Истории из жизни — О, боже! За что?! Мы ведь тебя все любили… — девушка зарыдала

— О, боже! За что?! Мы ведь тебя все любили… — девушка зарыдала

Девушка задумалась

Марина практически влетела в дом своего дяди.

— Прости, что я так внезапно и без предупреждения. Но я уже не знаю, что мне делать. Без твоей помощи я точно никак не справлюсь. Как же быть, дядь Борь? Думала, что запросто разберусь с магазинами, ничего вроде бы сложного, а вышло так, что всё испортила.

Она не могла больше сдерживать эмоции – совершенно без сил опустилась на диван, и слёзы тут же хлынули из глаз. Дядя вздохнул, присел рядом и протянул ей платочек.

— Вот, возьми, и перестань себя критиковать, пожалуйста. У тебя всё обязательно получится. Просто ты очень много на себя взвалила: и магазины, и учёба, и подготовка к выставке в конце концов. Тебе нужно крепкое плечо рядом, на которое можно опереться. На меня ты всегда можешь рассчитывать, сама знаешь.

После того, как пропали родители, вся их сеть антикварных магазинов перешла к Марине, которой пришлось заниматься ими самостоятельно. К сожалению, ей очень быстро стало очевидно, что той коммерческой жилки, что присутствовала у папы с мамой, у неё не было и в помине, поэтому дела с бизнесом шли из рук вон плохо. К тому же на носу выставка её картин, к которой Марина готовилась последние пару лет. Да и институт отнимал много сил и времени. Она просто не вытягивала, и, пытаясь справиться со всем, в итоге не успевала нигде.

Обняв дядю, Марина произнесла:

— Я была бы счастлива! Вы ведь единственный, кто остался у меня из родных. И единственный, кому можно доверять. К тому же намного больше понимаете в бизнесе, чем я. Конечно, я верила в свои силы, что всё получится, что справлюсь. Но я явно взялась не за своё, а развалить дело родителей не хочу.

— Я понимаю, – дядя гладил её по голове, пытаясь хоть немного успокоить. – А о родителях так и нет никакой информации? Звонила следователю?

Марина в ответ только покачала головой.

— Нет, все по-прежнему так и твердят, что родители без вести пропали. Но я не понимаю как это вообще могло случиться? Написать мне сообщение и уехать в экспедицию? Они же даже не позвонили, не предупредили. Почему в комитете археологов сказали, что экспедиция планировалась, но позже, через неделю? Это всё очень странно. Понятно же, что случилось что-то, но такое впечатление, что никто и не занимается поисками…

Прижав племянницу к плечу, Борис Михайлович сокрушенно произнёс:

— Я тоже думаю, что всё это выглядит странно. Ведь и мне сестра не позвонила. Даже представить не могу, что могло такого произойти. Но мы этого не узнаем пока их не найдут либо живыми…, либо… Нет, о втором варианте я даже и думать не хочу. А ты, Мариш, молодец, что обратилась ко мне за помощью. В конце концов, я на пенсии, важным ничем не занят, а мой бизнес вполне уже налажен. Попробую и этот привести в порядок. Наверное, Наташа бы этого хотела. Она ведь всегда была мне самым близким человеком.

Заметив на его лице слёзы, Марина как-то ещё больше сжалась и почти шёпотом проговорила:

— Спасибо, дядя Боря, что вы так тепло всегда о маме. Я тоже не могу смириться с мыслью, что её нет рядом. Такое чувство, будто забрали самую важную и дорогую часть меня.

Со стороны могло показаться странным, что Марина говорила сейчас только о матери и совершенно не упоминала отца. Но дело было вовсе не в том, что она его не любила и не переживала о пропаже. Просто именно его Марина в глубине души обвиняла в том, что произошло. Ведь именно её отец – гениальный археолог, бредивший своим делом, втянул маму в экспедиции. Понятно, что если бы маме не нравились все эти археологические раскопки и поездки, то она бы ни за что не согласилась.

Но почему-то Марина всё равно не могла отогнать от себя мысль, что отец отчасти виноват в трагедии. Хоть и понимала, что это не так.

