Грустная девочка у окна

Лучший папа

Отец – не тот, кто родил, а тот, кто воспитал. Те женщины, которые отважились на новый брак, уже будучи матерями, на самом деле невероятно сильные. Слишком много всего нужно учесть, слишком многим рискнуть. Когда ты одна, ты отвечаешь только за себя. Если ошибешься, тебе одной это разгребать. А если ты ответственна за ребёнка, распоряжаться жизнью так легко уже не получится. Это всегда риск, который может повлечь уйму опасностей…

Марина об этом вообще не задумывалась. Ну, чего вы хотите? Двадцать три, огонь в крови, ветер – в голове. С одним не сошлась, пошла к другому. И вся вот эта канитель растянулась на десять лет. Правда, один такой поворот закончился непредвиденно. Безжалостный тест на беременность сообщил – симптомы не из воздуха взялись. Конечно, истерик тут было – будь здоров. В подоле принесла, кто обеспечивать будет, мужика у тебя нет. Дополните всеми стандартными претензиями родителей.

Марину, кажется, спасла только её молодость. Вместо страха перед ответственностью она подумала проще: «Прикольно!», и решила рожать. Спустя положенный срок родилась прекрасная дочка. Её Марина назвала Снежаной. Выбор экстравагантный, родители не одобрили, поэтому девочка с лёгкой руки бабушки и дедушки стала просто Снежкой. И долгое время в парадигму мира матери Снежка не укладывалась. Не вините Марину – ей на тот момент только-только стукнуло двадцать пять. Она толком-то ещё и не нагулялась, а уже вроде как мать. Поэтому на Снежку ей было демонстративно плевать. Тем более, родители заботу взяли на себя, чего париться?

Думаем, кто-то ждёт историю о том, как она жестко столкнулась с реальностью, но Маринке повезло – фартовая оказалась девица. Гуляла-гуляла, годами гуляла, а потом нашла себе хороший вариант. Вариант звали Кириллом – он был на пять лет старше Марины. На тот момент, когда они познакомились, Марине было немного за тридцать, а Кириллу – уже уверенные сорок. И получилось так, что их ожидания друг от друга каким-то чудесным образом совпали. Кирилл хотел видеть рядом с собой красивую, общительную молодую женщину, но не с большой разницей в возрасте, а Марина просто хотела денег на все свои хотелки – извините за тавтологию. Поэтому уже через три месяца отношений пара приняла решение узаконить свой статус. Родители Марины были, мягко говоря, в смешанных чувствах – до момента свадьбы никто из них не подозревал о существовании Кирилла. Поэтому, когда обстоятельный солидный мужчина пришёл к ним знакомиться, ситуация напоминала какой-то сюр. Марина с возрастом не поменялась, тем страннее она выглядела рядом с таким человеком. Оставалось надеяться, что он, может, хоть хорошим отцом для Снежки станет.

Стоило напомнить Марине о дочери, так презрительно скривила губы, а вот Кирилл сильно удивился, мягко говоря.

— У тебя есть дочь? – изумлённо спросил он. – Ты об этом не рассказывала…

— Да ну, — фыркнула Марина, — это неважно.

— Как же неважно, когда важно? – непонимающе поднял брови Кирилл.

И следующей репликой он изъявил желание познакомиться со Снежкой. Девочке к тому моменту было уже восемь, а матери в её жизни всё также стабильно не было. Поэтому, когда бабушка позвала её из соседней комнаты, девочка сильно стушевалась. Но пошла. Дальнейшее развитие событий никто не мог предсказать. Снежка попыталась обнять мать – так её учила бабушка, но Маринка никак на это не отреагировала. Зато её благоверный проявил неожиданное рвение.

— Как тебя зовут? – с улыбкой спросил мужчина, протягивая девочке руку для знакомства.

Снежка её пожала.

— Снежка, — выдавила она, а мужчина тут же погладил девочку по волосам – таким, знаете, абсолютно простым, отеческим жестом, который не значил ничего плохого.

