Грустная девочка одинокая

Когда-нибудь и за мной приедут папа и мама

Анюта осторожно выглянула из комнаты. В коридоре никого не было. Девочка быстро перебежала до дверей и попробовала открыть, но ничего не получилось. Она вздохнула и вернулась в комнату. Девочка, которая была чуть постарше, спросила:

— Что закрыто?

— Да, в окно полезу.

— Подожди ты в окно, я тебе покажу чёрный вход, им воспиталки и нянечки пользуются.

Света быстро спрыгнула с кровати. В тихий час мало кто спал, но лежать нужно было смирно. Если кто-то из воспитателей заглянет, то можно обрести по полной программе. Анюта остановила её.

— Свет, ты расскажи где, а там я сама. А то тебя поймают, заметят и придётся из-за меня получать.

Света махнула рукой.

— Знаешь, я тебе даже завидую. Пусть у тебя мама умерла, но она хотя бы была у тебя и любила, а у меня никогда не было. Пошли, помогу.

Девчонки быстро пробежали по коридору. Света показала на дверь.

— Я так понимаю, ты не успеешь вернуться до окончания тихого часа?

— Нет, это же далеко.

— Снова ругать будут.

— Я знаю, я сегодня вообще не хочу возвращаться. Мне мама снилась, что-то мне во сне пыталась сказать, а я не поняла. Посижу у неё подольше.

Света вздохнула:

— Но как хватятся, то быстро за тобой приедут. Они же знают, где ты. Но ты не переживай, я попробую тебя прикрыть.

Аня на секунду обняла Свету.

— Спасибо тебе. Если бы не ты, я вообще бы здесь не могла бы жить.

— Смогла бы, все же живут. Тяжело только первое время, а потом ко всему привыкаешь…

Аня выскочила на улицу, а Света быстро вернулась в спальню. Немного подумав она накидала на постель Ани вещей и прикрыла одеялом.

***

Девочку ухватили только перед ужином.

— Света, отвечай! Она снова на кладбище сбежала?!

Света пожала плечами:

— А я откуда знаю?

Воспитатель схватил её за плечо.

— Ты что, не могла остановить её? Делать мне больше нечего, как только по городу ездить, малолетних щенков собирать! Ну, доиграешься ты у меня!

Воспитатель, оттолкнув Свету, та чуть не упала и быстрым шагом направилась к выходу, где её уже ждала машина. Света от всей души показала ей язык вслед.

«Да не подумала Аня, сбежать в смену этой гаргоны не очень хорошо.»

***

Анечку привезли всю слезах, когда дети уже готовились ко сну.

— Сегодня ночуешь со всеми, а завтра будем решать, что с тобой делать!

Как только дверь закрылась, Света кинулась:

— Ну, что Аня, били тебя да?

— Мне всё равно, я завтра насовсем сбегу.

— Аня, ну нельзя же так! Ты к маме ходишь каждый раз, как нам к обеду конфеты выдают.

— Ну и что? Я их маме ношу.

Аня улеглась на кровать и отвернулась к стене…

То ли с утра было не до Ани, то ли ещё что-то, но никто никуда её не вызывал, и никто не ругал. Ближе к обеду выяснилось, что к ним едут спонсоры. Дети радостно шумели. Если спонсоры, то это или сладости, или подарки, и их воспитатели не отбирают.

Ночью Ане снова снилась мама. Она снова что-то рассказывала, но то непонятное. Аня даже проснулась в слезах, не от того, что видела маму, а от того, что никак не могла разобрать, что она ей рассказывает.

Утром она снова пропала. Директор, узнав об этом, вздохнула.

— Господи, ну вот что с ней делать а?

Воспитательница, молоденькая совсем, единственная, кого дети любили, предложила:

— А может быть, попробовать договориться с ней? Пусть ходит, но чтобы в определённое время и чтобы сама вовремя возвращалась.

— Но это же против всяких правил!

— Я понимаю, а так у нас постоянные побеги, ещё более серьёзные нарушения. Людмила Степановна, а как вообще к нам Аня попала, что случилось с её мамой?

Директор вздохнула:

— Я немного знал их семью, не близко. Конечно так, больше слухи. Там вообще всё очень странно. Они приехали к нам из другого города, мама и Аня. Анечка тогда совсем крошкой была. Ни мужа, ни родственников. Но потом к ним приезжала молодая женщина. Я её не видела. Люди говорят, что та была очень похожа на мать Ани. Ещё говорили, что скандалили они очень сильно, и родственница сразу уехала. А в прошлом году Анечке уже в школу нужно было собираться, мама её очень простыла, но родственников нет, помочь некому. Вот и ходила на работу до последнего, пока совсем не слегла. Врачи помочь уже не смогли. Аня попала к нам, а мама на кладбище.

