Истории из жизни — Мам… Ну, как я вас познакомлю с ним. Вы же деревенские…

— Мам… Ну, как я вас познакомлю с ним. Вы же деревенские…

Провинциалка

Вытерев платочком проступившие слёзы, чтобы никто не видел, Татьяна Васильевна радостно махнула дочке рукой и послала воздушный поцелуй.

Сегодня её Оленька получала аттестат, а впереди выпускной вечер и небольшое застолье. Оленька выглядела как королева, её платье из воздушного голубого шифона струилось мягким облаком, переливаясь разными оттенками. Всё было подобрано в тон и со вкусом, а сама дочка несомненно первая красавица на балу.

Ольга была единственным ребенком в семье и родилась она когда родителям было по тридцать пять лет. После нескольких неудачных попыток они уже и не надеялись на благополучный исход беременности.

Когда Татьяна находилась в больнице на сохранении, то её муж каждый день приезжал и горячо молился, что бы в этот раз всё окончилось благополучно, хоть и был убежденным атеистом. Оля появилась на свет, чуть раньше срока, но здоровой девочкой. Не удивительно, что родители не могли на неё надышаться, буквально сдувая пылинки.

Дождавшись, когда официальная церемония закончится, Татьяна подошла к дочке и шепнула на ухо:

— Ты у меня умница, я тобой горожусь, только держи себя в руках и особо не налегай на это дело.

Оля посмотрела, куда её мама приложила свою руку и, нахмурившись, ответила:

— Да, ладно, мы же под контролем учителей. Кроме того, я не одобряю выпивку, и ты это прекрасно знаешь.

Тут к разговору присоединился и отец Ольги, Борис Петрович:

— Поздравляю дочка с окончанием школы. Я и не сомневался, что у тебя будут хорошие отметки. Теперь на очереди взрослая жизнь и институт, надеюсь, что и там ты покажешь отличные результаты.

Приятно было смотреть на такую семейную идиллию, но, как говорится, всегда найдётся повод, способный пошатнуть равновесие.

И таким поводом стало решение Ольги продолжить учёбу в столичном институте. Она прямо горела желанием поехать в Москву. Поразмыслив над этим, родители высказали свои соображения:

— Оленька, милая, но это же, дорого… Откуда у нас такие деньги, чтобы за всё платить? Давай здесь поступишь, тут и дом рядом, да и знакомые преподаватели всегда пойдут нам на встречу.

Однако Оля была непреклонная в своём решении:

— Нет, я всё равно буду в поступать столице, не хочу я жить в этой глуши. Между прочим, туда же ещё несколько девочек из моего класса едут, так что, я буду не одна. Да и чего вы переживаете, со мной ничего не случится. Зато как престижно получить высшее образование в самой Москве.

Поняв, что дочку никак не переубедить, родители, в конце, концов, согласились с её выбором. Ведь если ребёнок хочет учиться, то, в принципе, не так важно, в каком городе это будет происходить. Перед отъездом, мать и отец дали наставления дочке:

— Смотри, не попадайся на удочку местных прохвостов. Их, конечно, везде полно, но там, в особенности, много. И вот что, ты нам чаще звони и пиши, чтобы мы не волновались и знали, как у тебя обстоят дела.

Кивнув в ответ, Ольга стала собираться, а через несколько дней родители, провожая её на вокзале, всеми фибрами души надеялись, что их единственная дочка успешно поступит, и будет учиться.

Почти неделю от неё не было никаких известий, но вот, как раз в выходной, а это была суббота, она позвонила.

Услышав радостный голос дочери, Татьяна Васильевна сразу догадалась, что она поступила. Еле сдерживая слёзы мать взволнованно спросила:

— Ну, как, всё ли у тебя в порядке? Уже предвижу, что ты мне ответишь, но, всё же, не томи доченька!

Оля выдержала паузу и только после этого ответила:

— Да, нормально, мам, только единственное… Мне нужно будет больше денег, чем вы с папой дали.

Татьяна Васильевна предполагала, что расходы могут увеличиться, но не настолько.

— А вам что, денег совсем не хватает? Мне казалось, что если сообща скидываться, то так намного выгоднее и экономней.

Дочка, похоже, ожидала такой реакции со стороны матери.

— Ну, да, мы с девчонками оплачиваем расходы, но в столице всё дорого, мам. Ладно, не могу больше говорить, заниматься нужно. Если что-то понадобится, то я снова позвоню или напишу.

Отец Ольги этого не слышал, потому что в это время был на смене.