— Красивое имя, — с улыбкой ответил Кирилл. – Ты извини, что я без подарка. Мы с твоей мамой замотались, но в следующий раз обязательно привезу. Хочешь что-то конкретное?

Снежка непонимающе развела руками, а Елена Константиновна, мама Марины, потом рассказала Кириллу, что девочка особо никогда не знала ласки от кого-то, кроме них с дедом. И подарки дарили только они – Марина ни разу не сподобилась даже на день рождения приехать.

— Вот девочка и дикая, — подытожила Елена Константиновна.

— Я вас понял, — задумчиво отозвался Кирилл, — надеюсь, у нас с Мариной получится это исправить вместе.

— Мне бы так в мою дочь верить, как вы в неё, — устало отозвалась женщина, — но если уж вы Снежку заберёте, об одном прошу – вы её не обижайте. Она девчонка хорошая, хоть и трусливая малясь да своенравная в мать, но совсем чуточку.

Наверное, когда Елена Константиновна говорила об этом, она не ожидала, что девочку заберут у неё всерьёз. Были, конечно, слёзы, но бабушка-то не глупая женщина, жизнь прожила. Понимала, что ребёнку надо с матерью жить.

— В конце концов, — сказал ей в ответ муж, — рано или поздно наша дочь должна научиться хоть какой-то ответственности.

И это тоже была правда. Поэтому Елена Константиновна решила ограничиться тем, чтобы приезжать раз в пару недель. Конечно, всем поначалу будет трудно, но надо как-то привыкать, в конце концов. Во всяком случае, вся надежда была на Кирилла, который уже показал себя серьёзным и ответственным. И с Мариной он поговорил самостоятельно, за что родители женщины уважали его вдвойне. Они ведь уже предпринимали попытки вернуть дочери хоть какую-то ответственность за внучку – в итоге получали бесчисленные истерики, оскорбления. Дескать, все нормальные родители помогают и поддерживают, а вы только и хотите, что на меня Снежку скинуть. Константин Петрович, муж Елены Константиновны, как-то резонно спросил, а с чего вдруг они должны воспитывать девочку, которую родила их дочь?

Так в результате Марина полгода не появлялась. После жена утихомирила отца семейства, чтобы он был помягче – так они хотя бы могут видеть дочку. Поэтому оба родителя предполагали, какой скандал учинит Марина в ответ на инициативу Кирилла забрать её дочь под их опеку. Позднее Кирилл так и не признался в содержании разговора. Неизвестно даже, сколько он продлился, но на следующий день дочь с будущим зятем приехали забирать Снежку. Выглядела Марина так, как будто съела забродившую ягоду, а натянутая улыбка делу не помогала. Но вроде ничего против она не высказала. Поэтому девочку быстро собрали, и Снежка поехала вместе с Кириллом и матерью на дорогой красивой машине в дорогой красивый дом.

Кирилл был преуспевающим бизнесменом в сфере логистики – в их маленьком городке каждая вторая организация сотрудничала с его логистической компанией – в масштабе страны, конечно, мелковато, зато в масштабе среднего города – очень даже неплохо. Более того, Кирилл умел откладывать деньги, из-за чего со временем его капитал только преумножался. Вот только тратить он их не умел – просто не представлял, на что их можно в таких количествах спускать. Дом мечты он себе построил, родителей обеспечил – так, что они могли свободно жить и даже путешествовать. Машина была хорошая, качественная. Менять её каждый год Кирилл не хотел – а зачем, если и эта на ходу, и на неплохом таком ходу? Возможно, именно поэтому он захотел найти себе спутницу жизни. Чтобы в доме был кто-то, кто сможет зажечь жизнь Кирилла и легко тратить нажитое. С последним, впрочем, Марина справлялась на ура. Ещё до того, как они съехались, она тянула деньги из Кирилла на всякую дребедень. Иногда он отказывал, но тогда в Марине включался талантливый манипулятор, и женщина, ни дня в своей жизни не работавшая и не знавшая цену деньгам, получала всё, что она хотела.

