Истории из жизни — Мама умерла, а не ты. Вот и живи дальше, — ответил сын и отвернулся в сторону…

— Мама умерла, а не ты. Вот и живи дальше, — ответил сын и отвернулся в сторону…

На вершине горы

— Вот, мелкий наглец! –охранник супермаркета, Денис Ивашов, насмешливо постучал по экрану, на котором было видно, как подросток, лет семнадцати, в чёрной куртке и мешковатых спортивных брюках, воровато оглянулся по сторонам и засунул что-то, с полки, во внутренний карман куртки.

Рядом с Денисом, стоял другой охранник, невысокий, но жилистый, в движениях которого угадывалась, отменная физическая форма и подготовка. По мягкой манере ходить и уверенным жестам, можно было предположить, что этот человек, скорее всего, имеет спортивную или военную подготовку. Так и было: Макар Усольцев, был мастером спорта, по боевому самбо, прошёл службу, в горячих точках и был комиссован, по состоянию здоровья, после ранения в бедро. Мужчина, немного прихрамывал, но не спешил ставить, на себе крест, записываясь в ряды пенсионеров или получателей, пособия по инвалидности. Денис посмотрел на коллегу и кивнул, не убирая пальца, с монитора наблюдения:

— Подойди к этому хлопцу и возьми его, без лишнего шума.

Макар кивнул и молча вышел. Он зашёл, в этот сектор супермаркета, подменить коллегу, который как раз, успел «взять», ещё одного, проблемного покупателя –тот, сдирал ценник с товара и собирался положить его, в свою барсетку. Товар был пустяковый, обычный блокнот, со встроенным калькулятором, но такие происшествия, в массовом масштабе, грозили неприятностями, всему персоналу магазина.

Когда Макар, подошёл к подростку, его уже не было на месте. Уже через мгновение, наметанный глаз охранника, заметил знакомую фигуру, в тёмной куртке, возле кассы –мальчишка собирался, проскочить мимо. Видимо, Денис успел дать команду и воришку схватили, прямо на выходе.

— Пройдёмся со мной, в комнату для посетителей, — вежливо, но твёрдо, проговорил охранник, на груди которого, висел бэйджик с именем, «Виктор Карпенко, СБ».

Мальчишка вырывался и кричал, на весь магазин:

— Отстань от меня, урод! Чего ты прицепился, я ничего не делал!

Держа посетителя за руку, Карпенко отвёл парнишку, в отдельную комнату, где подозрительным покупателям, делали личный досмотр.

— Мои услуги, не нужны? – администратор зала, выполняла функции понятого, когда приходилось иметь дело, с представительницами слабого пола.

Получив отрицательный ответ, женщина ушла, обратно в зал –контролировать работу продавцов. Тем временем, мальчишку посадили за стол, напротив него, уселся начальник охраны –Денис.

— Пожалуйста покажите, что вы взяли с полки, в секторе бытовых товаров, — обратился он к задержанному.

Сама постановка вопроса, была такой, что у воришек не оставалось сомнений в том, что их видели, на месте преступления. Парень, насмешливо улыбаясь, полез во внутренний карман куртки и вытащил оттуда… пару диодных лампочек, шнур для DVD-проигрывателя, и моток изоленты. На лице охранника, не дрогнул ни один мускул, хотя про себя, он успел, десятки раз выругаться, последними словами.

Вот, из-за таких бездельников, он порой, ненавидел свою работу. Что им делать в этом магазине, спрашивается, если такой набор краденого, можно купить, за пару сотен рублей, в любом переходе? Парень сидел, глядя на него, с нахальной улыбкой, на тонких губах.

— Ну и что ты мне сделаешь, цепной пёс? – спросил он Дениса.

Тот продолжал сидеть, с непроницаемым лицом.

— Пока – ничего. Ваше имя, возраст, место жительства, — привычным жестом, охранник подмахнул к себе, стопку бумаг, для заполнения, протокола беседы.

— Имя моё, слишком известное, чтобы называть его, такой сявке, как ты, — парень откинулся назад и посмотрел по сторонам.

Увидев в углу, камеру наблюдения, подмигнул:

— Привет! И любуйся, что делают в таких, мерзких заведениях…

В это время, открылась дверь и появился представительный мужчина, лет сорока пяти, одетый в дорогой, серый костюм и строгую, синюю рубашку. При виде парня, вошедший крякнул и не смог сдержать, своего удивления. Подчиненные, встали навытяжку:

— Здравствуйте, Борис Евгеньевич!