Вечером, когда он пришёл, Татьяна Васильевна ему всё рассказала. Пожав плечами, Борис Петрович произнёс:

— Ничего, странного, сейчас такое время, что за каждую мелочь нужно платить. Пойми, Таня, наша дочка поступила, причём, в столичный институт. Неужели мы ей не поможем? Людям потом в глаза будет стыдно смотреть, если узнают, что мы дочку бросили на произвол судьбы. Нет, ты как хочешь, а я ничего не пожалею ради того, чтобы она получила престижное образование.

Покачав головой, Татьяна Васильевна согласилась с мужем:

— Ну, хорошо, будем тянуть дочку и сделаем для этого всё возможное.

И тут нужно сказать, что родители Ольги были отнюдь небогатыми людьми. Борис Петрович работал мастером на заводе, а Татьяна Васильевна поваром в школьной столовой. Получали они немного, но периодически откладывали деньги на всякий случай.

А ещё здорово экономить помогала дача с небольшим домиком, похожим скорее на сарайчик. Татьяна Васильевна и Борис Петрович любили свой огород и с большим удовольствием возились на своём участке земли.

За всё время у родителей накопились кое-какие сбережения, и вот сейчас их пришлось пустить на помощь дочке. Что ни говори, а жизнь в Москве обходилась недёшево, тем более нужно было соответствовать статусу столичного жителя. Так рассуждала Ольга, и в таком же ключе думали и её родители. Они ведь никогда не были в столице, но отлично знали, каково там приходится тем, кто приезжает из провинции. И не поддержать дочку, значит, поставить её в затруднительное положение. Татьяна и Борис старались, как могли, но и у них силы и возможности оказались небезграничными. Сбережения, которые откладывали годами, таяли, словно снег ранней весной.

И однажды остро встал вопрос, что делать дальше?

Как-то раз Борис пришёл с работы, а Татьяна ему показывает несколько крупных купюр:

— Это всё, дорогой, наши накопления закончились, теперь будем рассчитывать только на свою зарплату.

К тому времени их дочка, совершенно неожиданно и даже не вовремя, съехала из общежития. Позвонив ей вечером, Татьяна решила уточнить, что же произошло:

— Но, как, дочка, мы же, думали, вы все вместе будете жить и учиться? Объясни нам, что пошло не так и откуда столь стремительные изменения?

На этот раз Ольга говорила уже не совсем радостно, как в прошлый раз:

— Понимаешь, мам, я сильно повздорила с девчонками. Они просто тянули одеяло каждая в свою сторону. В общем, мне нужно снимать отдельную квартиру, и не надо меня отговаривать, я всё равно в общежитии не останусь.

Родители поворчали немного, но, делать было нечего, пришлось снова изыскивать средства, чтобы ещё больше высылать дочке денег. На фоне таких расходов Борис, да и сама Татьяна приняли решение найти дополнительную подработку. Но, как показало реальное положение дел, финансов всё равно не хватало. И тогда родители пошли на крайние меры: они договорились с покупателем, и продали их любимый сад за городом.

Трудно им было смириться с такой потерей, но жизнь в столице требовала всё новых жертв. Не зря Татьяна тогда отговаривала дочку от учёбы в Москве, знала ведь, к чему это приведёт.

После второго курса Ольга огорошила родителей новостью личного характера. Оказалось, что она познакомилась с молодым человеком, и они уже живут вместе. Татьяна чуть дара речи не лишилась, когда дочка ей об этом сообщила.

— Да, как это, родная, без всякой регистрации. Надо ведь по уму: нас с ним познакомишь, повстречаетесь, а потом он и предложение сделает. Что у вас за нравы – только познакомились и сразу в дом?

По голосу стало понятно, что реакция матери Ольге не понравилась.

— Мам, ну чего ты сразу за свои старые порядки? Сейчас другое время и мало кто женится с первого взгляда. А это у нас называется гражданский брак, вот поживём, присмотримся друг к другу, а если поймём, что мы пара, тогда и распишемся, а нет, разбежались, да и всё. Ты же меня знаешь, я ведь сто раз подумаю, прежде чем что-то решить. Если ты о свадьбе, то мы об это ещё не думали, а что касается знакомства, то некогда разъезжать. Вот, будет свободное время летом, тогда вас и навестим.

Слова дочки, словно камнем царапнули сердце Татьяны, но она сдержалась, чтобы не заплакать прямо в телефон. И лишь сказала такие слова:

— Самое главное, что ты счастлива, доченька, остальное, не так важно.

В тот же день об этом узнал и Борис.

— Очень, прелестно, у меня просто слов нет. Кто бы мог подумать, что дочка решится на совместное проживание с мужчиной без всякой регистрации.

Видно было, что отец не хотел принимать данный факт, как случившееся событие. Ему до сих пор казалось, что его дочка всё такая же тихоня и скромница. Но именно сейчас пришло осознание того, как столица сильно меняет людей. Хотя, если честно, родители не могли не знать, что ждёт их дочку в крупном мегаполисе.