— И что же, вообще нет никого?

— Наверное нет, если вообще кто-то занимался поисками…

— А нет фотографии матери? Может быть, удастся кого-то отыскать?

Директор встал, взял личное дело…

***

Прошёл ещё месяц.

Молодая воспитательница всё пыталась разыскать родственников Ани, но создавалось ощущение, что девочка в этом мире одна.

Однажды на телефон Елены Сергеевны пришло сообщение. Дело было ночью, и сон с молодой воспитательницы как ветром сдуло. Она переписывалась до утра, а потом довольная побежала к директору.

— Я нашла! Нашла!

Людмила Степановна испуганно посмотрела на неё:

— Что нашла? Елена Сергеевна вы меня так заикой так сделаете.

Елена отдышалась и сказала:

— Я нашла не только сестру мамы, но и её отца.

Директор села на стол.

— Так, давай выкладывай.

— Дело было так. Две сестры-двойняшки или близнецы, не знаю, кто там в общем жили. Родителей похоронили рано. А потом одна из сестёр собралась замуж. И нужно же было такому случиться, что и вторая сестра влюбилась в этого парня. В общем, сёстры начали ссориться, хотя раньше жили душа в душу. Однажды, когда парень был на дне рождения друга изрядно выпил, он приехал к своей невесте, но дверь ему открыла именно мама Ани и сделала вид, что она и есть невеста, сказала, что не хочет, чтобы он разбудил сестру, и предложила поехать к нему. Они поехали, а утром их застала настоящая невеста. Скандал был ужасный, жених был послан, сестры возненавидели друг друга, а потом оказалось, что на свет появится Аня. Мать Яни сразу уехала, видимо, пока не в наш город. Сестра искала её, хотела сказать, что ребёнок не причём, и чтобы та возвращалась, но мама Ани уже поняла, каких дел наворотила, и не хотела общаться. Нина, так зовут сестру мамы Ани, нашла её уже здесь. Но разговор снова не получилось. Начали спокойно, а закончили тем, что стали обвинять друг друга в том, что одна другой поломала жизнь. Нина уехала, и на этом всё. Жених, кстати, вымолил прощение. Он ничего не знал об Анюте до вчерашнего дня, а как только узнал, то сразу же сказал, что они выезжают. Нина очень плакала, она не знала, что сестры больше нет.

Людмила Степановна выдухнула:

— Ничего себе история…

— Это точно. Я сама сегодня всю ночь не спала, пака с ними общалась.

— И когда же они приезжают?

Лена посмотрела на часы:

— Через час, а может быть и раньше.

— А Аня здесь?

Лена быстро вышла. Ани не нашли, зато нашли Свету.

— Где твоя подруга?

— Она ещё утром ушла. Сегодня у мамы день рождения.

— Как же не вовремя…

Елена Сергеевна кинулась по коридору к кабинету директора, но тут же увидела незнакомых людей. Женщина была как две капли воды похожа на маму Ани. Елена Сергеевна вздохнула и шагнула им навстречу.

— Это я вам писала.

После разговора с директором Нина решительно встала.

— Мы едем на кладбище и с Аней познакомимся, и сестру навещу. Я ещё не была на могилке.

Людмила Степановна встала.

— Не напугайте девочку. Вы же понимаете, как сильно вы похожи на её маму.

— Да, конечно, мы понимаем.

***

Анечка сидела на коленках у могилки. Лавочку поставить было некому, поэтому ей приходилось сидеть прямо на земле.

— Мамочка, я сегодня принесла тебе твоих самых любимых конфет. Мне и Света свои отдала. Я не хотела брать. Нам же конфеты не часто дают, но Света обиделась. Хотела, чтобы от неё был подарок, вообще она очень хорошая. Жалко, что у неё нет вообще никакой мамы…

Анечка вздохнула.

— Нужно возвращаться. Скоро обед.

Она встала, ещё раз погладила фотографию мамы. Вдруг сзади раздался шорох, а потом мужской голос:

— Здравствуй Аня.

Девочка быстро обернулась. У оградки стоял мужчина. Он смотрел на неё добрыми глазами. Ане так хорошо стало, когда она ему в глаза посмотрела и сама не поняла почему, она вдруг спросила:

— Вы мой папа?

Спросила и испугалась, что она такое несёт. А мужчина улыбнулся.

— Да. Извини, не знал, что ты родилась. Узнал только вчера и сразу приехал за тобой.

Аня подозрительно посмотрела на женщину, которая стояла к ней спиной.

— А это кто? Почему она не поворачивается?

— Анечка, это моя жена. Дело в том, что у твоей мамы есть сестра. Они близняшки, то есть очень-очень сильно похожи с твоей мамой. Ты же знаешь, кто такие близняшки?

Аня кивнули. Она с напряжением следила за тем, как женщина поворачивается. А когда повернулась, Аня закричала в слезах:

— Мама, мамочка!

Женщина быстро обняла:

— Тише, тише Анюта. Я не мама, но очень хочу стать ей. Ну, второй мамой.

Аня немного отстранилась. Она внимательно всматривалась в лицо.

— Да, у мамы были немного другие брови и голос другой. А ещё мама была худее, и причёска другая. Ты очень похожа на маму…

Мужчина поднял Аню на руки.

— Ты не плачь. Не плачь, пожалуйста. Мы теперь тебя не оставим. Поедешь с нами. Будем жить вместе.

Аня сквозь слёзы видела, как женщина, похожая на маму, опустилась перед могилой на колени и плакала. Они молчали, не мешали.

***

— Светка! Светка, меня папа нашёл, и мама. Новая мама. Ну, как будто, моя настоящая.

Света смотрела на Аню с тоской.

— Свет, ты чего? Не рада за меня?

— Рада, конечно… Ты теперь уедешь, а я останусь тут одна…

Аня растерялась.

«Как же так? Она даже и не подумала об этом. Они со Светой стали настоящими подружками. Да, даже больше, чем подружками – настоящими сёстрами, хоть обе и не знали, как это быть сестрами. Она не сможет оставить Свету одну, хотя у неё теперь по-другому не получится.»

Девочка растерянно повернулась к Нине, а та вздохнула:

— Серёж, пойдём поговорим.

Людмила Степановна нервно ходила по кабинету. Такое в её практике было впервые, вот воистину.

— Я не буду вас отговаривать, вы взрослые люди. Я всегда только за. Но вы точно подумали? Время пройдёт, и Анечка всё забудет, а то, что вы хотите сделать, это на всю жизнь.

Нина упрямо мотнула головой:

— Да, мы хорошо подумали, девочка и так настрадалась, я не могу так с ней поступить.

Директор сел. Она всё, что смогла сделала, хотя, на самом-то деле, в душе у неё всё ликовало.

— Ну что ж, хорошо, я обязательно в этом вам помогу.

Она подняла глаза на Нину, потом посмотрела на Сергея.

— Я очень вам благодарна, думала, что никогда уже не увижу надежды, что хорошие люди ещё остались на этом свете.

Аня обернулась на открывшуюся дверь.

— Мама Нина, папа.

Она бросилась к ним с объятиями.

— Ну, Анют, мы всё сделали. Собирай вещи, сегодня вечером у нас поезд.

Аня завизжала, кинулась к своей постели, но остановилась. Подошла к Свете. Та сидела на стуле ровно, была бледной и с трудом сдерживала слёзы. Губы у девочки тряслись и она их то и дело сжимала.

— Светочка, пожалуйста, не плачь. Я постараюсь приехать к тебе, я буду писать тебе письма каждый день.

Девочки крепко обнялись, и Света всё-таки разревелась.

Нина и Сергей переглянулись, подошли к ним.

— Так, это что за потоп? Никакие письма никто писать никому не будет.

Аня испуганно посмотрела на Сергея.

— Почему? Вы мне запретите?

Мужчина рассмеялся:

— Ну, конечно, нет, просто Светочка едет с нами. Мы оформили на неё опекунство. Не смогли допустить, чтобы вы расстались. Что скажешь Света, согласна быть ещё одной нашей дочкой?

Света встала, долго смотрела на Сергея, потом на Нину.

— У меня будут родители?

— Конечно. Ну, если подходим тебе, — Сергей улыбнулся.

Девочка обхватила их руками.

— Я буду самой послушной, буду хорошо учиться и буду помогать по дому.

Людмила Степановна и остальные воспитатели, которые столпились у двери, вытирали слёзы. Даже Горгона расплакалась и тут же ушла, чтобы никто её слёз не видел.

— Ну всё собираемся, а то мы везде опоздаем.

Весь детский дом, во главе с директором, прилип к окнам. Людмила Степановна прошептала:

«В добрый путь».

Воспитательницы плакали. А все дети думали об одном и том же:

«Когда-нибудь и за мной приедут папа и мама. Пусть они будут не совсем настоящими, но мы будем очень любить друг друга.»

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 48 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая милая женщина простая добрая стройная родная скромная наглая богатая стерва
— Ненавижу! — кричала женщина, — ненавижу тебя и твою Юлю! И выродка вашего!

После института Сергей как-то быстро пошёл в гору. Вначале устроился простым менеджером в строительную фирму, а через год он уже...

После института Сергей как-то быстро пошёл в гору. Вначале устроился...

Читать

Вы сейчас не в сети