— Всем здорово. Вы могли бы, оставить нас наедине, с этим молодым человеком? – голос владельца сети, звучал спокойно, однако вздувшиеся на шее жилы говорили, что это спокойствие, носит деланый характер.

Охранники, ретировались в комнату за стеклом, откуда могли видеть и слышать, всё происходящее. Из-за того, что стены в той комнатушке, были выкрашены в зелёный цвет, Денис не без юмора окрестил её, «зелёной милей» и наставительно говорил:

— Всё, что происходит на «миле», остаётся на «миле».

Порой, некоторые пойманные, требуя встречи, со своими доверенными лицами, проводили в этой комнате несколько часов, без устали меряя шагами, её пространство. Парень замер и настороженно посмотрел на владельца, после чего расслабился и демонстративно начал, раскачиваться на стуле. Мужчина подошёл к нему и уставился в упор.

— Не понимаю, он пытается его загипнотизировать? –прошептал, Денис Макару, на что тот, пожал плечами.

— Посмотрим. Что-то мне подсказывает, что на чужого человека, он бы не стал, так смотреть…

В это мгновение, послышался голос парня:

— Кончай прожигать меня, таким злобным взглядом. Ты от этого, становишься похож, на одного из своих дебилов, из так называемой, службы безопасности, папа…

— Папа?! – на лице Дениса, отражалась целая гамма чувств, хотя обычно, он умел их скрывать.

Макар лишь усмехнулся:

— Ты не понял? Он нарочно это сделал, чтобы с отцом увидеться…

Борис Евгеньевич, продолжая нависать над парнишкой, замахнулся и влепил тому затрещину.

— Сколько это будет продолжаться, Трофим?! Твою мать, сколько?

— Столько, сколько нужно, ТВОЮ мать! – парень вскочил на ноги. – Не смей говорить про маму, понял?!

— Хорошо…хорошо… — мужчина откинулся назад и устало вытер лицо. – Я тебя услышал…

— Ни хрена, не услышал, -пробурчал Трофим, вытирая кровь, с разбитой губы.

— Парни, все кто есть на «миле», все ко мне. Живо.

Охранники, в количестве трёх человек, стояли перед Борисом Евгеньевичем, через полминуты, вытянувшись в струнку. Трофим усмехнулся:

— И зачем ты. привел сюда. этих дебилов? Чтобы они поучили меня, уму-разуму? Твоё дело, подписать листочек, взыскать с меня ущерб и отправить, на все четыре стороны.

— Слишком уж дёшево, хочешь отделаться, -усмехнулся в ответ отец и обратился к охранникам:

— Как вы уже поняли, из нашей беседы, перед вами мой сын, Трофим. Единственный сын, успешного предпринимателя, владельца крупной торговой сети…Мальчик залюбленный и избалованный, по самое не могу, поэтому позволяет себе, такие выходки. Так вот, — голос шефа понизился, — предлагаю, пять миллионов рублей тому, кто…

— Кто надерёт мне задницу, образцово-показательным способом, снимет это на видео и выложит в сеть, с целью назидания и устрашения, — издевательски закончил парень.

Отец нахмурился, но продолжил:

— Пять миллионов рублей тому, кто сумеет этого балбеса, превратить в человека. Даю столько времени, сколько нужно, но мне нужен результат. Чтобы был, налицо. Итак, кто возьмётся? Иначе мне придётся, отправить его, в закрытый лондонский пансион, для таких же богатеньких буратино, где его даже не знаю, в кого превратят. Но мне самому, идея с Лондоном претит, я только, за отечественные кадры и методы воспитания. Ну, кто готов попробовать себя, в роли наставника? Беру на себя, все расходы…

-Ни в какой Лондон, я не поеду…Слышишь? –с ненавистью проговорил Трофим и Борис Евгеньевич, усмехнулся:

-Ты так не любишь, туманный Альбион? Тебе же нравилось туда сбегать, чтобы позлить меня…

— Не в этот раз, -мотнул головой парень. – Клянусь, если ты меня отправишь туда, поедешь опознавать меня, в известные места…

— Зачем, такие радикальные меры? –голос отца, звучал мягко, но все по опыту знали, что за этой мягкостью, тщательно скрывается, яростный гнев.