Здесь ведь она не видела таких соблазнов, да и некогда было на них отвлекаться. Всюду родители следовали по пятам и не давали возможности на вольное поведение. С другой стороны, не так уж и сложно было догадаться, что именно по такому сценарию и будет всё развиваться. Правда, Борис и Татьяна, по старой привычке, надеялись, что их дочка ну, уж точно не польстится на столичные приманки.

Однако всё произошло наоборот: Ольга не только привыкла к Москве, но ещё и нашла себе там парня, о котором родители пока ничего толком не знают. В тоже время, опасения насчёт дополнительных расходов не подтвердились.

Дочка, на удивление, стало все реже просить перевести ей деньги. Такое впечатление, что могла совсем без них обходиться. Терзаемая мыслями о том, что их дочка впуталась в сомнительную компанию, Татьяна решила снова ей позвонить и узнать, не нужна ли их помощь. Но Ольга не ответила на звонок, как будто не слышала, или просто не хотела общаться. Правда, через несколько дней после этого сама вышла на связь.

— Привет, мам, извини, что сразу не ответила. Я была занята, то учёба, то работа, в общем ни одной свободной минутки.

Услышав про работу, Татьяна удивлённо переспросила:

— Так ты где-то подрабатываешь?

Ольга с радостью в голосе ответила:

— Ну, конечно, мам, я ведь учусь самостоятельности и хватит с вас последние копейки тянуть. Да, и что касается знакомства с моим парнем, то он пока к этому не готов. Отложим наш приезд до лучших времён, когда отношения между нами приобретут более устойчивую форму.

Вот, как её было понять? Естественно, что Татьяна всё слово в слово пересказала Борису.

— Слушай, ты должна радоваться, что наша дочка сама себя обеспечивает. Знаешь, в столице тоже не так просто найти хорошую работу. Это нам кажется, что Москва резиновая и всех примет. Ладно, не будем забивать себе голову лишними волнениями.

Другого ответа Татьяна от него и не ожидала.

— Как скажешь, а я всё равно за неё переживаю.

Знали бы родители, что на самом деле произошло с их дочкой, то у них бы не то, что дар речи пропал, а ещё бы и вся голова сединой покрылась. Но об этом станет известно, когда произойдёт их личная встреча.

С момента последнего разговора прошел месяц. Дочка не звонила и даже не писала, как будто действительно была настолько загружена, что руки не доходили до телефона.

Татьяна стала волноваться и сама набрала её номер, но вместо дочки услышала мужской голос и тут же, резко выключила связь. Борис посмотрел на неё изумлёнными глазами и осторожно спросил:

— Ну и чего, ты снова побоялась сказать ей о своих переживаниях?

Татьяна уселась в кресло и, проверив пульс на руке, ответила:

— Да, нет, просто вместо дочки я услышала мужчину. Надо же, ей уже лень самой взять телефон, а мы всё ждём у моря погоды, и думаем, что Оля не забыла своих родителей.

Борис понял, что сейчас опять начнутся причитания, поэтому, накинул куртку и вышел на улицу. Присев на лавочку, он задумался:

«А ведь Татьяна права и дочка действительно перестала нас ценить. Ну, ладно, учёба днём отнимает время, но вечером же, можно пару строк в сообщении написать».

Все эти мысли крутились у него в голове, однако вслух он их не произносил, боясь, что жена расстроится и тут же, начнёт разводить демагогию на пустом месте. Вернувшись в квартиру, Борис уже знал, что нужно делать. Ему и самому надоело смотреть на то, как жена мучается, проливая слёзы за родную дочку. Да и выяснить, как она живёт, тоже не мешало. Именно поэтому, на следующий день он обратился к своему начальнику, чтобы тот дал ему двухнедельный отпуск. Тот без всяких слов подписал заявление и даже распорядился без задержек выплатить ему отпускные.

Глядя на решительность своего мужа, Татьяна сделала также, но её отпустили только на десять дней. Но им и этого было достаточно, чтобы добраться до Москвы и встретиться с дочкой. Предчувствуя серьёзный разговор с Ольгой, Татьяна даже специально для этого подготовила речь.

Но, как потом оказалось, она ей вовсе не понадобилась. Всё произошло так стремительно, что даже никто и ничего не успел понять.

Собрав вещи в дорогу, Борис и Татьяна купили билеты, и только в последний момент спохватились, что не знают адреса, где сейчас живёт их дочь. С дрожью в руках мать набрала её номер на телефоне. Но, как и в прошлый раз, никто не ответил. Складывалась неопределенность: не ехать и ждать приглашения от дочери или отправляться в путь, а там, в институте, уточнить адрес и нанести визит. Борис, на удивление, одобрил эту идею.

