Старик в церкви

Лекарство для души

Вы когда-нибудь испытывали чувство глубокого отчаяния, безысходности, потерянности себя в этом мире? Если нет – Вы счастливый человек. И счастье это огромное, безграничное, бесконечное.

Однажды в жизни Юли случилась история, после которой она каждой клеточкой своего организма прочувствовала, насколько тяжела человеческая жизнь, когда из неё исчезает самое дорогое.

Юлю всегда удивляло, как можно превратиться из нормального человека в грязного, опустившегося до дна, бомжа. Не имея своего угла, скитаться по помойкам, есть отбросы, спать, где придётся. И самое удивительное, что это добровольное рабство. Ведь у человека всё в жизни было – и семья, и дом, и хорошая работа. Что может разрушить эту идиллию настолько, что своей собственной рукой в одночасье ломаешь то, что приобреталось годами.

Юля не находила ответа на этот вопрос. Наверное, потому что её не коснулась своим чёрным крылом беда. Она – молодая девчонка, девятнадцати с небольшим лет. Хорошо училась в школе и родители были уверены, что дочка поступит в институт. Но Юле хотелось независимости во всём, и в материальном плане тоже. Неожиданно для родных она, закончив девять классов, покидает стены школы и идёт обучаться парикмахерскому делу. А что, хорошая профессия и пользуется спросом у всех без исключения.

Работа эта Юле по-настоящему нравилось. Она с присущей ей творческой жилкой была уверена, что услуги парикмахера не просто стрижка волос, а искусство создания неповторимого образа. Юле повезло, она быстро нашла работу. Но не бывает бочки мёда без ложки дёгтя. Коллектив ей попался золотой. Сплошь профи с многолетним стажем и огромным прицепом, в виде постоянных клиентов. Они относились к Юльке как к цыплёнку, который только-только вылупился из яйца, ничего ещё не понимающему. Чистый лист. А, чтобы достичь такого уровня мастерства как у них, нужно горы свернуть. Пройдёт немало времени, чтоб из «цыплёнка» что-то подобное получилось. Понимая это, коллеги Юли заправски научились использовать её для избавления от «ненужных» клиентов. Стрижка бомжа, пьяницу, цыганку, семью с кучей сопливых детей считалось противным и не достойным руки профессионала. Поэтому, когда подобная публика переступала порог парикмахерской, всем становилось ясно, что причалил очередной Юлькин клиент.

Но Юля не роптала на судьбу. Она никогда не отказывалась от работы. Ведь эти клиенты тоже люди, как и все остальные, только со своей особенной судьбой.

Так случилось и в этот раз. Однажды сентябрьским утром в парикмахерскую зашёл вонючий старик, в грязной одежде, с растрёпанными, слипшимися волосами, немытыми бог знает сколько времени. Чуть ли не до груди у него болталась бородёнка, такая же отвратительная, как и голова. Возникло чувство, что он переспал на всех помойках города и залез в каждый мусорный бак.

— Дочка, у кого мне можно немного подстричься? – вежливо обратился дед к одной из женщин.

Она с отвращением указала пальцем на кресло Юли. Через минуту все парикмахеры надумали сделать перерыв в работе и убежали в чайную комнату. Дед не спеша подошёл к Юле:

— Дочка, можно?

— Да, да, конечно. Присаживайтесь. Что будем делать? – нисколько не смутившись, спросила она.

— Мне бы подстричься немного, милая. Волосы и бороду. Сможешь? – спросил старик.

Юля коснулась рукой головы деда. Оттого что шампунь бывал на волосах очень редко, кожа покрылась коростами.

— Может быть, сначала помоем голову? – спросила Юля.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Нет, нет, не нужно. Только подстричь, — возразил дед.