Когда, Борис Евгеньевич замахнулся, Трофим широко раскрыл глаза. Мужчина удивлённо замер –кто-то перехватил его руку, это был Макар.

— Зачем? Как ты посмел? – лицо владельца сети, начало краснеть от злости.

— Извините, но вы с этим мальцом, в разных весовых категориях. Тем более, что он признает, ваш отцовский авторитет и даже не защищается, -желваки под скулами Макара, явственно показывали его гнев.

Бизнесмен, удивлённо посмотрел на охранника:

— Раз уж ты посмел вмешаться, может, ты и возьмёшься, за него? Хватило духу, в отличие от остальных…

— Возьмусь, но с условием…

— Увеличить плату? –прищурился Борис Евгеньевич.

— Зачем мне ваша плата? Условие – никто не вмешивается, в мою работу. Плюс – я сам выбираю, где именно мы останемся, для …так сказать, воспитательного процесса. Единственное – вы будете выплачивать, мое жалованье, моей супруге, чтобы ей было, на что жить с детьми, пока я занят, вашим сыном.

— Замётано, — шеф бросил на него оценивающий взгляд, потом обратился к сыну:

— Трофим, ты меня реально достал, своими выкрутасами. Не вздумай убегать или обращаться в полицию. Сам знаешь, в каких отношениях, я с нашими правоохранительными органами. Оставайся пока здесь, а ты, — Борис Евгеньевич обратился уже к Макару, — составь список того, что необходимо, и можешь готовиться к выезду. Начинаем сегодня же.

— А как же, моя семья? –удивился Макар. — Этот вопрос, закрыт пять минут назад. На карту твоей жены, перечислена твоя двойная зарплата, считай, что это компенсация за …вредность.

Усмехнувшись, мужчина вышел, и за ним последовали все, кроме Трофима. Парень остался сидеть на стуле, с задумчивым видом и отсутствующим взглядом.

— Какой-то он отмороженный…-неодобрительно заметил Карпенко, глядя на полную отрешенность парня.

— Мы не знаем, причин его поведения, так что лучше не судить. По крайней мере, неблагодарное это занятие, -ответил Карпенко, на которого большое впечатление, произвело поведение Макара, которого он до этого, считал недалёким и слабым.

— Собирайся. Вот твоё добро, — и отец кинул Трофиму на колени, большую, спортивную сумку, битком набитую, разными вещами.

— Что это? А, последний привет со свободы… — насмешливо ответил парень.

Открыв сумку, он осмотрел всё, что было внутри, и удивлённо проговорил:

— Не понял…зачем тут, эластичные бинты? Он собрался, растягивать мне связки?

— Не моё дело, он сам решит. А тебе советую, запастись терпением и готовностью работать, до кровавых соплей, — усмехнулся, Борис Евгеньевич.

Поманив к себе сына, мужчина продолжил:

— Я навёл о нём справки. Так вот, с тобой будет работать, бывший спецназовец и мастер спорта, по скалолазанию…Человек очень жёсткий и принципиальный, короче, не из тех, кому можно, по ушам проехать. Пока. Улыбаемся и машем, дорогой Трофим Борисович. Всего доброго!

Трофим сжал челюсти, но ничего не ответил. Слишком много чести, разговаривать с этим, напыщенным болваном, который по недоразумению, приходится ему отцом. Как мама, могла выйти замуж, за такого морального урода, который считает, что весь мир должен, вертеться вокруг него?

-Черта с два, прогибаться под тебя, я не стану, — зло проговорил Трофим, разглядывая унылый пейзаж, за окном.

Борис Евгеньевич, выдал новому наставнику сына, новую бронированную машину – мужчина был помешан, на вопросах безопасности. Пусть сын у него, не всегда дружит с головой, но, как отец, он надеялся, что парнишка со временем, одумается и научится понимать, мотивы его поступков.