Возможно, их брак не прожил бы долго, если бы не Снежка. Вот так иногда бывает – мать бегает от своих «грехов молодости», как от огня. Не стесняется называть дочь обузой, прицепом – и ещё кучей других таких же неприятных слов. Благо, ума хватало не говорить об этом при Снежке…

А потом дочь неожиданно становится якорем, который тесно связывает твои новые отношения. Вот только Марине это не помогло полюбить дочку. Оправданий этому можно придумать тысячи – она видела в ней бывшего, она не хотела ребёнка, банально не готова была стать заботливой матерью. Сама ещё ребёнок – и вот это всё. Но факт остается фактом.

Снежка стала жить с матерью, но так и не стала для неё желанной. Поэтому, что бы ни случалось в жизни ребёнка, Марина это упорно игнорировала. Надо устроить Снежку в школу? А что, она сама не разберётся с этим?

— Марина, ну ты дура, скажи честно? – в который раз устало повторял Кирилл. – У тебя ребёнку восемь лет. Она тебе как должна проблемы решать?

— Она же в какую-то школу ходила, — фыркнула в ответ Марина, напрочь проигнорировав первую часть вопроса.

— И что? Она ходила в ближайшую школу у дома твоих родителей. Тебя ничего не смущает?

— А что меня должно смущать? – всё также нагло отвечала жена.

Кирилл её в такие моменты очень сильно недолюбливал. Его милая, нежная Марина куда-то исчезала, а на её место выходила очень неприятная, токсичная женщина.

— Например, то, что твоя дочка должна ходить в школу на другом конце города. Как ей добираться?

— Ну и почему это должна решать я?

Кирилл тяжело вздохнул. Если Марина хотела быть невыносимой, ей никто не мог помешать. Кроме того, доказывать ей что-то было бесполезно. Поэтому Кирилл решил взять всё в свои руки.

Девочку успешно перевели в гимназию недалеко от дома – настолько близко, что она сама могла без проблем дойти, хотя личный водитель тоже был приятным подспорьем. Снежка очень удивилась, когда отчим сообщил, что больше она не будет ходить в старую школу.

— Почему? – искренне не поняла девочка. – Я сделала что-то плохое, да? – и прежде чем Кирилл успел ответить, Снежка втянула голову в плечи.

Так делают только те дети, которым раньше крепко доставалось. Кирилл, конечно, это сразу понял. Поэтому поспешил успокоить девочку.

— Ну что ты? Разве я так сказал? Снежа, ты просто будешь ходить теперь в хорошую школу, где отличные учителя и способные ребята. Тебе там обязательно понравится, вот увидишь.

— И обзываться там не будут? – в голосе девочки сквозило столько надежды, что Кирилл понял – Марина слишком мало участвовала в жизни дочери.

— Не будут. А если будут, ты скажешь маме, — лицо Снежки скривилось, Кирилл даже договорить не успел.

— Маме всё равно, дядя Кира. Если я ей скажу, она скажет, что это я виновата и сама такая дурацкая. Её-то в школе не обзывали.

Кирилл чувствовал, что с девочкой нужно поговорить, но…он разбирался в бизнесе, а не в детях. И прежде, чем он успел снова заговорить, Снежка отошла, давая понять, что разговор закончен. Н-да, с этой семьёй все было не так радужно, как он себе рисовал. Он хотел наладить отношения с падчерицей, а оказалось, что первым делом нужно мирить мать и дочь…

В новой школе Снежку приняли хорошо. Кирилл звал супругу на встречу с учительницей, но она не пошла – сослалась на какие-то дела, которых, как знал Кирилл, у неё не было. Поэтому в конце двух первых недель Кирилл сам поехал встречать Снежку. И, соответственно, поговорить немного с учительницей. Ею оказалась приятная женщина средних лет. На вид чуть больше сорока. Она носила химзавивку – кто-то их ещё носит? – толстые очки и массивный пиджак. Всё, что нужно для учителя. Увидев Кирилла, она приветливо кивнула и отложила в сторону тетрадки.