По слёзной просьбе племянницы, Борис Михайлович взялся за управление магазинами и удивительно быстро вник во все финансовые и хозяйственные вопросы: дела выправились и всё наконец-то стабилизировалась. Марина была счастлива тому, что с её плеч наконец-то упала гора обязанностей, с которыми она не справлялась.

Наконец-то она всецело могла посвятить себя творчеству. У неё всегда получалось неплохо рисовать, и она с детства мечтала заниматься именно этим. Спустя примерно пару месяцев Борис Михайлович приехал к племяннице в мастерскую и предложил:

— Слушай, Мариш, надо бы нам ввести должность управляющего. Раз уж я полностью веду дела твоих родителей, то мне нужна страховка для полного контроля над ситуацией. Да и работники магазинов не очень понимают какую роль я играю в бизнесе, поэтому относятся без должного уважения.

Марина, которая в этот момент писала очередную картину и была абсолютно увлечена процессом, только отмахнулась:

— Да, дядь Борь, разумеется, делайте так, как считаете нужным.

Получив все полномочия, Борис Михайлович развернул рабочую деятельность по полной: поменял штат, снял офис в более респектабельном районе. Марина бы довольна: никаких проблем с магазинами не возникало, деньги крутились, родительский бизнес исправно приносил доход, а она получала часть своей прибыли. Было совершенно очевидно, что передать права на ведение дел дяде, было правильной мыслью.

Прошел ещё месяц, и вот однажды в мастерской неожиданно раздался звонок…

— Марина Викторовна? – услышав в трубке голос следователя, Марина побледнела, а сердце рухнуло куда-то в пятки, она тяжело опустилась в кресло, – У меня новости по вашему делу. Появился новый свидетель. Оказывается, за пару дней до исчезновения ваш отец звонил своему давнему знакомому. Когда-то они вместе работали в институте, а сейчас он живёт в Берлине. Денисов Владимир Сергеевич. Может, вы слышали о нём?

— Да, – чуть слышно ответила Марина, – это, действительно, давний приятель отца. И что он сказал?

— К сожалению, ничего, что могло бы помочь именно в поисках, – продолжил следователь, – но судя по их последнему разговору, ваши родители не собирались участвовать в новой экспедиции. Более того, ваш отец предлагал Денисову заняться совместным бизнесом и открыть новый антикварный магазин от их московской сети в Берлине. Через полтора месяца они должны были лететь в Берлин, чтобы заключить контракт с Денисовым. На фоне этой информации сообщение о том, что они срочно уехали в экспедицию, которое родители прислали вам непосредственно перед своим исчезновением, теперь кажется очень странным и подозрительным. К сожалению, я не могу исключать версии, что они не просто пропали без вести, а, действительно, случилось что-то… – следователь замялся, пытаясь подобрать слово помягче, – плохое…

Сразу же после разговора Марина набрала номер дяди.

— Да, я уже тоже разговаривал со следователем, – он был очевидно взволнован, – странно всё это. Сестра мне ни словом не обмолвилась по поводу этого Денисова… В любом случае, сами мы ничего в этой ситуации сделать не можем, к сожалению. Только ждать.

Новости от следователя совершенно выбили из колеи, и Марина никак не могла продолжать работу над картиной. Все мысли крутились вокруг исчезновения родителей: почему они отправили это странное сообщение об экспедиции, если никуда не собирались? И почему не рассказали ничего о планах по открытию филиала в Берлине?

На следующий день в гости заглянула ее давняя подруга.

— Ой, Тань, ты как чувствуешь, что мне нужна моральная поддержка. – Марина была ей очень рада. – Вот, не могу картину никак закончить. Совсем вышибло меня информацией от следователя. Ни мыслей, ни идей. Что скажешь, чего в ней не хватает?

Посмотрев на Марину, та с иронией произнесла:

— С картиной-то всё в порядке. Чтобы закончить, лучше на природу выехать — писать пейзаж, сидя в Москве в мастерской, в принципе, странно. А, вот, чего тебе точно не хватает, так это мозгов, уж извини.

Слова подруги были не просто обидными, но и неожиданными.

— То есть, ты хочешь сказать, что я безмозглая? — ошалев от столь неожиданного заявления. переспросила Марина.