Однако надежда становилась, всё более призрачной, так как Трофим, только и делал, что попадал, из одной передряги, в другую. Он словно, поставил своей целью, вымотать нервы отца, сделав из них, многокилометровый клубок, гигантских размеров. Разбитые машины, пьяные выходки и драки в ночных клубах, странная одежда и прически, истеричное поведение…

Чего только Борису Евгеньевичу, не пришлось увидеть, после внезапной смерти жены…

Алевтина умерла, от рака крови, сгорев, как свеча… диагноз был поставлен, слишком поздно и бизнесмен целыми днями, сидел возле кровати жены, держа её исхудавшую руку, до самой её смерти…

Он, так и не смог забыть, как она со слабой улыбкой, просила его, не бросать их сына, женившись во второй раз:

— Если ты женишься, нашему Трофиму, твоя вторая жена, жизни не даст… да, у тебя появятся другие дети, а его ты забудешь, ради них…

Борис Евгеньевич, порой жалел, что дал слово умирающей, не жениться повторно. Хотя, кто мог проверить? Алевтины, давно не было в живых, мешать было некому…

У мужчины, была тайная возлюбленная, но он был, человеком слова и даже ради любимой, не собирался нарушать, свое обещание. Интуитивно, он чувствовал, что единственным человеком, который мог бы освободить его, от данного покойной жене слова, был их сын Трофим. Однако Трофим, тоже включил обиду, на весь мир и занимался исключительно, созданием проблем отцу, на пустом месте.

— Да уж…мы ещё, та семейка… — Борис Евгеньевич, промок лицо платком и посмотрел на часы.

Этот охранник, должен был добраться, до своего горного лагеря, надо бы узнать, где он и как. Набрав номер Макара, мужчина услышал характерные гудки. Спокойный мужской голос, ответил:

— Слушаю вас, Борис Евгеньевич. Что случилось?

— Да так, ничего особенного. Вы доехали? Как Трофим?

— Борис Евгеньевич, если вы помните, мы договаривались, что с момента передачи вашего сына, в мои руки, вы ни во что не вмешиваетесь и не контролируете? Это наш первый и последний разговор на эту тему, договорились? Я буду звонить сам, в случае крайней необходимости, но сейчас такой надобности, точно нет. С Трофимом всё в порядке, прошу больше не беспокоить. Я отключаюсь.

Не успел Борис Евгеньевич и слова вставить, как охранник отключил телефон. Выслушав, безразличный автоответчик, мужчина чертыхнулся и убрал телефон в карман.

— Надо же, какой принципиальный попался, — саркастически проговорил он и вытащил другой аппарат, номер которого, был известен крайне, ограниченному списку лиц.

Поискав нужный контакт, Борис Евгеньевич набрал номер, одного знакомого, специалиста по удалённой слежке:

— Карасев, ты? Как дела? Я тут своего балбеса, передал одному типу, на воспитание, ты можешь за ними обоими, приглядеть? Ну так, чтобы незаметно было? Отлично, договорились. За мной, не заржавеет.

…Макар привёз Трофима, в известный ему, уединенный лагерь, где не было никаких, привычных условий комфорта. Пока парнишка, с удивлением оглядывался по сторонам, Макар разгрузил все вещи, перенес коробки с припасами в коттедж и позвал парня:

— Пошли в дом, надо разжечь печку. Бери топор, пойдём за дровами.

— Каменный век, однако. А что, хотя бы электрического отопления, не предусмотрено? – насмешливо бросил Трофим и пошёл вслед за Макаром, держа топор в руках.

В первый же день, пока они рубили дрова впрок, парень стёр руки, в кровавые мозоли.

— Слишком слабо, держишь топор, — сделал вывод Макар, изучив руки, молодого человека. – Будешь дальше так держать и мозоли лечить придётся, и голову.

— А голову почему?- не понял Трофим.

— Топор может выскочить из рук и въехать, по непонятливой черепушке, — спокойно ответил Макар, а парень опасливо, покосился на инструмент.

— Весело тут, будет жить…-пробормотал он.

Поужинав, консервами с макаронами, они легли спать. Трофим с ужасом представлял, что его ожидает, с этим не самым, разговорчивым типом.

— Дома батя, из себя великого молчуна строит, а здесь этот…Рэмбо недоделанный… — думал Трофим, засыпая.

Ему показалось, что он спал какой-то час, но резкий толчок, заставил его открыть глаза.

— Ты чего? Я только что заснул, — возмущённо проговорил Трофим, снова натягивая на себя одеяло.