Закипела работа. Юля как можно бережнее, чтобы не поранить и без того больную кожу, брала прядь за прядью и аккуратно подстригала. Ножницы в её руках слушались беспрекословно и чётко выполняли свою роль. Юля поняла, что когда-то у мужчины были шикарные, густые, волнистые волосы. Конечно, без должного ухода они утратили свою былую красоту. Но привести их, по крайней мере, в опрятный вид Юле по силам. Сложнее было с бородой. Короткая вьющаяся растительность переплелась с пылью, остатками еды, уличной грязью. И поэтому плохо поддавалась парикмахерским манипуляциям. Но только не в Юлином случае. Казалось, что это молоденькая девчонка справится в любой ситуации. Пришлось приложить немало усилий, но сантиметр за сантиметром, удалось убрать всё постороннее из бороды. Дело осталось за малым, привести её в божеский вид. И справилась Юля с этим блестяще.

Внешность деда сразу преобразилась настолько, что ему смело можно было скинуть десяток лет. Он взглянул на себя в зеркало и оторопел от нахлынувших эмоций. Впервые улыбнулся Юле.

«Какая приятная улыбка», — подумала она.

Кто бы мог подумать, что за грязью и неприглядной одеждой скрывался вполне симпатичный мужчина.

— Спасибо, дочка, от всего сердца. Не ожидал, что ты такая прекрасная мастерица, — искренне поблагодарил её дед.

В этот момент в зал вернулись остальные парикмахеры и, разинув рты, уставились на деда. Смотреть на него было уже не противно, как вначале. Каково же было их удивление, когда дед не только заплатил за стрижку, но и дал щедрые чаевые. Исключительная редкость! Даже богатые клиенты не делают этого. Юля тоже не ожидала такой оценки её труда:

— Ну, зачем же так много? Достаточно стоимости стрижки, — сказала она.

— Нет, милая, это от всей души. Я же знаю, что у меня ужасно запущенный вид. Давно махнул на себя рукой. Тебе пришлось сложно со мной. Но ты всё сумела сделать. Прими мою оплату и дай бог тебе счастья, — не уставал хвалить Юлю дед.

А потом старик встал и, оглядев всех присутствующих многозначительным взглядом, исчез также быстро, как и появился.

До конца рабочего дня Юля не могла успокоиться. Всё думала о деде. Как он дошёл до такой жизни. Должно быть, с ним случилось что-то очень серьезное, непоправимое и он так замаливает свои грехи. Совершенно точно, что он был хорошим человеком. Но это всё лишь догадки.

На следующее утро Юля ушла на свой честно заработанный выходной. Она очень любила церковные службы в храме недалеко от дома и каждое воскресенье посещала их. К этому её с детства приучили родители. Сегодняшний день не стал исключением. Накинув платок, Юля вошла в церковь и глубоко вдохнула в себя запах этого неповторимого, таинственного места. Храм для неё был целым миром, где любили и прощали за прегрешения, стоит только искренне причаститься и помолиться перед Богом.

Служба только началась, собралось много верующих, в основном, постоянных посетителей церкви. Все неустанно молились и внимали каждому слову батюшки. Каждый при этом думал о своём, мечтах и просьбах к всевышнему.

Юля не изменяла своим желаниям. Больше всего она хотела крепкую, дружную семью, с большим количеством детей. После службы Юля поставила свечки своим любимым святым и с прекрасным чувством лёгкости, и радости направилась к выходу.

Нужно сказать, что церковь требовала ремонта. Кое-где осыпалась штукатурка, испортился пол и стены. Несмотря на деньги прихожан, собранных средств не хватало на реконструкцию храма. Стоило Юле только об этом подумать, как она оступилась и упала на полуобвалившихся ступеньках церкви. Через секунду правую ступню пронзила острая боль, от которой она вскрикнула. Попыталась встать, но боль оказалась ещё сильнее и буквально пригвоздила её к крыльцу. В этот момент Юля почувствовала, как чья-то рука коснулась её плеча. Оглянувшись, она увидела добрые глаза пожилого мужчины, смотрящие на неё. Что-то в его облике показалось ей очень, очень знакомым. Боже, да ведь это тот дед, который вчера приходил к ней в парикмахерскую.