— Ни дня без бумажной работы, — пожаловалась Ксения Леонидовна, но без обиды и усталости. Знаете, так жалуются на любимых детей. – Вы..?

— Кирилл Андреевич, — тут Кирилл замялся.

Что говорить? Папа? Отчим? Но учительница его перебила.

— Знаю, папа Снежи. Она предупредила, что вы придёте.

Кирилл на секунду задумался. Девочка назвала его папой? Правда? Он почувствовал лёгкий прилив тепла, но вслух ничего не сказал.

— Мы недавно переехали. Я хотел устроить её в хорошую школу, — почти не соврал Кирилл, — расскажите, как она адаптируется? Она немного замкнутый ребенок, дома с трудом что-то рассказывает, — а вот это уже была правда.

Хотя Кирилл подозревал, что Снежа больше боялась маму, чем его…

— Вот про это давайте поговорим, — тон женщины стал серьёзным. – Скажите, у Снежи не было проблем психологического характера?

— Что вы имеете в виду? – Кирилл напрягся.

— Мне кажется, девочка немного нервная, как будто не высыпается постоянно. Не замечали такого? Может, мама её замечала?

Кирилл вздохнул. Здесь лучше быть откровенным – если у Снежи правда есть какие-то проблемы, лучше решить их совместно. Поэтому он рассказал учительнице напрямую – что девочку долго воспитывали бабушка с дедом, что в прошлой школе над ней, видимо, смеялись. Что мама…впрочем, про Марину он сказал очень мало, но проницательная учительница, кажется, и без этого все поняла.

— Кирилл Андреевич, давайте вы понаблюдаете дома, а я – здесь. Если потребуется, обратимся к школьному психологу. Ничего страшного, — доверительно добавила Ксения Леонидовна, — Снежка – здоровая девочка. А небольшие страхи, фобии – это нормально в её возрасте. Тем более, в ее положении.

— Понимаю. Спасибо, Ксения Леонидовна. А по поводу моей супруги – можете что-то посоветовать?

Женщина опустила голову и сняла очки – классическим учительским жестом. Но при этом во всей её фигуре как будто бы сквозило какое-то особое…понимание?

— Знаете, Кирилл Андреевич. Я за свою практику много детей видела. И людей тоже. И…если уж люди детей не любят своих, то и вряд ли что-то изменится, честное слово. Но…мне кажется, Снежка очень хочет полюбить вас. Правда. И если вы замените ей отца, думаю, она вырастет хорошим ребёнком…

Эти слова застряли в голове Кирилла. Он долго хотел иметь нормальную семью. И вот, кажется…у него не получилось. Какая нормальная семья, если женщина не любит своего ребёнка? Но Ксения Леонидовна удивила его. Оказывается, маленькая замкнутая Снежка называла его папой. И, видимо, очень хотела, чтобы Кирилл им стал. Тогда он очень постарается это сделать. Если бы ещё Марина не лезла. Теперь постоянно заводит разговоры о ребёнке – как будто тебе одного мало. Ты о дочери-то не можешь заботиться, но при этом – давай, Кирюша, заведем ребёнка. В душе Кирилл подозревал, что жена таким образом пытается привязать его насовсем, и от этого становилось ужасно неприятно.

Со всеми этими мыслями он начал думать – а не сходить ли к психологу самому? Ну как он должен помогать ребенку, если у самого в голове такая ерунда творится?

Вот так Кирилл думал, думал. Прошёл в ванную, почистил зубы, но всё равно продолжил думать. И тут его внимание привлекла странная полоска почти незаметного света из-под двери Снежки. Кирилл задумчиво склонил голову: падчерица уже давно должна спать. Часы показывают половину двенадцатого – точно не для её возраста время. Кирилл немного поколебался и подошёл к двери, затем постучался. Свет резко погас, но никто не ответил. Мужчина вздохнул.

— Снежа, всё хорошо, это я. Можно войти? Я видел, что ты не спишь.

Какое-то время за дверью молчали, а потом раздался тихий шепот – почти неразличимый, потому что девочка, видимо, так и сидела в кровати.

— А мамы рядом нет?