— Твоё только что, было семь часов назад. Хорош дрыхнуть, пора в горы. Там и позавтракаешь, прямо на природе, — и Макар, бросил Трофиму сумку. с походным снаряжением. –Одежду я подготовил, будь добр, оденься как следует. Отнесёшься к этому легкомысленно, проблемы со здоровьем, будут у тебя. Врачей здесь нет и никогда не было. И советую поторопиться. Выйдя на крыльцо, Трофим присвистнул:

-Офигеть! Не ожидал, что здесь так красиво… Что за место?

— Место, для твоих тренировок. Это всё, что тебе нужно знать, — спокойно ответил Макар и повел парня за собой. – Рюкзак взял? Вот и отлично, а теперь, шагай передо мной.

— Это ещё почему? Ты, случайно, не из таких? –подозрительно, посмотрел на него Трофим.

— Каждый думает, в меру своей испорченности. Ты шагай, мне нужно посмотреть, как ты на земле стоишь и умеешь ли ходить, по неровной поверхности… — Макар махнул рукой и парень послушно пошел вперёд.

Через полчаса. Трофим взмолился:

— Хватит, я уже не могу. Куда мы тащимся? И что ты затолкал в этот проклятый рюкзак?

— Тяжело? –насмешливо спросил Макар.

– А когда ты распихивал, всякую мелочевку из магазина, по карманам, было не так тяжело?

— Я это сделал по глупости, а не из желания, что-то украсть! –Трофим покраснел от гнева. – Кто ты такой, чтобы судить обо мне? На себя посмотри, ногу волочишь, а ещё меня проверяешь…

— Это точно, ногу волоку. Хорошо ещё, что она у меня есть, — невозмутимо ответил Макар. – И ты тоже, судишь обо мне, по моей искалеченной ноге? Тогда мы квиты…

Трофиму было неловко. Пробурчав извинение, он успокоился и стал оглядываться по сторонам.

— Странно… — тихо проговорил парень.

— Что именно? – поинтересовался. его провожатый.

— Странно, что, когда я ехал сюда, мне казалось, что здесь будет пусто и страшно. Что мне будет, очень одиноко, но почему-то не так…

— Одиночество, ад и рай, мы создаём себе сами, — без всякой напыщенности, проговорил Макар. –Большинство, моих бывших сослуживцев, не смогли найти себе места, в мирной жизни. Чувствовали себя непонятыми и обиженными, поэтому многие спились, ушли в криминал и плохо кончили… Жаль, они все были героями… но свой выбор, они сделали сами…

— А ты значит, сделал свой выбор, в пользу службы безопасности, в супермаркете моего предка? – к Трофиму вернулась его насмешливая манера, однако Макар, просто кивнул.

— Это, всего лишь работа, как и многие другие. В конце концов, есть патологоанатомы, ассенизаторы…школьные учителя…

Трофим оценил шутку и впервые, громко рассмеялся.

— Классный список, ничего не скажешь… Моя мама, была раньше учительницей, — неожиданно бросил он и замолчал.

Они ушли на склон повыше и Макар показал, как надо вязать узлы, чтобы было, безопасно подниматься или спускаться. Заставил парня, выучить названия, всех узлов и устройств для крепления, смотрел, как тот неумело разводит костёр и ставит походный чайник. Трофим устал так, как никогда раньше, в жизни не уставал. Макар, дал ему один день, на то, чтобы прийти в себя.

Зато следующая тренировка, была более чем жёсткая- нагрузив рюкзак Трофима камнями, Макар потребовал, чтобы парень прошёл с ним, от одной вершины, к другой.

— Ты в своём уме? Тут столько камней, что я собственный зад, не подниму! –возмутился Трофим, однако мужчина, рассмеялся в ответ.

— Сынок, у тебя в рюкзаке, максимум четыре килограмма. Это не так много, учитывая, что припасы и воду несу я. Если хочешь идти налегке, это не проблема. Но тогда свой рюкзак, я тоже оставлю здесь, и мы притащимся к горе, совсем налегке. Без еды и воды. Хочешь?

Трофим понял, что спорить бесполезно и молча пошёл за Макаром. Его удивляло, что человек, вдвое старше него, ходил с такой лёгкостью, несмотря на тяжёлый груз, за плечами. В памяти, всплыли слова отца, что Макар — мастер спорта, по скалолазанию. Тогда понятно, почему он так легко, находит удобные уступы, для подъёма по горам.

— Вот как…Ты думаешь, что я слабак? Черта с два, никакой я не слабак!

На следующее утро, Трофим встал даже раньше, чем Макар и ушел умываться водой, из речки. Однако, его первый выход, закончился плачевно- поскользнувшись на камне, парень упал в воду и промок до нитки. Трофим, едва не подхватил, воспаление лёгких, лежал с высокой температурой и Макар по-отечески, выхаживал его, отпаивая его, горячим чаем с мёдом и горными травами.

— Ну ты и балбес,- говорил мужчина. –Кто же идёт к реке. с утра пораньше, даже толком, не размявшись? Тело толком не разбужено, сам ещё не проснулся и решил стать героем? Хорошо ещё, что не посмертно…

Трофим лежал, под тёплым одеялом и думал о том, что делает его отец, в городе. Наверно, рад до безумия, что вручил своего неблагодарного отпрыска, обычному охраннику, который его гоняет, как ему подскажет, левая, задняя нога, а сам, небось, торчит у своей тайной жены?

Однако, общаясь с Макаром, Трофим стал замечать, что неприятных мыслей, связанных с отцом, у него становится, все меньше и меньше. Когда Макар, рассказал о самом, главном горе, которое было в его жизни – он потерял, своего старшего сына, умершего от саркомы кости, Трофим впервые задумался, над своими отношениями с отцом. Ему было удобно, обвинять Бориса Евгеньевича в том, что случилось с его матерью, хотя он начал понимать, что вины отца, в этом не было.

Трофим вспомнил, как отец, целыми днями, сидел возле матери, пока та, была в больнице и подолгу разговаривал с ней, не выпуская её руки из своей. После тренировок по скалолазанию, подошла очередь, рукопашного боя и Трофиму было, уже легче. Выносливости и силы у него уже было достаточно, и он с увлечением погрузился, в новые занятия.

…Когда отец, рискнул приехать, чтобы узнать, как у Макара обстоят дела (тот позвонил ему сам), то поразился тому, каким стал сын, за полгода разлуки. Взгляд Трофима был уверенный, но спокойный, без прежнего хамства и желания, чем-то подколоть. Он первым, подошёл к отцу и поздоровался с ним, причём по-мужски –пожал крепко руку, и хлопнул по плечу. Оба отошли и стали беседовать. Макар, не стал им мешать, занимаясь своими делами, в доме. Через час, отец и сын вошли, уселись за стол, и посмотрели на Макара.

— Хочу тебя поблагодарить, за своего сына. Я должен тебе, пять миллионов, — и Борис Евгеньевич, полез в карман за телефоном.

— Мы вроде договаривались, что я денег не возьму, — спокойно ответил Макар. — Я Трофима, не перевоспитывал, я ему просто дал возможность понять, кто он. Здесь больше его заслуга, чем моя. Так что давайте, на этом распрощаемся, и я поеду к себе.

По дороге, Борис Евгеньевич, едва не потерял дар речи, когда сын, обратился к нему:

— Пап, как там, твоя Настя поживает? Может хватит, траур носить? Маму, всё равно не вернуть, ты хоть семьёй обзаведись, я ведь не буду всю жизнь, глаза тебе мозолить…

— Значит, ты не против? – растерянно спросил, Борис Евгеньевич.

— С чего бы? Это мама умерла, а не ты. Вот и живи дальше, — ответил сын и отвернулся в сторону.

Мужчина позвонил кому-то и бросил одну фразу:

— Ты всё сделал? Получив ответ, довольно кивнул.

— Что там? –повернулся к нему Трофим.

— То, что я должен был сделать…

Тем временем, пока Макар, приводил дом в лагере, в порядок, после отъезда Трофима и его отца, ему позвонила супруга, и радостно закричала:

— Милый, ты когда приедешь? Нам больше не нужно думать, про своё жилье, нам глава администрации, только что сказал, что тебе, за твои боевые заслуги, выделяют квартиру! Представляешь, у нас теперь, есть собственное жильё, новенькая, четырехкомнатная квартира! Скорее возвращайся!

— Ты стал, добрым волшебником? –улыбнулся Трофим.

— Все мы, немного волшебники, — тепло ответил, ему отец и предложил:

— Поехали к Насте, хочу вас познакомить. Готов?

— А я всё думал, когда ты нас познакомишь?

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети