Любимая красивая девушка милая симпатичная добрая нежная девушки вконтакте

Любовь… Моя первая любовь…

Насте было двенадцать, когда она однажды упала с велосипеда и сломала ногу. Молоденький хирург в травмпункте особо не разбирался: мимолётом глянул на рентгеновские снимки и заляпал ногу гипсом. Нога срослась, но неправильно. Ломать пришлось. Вновь гипс. И вновь что-то пошло не так. Когда вновь врачи сказали, что надо ломать, то с несчастной девочкой случилась истерика. Родители тоже были на пределе: ну сколько можно над ребенком издеваться? А потому все трое сказали докторам твёрдое: «Нет». Как есть, так и есть.

С тех пор правая нога у Насти стала короче на несколько сантиметров. Не много. Но о ровной походке и красивых туфельках можно было забыть. Для девчонки, которая только-только вступила в подростковый возраст, это была вообще трагедия. Одноклассницы щеголяли в открытых босоножках, лихо отплясывали на дискотеках. А она…

Она теперь ходила как утка. Она себя иначе и не называла – утка…

Напрасно мама убеждала её, что это не самое страшное в жизни, и с таким дефектом можно жить долго и счастливо. Но Настя её и слушать не хотела. Теперь о своей мечте можно было забыть – девочка мечтала танцевать, и даже ходила до всего этого в танцевальную студию. А теперь всё…

Мама и обувь специальную для девочки купила. Но нет. Она вдолбила себе, что ущербная теперь, и никому не нужна.

А через некоторое время даже перестала ходить в школу. Наотрез. Насте казалось, что все только и шепчутся за её спиной, обсуждая её кособокость и хромоногость. От жизнерадостной и открытой девчонки не осталось и следа. Она стала замкнутой, закомплексованной. Частенько плакала у себя в комнате. И психологи ничем помочь не могли. Пришлось Настю перевести на домашнее обучение.

Вначале мама относила её работы в школу на проверку, иногда к ней учителя приходили домой. А потом папа купил компьютер. О, это было чудо! Настя быстро освоила все премудрости техники. Учёба даже стала лучше, чем была раньше. Но не это было главное для уже пятнадцатилетней девчонки. Настя вдруг поняла, что есть другой мир. И в нём она может быть самой красивой, самой изящной, самой-самой! И имя ему – Интернет. С фотошопом это вообще не представало никакого труда.

Вскоре в одной соцсети она познакомилась с симпатичным парнем. Его звали Егор. Он жил в том же городе, только в другом районе. И ему тоже было пятнадцать. Они общались в сообщениях, по скайпу. Егор рассказывал о себе, писал, что увлекается компьютерными играми, шарит в математике. А ещё исполняет мечту мамы – учится играть на саксофоне. И на танцы ходит. Но это уже для себя…

— На танцы? Для себя? – удивилась Настя, она помнила, что в их студии с парнями всегда была проблема.

Партии мальчишек исполняли девчонки, потому что на всю группу было только три мальчика.

– Мне кажется, в твоём возрасте мальчишки на футбол бегут, ну или там на хоккей.

— Ну а у меня танцы, — только и ответил Егор.

— А я ведь тоже танцую! – приврала немного Настя.

О том, что это всё в прошлом, решила не говорить другу, как и о том, что у неё есть проблема с ногой. Егор ей нравился, и не хотелось, чтобы он отрекся от неё. А в том, что он перестанет выходить на связь, когда поймёт, что она хромоногая, Настя не сомневалась.

— О, да мы коллеги по цеху! – шутил Егор.

И они долго обсуждали различные движения, комбинации, танцы…

Со временем стали только по скайпу общаться – чтобы видеть друг друга. Их виртуальное общение проходило несколько месяцев. И однажды Егор предложил встретиться вживую, в кино сходить.

— Да, конечно, — растерялась Настя, хотя понимала, что однажды такой момент настанет, но надеялась, что позже. – я только не могу пока.

— Почему?

— Я уезжаю, — ляпнула первое, что пришло в голову, Настя.

— Надолго?

— На пару дней.