— А что, язык, как говорится, и до Киева доведёт. Мы с тобой взрослые люди, умудрённые опытом, ничего, не заблудимся.

Татьяна поверила мужу и с лёгкой душой отправилась вместе с ним на поезд. В тоже время, лёгкое волнение всё равно присутствовало, от этого никуда не денешься. Но, поборов страх перед неизвестностью, она внутренне готовила себя к искренней и радостной встрече.

Всю дорогу она проговаривала слова, которые собиралась сказать своей дочери. Что интересно, на звонки так до сих пор никто не отвечал. Борис несколько раз пробовал, но всё безуспешно. Уж, на что у него были крепкие нервы, но и ему стало не по себе от того, что едут без всякого предупреждения, да ещё и непонятно, по какому адресу. Но, видимо, судьба решила их обласкать и по приезду в столицу на очередной звонок, всё же, ответили. Но это была не дочка, а всё тот же, мужской голос, и тут Татьяна не выдержала:

— Извините за наглость, но почему вы отвечаете, а не Оля? Где моя дочка и почему я не могу с ней поговорить?

Мужчина спокойно ответил:

— Я так понимаю, вы её родители, а меня Кириллом зовут. Это вы простите, что не сразу представился. Я ещё тогда хотел с вами поговорить, но Оля сказала, что не нужно, потом познакомит.

Подобная информация сильно расстроила родителей.

— Но мы хотели бы её увидеть. Кстати, уже подъезжаем к Москве, а вот адреса не знаем. Думали, что дозвонимся до Ольги, и она нас встретит.

Кирилл оказался деликатным человеком и предложил самому их забрать:

— Я сейчас приеду, вы только никуда не уходите, когда сойдёте с перрона. Оля отлучилась в салон красоты, а телефон дома оставила, вот и не перезвонила.

Понятно, что это была всего лишь символическая отговорка, однако родители Ольги не стали раздувать из этого проблему.

Они дождались, когда Кирилл за ними приедет и сели к нему в автомобиль. Что ни говори, а машина у него оказался не из дешёвых моделей. Мало того, привёз он их не в задрипанную квартиру на окраине, а за город, где находился его личный, можно, сказать, особняк.

И только тут до родителей дошло, почему их дочка перестала просить у них деньги. Но это ещё были цветочки, ягодки ждали впереди.

Показывая им дорогу, Кирилл проводил Татьяну и Бориса внутрь дома. И первое, что они увидели, это фотографию на стене. Побледнев от неожиданности, из их уст прозвучал вопрос, полный возмущения:

— Но почему она нам ничего не сказала? Вы решили всё сделать тайно, а потом поставить нас перед фактом?

На фотографии Ольга красовалась в свадебном платье. И это означало лишь одно: она вышла замуж, а родителям ничего не сообщила.

На лицах Татьяны и Бориса читалось не просто возмущение, но ещё и осознание собственного унижения. Получается, дочка не захотела видеть их на своей свадьбе. Видимо, стыдно ей стало за бедных родителей, ведь они не из круга богатых и будут только несуразно смотреться. Да, именно так Борис и Татьяна подумали, других вариантов у них в голове просто не было. Из ступора их вывел Кирилл своими словами:

— Извините, я не знал, что именно так обстояли дела. Мне Оля сказала, что вы в тот момент сильно болели и поэтому не смогли приехать на свадьбу. Если честно, то я вас очень ждал и хотел познакомиться.

Неожиданно в прихожей послышался шум, а затем голос их дочери:

— Кирюша, я дома, посмотри на мою причёску.

Еле сдерживая слёзы, мать ответила вместо него:

— Очень, красиво, Оля, а для нас так вообще двойная радость. Не думали мы с отцом, что ты с нами так поступишь.

Кинувшись их обнимать, Оля разрыдалась и стала просить прощения. Но родители не верили, ощущая какую-то наигранность в её голосе. В тоже время, мать и отец не могли долго на неё сердиться. Они приняли её извинения и посчитали, что неприятный инцидент исчерпан и больше нет причин для выяснения отношений.

Познакомившись с Кириллом намного ближе, Татьяна и Борис узнали, что он серьёзный бизнесмен и у него несколько магазинов по продаже одежды. Ну, теперь-то за дочку точно можно было не переживать. Возвращаясь обратно, родители пообещали, что иногда будут к ним наведываться. Кирилл, правда, предлагал отцу Ольги остаться и работать в его компании, но тот отказался:

— Да, нет, мне роднее свои пенаты, а вам, молодым, везде дорога.

Как бы там, ни было, а родители умеют прощать своих детей, и делают они это искренне, с любовью и добрым сердцем.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети