку тащить на себе всю семью и добиваться через администрацию хоть какой-то крыши над головой. В итоге погорельцам выделили старый заброшенный дом с дряхлой баней, почти на окраине посёлка, пообещав предложить что-то получше потом, но на этом всё. Первое время Тоня боялась, что дети будут по скучать по отцу, но оказалось, что мама для них стала единственным родным человеком. Правда, и своего отца они плохим словом не вспоминали. В общем, сделали вид, что его и вовсе не было. Особенно, старший сын отличился: взял и убрал все фотографии горе папаши. И никто слова ему поперёк не сказал, потому, что правильно сделал.

Когда соседка ушла, младший сын подошёл к матери и тихонько спросил:

— А у тёти Марины чего, деньги закончились?

Погладив его по голове, Антонина ответила:

— Тебе-то какая разница, Миша? Ты лучше иди, ребятам помогай, а то они уже стены начали шоркать. И вообще, нельзя влезать во взрослые дела!

С другой стороны, Тоня прекрасно понимала, что соседка просто так про запчасти ляпнула. Муж Марины по слухам стал увлекаться азартными играми, вот на них, скорее всего, и тратил всю зарплату. Но ведь, она же, не будет очернять собственного супруга, поэтому и списала всё на запчасти к машине. Тяжело вздохнув, Антонина сама себе сказала:

— Ладно, это её проблемы, раз нравится, пусть живёт так.

И то верно: как говорится, чужая семья – потёмки, и соваться туда с чужим уставом, как-то не по-людски.

Ближе к вечеру со стенами был полный порядок.

— Ну, молодцы, вовремя управились! Так, Олеся, пойдём ужин готовить, а мальчишки пусть баню растопляют.

Сыновья послушно отправились во двор. Оставшись с дочкой на кухне, Антонина у неё спросила:

— Как у тебя с Димой, всё серьёзно? Я понимаю, что вы пока дружите, но время летит и нужно о будущем думать.

Олеся присела на стул и тихонько ответила:

— Да, всё нормально, мам, в этом плане мы с ним не торопимся. А почему ты об этом спросила?

Антонина посмотрела ей прямо в глаза и произнесла:

— Не хочу, чтобы ты мои ошибки повторила. Сама понимаешь, о чём идёт речь: твой отец оказался предателем, а ведь снаружи по нему ничего и не скажешь. Вот ведь, как, получается – внешне был примерным семьянином, а внутри в нем сидел змей искуситель. Для этого я и завела с тобой разговор о ваших отношениях с Димой. Смотри, не ошибись, думай на несколько шагов вперёд.

Антонину можно было понять, она ведь хотела для своих детей только счастья.

Вскоре пришли сыновья и сообщили, что баня через часик будет готова. Пока мать готовила им чистые вещи, Олеся достала из серванта маленькую коробочку и стала протирать её от невидимой пыли. Вернувшись в зал, Тоня склонила голову на бок и спросила:

— И тут ты решила порядок навести? Там ведь нет пыли, я сама убирала. До сих пор интересно, за что твоей матери медаль вручили?

Тут же к разговору присоединились и сыновья:

— Да, мам, ты ведь никогда об этом не рассказывала. Сколько мы тебя об этом не просили, всё время отмалчивалась.

Присев на диван, Антонина раскрыла коробочку, в которой действительно лежала медаль. От одного только вида награды мурашки по телу поползли. Не в силах себя сдержать, Тоня произнесла:

— Это за спасение человека. Я тогда была совсем молодая, всего-то шестнадцать лет, но уже ответственно ко всему относилась. Вот и подарила ему вторую жизнь, как будто сам господь велел мне это сделать.

Убрав медаль обратно, она посмотрела на детей и добавила:

— Ну, вот, собственно говоря, и всё, что я могу вам сказать. Надеюсь, довольны и больше не будете меня об этом спрашивать?

Сыновья и дочка в ответ кивнули:

— Вот и хорошо, а теперь ребята идите в баню, а мы с Олесей после вас сходим. И не забудьте веники берёзовые приготовить, надо бы немного попариться.

Сыновья снова ушли, а вот Антонина и её дочка ещё несколько минут продолжали сидеть на диване в задумчивом состоянии. Что крутилось в голове у самой матери, оставалось неясным, а вот Олеся думала о том, что не всё услышала во время этого разговора. Ей показалось, что мама о чём-то не договарила. Возможно, что не захотела или была другая причина для скрытности. Короче, Олеся сделала вывод, что есть некая тайна, о которой мать не хочет рассказывать, во всяком случае, сейчас. И чтобы развеяться, она ушла на кухню и принялась чистить картошку.

Вскоре и Антонина к ней присоединилась, но по её лицу было видно, что она до сих пор не может забыть о том событии. Чуть позже, когда все собрались за столом, Антонина похвалила детей за усердие и заботу. Она делала это для того, чтобы показать к ним своё отношение:

— И помните, ребята, что в будущем вас никто не будет подгонять. Нет, я, конечно, не оставлю вас без внимания, но и вы должны стремиться к самостоятельности.