Татьяна подсела ближе:

— Да, нет, мозги у тебя на месте, просто работать не хотят. Ты зачем управление магазинами дяде передала? Может, кто и слепой, но я прекрасно вижу, что сейчас происходит с магазинами твоих родителей. Ты хоть знаешь, что он половину сотрудников уволил?

— Ну, он что-то говорил про реорганизацию… – промямлила та в ответ.

— Какая реорганизация, Марин? – воскликнула Таня, –твой горячо любимый дядя Боря все соки выжимает из бизнеса! Сейчас он избавляется от сотрудников, потом скажет, что дела идут на спад и предложит переделать все магазины под офисы, чтобы сдавать в аренду. Если не помнишь, он постоянно твоих родителей к этому подталкивал. Сколько ругани из-за этого было! А там, между прочим, очень, много ценных вещей, которые твои родители с таким трудом доставали, привозили из экспедиций.

Марина возмутилась:

— Зачем ты так? Я ему абсолютно доверяю! Между нами нет разногласий. Зачем ты на него наговариваешь? Признавайся, наверное, сама глаз положила на мои магазины? Я ведь в курсе, как твой муж с треском провалился на попытках открыть собственное дело. Ничего у него не вышло, так теперь злитесь, что у кого-то другого всё в порядке!?

Таня побледнела от злости.

— Как ты можешь такое говорить, Мариш? Что ж, это твоё дело. Я тебе сказала, как сейчас обстоят дела, пока ты тут в мастерской торчишь. Ну, а дальше сама решишь. Не маленькая девочка.

Она резко встала и вышла. Марина глубоко вздохнула. Разговор явно ушёл не в то русло. Ругаться с подругой она совершенно точно не планировала. И задевать её неприятными высказываниями о бизнесе мужа тоже. Но и за дядю было обидно. Ведь он, действительно, очень помогал ей сейчас, взвалив на себя все обязанности по ведению дел. А ещё и договорился о её выставке, помещение нашёл, денег кучу потратил…

Как вообще Таня может такое о нём говорить? Она взяла со стола телефон, чтобы набрать номер подруги и высказаться в защиту дяди. Ну, и извиниться. Но тут же его отложила в сторону. Нет, Таня человек вспыльчивый, но отходчивый. Стоит немного подождать, пока успокоится. Лучше позвонить прямо перед выставкой. Вроде, как и повод, а заодно уж поговорят. А сейчас, пожалуй, лучше последовать её совету по поводу картины и выехать с работой куда-то на природу.

Времени до выставки практически не оставалось, а картину нужно было успеть закончить. Она не стала тянуть с решением и уже через пару часов втискивалась вместе с мольбертом и всем своим снаряжением в пригородный автобус. Пролетающие за окном пейзажи успокаивали, и она уже даже почти забыла о ссоре с лучшей подругой, как вдруг автобус резко дёрнуло. Сидевшая рядом старушка ойкнула и не удержавшись, навалилась на Марину:

— Простите… – произнесла она, улыбнувшись. – Вот ведь гонщик нам попался.

Она вновь заняла своё место возле окна и о чём-то задумалась, подставив руку под подбородок. На её запястье что-то блеснуло, зацепив внимание Марины. Разбирающаяся, благодаря родителям, в ювелирных изделиях, она обратила внимание, что это золотой браслет. Причём не какой-то простенький, а очень похожий на старинный, сделанный на заказ. Такую тонкую работу сложно встретить в обычных ювелирных магазинах, уж это она точно знала.

Тем временем автобус достиг конечной точки, и старушка, поднявшись с сиденья, направилась к выходу. Следом шла Марина. На выходе из маршрутки женщина пошатнулась, однако девушка успела её подхватить:

— Аккуратно! Держитесь за меня, здесь очень неудобные ступеньки!

Старушка послушно кивнула и стала спускаться, а Марина обомлела, неожиданно узнав браслет, снова сверкнувший на руке её попутчицы: точно такой был у её пропавших родителей, вернее, у её мамы, которая браслет просто обожала и почти никогда не снимала. Странно было увидеть абсолютную копию украшения: вещь старая, антикварная, раньше не штамповали одинаковых. Взяв старушку под руку, Марина вместе с ней подошла к остановке.

— Спасибо тебе, деточка. – сказала ей та. – Не каждый день встретишь доброго человека. Меня, кстати. Александрой Павловной зовут, а как твоё имя?

— Очень приятно, а я Марина. Вот, приехала из города пейзаж свой закончить на природе, в тишине. – ответила девушка. – Александра Павловна, скажите, что это за браслет такой необычный на вашей руке? Уж больно он красиво выглядит, всю дорогу любовалась. Это подарок или вы сами его купили?

Женщина тепло улыбнулась в ответ:

— Всё верно, мне его подарили. Это моя внучка расщедрилась на день рождения. А ты, значит, художница? Может, покажешь, что рисуешь? Я тут в двух шагах живу. Вон, по той тропинке и ближе к лесу мой дом. Давай я тебя чаем угощу, а ты потом в лесу и окрестностях прогуляешься для вдохновения. Вокруг такая красота, что прямо залюбуешься.

Марина согласилась, тем более что ей очень важно было узнать, каким образом этот браслет оказался у внучки Александры Павловны. Она уже точно видела, что это не похожий, а точь-в-точь такой же браслет, как был у мамы.

Через полчаса они уже сидели на кухне у Александры Павловны и пили чай, наблюдая за соседским псом, резвившимся под окном и ведя неспешную беседу. Александра Павловна рассказывала о детях, о том, как купила дом несколько лет назад и переехала из города.

— Расскажите о внучке, – попросила Марина, – мне кажется, она отлично разбирается в старинных вещах. А это большая редкость. Такой браслет, как она вам подарила, в магазине не купишь, он ручной работы.

Та улыбнулась в ответ.

— Вот, сразу видно, что ты дитя учёных, а моя внучка вообще без образования, балбеска. Я, когда спросила у неё насчёт этого браслета, откуда такой шикарный раритет, так она ответила, что купила по дешёвке на местном рынке.

Марина видела, что её новая знакомая говорит правду. А, вот, зачем внучка её обманула было непонятно. Уж кто-кто, а Марина точно знала, что такую вещь купить на рынке нельзя…

В это момент Александра Павловна достала из шкафа фотоальбом и показала на один из снимков.

— Вот она, моя красавица. Кстати, вы бы могли с ней подружиться, надо вас познакомить. Вы примерно ж ровесники. Её Людмилой зовут, сейчас в магазине работает. Недавно туда устроилась, а до этого в офисе сидела и бумаги перебирала.

Марина ошарашено смотрела на фото. Лицо Людмилы не просто ей кого-то напоминало, нет, она совершенно точно её знала. Но на всякий случай, чтобы уже точно убедиться, что она не сошла с ума, задала ещё один вопрос:

— Так магазинов в городе полно, а в каком конкретно она работает?

Бабуля нахмурилась, видимо пытаясь вспомнить адрес, а затем произнесла:

— Вроде говорила, что возле памятника нашего вождя. Да, точно, ещё хвасталась, какие у них там витрины необычные разноцветные.

Внутри уже всё кипело, ведь теперь она точно знала, что не ошиблась: речь шла об одном из магазинов её родителей. И девушку с фото она несколько раз видела, Людмилу эту – пару раз в магазине, как раз в том, что был на площади у памятника Ленину. В голове шумело, и она никак не могла собрать мысли в кучу. Единственное, что Марина точно поняла – всё это не было простым совпадением. И браслет, что Людмила подарила бабушке не был просто похожим на мамин. Нет, она уверена, что второго такого же быть не могло. Это был точно мамин браслет. Но как он оказался у внучки Александры Павловны?

Рисовать, конечно, она уже не собиралась. Нужно было немедленно разобраться во всей этой странной истории и новых обстоятельствах. И в первую очередь, конечно, найти эту Людмилу. Поэтому сославшись на внезапно одолевшую головную боль, девушка извинилась перед Александрой Павловной, вызвала такси, и, тепло попрощавшись со своей новой знакомой, поехала в город, назвав таксисту адрес того самого магазина, который узнала из рассказов женщины.

— Тань, мне очень нужна твоя помощь, – конечно же, первой она позвонила подруге.

И, надо отдать той должное, Таня не стала задавать никаких вопросов и вспоминать о ссоре, что произошла накануне, а тут же ответила: «Еду!».