— Здравствуй, милая. Я даже вчера забыл спросить твоё имя, так ты меня околдовала своим искусством. Меня зовут Пётр Тимофеевич. Не беспокойся, давай я отнесу тебя в одну из комнаток, в храме и если что-то серьёзное обязательно вызову скорую, — предложил дед.

— Я Юля. Если Вас не затруднит, пожалуйста, помогите. Не смогла сама встать.

— Ничего страшного, Юленька. Не переживай, — успокаивал её Пётр Тимофеевич.

На удивление, мужчина подхватил её как пушинку, и отнёс в небольшую, скромную комнату. В ней была старенькая мебель — кровать, небольшой шкаф, стол, стул и ещё умывальник. На кровать он удобно положил Юлю. Заметив, что девушка с интересом разглядывает обстановку вокруг, мужчина сказал:

— Я здесь живу и работаю. Это давно уже мой дом. Разреши посмотреть твою ногу, — не дожидаясь согласия, он приступил к осмотру.

— Так, так… Похоже на вывих или растяжение. Скорее, первое. В любом случае нужен рентген. А пока наложу на ногу тугую повязку, ну и всё-таки нужно попадать в больницу, — как врач говорил Пётр Тимофеевич.

А может, и правда, это настоящий доктор, вернее был им раньше.  Юля пристально взглянула на деда. Он отвёл глаза и улыбнулся.

— Да, твои предположения не напрасны. Когда-то я был доктором – детским хирургом. Только не спрашивай сейчас, почему это бросил и превратился в бомжа. Это долгая история и мне по-прежнему тяжело её вспоминать. Но ты запала мне в душу, и я расскажу обо всём что случилось, но позже, как только заживёт твоя нога. Хорошо? – сказал дед, грустно вздохнув.

— Да, конечно, как скажете – ответила Юля.

Мужчина всё же вызвал скорую и она очутилась в больнице. Прогноз Петра Тимофеевича оправдался – это вывих, достаточно сложный. Как минимум на две с половиной недели она выключена из нормальной жизни. Некоторое время предстоит провести в больничных стенах.

Потянулись серые, унылые дни с осмотрами, перевязками, лекарствами. Давно Юля не ощущала себя такой одинокой. Несмотря на то, что она была общительной девчонкой, подруг не нажила. С коллегами по работе тоже не сдружилась. Да и с родителями после того, как она не оправдала возложенных надежд, отношения тоже были натянутыми. Её спасла книга, положенная Петром Тимофеевичем в сумку, о житии некоторых святых. Юле казалось, что интереснее книги она не читала. Интернет меркнет по сравнению со старыми, зачитанными страницами.

Перед ней предстала история каждого святого, наполненная любовью и глубоким смыслом. Юля поняла, что у неё в душе зародилось новое качество – помогать людям, попавшим в сложную ситуацию. Она, правда, пока ещё не знала, как сможет это осуществить.

— Что-нибудь придумаю, — сама себе пообещала Юля.

Наконец, настал долгожданный день выписки. С утра у Юли было приподнятое настроение, она искренне радовалась, что вернётся домой. Пусть даже в свою одинокую, маленькую квартиру, но такую родную. Девушка хотела вызвать такси, понятно, что она самостоятельно ещё не добредёт до дома. И была очень удивлена, когда получила сообщение на телефон, что машина подана к крыльцу больницы. Как такое может быть? Ведь она в службу такси ещё не звонила. Увидев из больничного окна автомобиль, Юля поблизости заметила знакомый силуэт.

Это же Пётр Тимофеевич. Какой чуткий человек. У него уникальная способность появляться в тот момент, когда нужна помощь.

Оказавшись на улице, в мгновение ока мужчина очутился рядом с Юлей и подарил букет цветов. Было очень приятно и трогательно.

— Ну что Вы, Пётр Тимофеевич, это же дорого, не нужно было, — сказала Юля.

— Деньги дело наживное, а вот здоровье бесценно. Выздоравливай, дочка. А если будет плохо, вот мой номер телефона, звони — предложил дед.

— Спасибо большое. Я Вам очень благодарна, — ответила Юля.