Дочка решила ответить за всех:

— Спасибо, мам, что ты заботишься о нас, мы это цени и этим дорожим.

Кивнув в знак одобрения, Антонина подвела итог:

— Ну, вот, доброе дело мы сделали, надеюсь, не последнее в этой жизни.

После ужина она собрала посуду, а Олеся помогла её помыть. Видно было, что дочка боготворила свою мать. И даже не стала дальше расспрашивать по поводу той медали. А ведь хотелось, интерес не оставлял в покое, но лучше уж промолчать, чем создавать неловкую ситуацию. Пожелав всем спокойной ночи, Антонина ушла в свою комнату. Но ещё долго она не могла уснуть, ворочаясь, словно под ней был не матрас, а ворох еловых иголок. Чуткий слух Олеси уловил этот момент, но дочка не решилась идти и спрашивать, всё ли в порядке. Утром к ним приехал, глава посёлка и попросил у Антонины её сыновей на подработку:

— Да тут всего-то на три часа, зато получат достойную оплату. Да и тебе подспорье: вон, ремонтом занимаешься, считай, что на стройматериалы не придётся, тратиться из своего кошелька. И кстати, зайди-ка мне через часик, нужно поговорить.

Посмотрев на него вопросительным взглядом, Антонина, однако, внятного объяснения такой спешки всё равно не услышала. Глава только махнул рукой и вышел на улицу:

— Я вас в машине подожду, и захватите с собой вёдра.

Спустя пятнадцать минут они уехали, а Тоня с дочкой решили устроить стирку. Замочив грязное бельё в тазики, мать наказала через полчаса начать стирку, а сама отправилась в управление. Глава чуть задержался, а когда появился, то с радостью в голосе произнёс:

— Я тут кое с кем пообщался, и мы решили помочь тебе с жильём. Хватит латать эту избушку, она уже изжила себя, а тебе пора с детьми переселяться в более комфортный домик. Не скрою, что придётся подождать, вас даже по телевидению покажут, но оно того стоит.

Антонина не знала, как ей на это реагировать:

— Прямо врасплох меня застали, Геннадий Семёнович. А что я детям скажу? Они ведь могут и не согласиться.

Однако глава посёлка стоял на своём:

— Это уж тебе решать, что им говорить. Но имей в виду, что мы все для тебя стареемся. Ты многодетная мать и должна жить в хороших условиях. Да, нужно было раньше это сделать, но уж извини, как появилась возможность, так и взялись за твою проблему.

Вот уж воистину великое одолжение, но ничего не поделаешь: если уж глава просит, то надо соглашаться. Тем же днём Антонина переговорила с детьми и они, из уважения к матери, дали свое согласие на съёмки. Но для этого пришлось ехать в город. Поэтому, Антонина приготовила детям самую лучшую одежду:

— И кулоны свои не забудьте, они удачу приносят. Может, и правда, нам жильё выделят? Хотелось бы в это верить, но реальность говорит о том, что сказок не бывает.

Во время съёмок им задавали различные вопросы. А в самом конце объявили о сборе средств, для покупки нового жилья. Тут стоит сказать, что и сам глава посёлка мог подсуетиться, и без всяких телевизионных передач помочь Антонине с жильём. Однако этого не случилось, и пришлось ей участвовать чуть ли, не в цирковом представлении. Но всё закончилось, и они благополучно вернулись домой. Оставалось только ждать, как скоро наберётся необходимая сумма.

В тоже время, Антонина не особо верила в успех данного мероприятия. Не думала она, что найдутся люди, готовые просто так расщедриться на деньги. Ведь сейчас не то время, и каждый выживает, как может. Да и зачем кому-то помогать, если своих проблем итак хватает. В общем, Тоня, когда приехала обратно в посёлок, только посмеялась над потугами главы. Но не стала ему об этом в лицо говорить, постеснялась. Как ни крути, а он старается, хотя, может, и делает вид, что проявляет заботу.

С тех пор прошло два дня, и Антонина уже перестала думать о том, что совсем недавно с детьми участвовала в открытой телевизионной программе. Но совершенно неожиданно, с утра пораньше примчался, Геннадий Семёнович и, махая какими-то ключами, прокричал:

— Собирайся, Тонька, и детей зови, сегодня у вас будет праздник.

Не понимая, что происходит, она разбудила сыновей и дочку. Те тоже были в шоке от того, что на всю хату истошно визжит главный человек в посёлке. Они до этого ничего подобного за ним не замечали, а сегодня он просто разошёлся:

— Вперёд, не мешкайте, у вас скоро новоселье.

От этой новости у Антонины подкосились ноги. Но, собрав все силы, она вместе с детьми отправилась вслед за Геннадием Семёновичем. Тот не стал брать машину и специально вел их по улице. Наконец, когда они подошли к шикарному большому дому, прозвучали торжественные слова:

— Прошу в новое жильё, оно теперь ваше, документы уже почти готовы.

Антонина не могла поверить своим глазам:

— Но, как, Геннадий Семёнович? Мы же совсем недавно только выступили по телевидению?

Пожав плечами, глава ответил:

— Нашёлся меценат и купил для вас этот дом, кстати, он скоро тоже подъедет.

Войдя внутрь, Тоня тут же увидела записку на кухонном столе, в которой было всего несколько слов:

— Спасибо за вторую жизнь.

Закрыв лицо, она заплакала и к ней тут же подбежали дети:

— Мама, что с тобой, почему у тебя слёзы?

Она показала им записку и произнесла:

— Он вспомнил про меня и нашёл, и это через столько лет.

Никто не мог понять, что происходит, и тогда Антонина добавила:

— Это ведь подарок от того человечка, которого я спасла, доставая из колодца теплотрассы. Вы же не забыли, как спрашивали у меня, за что ваша мама получила медаль? Так вот, я нашла коробку с ребёнком, он был совсем маленький, похоже, что нерадивые родители, таким образом, решили от него избавиться. Но кто они были, я не знаю, там потом такая суматоха началась. В общем, мальчика отдали в приют, ну, а мне медаль и грамоту за спасение младенца.

И как только она договорила последние слова, в дверях появился мужчина:

— Антонина Георгиевна, Вы достойны не только этого дома, но и намного большего. Я сделаю всё для того, чтобы вы ни в чём не нуждались. — Присев на стул, вошедший мужчина, продолжил. — Меня, зовут Валера, так в детдоме нарекли, а когда я немного подрос, то стал интересоваться, где мои родители. И вот, одна из воспитательниц рассказала, что они давно сгинули. Я тогда сильно расстроился, но она показала на этот кулон у меня на шее и призналась, что есть человек, который подарил мне вторую жизнь. Его имя Антонина, которое я запомнил на всю свою жизнь. А совсем недавно Вас показали по телевидению, и у ваших детей я увидел такие же кулоны.

Сыновья и дочка Антонины переглянулись и в один голос произнесли:

— Так вот, что ты нам не договаривала. Мама, это же настоящий геройский поступок.

Далее Валера поведал им, что после детдома много трудился и шёл к своей цели стать обеспеченным человеком. Ему повезло, и он удачно вклинился в бизнес. Потихоньку раскрутился, и теперь живёт в достатке.

— В общем, за глаза меня иногда называют миллионером, а на самом деле, я простой человек, только при деньгах.

Антонина слушала его, а у самой до сих пор было шоковое состояние. Столько событий и всё в один день, тем более получить такой подарок от спасенного ребёнка через много-много лет. Правда, сейчас он уже взрослый мужчина, но в тот день когда Тоня доставала коробку из колодца, на неё смотрели две напуганные бусинки. Вытерев лицо, она протянула ему руку:

— Спасибо тебе, Валера, честное слово, не думала, что ты решишься меня отыскать.

Валера отдал ей документы и произнёс:

— Да что там, я вообще должен вам в ноги поклониться. Если бы тогда не ваша сознательность, то наверняка я бы не стоял сейчас перед Вами.

За разговорами они совершенно забыли про Геннадия Семёновича, который стоял рядом:

— И вам спасибо, Геннадий Семёнович, что помогли организовать съёмки. Ведь это оказалось удачной идеей.

Сняв с шеи кулон, Валера хотел вернуть его обратно, но Антонина отвела его руку и тихонько прошептала:

— Пусть он всегда будет с тобой, жизнь длинная и неизвестно, что нас ждёт впереди. Я хоть и не особо верю в приметы, но оберег своим детям тоже повязала.

Такое радостное событие не осталось незамеченным и вскоре все соседи собрались, чтобы поздравить Антонину и её детей с новосельем. Валера помог с переездом, кроме того, купил им ещё и вместительную машину, чтобы кто-нибудь из старших сыновей, сдал на права, и возил всю семью вместе.

Вот и пришла неожиданная удача в их дом. И кто бы мог подумать, что тот малыш вырастет и станет богатым человеком; найдёт свою спасительницу и от души отблагодарит. Что ни говори, а бывают в жизни случаи, когда и через много лет судьба возвращает добрые поступки. Вот, только их нужно сначала совершить, чтобы получить заслуженную награду. Антонина не прошла мимо и спасла ребенка, не отвернулась, и все усилия приложила для того, чтобы он жил дальше.

Предыдущий пост

Следующий пост

Мальчик в темноте тёмной комнате

– Мама, мама. Почему ты бросила меня, мама? Я плохой?

Алла нервно ходила по комнате, судорожно сжимая пальцы. Она не находила себе места, потому что никак не могла принять правильного...

Алла нервно ходила по комнате, судорожно сжимая пальцы. Она не...

Читать

Вы сейчас не в сети