— Нет, Снеж. Можно войду?

— Можно.

Кирилл нажал на ручку. Дверь открылась легко, и он зашёл в комнату. Внутри был привычный мрак, вот только шторы были открыты – из них на пол светила огромная луна.

— Ну и чего ты не спишь? А шторы почему открыла? Ты ж при такой луне совсем не заснёшь. Ещё и фонари бьют в окно.

Снежа не ответила. Только сильнее съежилась в кровати. Мужчина прищурился. В голове снова возникли слова учительницы, что девочка очевидно не высыпается. Кажется, причина крылась где-то рядом.

— Чем ты занимаешься ночью, Снеж? Я у тебя свет видел. И окно открыто – чтобы светло было? Ну не ершись, расскажи мне, пожалуйста.

И Кирилл протянул девочке свою большую твёрдую руку. Она осторожно взялась за неё своими маленькими ручками и тихо спросила:

— Маме не расскажешь?

— Не расскажу, — без раздумий ответил Кирилл, а про себя подумал – совсем плохо дело, совсем плохие отношения между его девчонками. – Ну, что у тебя такое? И чем светила?

Девочка ещё немного поколебалась, будто взвешивала, довериться Кириллу или нет, а потом вытащила из-под одеяла ночник – силиконовую небольшую свинку. Её Кирилл помнил.

— Это тебе бабушка подарила. Хороший подарок. Ты её назвала…Лола, кажется?

Девочка кивнула и посмотрела на Кирилла уже с большим доверием. Видимо, в её жизни никто не проявлял такого участия к свинке-ночнику…

— Так вот, зачем Лола с тобой в кровати так поздно? Вам обеим надо спать. Тебе завтра в школу, а Лола устала светить, — и тут Кирилла осенило. – Ты чего-то боишься, Снежа?

Девочка всхлипнула – угадал. Пришлось потратить немало времени, чтобы разговорить её. И как же Кирилл злился после этого. А рассказала Снежка вот что. Оказывается, с Лолой она спит всю ночь, не выключая, потому что под кроватью живёт какой-то дядька. Кирилл пытался выяснить, кто это – Снежка сначала артачилась, а потом рассказала. Это было, когда к девочке приехала мать. Снежа всегда очень радовалась приезду Марины и буквально требовала, чтобы мать спала с ней. Бабушка с дедом изо всех сил пытались сблизить дочь и внучку, поэтому всегда заставляли Марину ночевать со Снежкой. А дочери это жутко не нравилось. Но приходилось терпеть. И в какой-то момент Марина, видимо, не вытерпела. Снежке тогда было лет пять, наверное. Она в очередной раз прижалась к матери, а та в ответ прошипела:

— Отойди от меня. У тебя большая половина кровати, — хмыкнула женщина.

— Но, мам, я с тобой хочу…

— Нельзя. А знаешь, почему? Потому что по ночам ко мне приходит человек в чёрном-чёрном…

— И что?.. — тихо прошептала ещё не совсем внятно разговаривавшая Снежка. – Он меня обидит..?

— О, ещё как! – проворковала Марина. – Он тебя не просто обидит. Если ты ночью решишь куда-то пойти, он тебя схватит. Потому что он всегда будет под твоей кроватью…

Кирилл проскрежетал стиснутыми зубами. Ну разве так можно обращаться с детьми, в конце концов? Снежка дернулась – видимо, подумала, что это из-за нее. Поэтому мужчина поспешил её успокоить.

— Снежка, а давай я проверю, есть там кто-то или нет?

— А ты сможешь? – Девочка натянула одеяло до самого подбородка.

— Конечно смогу. Я же большой и сильный, ты мне веришь? Сейчас залезу под кровать и проверю, чтобы там точно никто не сидел!