Встретились они в кафе, откуда открывался хороший обзор на магазин. И Марина вкратце пересказала подруге историю знакомства с Александрой Павловной, про мамин браслет и о Людмиле, объяснив, что планирует дождаться здесь, в кафе, окончания рабочего дня, чтобы поговорить с той.

Почти час они сидели в засаде, когда, наконец, появились та самая Людмила. И в ту же секунду Марина чуть дара речи не лишилась, увидев, что следом за внучкой Александры Павловны выходит дядя Боря, улыбаясь берёт ту за руку и ведёт к машине. По льнущей к нему, довольной Людмиле и тому как они себя вели, было совершенно очевидно, что отношения у этих двух людей явно не только профессиональные. Неприятный колючий холодок пробежал по спине Марины.

— Вот это пироги, никогда бы на него не подумала.

Подруга обернулась.

— А я тебе что говорила? Дядя твой ещё тот фрукт. Ну, убедилась?

Марине нечем было парировать.

— Пойдём, — сказала она, и обе быстрым шагом направились в сторону голубков.

Таня не растерялась и попутно набирала номер полиции. Дядя опешил, увидев племянницу:

— Ты что здесь делаешь, я думал, ты к выставке готовишься?

В ответ Марина молча достала свой телефон и, не глядя на дядю Борю, показала фото Людмиле.

— Не узнаёте браслет? Я хотела бы узнать, откуда он у вас оказался. Вы в курсе, что этот браслет был на моей маме в тот день, когда она пропала?

Внезапно побледневшая Людмила, открыв рот, стояла как вкопанная. Следом за ней побледнел и дядя, заглянувший в телефон. Дальше события разворачивались стремительно.

На место прибыли полицейские. Затем Марина, которой было сложно объяснить всю эту запутанную историю стражам порядка, вызвонила следователя. И завертелось. Людмилу с Борисом тут же увезли в отделение на допрос, отправили следователей в дом Александры Павловны, чтобы изъять браслет и снять показания. Потом улику подвергали бесконечным экспертизам: сличали браслет с тем, что был запечатлен на фото из семейного архива. Но самое главное было впереди: требовалось узнать, где же, всё-таки, родители Марины.

Борис упорствовал и не хотел ничего говорить. Тогда в оборот взяли Людмилу. Очень быстро выяснилось, что браслет она увидела в гараже, на даче у Бориса Михайловича, среди прочих интересных раритетных драгоценностей, которыми он решил похвастаться перед любовницей. Вещица настолько ей понравилась. Что Людмила, улучив удобный момент, когда Борис куда-то вышел, попросту его украла. А потом, позже, действительно, подарила своей бабушке на юбилей. Следователи провели обыск на даче дяди, и в гараже нашли ещё несколько вещей, принадлежавших родителям Марины. Допросили жену, которая рассказала, что в тот день, когда пропали мать и отец Марины, муж вернулся домой с дачи поздно – раздражённый и в нетрезвом виде, а на её вопросы о том, что произошло не отвечал и лишь рявкал в ответ. Дальше отпираться смысла не было – все улики и факты были налицо, дядя начал давать показания.

Никакого исчезновения, понятно, не было. Обозлённый на сестру, с которой у него никак не получалось договориться по поводу выкупа части их магазинов под коммерческие помещения, Борис задумал ужасное. Заманил родителей Марины на дачу, где хладнокровно с ними и расправился, отправив Марине с телефона её мамы сообщение об экспедиции, столь долго сбивавшее с толку следователей. Вероятнее всего, тайна бы и не вышла на свет, если бы не мамин любимый браслет и то самое случайное стечение обстоятельств, что столкнуло Марину и бабушку Людмилы в пригородной маршрутке. Бориса ждал суд, а Марина с подругой организовали похороны: тела родителей нашли и теперь ей предстояло отправить их в последнюю экспедицию…

Это было большим ударом для неё. Единственное, от чего хоть немного, но становилось легче – она больше не мучилась в догадках, не обвиняла во всём отца и знала хоть и горькую, но правду. А родители всегда будут незримо за ней приглядывать и оберегать, пока она продолжает их любимое дело.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Отказница

Вы сейчас не в сети