— Ну это ерунда! – засмеялся Егор, — вот приедешь и тогда встретимся. Хорошо?..- а потом вдруг посерьезнел, — Настя, мне многое тебе надо сказать… Но это все при встрече. А сейчас я хочу только, чтобы ты знала: я тебя люблю…

Настя ничего не ответила и отключила связь. Сердце её бешено колотилось, хотелось плакать. Но слёзы вдруг застыли где-то внутри. Ну почему всё так?

Егор ей тоже очень нравился. Очень! Но разве она могла прийти к нему на свидание и сразу выставить себя обманщицей. Вот какая она танцовщица? Она – утка!

Настя уже представляла, как Егор разочарованно улыбнется и уйдет. И этого она не могла допустить. Через пару дней она вышла на связь, Егор вновь напомнил о кино. Настя придумала кучу срочных дел…

Потом ситуация повторилась. Но ей так хотелось увидеть Егора…

И однажды она согласилась. Назначила ему свидание в одном из переходов города – якобы Настя там часто ходит, и рядом с переходом такой уютный скверик.

— И вот оттуда мы пойдём в кинотеатр, идет? – улыбнулась Настя.

— Хорошо! – обрадовался Егор.

Но напрасно он ждал её в тот день у ступенек перехода. Настя так и не подошла. Вернее, она была там, даже прошла мимо Егора, опираясь на трость, но парень на неё даже не взглянул. Не узнал. В принципе, это было и понятно: Настя надела мамин парик и ярко накрасилась…

Она всё сделала, чтобы он её не узнал. Ей было стыдно показаться хромой. Но в то же время так хотелось его увидеть, как он выражался «вживую»…

Настя прошла рядом…

Какой он красивый! Высокий, крепкий, слегка вьющиеся русые волосы. Немного длинноваты для парня, но ему так хорошо… а какие у него глаза… кажется, что светло-карие. И лишь близко можно понять: они зелёные, с жёлтыми искорками…

Настя, конечно, разглядела его внешность уже при общении в интернете, но в реальности он казался ей ещё красивее. Он стоял, выискивая глазами ту, которую каждый день видел по скайпу. Но она так и не пришла, и телефон был выключен…

С того дня телефон Насти замолчал. И страничку она удалила из интернета. Решила, что лучше ей самой прервать общение, вырвать зарождающуюся любовь из сердца. Иначе потом будет только хуже. Ну, зачем такому красавцу хромоножка?

А дальше стало не до Интернета. Началась подготовка к экзаменам. Настя переключилась полностью на учебу. И как-то стала забываться её виртуальная первая любовь. А после получения аттестата решила Настя уехать учиться в другой город – туда, где её никто не знал, где никому нет дела до ее хромоты, где никто не скажет вслед:

«Ну надо же, такая девчонка была, и вот так покалечилась по своей дурости…»

Если честно, так никто и не говорил, но Настя была уверена, что говорили…

Потому и рвалась в чужой город – верила, что там у нее все будет иначе…

И вот прошли годы учёбы. Настя вернулась в родной город. За это время она, действительно стала более открытой, у неё в колледже появились друзья. Впервые за много лет! И они наконец смогли её убедить, что она очень-очень замечательная. Даже были мимолетные отношения, но всне несерьёзно. А её хромота? Но что за беда? Ноги ведь целы! Есть специальная обувь, и очень даже красивая! Это не те колодки, что раньше пыталась ей всучить мама. Из любой ситуации можно найти выход!

— Ой, дочка, я так за тебя рада! – говорила мама, — правильно тогда ты сделала, что настояла уехать. Ты теперь улыбаешься…

— Мама, я просто повзрослела, — отвечала Настя, — и поняла главное: никому совершенно нет дела до твоего физического изъяна, если ты сам на нем не зацикливаешься. А если вечно думаешь о нём, то тогда это другая история.

— Доченька, но мы же об этом только тебе и говорили с папой. И психологи тоже. Ну почему ты только сейчас это поняла?

— Может быть, потому что я сейчас живу настоящим миром? А тогда от всех тех переживаний я ушла в себя, в свой мир. У меня был интернет, и я…

И здесь Настя была права. Реальная жизнь другого города отвлекла её от внутренних переживаний, повседневные заботы самостоятельной жизни сделали ее более ответственной. Да, она повзрослела. Но почему Настя вернулась в родной город?

Здесь всё просто: в огромном мегаполисе, как ни крути, сложнее выживать. Дорогое жильё, напряженный ритм. А Насте хотелось домой, к маме и папе…

Вот и вернулась. А ещё её что-то тянуло, она понять не могла. Просто хотелось в родной город…

Вскоре девушка устроилась на работу по специальности – технологом, на местную кондитерскую фабрику. До работы Настя ехала с пересадкой: вначале на метро, потом на автобусе…

Первое время с улыбкой шла по переходу: именно в этом переходе она четыре года назад назначила то свидание, после которого была поставлена жирная точка, на её первой любви. Егор…

Где он теперь?

Настя с теплотой вспоминала своего виртуального возлюбленного. Хороший он был парень…

Может быть, они бы и подружились в реальности, если бы не её комплексы. Вот сейчас бы она, конечно, подошла к нему, заговорила… Но… Его она больше не встретила. Настя не нашла даже его странички в интернете, хотя для интереса год назад пыталась отыскать. Егора нигде не было.

В тот день Настя как обычно шла вечером по переходу в сторону метро. Устала очень. Нога побаливала – видно неудобная стелька. Надо заменить…

На работе столько всего нового…

Надо во все вникнуть…

В общем, голова была забита разными мыслями. И вдруг она услышала музыку. Это был саксофон…

Настя мельком взглянула на парня, отметив, что больной видно. Худой какой-то, белесый ежик волос на голове…

Но играл он замечательно. Настя даже остановилась и заслушалась… а парень играл, ни на кого не глядя, закрыв глаза…

Он весь был в мелодии. Настя на секунду забылась. Ей вдруг почудилось дуновение ветра, шум моря, солнечных лучи так и обнимают. И она на берегу. В белом платье. Ее обнимает он, самый любимый и родной. Они танцуют свадебный танец…

Настя вздрогнула. О, господи! Вот причудится! У неё даже парня нет, не то что жениха. А тут море, танцы какие-то. Да, это мелодия навеяла. Девушка порылась в кармане и кинула в раскрытый футляр уличного музыканта сотню рублей, заодно посмотрев, сколько тот заработал. Да, не ценят сегодня талант! От силы там рублей пятьсот, да копейки какие-то. Настя вздохнула и побежала дальше. Но саксофонист не шёл у неё из головы. Какого же он ей напоминал? Да, определённо она его раньше знала. И только когда Настя уже подходила к дому, её вдруг осенило — да это же тот самый Егор, её виртуальный друг! Ну как она могла его не узнать? Хотя да, он сильно изменился…

Не было его волнистых длинных волос, худой очень. Что с ним стало?..

Следующим утром она искала его в толпе в переходе. Не было. И вечером тоже. Но Настя решила пойти до конца: понять, он это или нет. И если он, то наконец с ним поговорить. Только захочет ли он с ней разговаривать? Но Настя решила, что будет решать проблемы по мере их поступления. Но ей так вдруг захотелось увидеть Егора, объяснить ему, почему она тогда не пришла на свидание. Он нормальный парень, всё поймёт. Только почему он так странно выглядит?..

Настя подошла к парню, который в этом же переходе продавал картины, и спросила о саксофонисте.

— А, Егорка! — кивнул парень, — появляется он тут иногда. Ох, уж этот Егорка, тридцать три несчастья.

— Почему вы так говорите? — удивилась Настя.

— Да история у него невесёлая. Сразу после школы заболел он сильно, что-то с кровью. Лечился долго. Слава богу, выздоровел. А здесь играл, потому что хотел увидеть девушку, с которой был знаком много лет назад. На этом месте она ему однажды назначила свидание, но так и не пришла. А он всё ждал. Верил, что они всё равно встретятся. А вчера его сбила машина, когда он вечером домой возвращался.

— Он живой?!! — вскричала Настя и сердце её бешенно заколотилось.

— Да живой он, живой, — успокоил парень и с интересом посмотрел на Настю, — а вы кто, простите?

— Я, я, так знакомая, — пробормотала Настя, — а вы не знаете, в какой он больнице?

— Знаю, — кивнул парень, — в первую городскую его увезли.

— Спасибо, спасибо вам! — обрадовалась Настя и поспешила к выходу.

От переживания, видимо, вновь разболелась нога, и она заметно хромала, не спасала даже специальная обувь. Но Настя знала, куда ей надо — в первую городскую!

А парень-художник с интересом смотрел ей вслед и удивлялся: неужели это была та самая, которую столько времени искал Егор?..

В тот вечер Настю не пустили к Егору. Но успокоили — всё с ним нормально, небольшое сотрясение. Завтра должны уже выписать.

Настя уже знала, что ей делать. Да, больше она не будет скрываться от него. Егор…

Только сейчас девушка поняла, что первая любовь не прошла. Она просто затаилась где-то глубоко в сердце, и вот теперь ожила. Именно поэтому её тянуло в родной город.

Ко времени выписки Настя с волнением сидела в приемном покое. Он вышел из дверей. Да, это был Егор, её Егор! И как она тогда в переходе его не узнала! Ну и что — похудевший, без своей шевелюры. Но глаза, зелёные, с золотистыми искорками, были те же самыми…

И он смотрел на неё, словно вспоминая. Потом в его лице что-то дрогнуло, он неуверенно направился в ее сторону, Настя встала.

— Привет, — тихо сказала она, — ты меня узнаешь?

— Настя? — хрипло спросил он, — ты ли это?

— Я…

— Ты пришла, господи, я уже и не верил.

— Прости меня, я так и не решилась тогда прийти к тебе на свидание. Ты просто многого не знаешь. А позавчера я увидела тебя в переходе, услышала твою музыку..

— Ты была в переходе?

— Была, но ты меня не увидел, был так увлечен игрой.. Ты так классно играешь.

— Спасибо…

Они замолчали, глядя друг на друга. Так много надо было сказать, но каждый не решался начать, а потом вдруг заговорили разом. Опять замолчали. Засмеялись…

Опять замолчали…

— Я должна тебе всё объяснить, — наконец произнесла Настя, — пойдём в больничный сквер. Ты нормально себя чувствуешь?

— Вполне, — кивнул Егор. — меня же выписали. Так, пустячные синяки.

— А как ты так умудрился под машину попась?

— Если честно, сам не понял — засмеялся Егор, — а если ещё честнее, то переходить дорогу надо по правилам, а я решил перебежать там, где не положено. Вот и результат.

Так, болтая, они дошли до сквера. Предстоял сложный разговор. И, присев на лавочку, Настя всё рассказала Егору — и о своей травме, и последующих комплексах. И о том, что столько лет пыталась забыть его, но все же не смогла. Призналась и в том, что не узнала сразу.

— Я тебе тоже многое должен рассказать, — наконец произнёс Егор.

— Если ты о болезни, то я знаю, — сказала Настя, — мне парень-художник рассказал.

— Андрюха, вот трепло! У него ничего не держится. — усмехнулся Егор, — но это не всё. Да и не о том я хотел рассказать. Я ведь когда с тобой познакомился по интернету, так растерялся. Красивая девчонка, уверенная в себе. А тут я. Ну как я мог тебе всё рассказать.

— Егор, ты, о чем?

— О том, что я инвалид…

— Инвалид?! Какой ты инвалид?

Егор посмотрел на Настю долгим взглядом, а потом молча закатал штанинину на левой ноге. До середины голени был протез…

— Я родился такой, — объяснил Егор, — маме ещё в роддоме предлагали от меня отказаться, но она никого не слушала. Отец ушёл от нас, когда мне год был. Мама меня всю жизнь одна растила. В благодарность ей я и выучился играть на саксофоне. Это любимый музыкальный инструмент.

— А танцы? Ты тогда про танцы говорил?

— Я действительно выучился танцевать. Не скажу, что всё получилось. Но я для себя это делал. Доказать себе хотел, что я нормальный! Двигаюсь не хуже, а даже лучше других. Ты тогда про футбол говорила. Но в спорт меня бы точно не взяли. А танцы… Хотя бы на уровне любителя. Ты знаешь, у меня всё получилось! Во многом, конечно, благодаря хорошему протезу. За всю жизнь я так научился на нем скакать, что иногда забываю, что у меня только полторы ноги… Я ведь тебе тогда, на первом свидании, собирался во всем, признаться. А ты не пришла…

— Прости. — прошептала потрясенная Настя, — я ведь в первую очередь думала о себе. О своём физическом недостатке. Я решила, что ты меня бросишь, как только увидишь меня хромающую. Я себя иначе как уткой не называла. Ты говоришь, красивая, уверенная в себе. Да я такой только на сайте была. А в жизни… Несчастная, зажатая девочка…

— Настя, какие же мы были глупые — Егор покачал головой, — мы боялись признаться в том, что нам казалось самым страшным в жизни. И поэтому потеряли друга друг.

— Но мы смогли найти.

— И не потеряем…

— Я надеюсь…

— Скажи, а о чём ты играл тогда в переходе?

— Я представлял тебя. Мы вместе на берегу моря..

— Дует лёгкий ветер.. Мы танцуем..

— Да, а ты откуда знаешь?

— Я тоже представила себе именно это, когда слушала мелодию.

— Ты услышала не мелодию, а моё сердце…Настя, скажи честно, после всего, что ты узнала, ты не жалеешь, что нашла меня?

— Нисколько.

И они пошли к выходу, взявшись за руки. Навстречу им спешила невысокая женщина лет сорок

— Егорушка, тебя уже выписали? — воскликнула она и кинулась обнимать парня, — я чуть не опаздала. На работе немного задержали. Ой прости, я не знакома с твоей спутницей.

— Мама, это моя Настя, — Егор улыбнулся и глаза его при этом светились особым светом.

— Настя? — ахнула женщина, — та самая Настя?

— Да, она. Настя, а это моя мама Ольга Михайловна.

Настя и Ольга Михайловна улыбнулись друг другу.

Мама Егора знала всне о виртуальной подруге сына, о том, что он хотел ее найти. Правда, не понимал — как. Ведь заболев, удалил все аккаунты. Потом вроде восстановил, но откуда ему было знать, что Настя завела новые странички с другими никами. Но вот эта девушка рядом. И её сын счастлив! И это самое главное! Теперь позади все несчастья.

Зато родители Насти были в недоумении, когда познакомились с избранником дочери. А узнав про его недавнюю болезнь и врождённое увечье, вообще запротестовали — ну зачем дочери такой? Какая разница, кто с кем был знаком раньше?

— Доченька, отбрось всю это романтику! — убеждала Настю мама, — тебе ведь жить с этим человеком. Мало того, что он после химии недавно, так ещё и без ноги.

— Мама, а ты забыла, что я сама немного того, хромая, — усмехнулась Настя.

— Да ерунда это! — отмахнулась мать, — сама себе в голову вбила.

— А ты не думала, что именно с этим человеком я буду счастлива? Мама, пойми, это судьба. Ну как ещё объяснить, что я так неожиданно вновь встретила Егора.

— Какая ты у меня романтичная дурочка, — только и вздохнула мама. — делай, что хочешь..

А через год Настя и Егор поженились. К этому времени Егор совсем уже окреп после болезни, отрасла его шикарная шевелюра. Он учился в консерватории — однажды, уступив маме, теперь понял, что музыка — это его призвание. Настя по-прежнему работала на кондитерской фабрике. Два совершенно разных человека вдруг стали единым целым. И они были счастливы, забыв о своих бедах и несчастьях. Это была удивительная свадьба — именно такая, какую они себе представляли. На берегу моря…

Только молодожены, их родители, да несколько друзей Егора и коллег Насти по работе. Играл саксофонист, дул тёплый ветер. Егор нежно держал в своей руке ладошку Насти. Они танцевали медленный танец. Настя чувствовала себя такой легкой и изящной. Она больше не утка.. Не хромоножка. Ее дефект теперь совсем не важен. И практически не заметен. Как и проблема Егора.

— Ты самая красивая девушка на свете — шептал Егор, — а я самый счастливый на свете. Ты моя…

— Я тебя люблю…

Родители и гости смотрели на молодоженов и у всех были похожие мысли: а ведь действительно, если двум влюбленным суждено быть вместе, они все равно однажды встретятся.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивый любимый родной мужчина нежный
Убийство на даче

На двери старенького сельпо участковый старательно приклеивал скотчем какую-то бумажку. В это время Даша, 20-летняя студентка приехавшая на лето к...

На двери старенького сельпо участковый старательно приклеивал скотчем какую-то бумажку....

Читать

Вы сейчас не в сети