— Подожди! – шепотом окликнула его девочка и в ответ доверительно протянула свою светящуюся свинку. – Возьми Лолу. Она светится и не боится ничего. Чтобы ты тоже не боялся…

Кирилл улыбнулся. Он правда не понимал, как можно не любить эту чудесную добрую девочку. Единственное, о чем он сожалел, что она не была его дочкой. И не из-за этих бюрократических формальностей. Тогда бы у Снежи всегда был кто-то, кто мог её защитить. Мужчина полез под кровать. Конечно же, там никого не было. Но для вида он поговорил грозным голосом, размахивая свинкой Лолой, как световым мечом. Выглядело комично, но для девочки – очень по-геройски.

— Так, кто ты? А ну-ка вылезай. И не смей больше приходить под кровать моей дочери, тебе ясно!? А ну-ка, брысь!

И когда Кирилл вылез из-под кровати, Снежка встретила его впервые улыбающимся личиком.

— Ну всё. Там больше никого нет. Давай так. Я оставлю Лолу включенной, а окно всё-таки зашторю, хорошо? Но дверь плотно закрывать не буду. А ты поворачивайся к окну, чтобы свет в глаза не бил, и попытайся заснуть.

Снежа утвердительно закивала. Кирилл поднялся, зашторил окно и вышел в коридор.

Конечно, Марина все слышала. Марина такой человек, что не может не слышать. И, естественно, она вытащила мужа на разговор.

— Что ты делал в комнате моей дочери! – тут же накинулась она.

Да так резко, что Кирилл даже немного опешил, но пришел в себя довольно быстро.

— Что делал. То, чего не сделала ты, — обвинительно ответил он, но Марина не унималась.

— Ты что, решил, что тебе всё позволено!? Я видела, как ты сидел над её кроватью! Да я тебя засужу! Ах, вот оно что.

Кирилл даже рассмеялся. Кто бы мог подумать – вот в таком его ещё точно ни разу не уличали. Возможно, это первый раз, когда она проявила себя как мать, пусть и в такой странной ситуации.

— Фантазёрка ты у меня, Марина, — с усмешкой ответил Кирилл.

Что бы кто ни говорил, а эту женщину он всё равно очень любил.

– Она боится одна в комнате ночевать. Потому что кто-то напугал её каким-то дядей. Ты не знаешь, кто бы это мог быть?

— Почём мне знать? – хмыкнула Марина.

Притом совершенно искренне. Как бы это нелепо ни звучало, но она, видимо, даже не помнила, как когда-то поселила в сердце дочки такой чудовищный страх.

— В общем, боится она одна ночевать. Вот я и лазил под кровать, чтобы она хотя бы как-то заснула. Но эту проблему надо решать.

— Опять решать проблемы, — снова хмыкнула женщина. – От этих детей одни проблемы.

«Проблемы не от детей, проблемы от взрослых,» — подумал тогда Кирилл, но вслух ничего не ответил.

Решил, что стоит, наверное, завтра поговорить с учительницей. Ксения Леонидовна была тем человеком, кто явно сильно заинтересован в благополучии детей. Поэтому…почему бы не попробовать?

На следующий день Кирилл снова самостоятельно встретил Снежку. Выглядела она как минимум немного бодрее, более отдохнувшей. И сейчас играла в школьном дворе с ребятами. Увидев Кирилла, она было кинулась к нему, но он кивнул – мол, поиграй ещё, мне надо пообщаться с учительницей. Девочка тоже кивнула и унеслась играть с остальными. Ксения Леонидовна снова сидела за столом и проверяла тетради. Когда Кирилл вошёл в класс и прикрыл дверь, она оторвалась от своего занятия и приязненно улыбнулась мужчине.

— Здравствуйте, Кирилл Андреевич!

— И вам добрый день, Ксения Леонидовна. У меня к вам небольшое дело. Не поможете мне в одном небольшом деле, касательно Снежки?

Женщина в этот момент вся обратилась в слух и сложила руки перед собой – показала таким образом, что готова помогать по мере сил. Момент, что это мать вселила в ребёнка тревогу, Кирилл упустил – да и неважно это было. Главное сейчас, помочь Снежке.

Учительница слушала спокойно, кивала время от времени, а потом утешительно похлопала мужчину по руке.

— Не переживайте, Кирилл Андреевич, практически каждый второй ребёнок сталкивается с таким. Я подозревала у Снежи что-то подобное.

— Вы не знаете, как я ей могу помочь с этим? – в голосе Кирилла в этот момент зазвучала надежда, отчего учительница улыбнулась.

В её глазах отчим Снежи был лучше любого отца. И девочка сама это понимала.

— Вы правильно сделали, что показали, как будто разобрались с ним, — когда Ксения Леонидовна что-то одобряла, она начинала гудеть, как большая пушистая кошка. – И хорошо, что у неё есть ночник, который её защищает. Хотите мой совет?

Кирилл кивнул – в конце концов, именно за этим он и пришел к этой приятной доброй женщине.

— Купите ей котёнка или щенка. Спросите у Снежки – наверняка она кого-то хочет. Может, кого-то помельче, но я бы советовала щенка или котёнка. Детям в такие моменты очень нужен реальный защитник, а домашнее животное – лучший выбор.

Кирилл даже подпрыгнул. И вот серьёзно, как он сам в его-то годы до этого простого решения умудрился не додуматься?

Естественно, на прощание он сильно благодарил Ксению Леонидовну – в какой-то момент даже заметил, что явно её утомил, но женщина всё равно этого не показывала.

Снежка юркнула в машину – она всегда делала это как маленький воробушек. И Кирилл тут же обрадовал её – мы едем в особенное, очень классное место. Которое оказалось приютом для животных. Если это будет её защитник, пускай Снежка самостоятельно его выберет. Выбор пал на серого котёнка с красивым белым галстучком. Малыша Снежа заприметила сразу, и как верная душа не захотела идти ни к кому другому. Поэтому котёнок, уже обработанный и привитый, тут же перекочевал в переноску. Оставалось только добыть все необходимые вещи для содержания малыша.

Конечно, Марина подняла гам, стоило только приехать. Был бы девятиэтажный дом – орала бы на все девять этажей. Но дочку Кирилл предусмотрительно отослал наверх. Снежа, конечно, перепугалась, но Кирилл обнял её и котенка и тихо сказал:

— Не волнуйся, мама поругается и успокоится. А ты пока устраивай котёнка в своей комнате. И двери теперь не закрывай – всё-таки малышу нужно ходить.

Конечно, Марина покричала и успокоилась. Это была приятная её черта – она довольно быстро забывала, на что обижалась. И Снежка получила своего друга и защитника.

Несколько ночей Кирилл всё также приходил к ней и проверял, не устроился ли кто под кроватью. Под бравый мяв её нового защитника.

— Он тоже проверяет! – возвестила Снежка, когда малыш неуклюже свалился на пол и пополз под кровать.

— А я тебе говорил – защитник! – одобрительно сказал Кирилл и подобрал котенка с пола.

– Такой малыш, а уже храбрый. Прям как ты.

Снежка улыбнулась.

— Спасибо, пап…

Это был первый раз, когда она назвала его отцом. И, к счастью для Кирилла и Снежи, не последний.

К сожалению, в жизни бывает так, что некоторые родители так и не сумели полюбить своих детей. Но Снежке повезло. Кирилл стал для неё лучшим отцом, который только мог быть. А Марина – ну что Марина? Сварливая молодая девчонка, ревнивая до дрожи – её тоже можно понять. И Кирилл был уверен, что пройдет время – может быть, долгое время – и Марина тоже оттает. И тоже станет любить дочку так, как та того заслуживает. А Снежка в ответ подарит матери столько любви, что ничем не измерить. Но это будет в будущем. А пока…маленькое счастье тоже счастье. И самое главное, что больше никто не прячется под кроватью девочки. Потому что у неё есть целых два настоящих защитника.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая милая добрая наивная умная девушка
Тайна прошлого

Жанна усталой походкой шла по пустынным улицам элитного посёлка. Что и говорить, хлеб она себе выбрала нелёгкий. Участковый терапевт- та...

Жанна усталой походкой шла по пустынным улицам элитного посёлка. Что...

Читать

Вы сейчас не в сети