— Да за что, милая? – удивился Пётр Тимофеевич .

— За то, что помогаете и вообще за всё. Вы очень светлый и добрый человек, — искренне поблагодарила его девушка.

Мужчина улыбнулся, и его лучистые глаза наполнились нежностью и теплотой. Юля заметила, что в облике Петра Тимофеевича произошли изменения. Пусть и не глобальные, но первый шаг к обновлению сделан. Он уже не был тем грязным, запущенным стариком, к которому не хотелось прикасаться. Волосы были вымыты, одежда пусть и старая, но вполне себе опрятная. Девушка удивилась, неужели и она этому поспособствовала своей подстрижкой? Вполне возможно…

Довольная, Юля села в машину и через пятнадцать минут уже была дома. Сидя на кухне с чашкой свежезаваренного кофе, она невольно вспоминала всё то, что произошло с ней в последние дни. Если бы не нога и её вынужденная госпитализация, можно было назвать прошедшее время замечательным. Она на собственном примере поняла, как важно, когда в критический момент тебе протягивают руку помощи.

«Как только нога заживёт, обязательно навещу Петра Тимофеевича. Очень хочется узнать его жизненную историю, тем более он сам обещал рассказать.»

Дома время летит незаметно и вот уже Юля свободно, самостоятельно перемещается. Снова почувствовала себя полноценным человеком. Как же это здорово!

Руки сами потянулись к телефону. Пётр Тимофеевич ответил как всегда сразу, не заставляя себя ждать.

— Добрый день, как Ваши дела? — спросила Юля.

— Всё хорошо. Как ты себя чувствуешь? Поправилась? — заботливо поинтересовался он.

— Лучше, гораздо лучше. Вот хочу сходить в церковь поставить свечки за своё исцеление. Можно к Вам заглянуть? – Юле не терпелось узнать об этом мужчине больше.

— Конечно же, заходи. Буду очень рад видеть, — искренне обрадовался Пётр Тимофеевич.

Юля не стала откладывать дело в долгий ящик и через пару дней пришла в церковь. Всё те же полуразрушенные ступеньки крыльца, ведущие в храм. Но уж теперь-то она не позволит им взять над собой вверх. Вот препятствие успешно преодолено. Она снова здесь, в этом прекрасном месте, где всё пропитано божественной энергетикой.

Юля поставила свечи за здравие, помолилась и как всегда вдохнула в себя воздух, как ей казалось, заряженный самим создателем. На выходе она заглянула в комнату Петра Тимофеевича, дверь была приоткрыта. Внутри никого не было. Зайти туда Юля не решилась, подожду его здесь. Пётр Тимофеевич пришёл уже через пару минут, он помогал в уборке церковного инвентаря.

— Добрый день! Какая ты молодец Юленька, что не забываешь ходить в церковь, продолжаешь любить Бога, ставить свечи и молиться. Так поступает только истинно верующий человек. Заходи, будь как дома, — не уставал хвалить её мужчина.

Учитывая интеллигентность, начитанность, а также изменившийся внешний вид, язык не поворачивался назвать его дедом.

— Спасибо за добрые слова Пётр Тимофеевич. Помните, Вы мне говорили, что расскажете свою историю. Может, я веду себя слишком назойливо, но очень бы хотелось узнать о Вас больше. Простите великодушно, — робко сказала Юля.

— Не извиняйся. Всё хорошо. Раз ты действительно хочешь услышать это, значит, так тому и быть, — ответил мужчина. — Прошло уже немало времени с той трагичной истории, но я помню всё до мелочей, словно это было вчера. Начало 80-ых, я, несмотря на достаточно молодой возраст, успешный врач – хирург, более того – заведующий детским хирургическим отделением. Просто очень любил детишек и свою работу. Настолько, что коллеги высоко оценили мой труд. Я абсолютно счастливый человек. Ведь у меня настоящая крепкая семья – жена Наташа и два сыночка – Лёша и Ванюшка. Безмерно любил их.

В этот момент скупая мужская слеза скатилась по щеке Петра Тимофеевича. Но он нашёл в себе силы продолжить рассказ.

— Мы всегда ездили в отпуск на море всей семьёй, а в тот злополучный год меня задержали на работе. Я не хотел, чтобы они уезжали одни. Но жена настояла, сказав, что она с детишками улетит, а я приеду вслед за ними через неделю. До сих пор себя корю, что согласился. Ведь подсказывала мне интуиция, не нужно этого делать. Но… Последнее сообщение от Наташи я получил после приземления самолёта на юге: «Мы прилетели, всё хорошо». А дальше… То, что было потом, это страх и отчаяние, о которых больно вспоминать. После приземления они сели в небольшой автобус, который должен был довезти до места отдыха. Но не доехали… Водитель не справился с управлением на узкой горной дороге, вылетел на встречную полосу и столкнулся с другим автомобилем….

Петру Тимофеевичу был очень тяжело говорить. Юля уже пожалела, что завела этот разговор.

— Простите, не правильно я поступила, что заставила Вас снова пропускать через сердце это горе. Можно не продолжать, — сказала Юля.

— Нет, нет, я расскажу до конца. Когда доверишься хорошему человеку, то и на душе легче, — возразил Пётр Тимофеевич. — Когда моих родных не стало, я хотел наложить на себя руки. Но, какая-то необъяснимая сила меня остановила от этого шага. Я с головой окунулся в работу, с утра до позднего вечера. Не мог находиться дома, всё напоминало о жене и детишках. Поэтому даже ночевал на работе. Была там одна комнатушка, где когда-то находился архив, она и стала моим домом. Так прошёл год. Вопреки пословице, время – не лечит, теперь я это точно знаю. Боль от невосполнимой потери не притупилась, а наоборот разрасталась. Когда она стала невыносимой, в очередной раз пришли мысли о собственном уходе. Ещё чуть-чуть и они бы реализовались, если бы не случай. Однажды к нам в отделение поступила девочка десяти лет Настенька, она также как и мои детки, попала в аварию. Выжила, но перестала ходить, тяжёлое повреждение позвоночника. Российские врачи говорили, что она не будет самостоятельно передвигаться. Надежду вселяли западные медицинские клиники. Но они выставили огромный счёт, с которым семье девочки было справиться не под силу. И тогда я решился на невероятное. Продал квартиру, снял все сбережения в банке, для того, чтобы оплатить операцию девочке, и она выросла здоровым ребёнком. У моих сыновей не было шансов спастись, а у этой девочки есть. И она должна жить. Родители девочки не знали, чем отблагодарить меня. Но я сказал, что лучшей наградой будет счастливая улыбка на лице ребёнка. Через пару дней Настенька с родственниками улетела заграницу, а ещё через два дня её прооперировали. Началась положительная динамика и появились реальные шансы на выздоровление. Сейчас эта девочка уже взрослая, живёт в Германии и у неё есть своя семья. Но она всегда помнит обо мне. Даже несколько раз приезжала в Россию, чтобы встретиться со мной и поблагодарить. Это сейчас я осознаю, какое великое дело совершил для неё. Но тогда это казалось мелочью по сравнению с той бедой, которая без спроса вошла в мой дом. Помогая ребёнку, мне казалось, что на душе чуть-чуть полегчало. И я буду жить работой, но увы. Совсем скоро постоянные воспоминания и угрызения совести замучили меня. Я не мог уже хорошо оперировать, руки не слушались. А у хирурга руки – самое главное. Если они трясутся, нужно распрощаться с профессией. По-другому нельзя. И я это сделал. Работа была последним звеном, от которого я отказался. Просто написал заявление и ушёл. У меня ни осталось ничего, кроме бесконечного горя, от которого никуда не скрыться. Теперь моим домом стала улица, а еда – то, что люди недоели. Я скитался с группой таких же бомжей, как я. Там не было случайных людей, у каждого была своя глубоко несчастная история. Так продолжалось десять лет.

— Целых десять лет? Так долго? Как же Вы выжили? – изумилась Юля.

— Да, милая, это действительно так. Для бомжа не существует временных границ, он вне времени и событий, всегда незримо наедине со своими потерянными родными, несбывшимися мечтами и надеждами.

— А как Вы попали в церковь? – спросила Юля.

— Зимним вечером я долго шёл пешком. Устал. Присел на скамейку на автобусной остановке и задремал. Проснулся от того, что кто-то тряс меня за плечо. Открыв глаза, услышал мужской голос: — Эй, нельзя спать, замёрзнешь. Вставай. Мужчина спас меня, я бы умер от переохлаждения, если бы заснул. Меня восхитило, что он не побрезговал подойти, несмотря на мой далеко неприглядный вид. Точно также изумила меня ты, дочка, когда я пришёл в парикмахерскую. Я же знаю, что от бомжей все шарахаются. А ты выстояла, это достойно большого уважения. Мужчина представился священником Тихоном, служащим в одной из городских церквей. Услышав мою историю, пожалел, пригласил работать и жить при церкви. Нужен был уборщик территории как внутри, так и снаружи здания. Его предложение как гром среди ясного неба круто изменило моё никчемное существование. Я ушёл с улицы и оказался в храме. Но моё пространство не ограничилось только работой дворника. К стыду, сказать, первый раз в жизни я попал на церковную службу и был сражён трепетным поклонением Богу священника и всех присутствовавших прихожан. Я не был знаком с церковными канонами. Но на подсознательном уровне понял смысл слов священника. Это благодарение Богу. «Молись искренно, совершай добрые дела, и Господь вложит в твоё сердце любовь». Я сразу по-настоящему проникся молитвой, которую читал священник и всей обстановкой, посвящённой искренней вере и любви к богу. Под благодатное влияние церкви попал и я. Читал священные книги про Христа и всех святых угодников. Присутствовал почти на каждой службе. Пропускал редко, лишь тогда, когда был занят на работе. Особенно поразила меня история святого Иоанна Кронштадтского. Своё предназначение они видел в сохранении, защите и спасении отверженных, опустившихся на дно людей. К таким людям совсем недавно относился и я сам. Принадлежность к миру обездоленных настольно прочно вошла в моё сознание, что до сих пор не могу совладать собой и вернуться к нормальному внешнему виду. Но я постараюсь, первый шаг благодаря тебе, сделан. Святой угодник Иоанн считал своим долгом любить и заботиться о потерявшихся в жизни людях. И меня озарило – а ведь в этом и моё спасение тоже. Помогать другим. Я старался поддержать нуждающихся — кого-то деньгами, вещами и даже врачебной помощью. Впервые после потери семьи почувствовал облегчение на душе, а чувство отчаяния и безысходности постепенно превратилось, в светлую грусть. Так вот незаметно прошло уже восемь лет. Вотт такая вот история приключилась со мной. Прости, дочка, если утомил тебя своим повествованием.

— Ну, что Вы, Пётр Тимофеевич, я восхищена Вами. Забота о людях — это чудодейственное лекарство против боли. Знаете, Вы не поверите, а я также как Вы, открыла для себя Бога. И очень часто бываю на службах в этой церкви. Тоже хочу помогать нуждающимся. Давайте делать это вместе.

— Не нужно сдерживать душевые порывы, я согласен с тобой, милая, — улыбнувшись, ответил мужчина.

Благое дело их по-настоящему сплотило. Пётр Тимофеевич относился к Юле, как к дочке. И на склоне лет, когда уже ни на что не надеялся, перестал быть одиноким. Спустя полгода в одном помещении, при церкви открылся центр помощи людям, потерявшимся в жизни и не имеющих средств к существованию. Там их ждали вкусная еда, одежда, лекарства, приобретённые на пожертвования прихожан. И дополнительный подарок – стрижка от стильного парикмахера. Юля и Пётр Тимофеевич всё делали сообща. Они нашли точку соприкосновения и навсегда останутся близкими людьми.

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.